Александр Лбов

Демократы, которые нам помогают

Как часто среди леваков попадаются услужливые дураки, которые, повторяя садомазохистские писания демократической интеллигенции о пытках в советских карательных органах, словно по заказу контрреволюции разражаются статьями “Как мы будем пытать”, пропагандируют уголовщину в качестве “партизанской борьбы”, представляя коммунистов в виде кровожадных маньяков, готовых пересажать 90% населения... Воистину говорят, что услужливый дурак опаснее врага. Но это явление присуще, к счастью, еще и демократам. Чего стоит хотя бы г-жа Новодворская, которая своими воплями о развешивании коммунистов на столбах и панегириками в адрес генерала Пиночета немало сделала для внушения населению брезгливого отвращения к либерализму или, например, косноязыкий Макаревич, в своих многочисленных интервью так и не сумевший внятно объяснить, чем все-таки хорош капитализм... А неправдоподобные, бездоказательные, истерические писания Солженицына, от которых шарахаются сами демократы?

Это явление с каждым днем ширится и ширится. Взять недавний скандал, организованный “Идущими вместе” по поводу корриды. Дескать, убивать быков негуманно. Но в порыве услужливости они так и не поняли, что этой позицией они показали россиянам, что проблемы ЛЮДЕЙ (например, чеченская война, в которой отнюдь не быки гибнут) путинскую молодежь ни капельки не интересуют. Наблюдая по телевизору за этим скандалом, население России обзывало их идиотами и придурками. А если подумать, сколько бы пришлось коммунистам работать, чтобы добиться такой же реакции?

Еще одного такого очень услужливого я совершенно случайно обнаружил на книжном развале. Покойный Венедикт Ерофеев, весьма примечательный субъект. Разумеется, диссидент. В Союзе Советских Писателей не состоял, но не по причине антисоветских взглядов, а просто из-за низкопробности своего “творчества”. Образцом этого творчества может служить книга “Москва-Петушки”, в которой главный герой, накачиваясь портвейном и пивом, путешествует по подмосковным станциям, размышляя, главным образом, об этих своих любимых напитках. В перестроечные годы книга шла на “ура”, главным образом из-за антиалкогольной кампании Горбачева и того факта, что в советские годы никогда не публиковалась ни одна книга со столь откровенной пропагандой алкоголя. Разлагающееся общество читало книги разложенцев о разложенцах, и на этой высокоградусной волне Ерофеев, недоучившийся филолог, вплыл в русскую литературу.

Но после нескольких лет перестройки, когда алкоголизация населения выросла в несколько раз, возросла наркотизация общества, стало весьма трудно удивить кого-либо поглощением портвейна с пивом в лошадиных дозах, Венечке срочно понадобился какой-то заработок. И он засуетился в поисках чего-то скандального, эпатажного и при этом политкорректного, то есть того, за что платят неплохие деньги. В 1988г. неплохие деньги платили за Ленина. Волкононов, Ципко, Суворов с неистовой страстью расхватывались демократической интеллигенцией и били ее по мозгам ничуть не хуже адской смеси пива с портвешком. Книга Ерофеева “Моя маленькая лениниана”, написанная в то время, встала в этот ряд. Но ирония судьбы состоит в том, что после нескольких небольших тиражей в перестройку, лишь через десять лет эта книга была полноценно переиздана. И то после смерти автора.

...В перестройку я эту книгу прочитать как-то не сподобился, а совершенно зря. Иначе я гораздо меньше бы раздумывал перед своим вступлением в РКРП. Венечка, как любой демократический интеллигент, взявшись за формирование отрицательного образа Ленина, не захотел утруждать себя системой доказательств, базирующейся на разных источниках и исследованиях, а упростил себе задачу, выписав соответствующие цитаты из ленинских писем, работ, документов, а также из воспоминаний о Ленине, которые, сведенные в одну книгу, должны были доказать обывателю чудовищную жестокость пролетарского вождя. Но вне зависимости от того, что хотел показать автор, цитаты представляют В.И.Ленина, хотя и в несколько непривычном, но тем не менее... привлекательном свете.

Сначала он выписывает цитаты, относящиеся к быту Ленина. Любой самый мелкий фактик, самую обыденную фразу он представляет как нечто, не подобающее вождю. Что он хотел показать фактом, что Владимир Ильич любил кататься на велосипеде и однажды судился с одним виконтом, наехавшим на него на машине? Что плохого в том, что Ленин, желая освободить свою жену от хозяйства (а Крупская выполняла огромное количество технических функций в качестве секретаря Ленина), нанимает прислугу?

Только вконец испитый человек, не представляющий, что такое дружба, может воспринять следующие фразы Ленина о Горьком как отсутствие дружеских чувств: “Горький изнервничался и раскис” (1910), “Горький всегда был архибесхарактерным человеком”. Или: “Бедняга Горький! Как жаль, что он осрамился!”, “И это Горький! О, теленок!” Ерофеев, воспитанный в мещанской среде, очевидно, до конца жизни не понял, что дружеская помощь в ситуации, когда друг заблуждается, состоит именно в том, чтобы не петь ему дифирамбов. Но что взять с человека, для которого первейшим признаком дружбы является пьяное “Ты меня уважа-иш?” Венечка с особой тщательностью выписывает из писем Ленина просьбу узнать фамилию Кобы (т.е. Сталина). Бедняге так и не пришло в голову, что эта просьба означала отнюдь не забывчивость Ленина, который якобы не помнил фамилии одного из лучших активистов и теоретиков партии, а всего-навсего просьбу выяснить, под какой фамилией Сталин легализовался.

Но все это, хотя и показывает глупую предвзятость “писателя земли русской”, еще цветочки. Переходя к главной теме - а именно, жестокости Ленина, Ерофеев совершенно воспаряет в алкогольных парах и навсегда отрывается от действительности. Ибо в действительности, как только он начинает цитировать “расстрельные распоряжения Ленина”, его книга резко меняет свою направленность и становится чуть ли не образцом коммунистической пропаганды.

Тов. Шляпникову, в Астрахань: “Налягте изо всех сил, чтобы поймать и расстрелять астраханских взяточников и спекулянтов. С этой сволочью надо расправиться так, чтобы на все годы запомнили.” (12 декабря 1918).

И еще:“Тов. Богданову: “Мы еще не умеем гласно судить за поганую волокиту, за это весь Наркомюст сугубо надо вешать на вонючих веревках. И я еще не потерял надежды, что всех нас когда-нибудь за это поделом повесят.” (23 декабря 1921).”

Медленно оформляли заказ на водные турбины! В коих у нас страшный недостаток! Это верх безобразия и бесстыдства!

Обязятельно найдите виновных, чтобы мы этих мерзавцев могли сгноить в тюрьме” (13 сентября 1921).

Приводя эти цитаты, Ерофеев как бы предлагает читателю поскорбеть о судьбе взяточников и спекулянтов, коррумпированных чиновников-волокитчиков, расстрелянных из-за ленинского произвола. Восскорбим же и мы, читатель, по поводу того, что сейчас нет Советской власти, которая могла бы расстрелять спекулянтов, наживающихся на нищете народа, всех взяточников и волокитчиков, которыми, как тараканами, кишат учреждения демократии. А Ленина поблагодарим за то, что он беспощадно боролся с разного рода демократами, проникавшими в советские учреждения...

В отдел топлива Московского Совдепа: “Дорогие товарищи. Можно и должно мобилизовать московское население поголовно и на руках вытащить из леса достаточное количество дров (по кубу, скажем, на взрослого мужчину). Если не будут приняты героические меры, я лично буду проводить в Совете Обороны и в ЦК не только аресты всех ответственных лиц, но и расстрелы. Нетерпимы бездеятельность и халатность. С коммунистическим приветом, Ленин” (18 июня 1920 ).

В данной цитате, если обратить внимание не на слово “расстрелы”, а на цель тех мер, которые Ленин предлагает, то видно разительное отличие ленинской политики в отношении городского отопления и демократческой. Ленин прилагает все силы, принимает чрезвычайные меры, чтобы обеспечить рабочих теплом на зиму. А что делает Чубайс? Спокойно замораживает целые города, да еще требует за это деньги! Поплатился ли кто-нибудь из госчиновников за замороженные прошлой зимой Сибирь и Приморье не то чтобы головой, но хотя бы креслом? Разумеется нет! У нас же демократическое государство. А оно поощряет “бездеятельность и халатность”...

Еще цитаты, характеризующие государственную мудрость В.И.Ленина, но так как наш путешественник по маршруту “Москва-Петушки” мыслит масштабами своего маршрута, эти цитаты также по его задумке должны свидетельствовать против Ленина.

Смольный, Зиновьеву: “Знаменитый физиолог Павлов просится за границу. Отпустить за границу Павлова вряд ли рационально, так как и раньше он высказывался в том смысле, что, будучи правдивым человеком, не сможет, в случае возникновения соответсвенных разговоров, не высказаться против советской власти и коммунизма в России. Ввиду этого желательно было бы, в виде исключения, предоставить ему сверхнормативный паек.” (25 июня 1920).

В Совет Труда и Обороны: “Перетряхнуть Московский гарнизон, уменьшив количество и повысив качество”.

Глебу Кржижановскому: “Мобилизовать всех без изъятия инженеров, электротехников, всех кончивших физико-матем. факультеты и пр. Обязанность: в неделю не менее 2-х лекций. Обучить не менее 10-и (50-и) человек электричеству. Исполнить - премия. А не исполнить - тюрьма.” (декабрь 1920 ).

В первой цитате видно, что Ленин, заботясь о престиже Советской власти и будущем советской науки, хотел во что бы то ни стало, даже путем исключительного пайка, сохранить для страны такого выдающегося ученого. И ему удалось это. Впоследствии сам Павлов благодарно высказывался о Советской власти, которая дала ему как ученому беспрецедентные возможности для научных исследований. Отфильтровать же из состава гарнизона наиболее качественный состав - только законченно воспаривший может находить в этом нечто предосудительное. Подобные меры всегда есть признак умелого и научного администрирования. Возможно, Ерофеев хотел намекнуть, что остальных красноармейцев расстреляли. Но смесь пива с портвейном может порождать в мозгу и гораздо более дикие предположения... Третья цитата вообще достойна самых лучших слов. В ситуации, когда инженерно-технические работники сами работать не хотели, а рабочих учить отказывались, Ленин призывает, под страхом тюрьмы, инженеров исполнять свои обязанности, повышать образовательный уровень рабочих.

А вот цитата, которая показывает, что Ленин не замазывал ошибки и промахи Советской власти, а резко и беспощадно критиковал все недостатки, не стесняясь в выражениях:

В Президиум Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов: “ Дорогие товарищи! Вынужден по совести сказать, что ваше постановление так политически безграмотно и так глупо, что вызывает тошноту. Так поступают только капризные барышни и глупенькие русские интеллигенты. Простите за откровенное выражение своего мнения и примите коммунистический привет от надеющегося, что вас проучат тюрьмой за бездействие” (12 октября 1918 ).

Опыт ГКЧП очень нагляден для иллюстрации: кто, как и за какое бездействие может проучить коммунистов тюрьмой. Так вот, Ленин именно на это намекал московским руководящим работникам. А Ерофеев про что подумал?

А вот, например, цитаты, которые Ерофеев приводит, дабы доказать, что Ленин без зазрения совести отдавал распоряжения на расстрелы невинных людей. Но на самом деле они доказывают, что Ленин наоборот, выступал за расстрелы именно виновных, после следствия и суда.

Получает донос на врачей, комиссующих раненых красных солдат, когда те еще “вполне способны воевать”: “... организовать тайный надзор и слежку за поведением этих врачей, чтобы изобличить их, собрав свидетелей и документы, а потом предать суду. “ (20 ноября 1918).

Тов. Преображенскому: “Что он реакционер, охотно допускаю. Но их надо иначе изобличать. Изобличи на точном факте, поступке, заявлении. Тогда посадим.”

Ах, какой произвол со стороны Ленина - изобличить на основании фактов, доказать вину, собрать свидетелей, документы, предать суду! Какое беззаконие! Но разве не в этом состоит судопроизводство в любом демократическом государстве?

Или вот еще образец ленинского “произвола”:

Каменеву и Сталину: “Уволить из МВТУ 20-40 профессоров. Они нас дурачат”. (21 февраля 1922).

Не знаю, было бы приятно Ерофееву, если б его дурачили, но мне лично нет. Да и на любом предприятии любой начальник постарается как можно скорее избавиться от подчиненных, если вдруг обнаружит, что те его дурачат. Да и если бы представить, что Ленин дал бы этим профессорам себя одурачить, какими пышными словами ругал бы его тот же Ерофеев за то, что Ленин дал себя одурачить? Ведь Венечке все равно, за что ругать, главное, чтобы Ленина...

В ерофеевской “мелочной лениниане” полно и откровенных натяжек. Вот одна из них:

Бедняга профессор Тихвинский, управляющий петроградскими лабораториями Главного нефтяного комитета. Одной фразы Ильича было достаточно: “ Тихвинский не случайно арестован: химия и контрреволюция не исключают друг друга. (сентябрь 1921). Расстрелян в 1921 году.

Ерофеев не случайно выбрал для своей книги жанр цитатничества. Иначе ему пришлось бы описывать борьбу с саботажем и контрреволюцией в Главном нефтяном комитете, доказывать, что профессор Тихвинский не имел никакого отношения к контрреволюции и т.д. А так, ляпнул цитату - дескать, и так понятно - не за контрреволюцию профессора расстреляли, а за химию. Химию Ленин-де сильно не любил. Бедняга профессор...

По мере чтения книги вся эта совокупность натяжек, двусмысленностей, откровенного передергивания, отступает, и перед читателем выступает Ленин такой, какой он есть - то есть, решительный и энергичный политик, мудрый государственный деятель, великолепный администратор и принципиальный, безупречный коммунист. Нет, зря все-таки Ерофеев цитировал Ленина. Ему бы как Волкогонову или Радзинскому - написал, что “тиранствующий истерик”, и ничего больше не надо. Ведь получилась парадоксальная ситуация - Ленин, через семьдесят лет после своей смерти, без всякой посторонней помощи, победил живого и полного сил демократа, не дал ему себя опорочить, каждой своей строчкой опровергая то, что хотел сказать Венечка Ерофеев своими намеками и способом цитирования. А что это значит? А значит это, что сильно помог В.Ерофеев РКРП. Зря ему платили деньги буржуазные издательства, падкие на скандальные сенсации, впустую выплачены гонорары журналом “Юность”. Глупый им попался писатель. Хоть и услужливый...

Октябрь 2001
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента