Евгений Фадеев

И снова о заработной плате

В «Прорыве» №20 была напечатана листовка «Что должен знать приличный человек о сущности своей «заработной платы»?», которая вызвала интересное обсуждение в Живом Журнале. Стало ясно, что тема не исчерпана, сегодня мы помещаем статью, написанную по результатам дискуссии.
igor_83
2008-04-30 10:59 am UTC
Дурацкая статья. А какой другой вариант предлагает вариант, кроме зарпалты? В СССР вроде тоже за зарплату работали, кроме заключенных ГУЛАГУ, разумеется. По потребностям рапспределять или по карточкам? Описание истории классового общества н имеет ничего общего с марксизмом, подход крайне поверхностный и неисторический.

[Орфография автора полностью сохранена]

Судя по категоричности, с какой «igor 83» обвинил авторскую группу «Прорыва» в непонимании марксизма, можно подумать, что сам-то «igor 83» марксизм изучил и овладел методом исторического подхода. Но тогда невозможно понять, как такой знаток мог разродиться вопросом: «А какой другой вариант предлагает вариант, кроме зарплаты?». Не большим знанием блещет «igor 83» и во второй фразе: «В СССР вроде тоже за зарплату работали, кроме заключенных ГУЛАГУ, разумеется». В народе в таком случае говорят: «Вроде Володи, похожа на ежа…».

Каждый убежденный антимарксист знает, что марксистом является именно тот, кто доводит исторический анализ экономического развития человечества не только до вывода о неизбежности диктатуры рабочего класса, но и до вывода о закономерном отмирании товарно-денежной формы производственных отношений между людьми, т.е. денег. А раз дискредитация и самоликвидация денег как формы наиболее омерзительных отношений между людьми неизбежны, то вопрос об исторической судьбе института «заработной платы», с теоретической точки зрения, решается автоматически: «заработная плата» как узаконенный способ мошеннического обсчета тружеников, исчезнет вместе с отмиранием денег. Иное дело, что многие скажут: мы не верим в исчезновение денег. Но это их проблема, а не марксистов. Многие не верили, что коммунисты победят фашистов, что именно коммунист первым побывает в космосе…

Кроме того, каждый антимарксист знает (хотя и не понимает, и не одобряет), что методом мышления марксистов является диалектика, т.е. рассмотрение любого явления, как единства противоположностей. В этом, как говорил Ленин, ядро диалектики. Т.е. например, если каждому дураку ясно, что зарплата это сумма денег, выданная хозяином, позволяющая наемному рабочему в течение месяца «не протянуть ноги» до следующей получки, то только марксисту ясна и противоположная сторона зарплаты, как инструмента для обворовывании наемного работника под видом эквивалентного обмена: «Ты мне труд, от зари до зари, а я тебе стоимость потребительской корзины под видом оплаты всего твоего труда. О кей?».

И «вдруг», в XXI веке, появляется «знаток марксизма», который обвиняет редакцию в незнании марксизма, но сам не знает, что вопрос об отмирании денег и, следовательно, института «заработной платы» является, КОРЕННЫМ, основным выводом марксизма из анализа исторических тенденций развития товарно-денежной формы производственных отношений.

Коммунизм - это слово, принятое для обозначения той стадии развития отношений между людьми, когда ВСЕ они перестают сводиться к денежным формам и пропорциям. При коммунизме жизнь человека будет богата постоянно развивающимися, многообразными по форме РЕАЛЬНЫМИ отношениями, т.е. связями между абсолютно свободными людьми.

При капитализме, напротив, по мере его развития, ВСЕ отношения людей все больше приобретают товарно-денежную форму. Даже отношения полов из плоскости взаимного наслаждения, переводятся в плоскость ценового эквивалента, т.е. «ты мне «заработную плату», согласно почасовому тарифу, как за прокат, например, водного велосипеда, а я тебе изображу чувства, хотя ты мне глубоко противен». Как известно, с точки зрения физиологии человека, традиционный половой акт возможен при наличии эрекции, при капитализме половой акт возможен, прежде всего, при наличии денег. Сегодня, несмотря на усиления публичной религиозности, мало-мальски состоятельные люди, прежде чем обвенчаться в церкви, слиться в любовном экстазе, сначала заключают детальный до неприличия «брачный контракт» и, только завершив этот процесс, идут, как приличные, под венец. Современные девушки сначала договариваются о цене и только после этого садятся в авто.

Коммунизм же это такое состояние общества, когда деньги полностью уходят их жизни людей. И если что-то делается, то не как у проституток, не за деньги. При коммунизме расчетливость останется только в области науки, техники, медицины и космических перелетов.

В изуродованном сознании современного человека совершенно не укладывается то, что при коммунизме экономика будет осуществляться без тех принципов хозрасчета, которые царят В СОВРЕМЕННОЙ экономике, которая, именно в силу хозрасчета, и бьется из года в год в конвульсиях между мошенничеством и кризисами.

Не трудно представить, как эти «еретические», «кощунственные» слова отзовутся в душах многих современных людей. В своем большинстве они уже забыли, какими мотивами руководствовались их бабушки, когда стряпали, что-нибудь вкусненькое для своих внучат, т.е. тоже производили, но закладывали в свое производственное творчество не «принципы Менкью», а одну лишь любовь. И это остается в памяти на всю жизнь лишь у очень ограниченного количества современных внуков. Поэтому в развитых рыночных странах давно уже функционируют интернаты для богатых стариков и, например, в США возникли целые резервации, где живут одни старики, посвятившие жизнь накоплению денег на изолированную одинокую старость. По слова Познера, к ним лишь изредка, на часок, наведываются их дети, привозя внуков, но не всегда, чтобы порадовать стариков, а, очень часто, поскандалить.

Многие забыли, что в счастливых семьях никто не считает, сколько денег и кто внес в «общий котел», даже тогда, когда денег не хватает. В большинстве современных рыночных семей все наоборот. Выясняют с остервенением подобные вопросы, даже тогда, когда не испытывают в деньгах никакого затруднения.

Сегодня слово «экономика» ассоциируется не столько с удовлетворением потребностей ближнего, с действительным богатством народов, сколько с областью абсурдных законов «роста ВВП», сопровождаемых ростом инфляции, международного терроризма, падением рождаемости, фальсификацией продуктов и лекарств, ростом смертности, разнообразных психопатий, маний и т.п. Поэтому сегодня невозможно представить продавца, не стремящегося обсчитать, обвесить и обмерить, т.е. НЕЗАМЕТНО обмануть покупателя во имя роста ВВП. Невозможно представить маркетолога, который бы не пытался ФИЛИГРАННО «нагреть» всех покупателей сразу монопольными ценами и беззастенчиво ЛЖИВОЙ рекламой. Невозможно представить предпринимателя, который бы в своих расчетах не пытался понизить себестоимость своей продукции путем уменьшения, прежде всего, фонда той самой «заработной платы».

Даже интеллигенты все еще не понимают, что при коммунизме безрасчетная любовь каждого человека к своему ближнему, искреннее деятельное стремление каждого поспособствовать счастью ВСЕГО человечества будет составлять основное содержание психики, отношений индивидов и форм их производственной деятельности. Коммунистическое общество будет столь разительно отличаться от современного, т.е. от агрессивного, невежественного, безнравственного рыночного стада, что ПОТРЕБНОСТЬ преумножать и беречь коммунистическое общество будет ярко выраженной, естественной, важнейшей, четко осознанной НЕОБХОДИМОСТЬЮ каждого психически здорового индивида. Сегодня люди примерно так относятся лишь к своей, недавно купленной, китайской фарфоровой ажурной вазе, но завтра, люди будут относиться к самому человечеству как важнейшему ажурному вместилищу счастливого бытия.

В конце ХХ века большая часть населения развитых рыночных стран, наконец, чуть приподняло рыло от корыта и слегка осознало прелесть и хрупкость окружающей нас природы, в какой-то мере полюбила её и, порой, уже БЕСКОРЫСТНО трудится на восстановительных работах, участвует в спасении ландшафтов и вымирающих видов флоры и фауны, не требуя никаких вознаграждений, но получая глубочайшее удовлетворения от осознания действительной благотворности, мудрости своих действий.

Осталось «немного». Людям необходимо понять, что общество, состоящее из уникальных индивидов, является наименее устойчивой, т.е. легко уничтожаемой биологической субстанцией и, одновременно, ЕДИНСТВЕННЫМ творцом и носителем НООСФЕРЫ. Современная социоэкологическая катастрофа состоит именно в том, что на всей планете, вот уже несколько десятилетий не наблюдается личности, которую можно было бы поставить рядом с Архимедом или Евклидом, Леонардо да Винчи или Джордано Бруно, Ньютоном или Ломоносовым, Марксом или Лениным, Сталиным или Королевым, Маяковским или Шолоховым. Технократы при помощи сложнейшей электронной аппаратуры и «навороченных» компьютерных программ создают средства массового уничтожения интеллекта: «мыльные сериалы», совершено идиотские фильмы-сказки для взрослых, застрявших в детстве, маниакальные игры для подростков, загаживая НООСФЕРУ. Господствующий в современном сообществе подвид прямоходящих млекопитающих исчерпывающим образом представлен такими временщиками как Ельцин, Буш, Новодворская, Аксенов, Чубайс, Гайдар, Сванидзе, Шендерович, Ерофеев, Толстая, Лимонов, Ющенко, Саакашвили и т.д. Ничего лучшего окончательно загнивающее рыночное бытие породить не может.

Потому-то современная экономическая и социально-политическая система отношений между людьми не может инициировать ничего, кроме глобального терроризма и, соответственно, все самые изощренные научные открытия современности направлены, прежде всего, на массовое уничтожение людей, на ускорение деградации личности, на искоренение в ней человеколюбия, чтобы легче было спровоцировать орды потребителей на третью мировую войну, о которой в последнее время, частенько и без стеснения, покаркивал Буш.

Снижение мировоззренческой культуры основной массы потребителей приводит к торжеству химер, к примитивизму, поэтому современные обыватели не могут представить себе жизнь людей вне механизма продажных, т.е. товарно-денежных отношений. Тезис о том, что у людей будущего не будет кошельков, порождает в большинстве наших современников первобытный ужас. Как так, - «рассуждают» они в холодном поту, - в магазинах лежат товары, а у меня нет денег, чтобы их купить. Я мечусь в поисках денег, чтобы купить, а денег ни у кого нет, и… придется погибать от голода и холода.

Особенно трагикомично выглядит суеверный ужас, который сквозит в вопле «igor 83», после того, как он, видимо, представил, что институт «заработной платы» ликвидирован и, сколько бы он не работал, зарплату ему не выдадут. Ведь «igor 83» уверен, что механизм заработной платы вечен, единственно возможен, кристально прозрачен, понятен и даже справедлив. Остается только рассчитать: по сколько часов ежедневно и сколько веков ему нужно «вкалывать» по утвержденным расценкам и в рамках принятой интенсивности труда, чтобы купить по ипотеке, например, замок в предместьях Лондона и, такой же, как у его хозяина, «Бэнтлей», пусть слегка подержанный.

Точно так, наивно, как и «igor 83», миллиарды обывателей сегодня «понимают» научный вывод Маркса о неизбежности ликвидации частной собственности. В сознании немарксистов, вывод о ликвидации частной собственности выглядит как американский фильм-катастрофа о падении многотонного метеорита на Нью-Йорк. Как ни печально, несмотря на то, что, практически во всех развитых рыночных странах, существуют коммунистические партии, сотни миллионов пролетариев не знают, что словосочетание «частная собственность» у Маркса означает не материальные ценности, не вещи, а ФОРМУ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ, возникающих между людьми по поводу вещей.

То есть, в ходе социальной революции подлежали уничтожению идиотские формы ОТНОШЕНИЙ между людьми, а объем и качество материальных ценностей, при научном ведении хозяйства, планировалось «пролить» на людей, как из «рога изобилия». Но большинство современных членов коммунистических партий и двух слов связать не могут на эту тему.

Между тем, в брежневские годы, когда диссиденты с особым злорадством смаковали недостатки социалистического образа жизни, в их пасквилях ни разу не звучала тема убийства отцов или матерей, дедушек или бабушек, ради завладения их жилищами или дачами. Даже у диссидентов, любящих лгать грандиозно, не хватало фантазии, чтобы изобрести подобный вид преступления в СССР. Как видим, ликвидация отношений частной собственности по поводу жилья в СССР, привела к исчезновению такого распространенного в рыночных странах преступления, как убийства на почве института наследства.

Разумеется, прочитав эти строки, актеришка Каневский, согласится озвучить очередной фильм о «громких преступлениях» эпохи «развитого социализма» на аналогичную тему, но только, во-первых, это будет длинный фильм, как всегда, о единичном случае, а во-вторых, если представиться возможность познакомиться с преступником, то окажется, что любой отцеубийца-наследник является большим сторонником антикоммунистом и любителем рыночной демократии, а потому и пошел на преступление подобно, например, братьям Овечкиным.

Большинство людей, пока, не заметили, что, как только на территории бывшего СССР был восстановлен институт ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ на жилье, тут же изменились ОТНОШЕНИЯ между родственниками. В СМИ стали систематически появляться сообщения об убийствах отцов и матерей, бабушек и дедушек ради завладения их «частной собственностью», прежде всего, жильём, не говоря уже о звериных распрях, возникающих между родственниками в случае раздела приватизированной квартиры, оставшейся после кончины отца или матери. Так голодные собаки не грызутся за кость, как это сегодня делают многие сторонники рыночной демократии, кровные братья и сестры над свежей могилой родителей.

Если верить демократическим рыночным СМИ, только в лесах Подмосковья скрыты тысячи могил пенсионеров, приватизировавших свои квартиры. Уже прошли несколько процессов над некоторыми судьями, проведшими сотни незаконных процессов по приватизированным квартирам, «подаренным» внезапно умершими пенсионерами. То ли еще будет.

Но никакие исторические факты не могут поколебать в сознании современных обывателей их апокалипсический бред о страшных большевиках, уничтожавших «частную собственность». Они не способны уложить в свое сознание тот простой факт, что это именно Деникин, как и Гитлер, драпая из России, приказал взрывать все заводы, мосты, железные дороги, вывезти все, какие только удастся, финансовые и материальные ценности за рубеж. Обыватель странным образом никак не может понять, что, за времена Сталина и под его руководством, было создано материальных ценностей, электростанций, заводов, школ, больниц, мостов, академий, институтов, университетов, детских садов, многоквартирных домов многократно больше, чем за всю историю рюриковичей, романовых, демидовых и рябушинских вместе взятых.

Подобно тому, как современные люди, пока, не могут разобраться в сущности экономических отношений «частной собственности», подобно этому в сознании современного обывателя не укладывается вывод марксизма о неизбежной кончине товарно-денежной формы отношений между людьми, о криминальном содержании и исторически преходящем характере института «заработной платы».

Хотя, казалось бы, что полуторатысячелетняя история феодализма доказывает преходящий и, следовательно, уходящий характер института «заработной платы». Сотни миллионов крестьян всего мира полтора десятка веков за свой труд не только не получали «заработную плату», но сами отдавали большую часть произведенного ими урожая хозяевам земли за право обрабатывать землю и быть поротыми на конюшне вожжами. Забавная картинка? А люди веками не замечали этого идиотизма и для них вера в то, что без короля, царя, феодала и порки по субботам - никак нельзя, была самой «разумной мыслью». Пример вандейцев, белоказачества и тамбовских крестьян убедительное тому доказательство. Но еще большей бедой является то, что современная интеллигенция не замечает такого же идиотизма за институтом «заработной платы».

Феодалы уже в эпоху возрождения показали всем и каждому, что значит жить абсолютно роскошно, завидно, обжорно и развратно. Сегодня образцы феодальной роскоши вновь востребованы олигархами демократии. Не случайно, что средневековый замок остается предметом вожделения любого современного предпринимателя, что произведения художников той эпохи превратились в важнейшую форму финансовых активов. Некоторые эталоны излишества и бессовестности, как, например, Версальский дворец во Франции или Зимний дворец в России, являются НЕПРЕВЗОЙДЕННЫМИ, пока, ЭТАЛОННЫМИ критериями степени паразитизма верхов и идиотизма низов. Каждый, кто выбился сегодня из «грязи в князи» стремится приобрести несколько картин Тициана или Рубенса, феодальный замок или имение, восстановить в них ту же атмосферу, особенно холопское сословие и жеребцов-телохранителей, в том числе.

Учтя опыт великой английской буржуазной революции и, особенно, то обстоятельство, что английские лорды сохранили свою земельную собственность и сами стали предпринимателями, сохранив за собой и своими детьми замки и поместья, французская буржуазия постаралась физически и поголовно истребить практически всю французскую аристократию, чтобы отнять и поделить их замки и дворцы.

Буржуазия отличалась от феодальных крестьян, прежде всего тем, что крестьяне не помышляли становиться феодалами. Для них дом, коровник, свинарник и сытый желудок на ночь - были пределом многовековых мечтаний. Даже если они сжигали господский дом и растаскивали кое-что из хозяйского добра, то и тогда у них не возникало мысли построить себе дом, как у господ. Ферма - вот эстетический масштаб большинства крестьян на радость дворянам.

Предприниматель эпохи капитализма, напротив, каким бы мелким он не был, мечтает стать олигархом, а по уровню материальных и финансовых претензий египетский фараон не годится мелкому предпринимателю и в подметки. Нет такой цифры капитала, которую мелкий предприниматель оценил бы как конечную. Предпринимателя останавливает лишь контрольный выстрел в его голову, или низкая степень его умения «выдавливать сок» из людей и обстоятельств. Но, тем не менее, предприниматель «давит сок» из наемных работников всегда на пределе своих интеллектуальных способностей и усвоения потогонной теории Тейлора.

Кроме того, нормальный предприниматель не может ждать столетие, как фараон, или десятилетие, как феодал, чтобы заобладать пирамидой или замком, соответственно. Предпринимателю все это необходимо сразу и завтра. А для этого нужно обладать существенно большими, чем было у фараона, финансовыми средствами. Ни рабы, ни крепостные крестьяне не могли выполнить подобную прихоть господ за короткий срок. Но анализируя практику и тенденцию денежного оброка в условиях феодализма, такие люди, как Кэне, Петти, особенно Мальтус, да и сами лорды интуитивно почувствовали, что, если найти «эликсир, который позволил бы скрестить в одном человеке алчность, глупость и трудолюбие, то можно было заставить такого гиброида трудиться на предпринимателя на пределе его физических и умственных способностей, да еще и видеть в работодателе - благодетеля.

Образно говоря, «заработная плата» и является тем экономическим «эликсиром» и, одновременно, лакмусовой бумажкой, которая позволяет наблюдателю установить, что буржуазии все-таки удалось вывести новую породу людей, в которой жадность, глупость и трудолюбие крепко спаяны и велики по размеру. Но главное, хитрость этого «эликсира» состоит в том, что «заработная плата» позволяет наемному рабу ощущать себя… свободным человеком, хотя зачастую, объективно он не имеет даже свободного времени на то, чтобы «от души» выспаться.

Положительное отношение к «зарплате» в сознании большинства раболепных людей проистекает из той простой ИЛЛЮЗИИ, что, как им кажется, от зарплаты еще никто не умирал, а умирают, как раз, при отсутствии зарплаты. Даже тот факт, что столицы развитых стран кишат нигде не работающими наркоманами, алкоголиками, попрошайками, причем, довольно часто, очень преклонного возраста, не убеждают любителей «зарплаты» в том, что без нее и в современном обществе можно жить. Они даже не замечают, что без зарплаты живут миллионы миллионеров и просто воров, тем более в законе. Институт «отмывания денег» процветающий в мировой рыночной экономике и периодические скандалы возникающие на почве коррупции указывают, что и воры и предприниматели и чиновники предпочитают получать не трудовую прибыль, мошеннические миллиарды, которые можно спутать с «зарплатой» бизнесмена. Особо умными людьми в современном обществе считаются те, кто умудряется положить в банк, в т.н. «управляющую компанию» или в ПИФ нужную сумму денег, а потом десятилетиями жить на проценты, никогда и нигде не работая. В развитых странах не считается зазорным жить на пособие по безработице, а уж советские демократы всегда оценивали западные пособия по безработице, как величайшее достижение «цивилизованных народов».

Многие до сих пор не видят прямой взаимосвязи, между введением на территории СССР полновесного института «заработной платы» и ежегодным сокращением численности населения РФ более чем на полмиллиона душ. Они не видят, как институт «зарплаты» ускоряет старение всех рыночных развитых наций, и непрерывное омоложение эпидемий сердечно-сосудистых, психических, суицидальных, онкологических, и диабетических заболеваний.

Давно пора бы понять, что настоящие ученые, порой, на столетия опережают в своих научных предвидениях миллиарды обывателей. И то, что многим кажется абсолютно еретическим, «вдруг», в один прекрасный момент становится таким же привычным, как электрический чайник или сотовый телефон. Подобно тому, как между абсолютно состоятельными мечтами Циолковского и полетом Гагарина пролегли десятилетия, подобно этому, между разжеванными выводами Маркса и реальной ликвидацией отношений частной собственности, продажных отношений между людьми, как рассчитывал Ленин, «пройдут еще десятилетия, а может быть и столетие». Слишком хорошо Ленин думал о людях.

Так что, для людей, разбирающихся в природе научно-теоретического исследования, нет ничего непонятного в выводе марксизма о мерзости и исторической ограниченности института «заработной платы», о необходимости ликвидации лохотрона под названием «заработная плата».

Для людей же, не обладающих научным подходом, достаточным доказательством вечности института «заработной платы» является то, как пишет «igor 83», что «В СССР вроде тоже за зарплату работали, кроме заключенных ГУЛАГУ, разумеется».

Во-первых, когда демократы провоцировали народы СССР на перестройку, в качестве основной претензии к социализму выдвигалось, как раз та претензия, что советская зарплата рабочих смехотворно мала, что она уступает даже пособию по безработице, которые получают безработные во многих развитых странах. Т.е. даже демократы признавали, что советские труженики работали не ради «мизерной зарплаты», хотя и не спешили признать, что, следовательно, мотивация советских тружеников была несколько иная, не связанная со страхом, поскольку Сталин умер в 1953, тогда же был подло убит Берия, а на первое место в мире по производству десятков видов продукции машиностроения и сельского хозяйства Советский Союз вышел при дряхлеющем Брежневе, по инерции. В те времена большинство советских людей без всякой от чистого сердца пели: «Труд наш, есть дело чести, есть дело доблести, есть подвиг славы! … Мечта прекрасная, еще не ясная, уже зовет меня вперед!». Иными словами, практика показала, что романтика, есть наиболее благородная, красивая, запоминающаяся, сильнейшая мотивация, двигавшая душевными порывами молодежи во время строительства Комсомольска-на-Амуре, Магнитогорска, Боярки, освоении целины и космоса, дезактивация зоны Чернобыля. Романтике, несомненно, наряду с наукой, принадлежит важнейшая роль в очеловечивании прямоходящего млекопитающего.

Во-вторых, начиная с эпохи Брежнева, опережающими темпами в СССР росла не «заработная плата», а общественные фонды потребления. Для того, чтобы современному молодому россиянину понять, «сколько» получал человек через общественные фонды потребления, т.е. через централизованное потребление, сегодня необходимо сложить Ваши расходы на пенсионные накопления, страховые отчисления, налоги, квартплату, сумму, потраченную не приобретение квартиры, на высшее и специальное образование, питание в школьных и студенческих столовых, на переезды, на экстренное и санаторно-курортное лечение и отдых, на занятия спортом и, посмотрев на эту астрономическую сумму, понять, что даже при Брежневском социализме все это потреблялось советскими людьми уже бесплатно или за смехотворную, по сегодняшним меркам, цену. Например, вход в метро стоил 5 копеек. Более того, всем известно, что в СССР, во времена Сталина, особенно после ВОВ, при неизменной зарплате, происходило ежегодное, а то и чаще, снижение цен на 15-35% на ВСЕ товары. Бензин стоил дешевле минеральной воды. Большинство отдыхающих в СССР летали «туда и обратно» всей семьей самолетами Аэрофлота СССР, а в зимние каникулы с 50% скидкой для студентов и школьников. Жуткая картина, замечательно описанная Ильфом и Петровым, в сценах метания Остапа Бендера в СССР со своим миллионом.

Таким образом, с научной точки зрения, в СССР, после завершения НЭП, денег, в полном функциональном смысле этого слова, уже не было. Был предмет, внешне похожий на деньги, но похожий настолько, насколько настоящий тигр похож на «тигра» у которого удалили все зубы и когти. О том, что это существо, когда-то было тигром, свидетельствует лишь специфический полосатый рисунок на шкуре. Однако, если продолжить иллюстрацию, то даже беззубый тигр опасен, поскольку, если его не кастрировать и позволить беззубой тигрице родить от беззубого тигра, то, в силу генетических причин, у тигренка будет полный набор зубов и когтей. Поначалу тигренок будет забавен и игрив, но со временем превратится в матерого ХИЩНИКА, способного загрызть самих «смотрителей зоопарка».

Примерно так обстояло дело и с «деньгами» в СССР. Начиная с 30-х годов, они по форме, размеру и материалу, по средствам защиты от подделки напоминали деньги, но функционально, примерно на 50 лет, утратили способность превращаться в КАПИТАЛ, т.е. в средство, обеспечивающее меньшинству паразитическое существование. Образно говоря, у денег в СССР были вырваны главные «клыки» и «когти», но не половые железы. Можно было бесконечно складывать деньги в чулок, но, до реформ Андропова, практически, было невозможно превратить их в капитал и получать на них предпринимательскую прибыль. Т.е. у денег была отнята их наиболее органичная функция - средство эксплуатации большинства. Хрущевская «оттепель» оплодотворила бумажки, и они вновь превратились в «тигрят», а косыгинская и андроповские реформы превратили тигрят, т.е. директорский корпус СССР, в тигров-людоедов, т.е. в фактических хозяев некогда плановых социалистических предприятий.

Человек, который не ценит и не понимает научного значения слова СВОБОДА, не поймет ни сущности денег, ни сущности «заработной платы» как эффективных инструментов, привязывающего человека к хозяину денег. Но научные истины открываются учеными независимо от того, понимают их современники или не понимают. Обыватель не способен за формой рассмотреть сущность и потому вечно «попадает в историю» то, как вкладчик МММ, то, как вкладчик в «пенсионные фонды», то - в ПИФы…, но всегда с одинаково трагикомичным конечным результатом.

С обывательской точки зрения, «заработная плата» в СССР была всегда. С научной же точки зрения, в СССР «заработная плата» с начала 30-х и до середины 50-х годов практически не существовала и именно потому имел место устойчивый прирост населения, рост продолжительности жизни при одновременном омоложении населения во всех союзных республиках, даже в Прибалтике, рост процента студенчества в общей массе населения, снижение уровня проституции, преступности, особенно организованной и другие положительные социально-демографические сдвиги, имевшие огромное международное политическое значение и сыгравшие определяющую роль в деле победы именно СОВЕТСКОГО народа над объединенной фашистской Европой.

К сожалению, большинство советских людей не в полной мере воспринимали научную глубины этой проблемы, а официальные коммунистические профессора (всевозможные абалкины, аганбегяны, буничи и прочие заславские) понимали в этом, как показала практика, еще меньше, и потому ничего не смогли объяснить популярно, а тем более, придать развитию страны точную коммунистическую направленность. Коротко говоря, вся партийная пропаганда и наука не смогли вразумительно объяснить трудящимся города и деревни, что положительные тенденции в социально-демографическом и военно-политическом развитии советского общества, тенденции его очеловечивания, прямо пропорциональны темпам ОТМИРАНИЯ института «заработной платы».

Как известно, в рыночной экономике, все, что произведено непосредственно наемными работниками умственного и физического труда, не принадлежит им. Вся товарная масса, все вещное и интеллектуальное богатство принадлежит частным владельцам средств производства. Т.е. объективно, НИ ОДИН АТОМ товарной массы не принадлежит его непосредственным изготовителям. Сегодняшняя наполненность прилавков магазинов товарами, копченой колбасой и черной икрой, бытовой электронной техникой, коврами и мебелью, как раз свидетельствует о том, что объем «заработной платы» намного меньше массы ценностей, произведенной получателями смехотворной «заработной платы», т.е., дурного трудолюбия в пролетариях больше, чем ума и характера. Затоваренность магазинов всего цивилизованного мира доказывает, что «заработная плата» в рыночной экономике никогда не соответствовала трудовому энтузиазму наемных работников. «Зарплата» всегда была умно брошенной ПОДАЧКОЙ пролетариям от щедрот предпринимателя.

Это особенно хорошо заметно в случае банкротства или локаута, объявленного хозяином фирмы, когда распродаются недвижимость и запасы товарной массы, покрываются долги фирмы, а наемные работники просто выбрасываются на улицу. И никого не беспокоит, что будет кушать и, вообще, будет ли кушать в это вечер замечательный производитель лучших образов «западных» товаров, турок, афроевропеец, украинец, русский. До сих пор в рыночной РФ имеет место практика многомесячных задержек «заработной платы», что, с научной точки зрения, вопиет об идиотском положении наемных работников, созидающих все богатство общества и, в то же время, не имеющее возможности прикоснуться к этим же богатствам до тех пор, пока хозяин не соизволит отстегнуть немного товарной массы её раболепным создателям в виде «заработной платы». А те терпеливо, пол года и более, ждут, когда, наконец, хозяин вспомнит о своих жалких пролетариях умственного и физического труда, об их желании хоть немного перекусить.

Не трудно понять «тоже логику» молодого человека, который саркастически высказывается в адрес распределительных отношений. «В СССР вроде тоже за зарплату работали, кроме заключенных ГУЛАГУ, разумеется. По потребностям распределять или по карточкам?». «Igor 83» просто не знает, что распределение доходов на прибыль и фонд заработной платы ВСЕГДА осуществлялось и осуществляется в рыночной экономике. Т.е. в рыночной экономике о распределительном характере отношений между пролетариями и предпринимателями знают только предприниматели и сами, совершено частным образом, тайно от наемных работников, осуществляют распределение «общака между паханами и шестерками». Как распределят, так и будет. Не нравится? Побастуйте недельку другую, получите сначала полицейской дубинкой по неразумной головушке, подышите слезоточивым газом, а потом, глядишь, получите свою «болотную копейку», которую тут же съест инфляция.

Отличие принципов коммунистического распределения благ от рыночных состоит, прежде всего, в том, что при научно организованном коммунизме (а был и до сих пор функционирует и первобытнообщинный, ненаучный коммунизм) ВСЕ духовные и материальные блага распределяются так, чтобы они служили развитию всех задатков личности каждого индивида и были доступны КАЖДОМУ, включая стариков, детей, инвалидов и морально-ущербных (которые, как, например, диссиденты, занимают в современном обществе место юродивых, не способных заниматься общественно-полезным трудов). Без них общество выглядит скучновато и нужно ходить в цирк. А так, сходишь на демократические митинги и не так скучно.

При рыночной демократии, хозяин сам определяет размер вознаграждения своих наемных работников. С недавних пор, общество имеет право указать предпринимателям (в порядке ориентира) лишь размер минимально-смехотворной «заработной платы», размер потребительской корзины, а уж как в действительности рассчитается предприниматель с наемными работниками (особенно с «гастарбайтерами»), никого не касается. Их вообще время от времени выбрасывают из страны, чтобы прибыла новая волна «гастарбайтеров» еще более голодных и потому более покладистых. Лидеры профсоюзов повсеместно подкуплены, поэтому они выведут на демонстрации членов профсоюза не тогда, когда надо трудящимся, а тогда, когда это выгодно хозяевам, т.е. в период падения конъюнктуры, когда и без того следует сокращать производство.

Правда, любому предпринимателю приходится платить налоги, которые аккумулируются в рыночном демократическом государстве, а затем распределяется по статьям, среди которых важнейшую роль играют как раз статьи СОЦИАЛЬНЫХ расходов, компенсирующие ИДИОТИЗМ, НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ, АТАВИЗМ первичного, т.е. предпринимательского распределения доходов, произведенных трудящимися, но присвоенных хозяином в тигриной доле.

Так что, нужно быть безнадежным лохом, чтобы верить платным журналистам частных СМИ, официальным профессорам и вместе с ними ехидничать по поводу распределительных отношений при коммунизме, не понимая, что в рыночной экономике всегда действовала система РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫХ отношений, но распределял ВСЕ и как хотел ТОЛЬКО хозяин.

По логике митрофанушек получается, что распределение совокупного общественного продукта при коммунизме - это постыдно и не респектабельно, а то же самое действо, но осуществляемое чубайсами, ходорковскими, березовскими и прочими дерипасками - правильно и элегантно.

Необходимо понять, что математика давно уже выработала приемы и правила, позволяющие рассчитать пропорции любых масштабов и с любым количеством факторов, неизвестных и переменных величин. Космические корабли летают к окраинам Галактики по расчетным орбитам и нет никаких технических проблем, чтобы точно рассчитать любые пропорции в экономике, чтобы распределить совокупный общественный продукт по всем видам производственного и «непроизводственного» потребления. Научных проблем в этой области давно уже нет.

Есть только одна политэкономическая проблема. Предприниматели не хотят слезать с трона и отдавать свою наследственную великокняжескую власть обществу. Они громче всех кричат: «Держи вора, позор распределению!». Но они сами хотят и распределять ВСЕ общественное богатство. А как они умеют это делать, можно понять, наблюдая за хронической инфляцией, банкротствами, финансовыми кризисами, экологическими, энергетическими, гуманитарными катастрофами, крупномасштабными актами мошенничества, войнами, ведущимися самым жертвенным и разрушительным способом как раз по поводу распределения и перераспределения общественного мирового богатства между ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМИ.

Так что, «igor 83», не пойте с чужого голоса, не обманывайте сами себя и тогда Вас никто не обманет.

Май 2008
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента