Два штурма, две эпохи

Время от времени отдельных индивидов, реже все человечество, охватывает благостная горечь прозрения. И то, что еще недавно казалось приемлемым, «вдруг» предстает в своем истинном, идиотском свете. А то, что еще недавно в людской молве рисовалось только в черном цвете, «вдруг» предстает в сиянии действительной добродетели. Подобные прозрения особенно вероятны в дни больших потрясений, позволяющих провести некоторые исторические параллели в сознании самого убежденного обывателя.

Если абстрагироваться от таких мелочей, как «старый» и «новый стиль» ведения календаря, то выстраивается довольно символичный ряд фактов. Так, например, в ночь с 24 на 25 октября (1917г.) Красная Гвардия рабочих штурмом брала Зимний дворец в столице России, а уже в «следующую» ночь, т.е. в ночь с 25 на 26 октября (2002г.) столичный «спецназ», Гвардия рыночной демократии, штурмом брал бывший дворец Культуры завода «Шарикоподшипник».

Итак, два штурма, две, с символической точки зрения, рядом расположенные даты и... гигантская пропасть, лежащая меду последствиями этих двух штурмов.

Первый штурм получил в истории название — Великая Социалистическая Революция.

Второй штурм получил название «беспрецедентный» за всю историю, как по количеству освобожденных заложников, так и по количеству не вполне спасенных.

Первый штурм ознаменовал собой начало реализации плана большевиков по одностороннему прекращению участия России в терроре первой мировой рыночной войны. Большевики фактически разрешили рабочим и крестьянам прекратить убивать, перестать умирать и вернуться домой к женам, детям, к мирному труду. Советская Россия осталась практически без армии. Для строительства коммунизма армия была не только обременительной, но и вообще излишней. Большевики предложили народу уступить часть территории Российской империи агрессорам, лишь бы сохранить жизнь труженикам, из которых почти три миллиона уже были уничтожены, а десять миллионов искалечены в бессмысленной для них войне. Весь рыночный демократический мир обрушился интервенцией на молодую республику Советов, чтобы задушить ее мирные начинания.

Первый штурм увенчался принятием Декрета о земле, согласно которому ВСЯ российская земля отныне принадлежала не помещикам и банкирам, а всейобщине, т.е. всему трудовому народу. Община, которая была характерна для культуры российских крестьян, стала общим культурным достоянием всех.

Первый штурм означал, что отныне для культурного времяпровождения не будут строиться одни лишь дворцы «благородных» дворянских и купеческих собраний или Эрмитажи исключительно для увеселения семьи царя, а будут строиться Дворцы культуры для всех трудящихся России и, прежде всего, для всех рабочих, крестьян, служащих и их детей.

Второй штурм ознаменовал собой лишь начало очередного, более трагичного витка террора в России. Из всего случившегося и потерпевшие, и «спасители» сделали самый абсурдный их всех возможных абсурдных выводов: усилить меры безопасности, участить проверки на дорогах, выделить на охрану каждой школы еще по одному пенсионеру, расширить всероссийскую псарню и увеличить поголовье псов, натасканных на поиск преступников, наркотиков, взрывчатки, усилить бдительность на атомных электростанциях, доносить обо всех подозрительных, усилить антитеррор, т.е. расстрел террористов без суда и следствия и т.д. и т.п.

Второй штурм показал, что массовое целенаправленное оглупление россиян действительно дало свои плоды, и РФ будет продолжать свое погружение во тьму бескультурья, взаимной ненависти и, следовательно, бессмысленных жертв. Смешно думать, что сопляки по возрасту, митрофанушки по образованию, мордовороты по навыкам общения с людьми, «профессионалы» из «спецназа», а тем более, тощее «воинство» подростков из МВД спасут обывателей РФ от грядущих, еще более масштабных акций террористов, и не только чеченских, поддерживаемых предпринимателями всего остального «цивилизованного» мира.

В дни, когда на всей планете интеллектуальная и нравственная элита будет, с одной стороны, светло скорбеть по прерванному полету человечества к подлинной свободе, к полному раскрепощению лучших задатков каждой личности, т.е. по поводу временного поражения дела Великой Октябрьской Социалистической Революции в России, а, с другой стороны, будет предметно размышлять о современных путях движения мира к действительному социальному прогрессу, — в эти же самые дни все недочеловечество будет продолжать свой «пир во время чумы» и праздновать свою победу над коммунизмом.

Потемки разума перенасытили современный мир атомным, лучевым, химическим, биологическим оружием, наркотиками, алкоголем, способными многократно уничтожить все живое на планете. Но подавляющее большинство населения планеты не только не придает этой угрозе должного значения, но как будто вообще утратило навыки адекватного восприятия самых вопиющих фактов.

Когда в СССР кучка негодяев начала разговоры о переходе к рыночной экономике, в Армении, своими же родственниками, был взят первый в истории СССР ребенок-заложник. Он был убит несмотря на выкуп. Через несколько месяцев счет заложников-детей шел на десятки, через год уже на сотни. Ныне счет ведется на тысячи, а «люди» до сих пор не видят закономерной связи между рыночной экономикой и нарастающим потоком детских слезинок и трупиков в пригородных лесопосадках.

Состоятельные идиоты-родители с атрофированной совестью и с окончательно изуродованным миром чувств предпочитают каждый день рисковать жизнью, и прежде всего, жизнью своих детей, лишь бы иметь постоянно растущий личный банковский счет. Они никак не могут дать себе отчета в том, что на всех презентациях, на всех мюзиклах, куда порой стекаются олигархические сливки общества, накал перманентной взаимной ненависти сильнее, чем на любом «толковище» уголовных отморозков. Крах в бизнесе, несчастье в семье конкурента проливаются бальзамом на алчущие души коллег-бизнесменов. Смерть родителя-бизнесмена означает для отпрысков и родственников получение долгожданного наследства. Но сами бизнесмены делают вид, что верят в прочность своей семьи, в бронированный «мерс», в неподкупность неандертальца, нанятого для охраны детей и жены, в бронежилет, одетый поверх распятого Христа, который, по замыслу инженеров-мошенников, должен спасти магната от пули киллера, решившегося подзаработать своим «детишкам на молочишко».

Мир не извлек никаких действительных уроков даже из событий 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне. Сегодня уже ясно, что мир не сможет и не хочет извлечь правильных уроков из факта беспрецедентного захвата заложников в Москве. Не успеют завять цветы на могилах сотен погибших в угаре рыночного реформирования России, а Москва будет, борясь со скукой и животным страхом, давиться от смеха и трястись в аплодисментах на «42 улице» или в «Чикаго». Люди пока дают недочеловекам увлечь себя на путь еще большей ненависти и катастроф.

Но диалектика — упрямая штука. Объективно растущее количество «маленьких» драм, подобных московским, вашингтонским, геометрически растущее количество детских могилок, кровь, сочащаяся с экранов телевидения, ежедневные расстрелы конкурентов, происходящие на улицах столиц, в недалеком будущем породят «скачок» в сознании обывателя, заставят людей признать: Воликий Октябрь в России был прав! У человечества нет иного пути ко всеобщему счастью, кроме коммунизма. Или коммунизм, или...

Любой другой путь ведет на спектакль «Норд-Ост» с вполне предсказуемыми последствиями.

Окрябрь 2002
Написать письмо
в редакцию
Редакционные
статьи
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(2) 2002
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента