Лаврентий Берия

К вопросу о пражской конференции1
Ответ товарищам

В своем докладе «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье» я говорил:

«Как известно, в истории большевизма Пражская конференция большевиков является поворотным пунктом, ибо она оформила раскол с меньшевиками, изгнала из партии ликвидаторов-меньшевиков и положила начало существованию большевистской партии».

Ряд товарищей: Г. Демченко (Москва), И. Юновер (Ленинград), Сахаров (Баку), Лихачев (Кировабад), Мшвениерадзе (Тифлис), Акопов (Иджеван) и др., обратился ко мне с просьбой разъяснить это место моего доклада.

Некоторые из этих товарищей (тт. Юновер, Демченко и др.) пишут, что это место доклада вызывает у них неясность и сомнения. Так, например, т. Юновер пишет:

«Уважаемый товарищ Берия! Находясь в санатории им. 4 марта № 4 в Сухуме, прочел Ваш яркий, насыщенный глубиной доклад. Обращаюсь к Вам именно потому, что одно место в докладе читал с некоторым недоумением. В 3-м разделе доклада «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье» можно прочесть следующее: «Как известно, в истории большевизма Пражская конференция большевиков является поворотным пунктом, ибо она оформила раскол с меньшевиками, изгнала из партии ликвидаторов-меньшевиков и положила начало существованию большевистской партии».

В своей пропагандистской работе я иначе излагал принципиальное существо Пражской конференции. Можно ли утверждать, что «она оформила раскол с меньшевиками»? А самое для меня недоуменное место, что она «положила начало существованию большевистской партии». Не считаете ли Вы возможным уточнить это место, тем более, что в учебниках истории партии не всегда даются четкие выводы о значении Пражской конференции. Вашим разъяснением многим мне поможете в дальнейшей работе».

Другие товарищи (тт. Сахаров, Лихачев, Акопов) считают неправильным высказанное мною положение и находят, что данная формулировка противоречит известному указанию Ленина о том, что «большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 г.». Так, например, т. Сахаров пишет:

«Говоря о Пражской конференции большевиков, Вы заключаете, что она «положила начало существованию большевистской партии». Это, кажется, неточно. Совершенно правильно, что Пражская конференция явилась поворотным пунктом в истории большевизма, что в 1912 г. был положен конец тому формальному союзу между большевиками и меньшевиками, который существовал с IV объединительного съезда РСДРП. Но также общеизвестно, что большевизм взял свое начало, как идейнее течение, еще в 90-х гг., в борьбе Ленина против легального марксизма П. Струве, против народничества, экономизма, укрепившись в период старой «Искры»; с II съезда РСДРП большевизм существует уже как политическая партия… Выражение, что Пражская конференция «положила начало существованию большевистской партии», явилось, очевидно, просто как неточное выражение, а может быть, и техническая неточность, во всяком случае это неопровержимо доказывается самим докладом. И это выражение следовало бы исправить».

Большевизм, как течение политической мысли и как политическая партия, существует со II съезда партии. В борьбе против меньшевиков за ленинскую программу, тактику и организационные принципы большевики с 1903 г., когда оформилась фракция большевиков, вели линию на разрыв, на раскол с оппортунистами-меньшевиками. Эта линия была закреплена как в борьбе за созыв III съезда, так и на самом III съезде партии, где были приняты резолюции «Об отколовшейся части партии», «О подготовке условий слияния с меньшевиками» и «О роспуске комитетов, которые откажутся признать решения III съезда».

Вот что писалось в этих резолюциях:

1) «Об отколовшейся части Партии
Съезд констатирует, что в РСДРП со времени ее борьбы с экономизмом сохраняются до сих пор в различной мере и в различных отношениях родственные ему оттенки, характеризующиеся общей тенденцией принижать значение элементов сознательности в пролетарской борьбе, подчиняя их элементам стихийности. Представители этих оттенков в вопросе организационном теоретически выставляют несоответствующий планомерно оформленной работе партии принцип организации-процесса, на практике же проводят в массе случаев систему уклонений от партийной дисциплины, а в других случаях, обращая к наименее сознательной части партии проповедь широкого, не считающегося с объективными условиями русской действительности, применения выборного начала, пытаются подорвать единственно возможные в данное время основы партийной связи. В вопросах тактических они проявляют себя стремлением сузить размах партийной работы, высказываясь против законченно-независимой партийной тактики по отношению к либерально-буржуазным партиям, против возможности и желательности для нашей партии взять на себя организующую роль в народном восстании, против участия партии при каких бы то ни было условиях во временном демократически-революционном правительстве.

Съезд предлагает всем членам партии вести повсюду энергичную идейную борьбу против подобных частичных уклонений от принципов революционной социал-демократии, но в то же время находит, что участие в партийных организациях лиц, примыкающих в той или иной мере к подобным взглядам, допустимо при том необходимом условии, чтобы они, признавая партийные съезды и партийный устав, всецело подчинялись партийной дисциплине» [выделено мною. - Л. Б.].

2) «О подготовке условий слияния с меньшевиками
Третий съезд РСДРП поручает ЦК принять все меры к подготовке и выработке условий слияния с отколовшейся частью РСДРП, причем окончательное утверждение таких условий должно быть предоставлено новому партийному съезду».

3) «О роспуске комитетов, которые откажутся признать решения III съезда
Принимая во внимание возможность того, что некоторые меньшевистские организации откажутся признать решения III съезда, съезд предлагает ЦК распускать такие организации и утверждать параллельные им, подчиняющиеся съезду организации, как комитеты, но лишь после того, как тщательным выяснением будет вполне установлено нежелание меньшевистских организаций и комитетов подчиниться партийной дисциплине». [Выделено мною. - Л. Б.]

(«ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, стр. 47, 53, изд. 6, Госполитиздат, 1940 г.).

Все это свидетельствует о том, что, еще более сплотив большевистскую фракцию и закрепив на III съезде линию на раскол с меньшевиками, большевики в тот период еще не довели этот раскол до полной и окончательной ликвидации формального объединения с меньшевиками, как это имело место позже, на Пражской конференции в 1912 г.

Известно также, что, борясь «самым решительным образом с спутыванием двух частей партии» (Ленин), большевики на Таммерфорсской партийной конференции (1905 г.) приняли резолюцию о слиянии партийных центров, в которой говорилось:

«1) В целях практического объединения и в виде временной меры до объединительного съезда конференция предлагает немедленное и единовременное слияние практических (центров) и литературных центральных органов на началах равенства, причем члены редакции могут быть членами практического центра.

Редакция руководствуется директивами общего центра. По желанию третьей части редакторов редакция всегда обязана напечатать их особое мнение с соответственной редакционной оговоркой.

2) Конференция высказывается за немедленное слияние на местах параллельных организаций.

3) О созыве объединительного съезда. Немедленно слившимися ЦК и ОК или объединенным советом ЦК и ОК, если слияние не произойдет, должно быть объявлено о созыве объединительного съезда РСДРП, с тем чтобы съезд был открыт возможно скорее. Представительство на объединительном съезде должно быть выборное и пропорциональное. В выборах делегатов участвуют все члены организации партии на началах прямого и тайного голосования»

(«ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов» конференций и пленумов ЦК», ч. I, стр. 57-58, изд. 6, Госполитиздат, 1940 г.).

IV съезд партии (1906 г.) вошел в историю нашей партии, как объединительный съезд. В состав ЦК избранного этим съездом, вошли 7 меньшевиков и 3 большевика. V (Лондонский) съезд также был объединенным съездом, на съезде был избран ЦК РСДРП, в состав членов которого вошли 5 большевиков, 4 меньшевика, 2 - от СДПиЛ и 1 - от с.-д. Латышского края.

Следует, в связи с этим, вспомнить и решения совещания расширенной редакции «Пролетария» в 1909 г., относящиеся к вопросу о приемах и тактике нашей партии в борьбе с меньшевиками до Пражской конференции. (Известно, что расширенная редакция «Пролетария» фактически была большевистским центром, избранным на фракционном заседании по окончании Лондонского съезда РСДРП.)

В резолюции этого совещания - «Задачи большевиков в партии» говорилось:

«В настоящее время, намечая основные задачи большевиков, расширенная редакция «Пролетария» констатирует:

1) что в дальнейшей борьбе за партию и за партийность задачей большевистской фракции, которая должна остаться передовым борцом за партийность и революционную социал-демократическую линию в партии, является всесторонняя деятельная поддержка ЦК и ЦО партии. Только общепартийные центральные учреждения могут в настоящий период перегруппировки партийных сил явиться авторитетным и сильным представителем партийной линии, на которой сплотились бы все действительно партийные и действительно с.-д. элементы;

2) что в меньшевистском лагере партии, при полном пленении официального органа фракции, «Голоса Социал-Демократа», меньшевиками-ликвидаторами, меньшинство фракции, испытав до конца путь ликвидаторства, уже поднимает голос протеста против этого пути и ищет вновь партийной почвы для своей деятельности (письмо «выборгских» меньшевиков в Спб., раскол меньшевиков в Москве, раскол в редакции «Голоса Социал-демократа», соответственное разделение в Бунде и т. п.);

3) что при таких обстоятельствах задачей большевиков, которые останутся сплоченным авангардом партии, является не только продолжение борьбы с ликвидаторством и всеми видами ревизионизма, но и сближение с марксистскими и партийными элементами других фракций, как это диктуется общностью целей в борьбе за сохранение и укрепление РСДРП»

(«ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, стр. 148, изд. 6, Госполитиздат, 1940 г.).

Эта же мысль проводится и в решении совещания «Об агитации за отдельный от партии большевистский съезд или большевистскую конференцию», в котором сказано:

«Принимая во внимание:
- что большевистская фракция со времени восстановления партийного единства выделяла и сплачивала сторонников своей политической линии всегда на вопросах, ставших уже предметом общепартийной дискуссии, и всегда путем идейной борьбы за свое решение этих вопросов на арене общепартийной - параллельные платформы и дискуссия в партийных ячейках, на общепартийных съездах;
- что лишь такой путь гарантирует и сплочение действительных единомышленников и привлечение к фракций всех элементов, по существу родственных ей;
- что и для осуществления основной нашей цели, для воздействия на партию в интересах окончательного торжества в ней линии революционной социал-демократии, выделение большевиков только на общепартийной арене является единственно правильным и единственно целесообразным [выделено мною. - Л. Б.];
- что иной путь - путь созыва особых большевистских конференций и съездов - неминуемо привел бы к расколу партии сверху донизу и нанес бы непоправимый удар той фракции, которая взяла бы на себя инициативу такого окончательного раскола РСДРП, - принимая все это во внимание, расширенная редакция «Пролетария» постановляет:

1) Предостеречь всех единомышленников против агитации за специально большевистский съезд, как агитации, объективно ведущей к расколу партии и могущей нанести решительный удар той позиции, которая уже завоевана в партии революционной социал-демократией.

2) Ближайшую конференцию большевиков приурочить к очередной партийной конференции, а верховным собранием фракции в целом явится собрание единомышленников на ближайшем партийном съезде.

3) Ввиду стоящих на очереди важных вопросов, волнующих партию и фракцию, большевикам в ЦК поручено настаивать на возможном ускорении созыва общепартийной конференции (срок 2-3 месяца) и затем на ускорении созыва партийного съезда»

(«ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I, стр. 149-150, изд. 6, Госполитиздат, 1940 г.).

Большевизм, существующий как течение политической мысли и как политическая партия с 1903 г., до Пражской конференции вел борьбу против меньшевизма в рамках формально общей, объединенной с меньшевиками, партии, используя общепартийную арену для разоблачения меньшевиков, для отрыва от них обманутых ими рабочих, для разгрома меньшевизма.

На всех этапах этой борьбы большевики отстаивали и сохраняли фактическую самостоятельность своей партийной организации, не спутываясь с меньшевиками, но формально большевики до 1912 г. находились в объединенной партии.

На Пражской конференции, оформив раскол с меньшевиками, большевики вышли навсегда из организационных рамок объединенной партии с одним общим ЦК во главе. Тем самым эта конференция оформила большевиков в отдельную социал-демократическую партию со своим особым ЦК во главе.

Меньшевики всеми силами пытались расколоть рабочий класс России, ослабить и сделать его послушным оружием в руках либерально-монархической буржуазии. Большевики этой политике раскола рабочего движения противопоставили: линию раскола с меньшевизмом, разоблачение предательства меньшевиков и сплочение рабочего класса под знаменем революционной социал-демократии - под знаменем ленинской партии.

Большевики на Пражской конференции окончательно изгнали из партии ликвидаторов-меньшевиков и навсегда покончили со всякими остатками формального объединения с меньшевиками. Поэтому с Пражской конференции большевизм стал и формально самостоятельной партией. В этом суть вопроса.

Эта не только по существу, но и формальная самостоятельность большевистской партии, достигнутая путем разрыва всякой организационной связи с меньшевиками, имеет большое значение для понимания приемов и тактики нашей партии, обеспечивших разгром меньшевизма. Вот что говорил Ленин о формах и методах борьбы с меньшевиками как до, так и после доведения раскола с ними до конца:

«Раскол есть разрыв всякой организационной связи, переводящий борьбу взглядов с почвы воздействия изнутри организации на почву воздействия извне организации, с почвы исправления и убеждения товарищей на почву истребления их организации, на почву возбуждения рабочей (и вообще народной) массы против отколовшейся организации… Если бы кто-нибудь стал применять мерку допустимой внутри партии борьбы к борьбе на почве раскола, к борьбе, извне направляемой против партии или (при местном расколе) против данной партийной организации, то такого человека пришлось бы счесть либо детски наивным, либо лицемером. С точки зрения организационной, раскол означает разрыв всякой организационной связи, т. е. переход от борьбы, убеждающей товарищей внутри организации, к борьбе, разрушающей враждебную организацию, уничтожающей ее влияние на массы пролетариата. С точки зрения психики совершенно ясно, что разрыв всякой организационной связи между товарищами уже означает крайнюю степень взаимного озлобления и вражды, перешедшей в ненависть»

(В. И. Ленин. Соч., т. 12, изд. 4-е, стр. 382, 384).

Так ставил вопрос Ленин в связи с расколом в Петербургской организации РСДРП.

Нет нужды доказывать, что эта постановка вопроса тем более должна быть отнесена к борьбе нашей партии против меньшевизма в период Пражской конференции, завершившей раскол с меньшевиками и, значит, давшей формально-организационную базу для отдельного, самостоятельного существования большевистской партии.

Вот почему Пражская конференция явилась поворотным пунктом в истории большевизма.

Вот почему Пражская конференция положила начало самостоятельному существованию большевистской партии.

Октябрь 1940
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента