Александр Каллистов

Дискуссия о социализме

В течение нескольких лет на теоретическом межпартийном семинаре, организованном И. Б. Самойловым, проходили жаркие теоретические споры. Но какие бы конкретные темы ни обсуждались, в основе их лежал вопрос: в чем причина победы империалистической контрреволюции в нашей стране, ликвидации лагеря социализма и социалистической демократии.

При этом в методике подходов к разрешению данного вопроса выявились две различные точки зрения. Необходимо хотя бы вкратце их изложить.

Первая точка зрения состояла в том, что ответ на указанный сложнейший вопрос необходимо искать в трудах классиков - Маркса, Энгельса, Ленина. И, если внимательно перечитать их труды, то нетрудно найти соответствующие высказывания, которые и дадут ответ на поставленный вопрос.

Вторая точка зрения состоит в том, что классики не могли, да и не ставили такой задачи (о чём они прямо заявляли в своих произведениях) - прогнозировать все конкретные события, могущие произойти в мире после их кончины. Они наметили только основополагающие моменты, которые должны быть творчески применены коммунистами, руководящими революционным процессом в наше время.

Поскольку вопрос был более чем серьёзен, эти словесные баталии, совершенно очевидно, должны были перерасти (и переросли) в письменную форму.

Будучи сторонником второй точки зрения, я в июне 2002 года опубликовал в «Марксистско-Ленинском листке» №12 материал под заголовком «Марксизм творческий и марксизм догматический», где изложил свою точку зрения на причины временного отступления социализма в мире. Редактором указанного листка был мой оппонент по этому вопросу И. Б. Самойлов, который сопроводил мой материал редакторским комментарием, где изложил в своем видении якобы мою точку зрения. По его мнению, получалось, что

а) я не принимаю марксизм-ленинизм, потому и не цитирую классиков (грешен, действительно, в моей статье не было ни одной цитаты);
б) я не согласен с Лениным и Сталиным по ключевым вопросам, в том числе в том, что диктатура пролетариата невозможна иначе, как через коммунистическую партию;
в) если Советы поставить выше партии и решать через них вопросы о диктатуре пролетариата, то они превратятся в политическую организацию, т.е. в партию;
г) о том, как плохо дело обстоит в Советах, видно на примере сегодняшних депутатов;
д) контрреволюции удалось свалить СССР, т.к. в это время он уже не был государством рабочего класса, а был «властью трудящихся»;
е) марксизм говорит о диктатуре только крупного промышленного пролетариата.

Вскоре выходит ещё один «Марксистско-Ленинский листок» №11 со статьёй «Рабочий социализм». Но датирован он был почему-то маем 2002 года, т.е. сроком ранее моей публикации. Но статья поразительным образом была почему-то похожа на ответ моего оппонента на мою статью. Я не буду повторять положения из моей работы «Марксизм творческий и марксизм догматический», а лишь на основе «комментария» и статьи «Рабочий социализм» постараюсь показать суть вопроса и основные выводы автора, которые он пытается выдать за мысли классиков.

Прежде всего, хочу отметить, что в отличие от моей статьи, где, действительно, нет ни одной цитаты, в статье «Рабочий социализм» имеется 64 цитаты и ещё 45 ссылок на произведения классиков. Впечатляет…

Но, как говорил один мой знакомый криминалист, «как из ста кроликов нельзя сделать одну лошадь, так из ста косвенных доказательств нельзя сделать и одной улики». То есть, чисто технически, не вдаваясь пока в существо вопроса, можно сказать, что из сотни надёрганных из разных произведений разных классиков разных исторических периодов фраз нельзя создать цельного канона на все случаи жизни.

Статья «Рабочий социализм» начинается с провозглашения анафемы понятию «трудящиеся» и осанны понятию «пролетариат (рабочий класс)». Здесь я не могу удержаться от цитирования мыслей автора (но не классиков): «Трудящиеся, самоуправление трудящихся, народовластие, хозрасчёт, прибыль, зарплата - это всё несовместимые с социализмом звенья цепи для удушения или недопущения диктатуры пролетариата». И далее: «Понятно поэтому, что для коммунистов классовый подход при анализе любых социальных явлений является принципиальным методологическим требованием».

Но кто же из марксистов спорит и выступает против классового подхода при анализе любых социальных явлений?

Вот и давайте его применим к социальным явлениям XX века. 1900 - 1917 годы: население России разделено на классы и сословия. В узком, примитивном понимании все они, кроме детей, стариков и инвалидов, трудящиеся. Царь по несколько часов в день принимает чиновников, подписывает бумаги, принимает решения, министры работают в департаментах, священники в любую погоду идут к умирающим, творят молитвы и получают требу (зарплату).

Но неужели непонятно, что когда классики в своих работах употребляли слово «трудящиеся», то они не имели ввиду эксплуататорские классы, т.е. сословия, которые имели тогда средства производства и, используя их, отнимали у эксплуатируемых классов часть созданной их трудами прибавочной стоимости.

1917 год. Февральская буржуазно-демократическая, а затем и Великая Октябрьская социалистическая революция. Кто был руководящей силой, гегемоном этих революций? Пролетариат, как класс! Мог ли он совершить эти революции, выполнить свою историческую миссию без активной и действенной помощи и поддержки других эксплуатируемых классов? Нет, не мог.

Уже летом 1918 года был принят первый Основной закон нового государства трудящихся - Конституция РСФСР. Согласно этому закону вся государственная власть была вручена Советам рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов. Всей власти, в т.ч. и избирательного права, были лишены члены царствующего дома, члены корпуса жандармов и полиции, служители культа, лица, эксплуатирующие чужой труд, лица, живущие на нетрудовой доход и др. Где здесь нарушен классовый подход? А диктатура пролетариата, хотя в тексте и нет этого определения, выражалась в выборах в Советы одного делегата на 25 тыс. городского и одного делегата от 125 тыс. сельского населения и в передаче в руки государства всех крупных и средних промышленных предприятий. Тем самым эксплуататоры лишались материальной базы их существования как класса.

1918 - 1930 годы. Перед марксистами-ленинцами встал вопрос об отношении к классам. Коммунизм - это бесклассовое общество. Но как к нему идти? И вопрос был решен на классовой основе. Эксплуататорские классы должны быть в первую очередь ликвидированы, причем ликвидированы именно как классы, а не конкретные представители, т. е. должны быть ликвидированы условия, при которых одни группы людей жили за счет других. Что касается бывших эксплуатируемых классов (трудящихся), то они под руководством рабочего класса и вместе с ним подлежали постепенной ликвидации путём устранения противоречий между умственным и физическим трудом, между образами жизни трудящихся города и деревни. В указанный период эта задача успешно решалась.

1930-1953 годы. Предвоенное бурное промышленное строительство, рост рядов рабочего класса, указание в Конституции 1936 года на диктатуру рабочего класса… А затем военное лихолетье и восстановление народного хозяйства, разрушенного войной, приостановило темпы коммунистического строительства. А со смертью Сталина весь процесс строительства социализма пошёл по пути деформации.

1953-1985 годы. В этот период неоднократно менялось руководство страны и, если бы оно на практике оставалось верно принципам марксизма, а не приводило лишь многочисленные цитаты из работ классиков марксизма, оно должно было бы начать ликвидацию разницы между тружениками города и деревни путем подтягивания уровня сельской жизни до уровня городской. Вместо этого они бездумно провозгласили построение коммунизма за 20 лет, начали ликвидацию деревень, обрезали приусадебные участки, подняли налоги, ликвидировали МТС и… выдали колхозникам паспорта, после чего худшая часть селян хлынула в города, разбавив и развратив своей частнособственнической идеологией рабочих и служащих, что вызвало кучу негативных последствий, прежде всего связанных с возвратом на путь к рыночной экономике. В связи с этим можно согласиться с возмущением автора по поводу утвердившихся в этот период понятий «самоуправление трудящихся», «хозрасчет» и «прибыль». Что касается народовластия, т.е. демократии, то это слово употребляется и классиками, которые считали, что диктатура против буржуазии - демократия для тружеников.

О годах 1985 - 2003 говорить не стоит, т.к. это период реставрации капитализма. Отметим лишь блестящее подтверждение открытых Марксом и Энгельсом экономических законов капитализма, которые проявились за этот период в современной жизни России.

В статье «Рабочий социализм» определённое, я бы даже сказал значительное, внимание уделено интеллигенции. Автор приводит соответствующие цитаты из Маркса и Энгельса (дескать, попробуйте поспорить с классиками!), где они говорят об интеллигенции как о классе. Ну, класс так класс. Но всё-таки очень своеобразный по своему месту в общественном производстве. На селе - сельская интеллигенция, в городе - техническая, научная, творческая, государственные служащие, Из истории хорошо известно, что интеллигенция возникла, прежде всего, как служанка для обслуживания интересов эксплуататорских классов. Неслучайно после Великой Октябрьской социалистической революции большая её часть эмигрировала вместе со своими хозяевами, а на её месте возникла советская интеллигенция, вышедшая из недр рабочего класса и трудового крестьянства и в первые десятилетия Советской власти честно служившая своему государству.

Однако, в 1953 - 1985 гг. наряду с заочным и вечерним высшим образованием было развито очное, дневное. Таким образом, вместо ликвидации противоречий между умственным и физическим трудом за счёт массового получения рабочими высшего образования, было открыто много новых институтов дневного обучения, что потребовало обеспечения выпускников соответствующими должностями. В результате разрослись штаты учреждений, появились десятки НИИ типа «Рога и копыта», где сотни бездельников десятками лет получали зарплату, не выдавая «на гора» никакой продукции. С проникновением в экономику рыночных отношений появилось понятие «интеллектуальная собственность», социалистической нерыночной экономике неведомая. Лица, обладавшие этой «собственностью», стали претендовать на руководящее положение в обществе, они стали третировать рабочих, дошли до диссидентства, а в связи с этим и до опоры на западные спецслужбы и, как итог, стали основной внутренней составляющей контрреволюции.

Но значит ли это, что с интеллигентностью и её носителями надо бороться, рассматривать интеллигентность, как силу враждебную диктатуре рабочего класса? Если в век научно-технического прогресса мы призовём к такому выводу, то мы будем бороться с прогрессом человечества. К лицу ли это марксистам?

Ещё один конкретный вопрос из статьи «Рабочий социализм» - вопрос о собственности. Он выглядит так.

Сначала следует цитата из «Манифеста коммунистической партии» Маркса и Энгельса:

Пролетариат, используя своё политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т.е. пролетариата, организованного как господствующий класс.

Далее, после приведения еще нескольких цитат автор подытоживает: «Итак, вопрос о собственности на средства производства марксизм-ленинизм решил однозначно - она в руках рабочего класса». Правда, автор сделал оговорку: «…в крестьянской стране вряд ли целесообразно каждый раз подчёркивать, что собственность, как и власть, принадлежит меньшинству населения - рабочим».

А что же Ленин и ленинцы? Им бы, согласно приведённым автором цитатам, сразу после Великой Октябрьской социалистической революции национализировать все средства производства, в т. ч. и землю, а они (Ай-яй-яй!) национализировали только крупные промышленные предприятия, а землю отдали крестьянам, да еще и без выкупа! А в период НЭПа так и вовсе допустили функционирование мелких и средних частных предприятий. Что, они не были марксистами? Нет, именно ими они и были. Они понимали и применяли марксизм творчески, с учётом конкретных исторических условий, места и времени. А догматики, опираясь на цитаты из классиков, на их месте наломали бы таких дров!

Нет, большевики сначала дали окрепнуть, встать на ноги экономике, сосредоточили все силы на электрификации и первых планах, временно отдали все менее существенное в руки частной инициативы, чем развязали себе руки для важнейших дел. Затем на созданной энергетической базе стала возможна индустриализация, промышленные предприятия не столько передавали в госсобственность, сколько создавали новые заводы и промышленные центры. Далее, по мере производства промышленностью машин для обеспечения крупного хозяйства, большевики на добровольной основе провели коллективизацию и, провозгласив право государственной собственности на землю, передали её в «бесплатное и бессрочное пользование» - т.е. навечно - коллективным хозяйствам крестьян. Впоследствии, уже в период деформации социализма, стали всяческим путём искусственно преобразовывать колхозы в совхозы. Но эту деятельность прервала империалистическая контрреволюция.

Интересный момент: когда читаешь статью «Рабочий социализм», то создаётся впечатление, что ты стоишь перед египетской пирамидой, сложенной из очень хорошо сцепленных между собой кирпичиков - цитат из классиков. Впечатление внушительное. Но, как и все пирамиды, эта конструкция не предназначена для движения. Она мертва.

Эта статья, хотя и была опубликована позже моей работы «Марксизм творческий и марксизм догматический», написана всё-таки раньше, и потому реакция её автора на мою статью обозначена только в редакционном комментарии. А этот комментарий сводится к тому, что я, дескать, не приемлю марксизм-ленинизм, т.к. не согласен с Лениным и Сталиным по ключевым вопросам. В частности, по мнению автора, я утверждаю, что диктатура пролетариата - это власть наёмных рабочих, опирающаяся на насилие. Что тут можно сказать? В статье «Рабочий социализм» есть такая характерная черта - в ней нет ни одного слова о том, что нет классов «вообще», а есть классы эксплуататорские и эксплуатируемые, о чем четко говорилось в моей статье. И если эксплуататорские классы на революционное возмущение эксплуатируемых ответили сопротивлением, да ещё вооружённым, то, что же с ними надо было делать - целоваться или применять насилие? А к представителям неэксплуататорских классов государство диктатуры пролетариата насилие применяло только лишь в случае нарушения ими законов этого государства.

Ещё вопрос о роли Советов. Полемизируя со мной, автор ссылается на Ленина и его высказывание о том, что диктатура пролетариата невозможна иначе, чем через коммунистическую партию. Я нигде не спорил с Лениным, наоборот, я констатировал, что диктатура пролетариата у нас реально через партию-то и осуществлялась, т.к. фактически государственная власть партии и принадлежала. Кстати, с этим согласен и автор статьи «Рабочий социализм». Я же только показал, что Советы как таковую государственную власть фактически потеряли именно в этом смысле. И этот факт может оспаривать только тот, у кого не всё в порядке с головой, или совершенно некомпетентный в этих вопросах человек. Я лишь, опираясь на факты нашей действительности, показал, к чему это привело. Что же касается сравнения моим оппонентом власти Советов с современным нашим буржуазным парламентаризмом - приём недобросовестный. Это совершенно разные вещи.

Также неостроумно ставить вопрос: кто главнее - Советы или партия, здесь речь идёт о вещах несовместимых. Нельзя путать, как говорится, божий дар с яичницей. Советы - это определённая Конституцией, т.е. основным законом страны, форма государственного устройства, государственной власти. А партия - это общественная политическая организация, которая проводит свою политику и идеологию посредством своих членов, являющихся представителями аппарата государственной власти.

Предвижу возмущённый вопль оппонента: «Но рабочих же в Советах не большинство! Как же они там могут осуществлять на практике диктатуру пролетариата?» Отвечу - социализм и коммунизм - это общество, отвечающее интересам всех тружеников. Если рабочая партия будет проводить политику не в интересах тружеников, то получится то, что получилось сегодня. А если рабочее меньшинство будет проводить политику построения коммунистического общества, то оно найдет поддержку во всех слоях трудового населения.

Итак, в завершение нам остаётся выбрать из статьи «Рабочий социализм» так называемый «сухой остаток», изложить его тезисно и предоставить читателям возможность составить о наших позициях собственное мнение.

Итак:

1). «Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присвоить труд другой, благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства» (В.И. Ленин, «Великий почин», ПСС, т.39, с.15 ). На основании этой цитаты автор считает, что при социализме рабочий мог присвоить часть труда колхозника или наоборот, и для доказательства этого тезиса притягивает за уши факты, вместо того чтобы понять, что Ленин имел ввиду антагонистические классы, а не дружественные классы рабочих и трудового крестьянства.

2). «В уничтожении существующих отношений собственности заинтересован только рабочий класс» (В.И. Ленин, «Исторические судьбы учения Карла Маркса»). Стало быть, решает мой оппонент, проецируя времена Маркса на начало ХХ века, безземельный и безлошадный крестьянин в сохранении помещичьей собственности был заинтересован. Лихо, не правда ли?

3). Если средства производства принадлежат обществу, где рабочие в меньшинстве, наемный труд сохраняется - рабочие нанимаются обществом, которому принадлежит собственность... Другими словами, рабочий класс в СССР как бы «не владел контрольным пакетом акций» ни во власти, ни в сфере собственности. Он не был господствующим классом. Итог катастрофичен.

4). «Социализм - есть уничтожение классов... Диктатура будет не нужна, когда исчезнут классы. Они не исчезнут без диктатуры пролетариата» (В.И. Ленин, ПСС, т.39, с.279).

Возникает вопрос (при этом не забудем, что диктатура пролетариата имеет 2 функции - внешнюю и внутреннюю): а как исчезнут классы, в том числе и рабочий класс, одномоментно или постепенно, эволюционно? По мнению моего оппонента - одномоментно. Мол, в один прекрасный день будет объявлено, что классов больше нет, и диктатура пролетариата упраздняется. А до того дня ни-ни, диктатура не ослабевает.

5). ...Её (интеллигенцию) можно и нужно, как и кулака, «прижать»: т.е. поставить под контроль ее доходы и расходы, чего в СССР, якобы, сделано не было (в действительности до 1953 г. всё это было), хотя это прямое требование Ленина, который ещё до Октябрьской революции писал: «строжайший контроль за мерой труда и потребления со стороны вооружённых рабочих вплоть до высшей фазы коммунизма» (В.И. Ленин, «Государство и революция», ПСС, т.33, с. 9.).

6). «…Диктатура пролетариата невозможна иначе, как через Коммунистическую партию». (В.И. Ленин, ППС, т.43, с.42). И далее: «Мы должны создавать партию, которая будет партией рабочих, в которой нет места примазывающимся… Партия должна быть узкой настолько, чтобы вбирать в себя вне рабочего класса только тех выходцев из других классов, которых она имеет возможность испытать с величайшей осторожностью» (В.И. Ленин, ПСС, т.39, с.361). Мой оппонент присовокупил к этому и свою мысль о приёме в партию лишь рабочих крупных промышленных предприятий со стажем работы свыше пяти лет. Напомним ему хотя бы о том, что рабочий крупного промышленного предприятия со стажем свыше пяти лет член ЦК РСДРП Малиновский был агентом царской охранки, провокатором.

7). В заключение мой оппонент в статье «Рабочий социализм», опираясь на ленинские высказывания, отмечает: «…Мне кажется, что по этому вопросу самым существенным является отношение народов Востока к империализму и революционное движение этих народов». При этом он считает возможным перенести высказанные Лениным в начале ХХ века мысли на почву начала ХХI века: «В этой связи необходимо хотя бы кратко определиться в отношении Бен Ладена, вождя революционного ислама. Для коммунистов Бен Ладен не враг, а союзник».

Хотелось бы напомнить моему визави, что этот самый Бен Ладен под лозунгами «джихада» (борьбы с «неверными», в том числе и с коммунистами, большевиками) при финансовой поддержке своего нынешнего, как отмечает сам автор статьи, «главного врага - американского империализма» воевал с Советской Армией и поддерживаемым ею народно-демократическим режимом Наджибуллы.

Закончу пожеланием каждому коммунисту. Марксизм-ленинизм нужно знать, а не слепо цитировать, приспосабливая к своим, мягко выражаясь, «оригинальным» взглядам. Жизнь идет вперед, и не всё можно правильно оценить с позиций позавчерашнего дня.

Сентябрь 2003
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№3(5) 2003
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента