Джеймс Р. Прикетт
Перевод - Krasnov Artem

Антикоммунизм и история рабочего движения *

Многие левые экономисты, историки и политологи, пишущие о коммунистах делают два подлога. Во-первых, говорят они, среди всех левых коммунисты выделяются тем, что не заинтересованы в сильных профсоюзах, которые могли бы бороться за лучшие условия труда и за повышение зарплаты. Встречаются заявления, что «как только коммунисты берут контроль над профсоюзом, он перестает быть таковым - от него остается только одна видимость» 1.

Во-вторых, они заявляют, что какого бы влияния в рабочем движении не достиг тот или иной коммунист или коммунистическое движение в целом, это влияние было достигнуто с помощью манипуляции и хитрости.

Такие заявления приводят к мысли, что исключение коммунистов из Конгресса Промышленных Организаций (CIO) возвратило CIO на путь истинного тред-юнионизма, и, что антикоммунистические победы в различных профсоюзах CIO вернули демократический унионизм благодарным членам.

На самом деле, профсоюзы, подконтрольные коммунистам, или профсоюзы, в которых коммунисты имеют серьезное влияние, пожалуй, более демократичны, чем ярко выраженные антикоммунистические профсоюзы. Особенно удивительно то, что (как будет показано ниже на примере с Национальным профсоюзом моряков), профсоюзная демократия приходит в упадок, когда антикоммунистическая администрация берет верх над коммунистической. Некоторые авторы - и в этом основная идея данной работы - так ограничены антикоммунистическими рамками, что не способны даже допустить (не говоря уже о том, чтобы объяснить) возможность такого кризиса профсоюзной демократии. В этой статье я хотел бы рассмотреть несколько вопросов, связанных с отношением к коммунистам в литературе по истории рабочего движения.

Двоемыслие

Ключевым элементом антикоммунистической риторики, вероятно, является интересный лексикон, в котором одни и те же события, касающиеся коммунистов и не-коммунистов, трактуются по-разному. Например, не-коммунисты побеждают на профсоюзных выборах, а коммунисты его «захватывают». Не-коммунисты вступают в профсоюз, коммунисты же туда «проникают» (infiltrate) или «вторгаются» (invade) 2. Не-коммунисты отстаивают свою точку зрения, коммунисты «действуют в соответствии с линией партии» 3. Не-коммунисты имеют влияние или возглавляют организации, в то время как коммунисты доминируют (dominate) в них 4. Некоммунистические партии выносят резолюции и принимают решения, а коммунистические - «директивы» 5.

В одном предложении, взятом наугад, можно найти несколько таких примеров: «В 1935 году, согласно многим свидетельствам, партия направила агента по имени Джефф Кирбе для инфильтрации в торговые и промышленные профсоюзы» 6. Ключевая фраза предложения - «партия направила» - создает образ коммунистической партии как огромной машины, использующей людей. Впрочем, почти каждое слово в этом предложении направленно на то, чтобы создать подобный образ 7.

Хорошая работа коммунистов в профсоюзе - это просто попытка замаскировать свои истинные намерения. Дженсен (Jensen) пишет:

«Они [коммунисты] часто пытаются всех убедить, что борются за интересы рабочих и хороший коллективный договор. Такой акцент на заботе о договоре - попытка скрыть их главные цели. Внимательный взгляд обнаружит, что их основной целью является захват власти…Для этого вышеописанной политики недостаточно. Профсоюз нужно создать. Как еще получить власть, ели не через создание локальных союзов и подбор и контроль над профсоюзными активистами?» 8.

Эмпирически опровергнуть тезис Дженсена невозможно: ведь коммунисты так тщательно скрывают свои истинные цели. С его точки зрения, активист, потративший много лет на профсоюзную деятельность, рисковавший своим здоровьем и даже жизнью, предпочел бы борьбе возможность один раз выступить с речью в поддержку позиции коммунистической партии.

Критика коммунистов

Высказывая свои взгляды, критики коммунизма часто кажутся смешными или озлобленными (vicious) (или то и другое вместе). Хорошо известна озабоченность расистов с Юга возможностью межрасовых связей в коммунистическом движении. Менее известна заинтересованность этой темой социологов с Севера. Исследуя любимую тему южных консерваторов, Глейзер (Glazer) аккуратно пишет: «К чернокожим членам в партии относились даже лучше, чем при равноправии; белые женщины старились изо всех сил показать, насколько в коммунистической партии были сильны намеренья преодолеть социальные барьеры между расами» 9 . Коммунистов изображают моральными монстрами (moral monsters), которые рады, когда узнают о линчевании черных. Вот как об этом пишет Рекорд (Record): «Какое еще более желанного события для [коммунистического] пропагандиста, чем линчевание - законное или нет - в Джорджии?» 10.

Встречается расхожее мнение, что нет ничего страшного в том, что бы распустить организацию, если это поможет избавиться от коммунистов:

«Сейчас профсоюзу [Межнациональному профсоюзу дамских портных - International ladies Garment Workers’ Union] не угрожает коммунистический раскол. Во многом благодаря тому, что у его лидеров был богатый опыт выявления фракционных расколов, и они быстро распознали большевистскую угрозу…И, хотя после этой борьбы профсоюз практически исчез, то что от него осталось было здоровым и прогрессивным.» 11

«Эта [коммунистическая] партия даже во время объединенного фронта пыталась…проникать и даже уничтожать [негритянские организации], что было видно в ситуации рабочими советами Национальной Городской Лиги [N.U.L. - National Urban League].

Лестер Грэнджер (Lester Granger) так писал об этом: “Эти организации [рабочие советы] идеальны для захвата коммунистами. Они захватили совет в Нью-Йорке, нам пришлось его закрыть. Они захватили другой в Пенсильвании, мы тоже его закрыли» 12.

Столберг (Stolberg) и Рекорд объясняют (одобрительным тоном) разрушения антикоммунистами различных организаций только тем, что коммунисты получили в них руководящие посты. А процитированный выше Дженсен осуждает создание профсоюзов коммунистами. Дело даже не в искренности этих исследователей. Есть сомнение, что Рекорд верит в то, что черным рабочим Нью-Йорка будет лучше вообще без советов, чем с советами, возглавляемыми коммунистами. И что Столберг верит в то, что слабый профсоюз в 30 тысяч членов с антикоммунистическим руководством лучше, чем союз в 90 тысяч рабочих, в котором среди руководства есть коммунисты. 13Искренность не должна заменять элементарную логику. Если антикоммунисты не способны критически относиться к антикоммунистической чистке, которая сокращает профсоюз на две трети, они не будут способны относиться критически к любому антикоммунистическому движению. Более внимательный взгляд на споры вокруг коммунизма в CIO обнаружит множество искажений, вызванных некритической поддержкой антикоммунистических профсоюзных активистов.

В своем важном исследовании «The UAW [United Automobile Workers of America - Объединенный профсоюз рабочих автомобильной промышленности] и Уолтер Рейтер» Хоу (Howe) и Видик (Widick) заявляют, что победа Рейтера в UAW связана с подъемом массового демократического «движения против ужасов сталинизма» 14. Чтобы затушевать постоянное использование Рейтером мер, ущемляющих политические права коммунистов в UAW, Хоу и Видик выдумывают случай, который показывает коммунистов еще более недемократичными, чем Рейтер: «Сталинисты пытались препятствовать принятию постановления Рейтера, предлагая не пускать социалистов и коммунистов в UAW, но этот глупый маневр не удался. Это было их грубой ошибкой…Препятствуя принятию Рейтером вероятно еще более антидемократических решений, они просто доказали, что Рейтер был о них правильного мнения» 15.

Антикоммунистическая и антисоциалистическая резолюции, на которые ссылаются Хоу и Видик, на самом деле были подготовлены оппозиционно настроенной по отношению к этим двум движениям группой, а коммунисты на собрании в UAW выступали против обеих резолюций 16.

Так как Рейтер был самым привлекательным и наиболее либеральным в CIO, не трудно понять, почему исследователи-антикоммунисты были на его стороне. Сложней понять постоянную поддержку либеральных антикоммунистов Джозефа Карэна и антикоммунистической компании в Национальном профсоюзе моряков торгового флота [National maritime Union - NMU]. Множество работ рисуют победу Карэна в NMU как победу массового демократического движения, которое вернуло профсоюз своим членам после того, как он был «захвачен» коммунистами 17. На самом деле Карэн имел больше отношение к демократии, когда был настроен прокоммунистически, нежели когда он стал антикоммунистом. Во время компании против коммунистов Карэн убеждал членов NMU, что он будет продолжать уважать права всех членов профсоюза. В своей колонке в профсоюзной газете Карэн писал: «Исключение по политическим мотивам это не намерение и не цель массового комитета [комитет Карэна], несмотря на то, что коммунисты пытаются убедить вас в обратном» 18. Карэн постоянно повторяет: «Я против и всегда буду против любых форм дискриминации, репрессий или «охот на ведьм»» 19.

Только после предварительных результатов выборов, которые говорили о подавляющей победе комитета Карэна, он высказал идею об исключении: «Представители [коммунистической] партии знают, что они на пути…к исключению за их преступления против других членов» 20. Так как рабочие NMU были против исключения по политическим мотивам, Карэн пообещал, что никого не будут судить только за то, что он член коммунистической партии. Должны быть исключены «Только те, кто нарушал устав» или совершил «преступления против других членов» 21.

Но список обвинений против исключенных членов показывает, что принадлежность к коммунистической партии была главным критерием. Вот, например некоторые из этих обвинений:

«- Ложные утверждения, направленные против хьюстонского порта, Судебного Комитета [Trial Committeeи членов профсоюза; дискредитация профсоюза своим поведением; принадлежность к радикальным организациям, цели которых противоречат не только конституционным правам профсоюза, но и демократии, в которую мы все верим.

- Распространение провокационной литературы с целью создания раскола в профсоюзе.

- Антипрофсоюзная деятельность; проникновение в союз и распространение листовок, выпущенных членами коммунистической партии, для того, чтобы сбить с толку и помешать работе членам профсоюза» 22

Неполитические обвинения имели политическую подоплеку. Один моряк был обвинен в том, что не уследил за кораблем и тот уплыл в море. Обычное наказание за такой проступок - штраф в 35 долларов, но так как это был «тот самый Бём [Boehm], член коммунистической партии», комитет рекомендовал исключить его из профсоюза 23. К съезду NMU 1949 года примерное число исключенных моряков составило 500 24, а за последующие годы было исключено в несколько раз больше.

В недавней статье, опубликованной в Nation, описывается судьба последнего оппозиционного лидера в NMU - Джеймса Морисея (James M. Morrissey):

«Его программа предлагала возвращение NMU к демократии и подконтрольности. Его открыто декларируемая летом стратегия состояла в том, что оппозиция должна консолидироваться к четырнадцатому национальному съезду NMU.

14-го сентября за две недели до съезда на Морисея напали три человека со свинцовыми трубами и проломили ему череп, после того как он вышел из штаб-квартиры NMU в Нью-Йорке - офиса Карэна» 25.

Зная последствия победы Карэна, можно перечитать все антикоммунистические обвинения. Первое, что бросается в глаза, это то, что ни в одном из обвинений не приводятся конкретные примеры антидемократических действий коммунистов. На самом деле достаточно быстро становится ясно, что коммунисты были последовательными демократами. Один антикоммунист предположил, что они «так тщательно придерживались буквы демократии, что совершенно не следовали ее духу» 26 . Когда Карэн был в преимущественно коммунистическом руководстве профсоюза, его оппоненты могли публиковать антикоммунистические статьи и статьи против Карэна в профсоюзной газете Pilot [Лоцман или Кормчий]. Тех, кто негативно относился к руководству или коммунистической партии не исключали. Обвинения против коммунистической администрации были довольно банальны: знание парламентских процедур, профсоюзные собрания «на всю ночь», обслуживание на съездах 27. Второе, что можно заметить, это то, что равнодушие антикоммунистов к последующим действиям Карэна резко контрастирует с их негативным отношением к коммунистам.

Социалисты против Коммунистов

Конфликт между социалистическим руководством и массовой оппозицией, в которой коммунисты играют довольно заметную роль, заключается в том, что эта оппозиция получает большинство, но руководство сохраняет власть при помощи различных методов. Например, все кто изучал историю Межнационального профсоюза дамских портных [сокр. ILGWU] знают о том, что - как это сформулировал Шнейдер (Schneider) - «оппозиция, не смотря на то, что на съезде [1925 года] получила большинство голосов, была представлена в основном членами Интернационала» 28.

Шнейдер единственный кто написал об этом ясно. Ласлетт (Laslett) просто сказал, что руководство сохранило власть «в относительно равной борьбе», а Хоу и Козер (Coser) заявили, что руководство победило левых «с незначительным преимуществом - 158 голосов против 110» 29. Эпштейн (Epstein) был ближе всех к правде, написав, что «левые делегаты… от большинства крупных местных отделений» набрали большинство «в основном за счет делегатов из небольших практически не существующих отделений, разбросанных по всей стране» 30. Историки не относились критически к победе администрации. В итоге потеря двух третей членов профсоюза - приемлемая цена за поражение коммунистов.

В споре между социалистами и коммунистами полагается само собой разумеющимся, что социалистическое руководство швейных профсоюзов - это благородные демократы, а их коммунистические оппоненты - беспринципные тоталитаристы. Объясняя свое нежелание баллотироваться на пост члена городского управления Нью-Йорка, Норманн Томас сказал, что «компания следующей осенью не может быть отделена от противоборства внутри рабочего движения» швейных профсоюзов. Томас видел две основные проблемы. Во-первых, большинство рабочих Нью-Йорка поддерживали оппозицию, которую возглавляли коммунисты, а не социалистическую профсоюзную администрацию. Как он сказал: «Это не какие-то случайные коммунистические выскочки, это общегородская тенденция». Во-вторых, Томас не мог некритично поддерживать социалистов. Он считал, что многие из них - «сторонники «жесткой руки», что абсолютно не допустимо, если исходить из социалистических идеалов, которых мы должны придерживаться чтобы победить Тэммани Холл [Tammany Hall - организация Демократической партии в Нью-Йорке]». Томас сделал эти заявления во многом из-за того, что любая «публичная критика будет играть на руку левым» 31.

Взгляды (как их описал Томас) социалистической партии в двадцатых идентичны взглядам либеральных историков рабочего движения пятидесятых. Томас писал: «Единственная вещь, которая может пробудить подавляющее большинство наших товарищей, которая способна разжечь в их глазах забытый огонь борьбы - это ненависть к коммунизму…«Jewish Daily Forward» [нью-йоркская еврейская газета] и значительное число членов партии (поддержат) любого негодяя, любого некомпетентного сотрудника в руководстве ILGWU или профсоюзах меховой отрасли, лишь бы он скандировал правые лозунги»32 .

В любом случае не лидеры швейных профсоюзов, поддерживаемые коммунистами, были преступниками и негодяями. Но социалисты сознательно сотрудничали с преступниками в борьбе против коммунистов.

Заключение

Из того, что написано выше совсем не следует, что коммунисты выше любой критики или что они сами не заключали сомнительных союзов. Из этого следует, что наши понятия о фракционной борьбе внутри профсоюзов CIO сильно искажены. Эти понятия происходят от убеждения (от которого необходимо избавиться), что коммунисты относятся к движению рабочего класса как внешняя сила. Сегодняшняя непопулярность коммунизма среди американских рабочих не должна скрывать тот факт, что коммунистическое движение было основным выражением рабочего радикализма во второй четверти двадцатого века. Как признают даже самые непримиримые враги, многие коммунисты посвятили свои жизни профсоюзам CIO (а некоторые и потеряли свои жизни за них). В то время как высказываются мнение, что эти мужчины и женщины просто те же самые редактора Daily Worker, или - еще более нелепое утверждение - зарубежные агенты. На самом же деле они были среди наиболее активных борцов рабочего класса на протяжении всего периода классовой борьбы. Не стоит их канонизировать, но стоит воспринимать их всерьез как рабочих активистов и как коммунистов.

Октябрь 1974

Примечания

* Опубликовано в Industrial Relations 13 октября 1974 года, с.219-227 Anti-Communism and Labor History, James R. Prickett

1 Max M. Kampelman. The Communist Party vs. the CIO: A Study in Power Politics.(New York: Praeger, 1957), p. 249.

2 . Многие читатели знакомы с подобной риторикой. Пример для тех, кто еще не знаком. Но трех страницах своей статьи «Радикализм в Американском рабочем движении» Тафт употребляет слово «захват» пять раз. В той же статье Тафт утверждает, что коммунисты могут захватить организацию, в которой они уже состоят: «Коммунисты, действуя через Образовательную Лигу, планировали захватить все союзы, а то, на какие профсоюзы будет оказано основное давление, определялось приемом в них сторонников». Philip Taft, The Structure and Government of Labor Unions (Cambridge: Harvard University Press, 1954), pp. 5, 8-9, 10-11.

3 Дэвид Шеннон (David Shannon) писал: «Известный радиоведущий Йоханнес Стил (Johannes Steel)… выступая на съезде I.W.O., придерживался линии партии». Шеннон никогда бы не написал, что кто-то придерживается линии Демократической Партии. Такая риторика используется только в отношении коммунистов. David A. Shannon, the Decline of American Communism: A History of the Communist Party of the United States Since 1945 (New York: Harcourt-Brace, 1959), pp. 115-116.

4 В одном параграфе Тафт использует словосочетание «коммунистическое доминирование» четыре раза. Всего в статье словосочетание «коммунистическое доминирование» появляется двенадцать раз, а «возглавляемый коммунистами» - ни разу. Taft, op. cit., p. 14.

5 . Jack Barbash, The Practice of Unionism (New York: Harper and Brothers, 1956), p. 324.

6 John Hutchinson, «Trade Unionism and the Communists: American and International Experiences» in William Peterson, ed., the Realities of World Communism (Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1963), p.171.

7 Это предложение заслуживает более глубокого анализа: «В 1935 году» - вроде бы ничего необычного, но эта часть имеет, как мы увидим, антикоммунистический подтекст. «Согласно многим свидетельствам» - здесь используется термин «свидетельства» вместо «источники» для того, чтобы ощущение криминальной ситуации. Замете, что свидетели не называются. «Партия направила» - как сказано выше этот фрагмент создает в воображении образ партии как огромной машины, которая использует простых людей. Конечно подразумевается, что у «направленного» не было никакого выбора. «Агента по имени Джефф Кирбе» - если бы Кирбе не был коммунистом, его бы назвали скорее активистом, а не агентом. «Для инфильтрации в торговые и промышленные профсоюзы» - ключевое слово здесь «инфильтрация»: коммунист (неважно откуда он или она) - всегда инфильтрат. На самом деле Кирбе жил в Голливуде с конца двадцатых. Более того, он не планировал протаскивать других коммунистов в союз. Он хотел объяснить тем, кто уже в нем состоял коммунистическую программу. Вернемся к «1935 году» - так как Кирбе находился в Голливуде за долго до этого, Начало предложения вместе с «партия направила» приобретает антикоммунистический смысл.

8 . Vernon H. Jensen, Nonferrous Metals Industry Unionism, 1932-1`954: A Study of Leadership Controversy (Ithaca: new York State School of Industrial and Labor Relations, 1954), pp. 296-297.

9 Nathan Glazer, The Social Basis of American Communism (New York: Harcourt, Brace and World, 1961), p. 171 Глейзер продолжает: «Любое колебание в отношениях с чернокожими членами партии ставило человека под подозрение и могла вести к исключению». Утверждение (опять нет никаких доказательств), что руководство партии заставляло спать белых женщин с черными мужчинами (или любых женщин с любыми мужчинами вообще) настолько же сексистское, насколько и расистское.

10 Wilson Record, the Negro and the Communist Party (New York: Atheneum, 1951, 1971), p. 259.

11 . Benjamin Stolberg, Tailor’s Progress: The Story of a Famous Union and the Men Who Made It (Garden City: Doubleday, Doran and Company, 1944), pp. 108-109.

12 Record, op. cit., pp. 147-148.

13 . Данные по численности профсоюзов см. в American Labor Year Book (New York: Labor Research Department, Rand School of Social Science, 1929), p.115.

14 Irving Howe and B.J. Widick, the UAW and Walter Reuther (New York: Random House, 1949), в разных местах; также см. Irving Howe and Lewis Coser, The American Communist Party: A Critical History (New York: Praeger, 1962), pp. 458-459.

15 Howe and Widick, op. cit., p. 80.

16 Речь против обеих резолюций см. в International Union, United Automobile, Aircraft, and Agricultural Implement Workers of America, Proceedings of the Sixth Convention (1941), pp. 702-703; for the speeches of those in favor of the anti-Socialist amendment, see ibid., pp. 692, 700, 703-704, 706.

17 Работы отстаивающие эту позицию: Joseph Goldberg, The Maritime Story: A Study in Labor-Management Relations (Cambridge: Harvard University Press, 1960); Jack Barbash, The Practice of Unionism (New York: Harper and Brothers, 1956), pp. 361-363; Taft, op. Cit., pp. 198-205; Howe and Coser, op. Cit.,, pp. 378-379, 459-462; Murray Kempton, Part of Our Time: Some Ruins and Monuments of the Thirties (New York: Simon and Schuster, 1955), pp. 86-104; Philip Selznick, The Organizational Weapon: A Study of Bolshevik Strategy and Tactics (Glencoe, Ill.: Free Press, 1960), pp. 184-196.

18 NMU Pilot (New York), January 9, 1948.

19 . Цит. по M. A. Verick, "Rebel Voices in the NMU," New Politics, V (Summer, 1966), 33.

20 . NMU Pilot, July 16, 1948.

21 . Ibid.,, July 30, 1948.

22 National Maritime Union of America, Proceedings of the Seventh Convention (1949), pp. 529, 535, 560. Здесь полный список обвинений против троих членов NMU, а не выдержки.

23 . Ibid., p. 528.

24 . Ibid., pp. 349, 364.

25 . Dorian J. Fliegel, "Curran’s NMU: Headquarters vs. the Men at Sea," The Nation, CCV (January 30, 1967), 144.

26 Howe and Coser, op. cit., p. 383.

27 . Curran’s charges are quoted in Kampelman, op. cit., pp. 83-84.

28 . David M. Schneider, The Worker’s (Communist) Party and the American Trade Unions (Baltimore: Johns Hopkins, 1928), p. 95.

29 John H. M. Laslett, Labor and the Left: A Study of Socialist and Radical Influences in the American Labor Movement, 1881-1924 (New York: Basic Books, 1970), p. 129; Howe and Coser, op. cit., p. 248.

30 Melech Epstein, Jewish Labor in U.S.A., 1914-1952: An Industrial, Political, and Cultural History of the Jewish Labor Movement (New York: Trade Union Sponsoring Committee, 1953), p. 142.

31 . Norman Thomas to Morris Hillquit, June 14, 1927, Morris Hillquit Papers (microform edition), State Historical Society of Wisconsin, 1969.

32 Thomas to Hillquit, December 21, 1926.

От редакции

Редакция журнала «Прорыв» выражает искреннюю признательность т. Краснову за выполнение трудоёмкой работы по переводу данной статьи. Перевод полезен, как с точки зрения предметного знакомства со спецификой мышления, господствующего среди западных коммунистов вообще, так и с точки зрения географической конкретики - истории многократных поражений коммунистов на наиболее оппортунизированном фронте мирового рабочего движения - в профсоюзном движении США. Строго говоря, Краснов выполнил работу, для которой обычно привлекались кадры идеологического отдела ЦК КПСС, академии общественных наук при ЦК КПСС и института международных отношений. Сегодня работа с иностранными первоисточниками, активно проводимая в большевистской партии во времена Ленина и Сталина, практически угасла в российском коммунистическом движении и поэтому основная масса информации на русском языке поступает к российским читателям через СМИ, находящимися под мощным финансовым и идеологическим контролем капитала.

Редколлегия журнала предложила читателям перевод давно забытой статьи из американского журнала 1974 года для того, главным образом, чтобы показать, что именно в те годы скрывали идеологические работники КПСС от советского народа и, следовательно, обратить внимание на их иезуитские методы подрывной деятельности, т.е. нераспространение информации, порочащей американский образ «свободы и демократии», а тем более ошибки западных коммунистических партий. Не исключено, что, если бы подобные переводные статьи чаще появлялись в период «застоя» в открытой советской прессе, да ещё и с грамотными комментариями, то диссиденты остались бы без своего основного «оружия» и «хлеба» - сплетен и домыслов. А так, общие разглагольствования партийных чиновников о несвободе на рыночном Западе не подкреплялись примерами из омерзительной, полной самой бесстыдной лжи и тирании, жизни рыночного Запада, хотя этих примеров было всегда огромное множество. Естественно, что в таких условиях представления большинства советских интеллигентов и рабочих о западной жизни были совершенно извращенными.

Конечно же, в 70-е годы незначительное количество переводов в СССР осуществлялось. Например, книги и статьи некоего Виктора Перло об успеха социализма в соревновании с капитализмом и слабостях капитализма в соревновании с социализмом. Но работы эти были методологически нищие, даже в сравнении с отдельными ленинскими высказываниями на эту же тему, написанными на полвека ранее. В предисловиях от Политиздата, и в газетных публикациях об этих переводах, отсутствовал сколь-нибудь принципиальный и содержательный анализ степени научности его трудов, не говоря уже о переводах статей западных антикоммунистов. Критика была бессодержательной, беззубой, такой, как будто никто из коммунистов в СССР никогда не читал, например, «Анти-Дюринг» или «Святое семейство». Редко кто из дипломированных коммунистов решался вступить в полемику, например, с Бжезинским, Тетчер, Рейганом. Отчасти и поэтому в среде советских «пикейных жилетов» эти политические деятели числились не убежденными палачами и тиранами, а «борцами за демократию, свободу», «умными головами».

Ещё меньшую интеллектуальную активностью на поприще критики лицемерия, бессовестности западных политиков, оппортунистов в коммунистическом и рабочем движении Запада проявляли известные поэты и прозаики, которые, кроме как в любовном треугольнике, больше ни в чем не любили разбираться. Свою политическую безграмотность и социальную инфантильность они подавали как сознательную аполитичность. В разгар беспрецедентных, зверских бомбардировок Вьетнама, Лаоса и Кампучии авиацией США в 1968 году, некоторые из советских «мыслителей» не нашли ничего лучшего, чем протестовать против бескровного вхождения войск стран Варшавского договора в ЧССР, а многие интеллигенты сегодня кичатся тем, что носили в те дни огромную «фигу в кармане».

Сегодня следует признать, что крупным принципиальным недостатком мышления западных коммунистов практически всегда являлись «извинительные» интонации перед обывателем, открещивание от сталинизма, попытки выпросить хорошее к себе отношение со стороны буржуазной прессы; жалобы на коварство оппортунистов. Но настоящая беда состоит даже не в этом, а, прежде всего, в том, что, судя по этой статье, коммунисты пытались быть профсоюзниками лучшими, чем настоящие сознательные оппортунисты-профсоюзники. Коммунисты, порой искренне пытались закрепиться на этом «фронте». Дескать, вот если бы нас не выгоняли из руководства профсоюзов, то какими бы хорошими были бы профсоюзы.

Мы, прорывцы, те немногие в современном рабочем движении, кто разобрался в объективно оппортунистической душе профсоюзного движения, т.е. в том, что профсоюз, в условиях капитализма, не может быть ничем иным, как рассадником оппортунизма, что ТОЛЬКО на первой фазе коммунизма профсоюзы могут быть школой коммунизма, да и то не очень долго. Если же коммунистическая партия после победы плановой экономики собственными руками продлевает агонию профсоюзного движения, то она в результате ничего не получит, кроме горбачёвской «перестройки». Ведь нельзя же не, страдая склерозом, забывать о позиции профсоюзов в период тирании Пиночета в Чили, о контрреволюционной роли югославских профсоюзов в 80-х годах прошлого века, об опыте перерождения польских профсоюзов и их роли в крушении социализма в Польше. Нельзя забывать забастовки шахтеров и металлургов в СССР в 1990 году, фактически приведшие к власти в РСФСР Ельцина. Как известно, коммунистическое самоуправление абсолютно не равно рабочему отраслевому самоуправлению, а тем более, заводскому. Нельзя обстановку и опыт времён «Великого почина» механически экстраполировать в качестве коммунистической стратегии. В «Великом почине» Ленин пытался научить коммунистов, как следует понимать, оценить и развить активность простых рабочих для ликвидации классового деления общества и, следовательно, самого рабочего класса. Но Ленина в очередной раз, одни не поняли, другие успешно сделали вид, что не поняли и продолжали делать всё наоборот.

Нужно ничего не понимать в марксизме, чтобы вместо организации пролетариев в рабочий класс через поголовное их НЕФОРМАЛЬНОЕ практическое участие в борьбе марксистской политической партии за коммунизм, участвовать в создании двоецентрия в рабочей среде, заигрывая с профсоюзами, ставя их и их экономическую борьбу на первое место по отношению к политической борьбе.

Дело хотя бы в том, что профсоюзное движение настолько примитивно по своему содержанию и «стратегии», что не только не развивает сознания рабочих, но и вообще отучает их думать. Именно этим можно легко объяснить, почему в профсоюзах всех рыночных стран большинство составляют необразованные пролетарии, а в политических партиях - их всегда «мизер». В профсоюзах всё настолько понятно, что каждый ощущает себя экспертом.

Бросается в глаза то обстоятельство, что в переведённой статье стоит сплошной «плач ярославны», как будто текущая работа коммунистов в профсоюзах, а тем более многолетнее руководство профсоюзами, как в Греции, является важнейшей коммунистической задачей. Автор сам описывает поражение за поражением коммунистов в профсоюзном движении и не извлекает из десятков крупных поражений никакого опыта, уроков, а тем более, закономерности.

Разумеется, нет ничего страшного в том, что коммунист может состоять в руководстве профсоюзами. Как нет ничего страшного и в нахождении нескольких коммунистов в царской Думе или Думе РФ. Пусть режим и оппортунисты кормят коммуниста, оплачивают ему переезды, звонки. Но сетовать на то, что оппортунисты вышибли коммунистов из оппортунистических организаций и не дают коммунистам вместо оппортунистов делать оппортунистическую работу, по меньшей мере, забавно. Еще забавнее то, что коммунисты ведут свою работу с массами через сомнительное посредничество профсоюзов или других организаций, а потом с потерей влияния в этих имманентно оппортунистических организациях теряют и связь с массами и влияние на них. Мы уже видели примеры даже в московском регионе, когда смена руководства профсоюза, совета или забасткома приводила к «закрытию» предприятия для компартии. Такая ситуация только проявляет тот факт, что коммунисты хорошо поработали на профсоюз, но «не успели» или «забыли» поработать над собственно коммунистическим делом - пропагандой марксизма.

Короче говоря, статьи западных оппортунистов для нас тоже должны быть ПОВОДОМ для хорошей задумчивости, а не одним лишь воспроизведением. Пускать дело понимания таких вопросов нашими товарищами на самотёк, непростительная роскошь. Без научных комментариев читатель поймет, в лучшем случае, две вещи: буржуи хитрые, вредные и подлые ребята; коммунисты бедные неудачники, очень хотят работать в профсоюзы, но их, несчастных, вечно обманывают, выгоняют и обижают. Коммунисты уже много лет ничего с этим поделать не могут, а потому ставка на коммунистов, это все равно, как делать на скачках ставку на трёхногую лошадь.

Надо разъяснить современному читателю, незнакомому уже ни с теорией, ни с историей вопроса, по меньшей мере, несколько, понятных для марксистов, вещей: а) пределы возможностей профсоюзов в рыночной экономике; б) оппортунистическую, приспособленческую историю, природу и сущность профсоюзов; в) действительные задачи коммунистов в профсоюзах и других оппортунистических организациях.

Сентябрь 2006
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№1(14) 2006
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента