Алексей Исаев

В грозном 41-ом
О причинах неудач Красной Армии в начальный период Великой Отечественной войны

Великая Отечественная... Идёт уже 62-й год с её начала, а события этого периода не отпускают внимания людей, несмотря на то, что о них написаны уже горы книг и отсняты тысячи километров кино- и фотоплёнок. А сколько ещё будет написано и снято?

Но, как ни странно может показаться, это нормально. Более того, даже ещё и недостаточно, ибо до сих пор остаётся множество вопросов, которые настоятельно требуют ответов. Один из них — причины поражений Красной Армии в начальном периоде войны, в особенности летом 1941 года. Вниманию читателей предлагается статья, которая затрагивает этот вопрос и в определённой степени опровергает многие домыслы и поверхностные взгляды по этой проблеме.

Данный текст представляет собой попытку вкратце объяснить причинно-следственные связи событий 1941 г. Я не претендую на полноту изложения фактического материала и ответы на все вопросы. Также не ставится задача что-либо опровергать.

Итак, что же произошло в 1941-м?

Начнем с традиционного раздела

Планы сторон.

Военные планы Германии и СССР были, традиционно для сверхдержав, наступательные, имеющие целью сорвать развертывание противника и разгромить его армию в наиболее благоприятных условиях. Сам факт наличия наступательных планов ничем не примечателен, наступательными были и планы стран, вступивших в войну в 1914-м году. Немцы вступили в Приграничное сражение августа 1914-го с планом Шлиффена удара через Бельгию, французы с «планом 17» Жоффра, предусматривавшем наступление на правом крыле фронта. Русская армия в 1914-м начала войну наступлением в Восточной Пруссии. Наступательные планы удобнее в реализации: нанося удар, мы навязываем свою волю противнику, заставляя его бросать предназначенные для собственного наступления силы на отражение удара. Например, русское наступление в Восточной Пруссии в 1914-м заставило немцев перебросить силы для его парирования с Западного фронта. Построение устойчивой обороны на фронте длиной сотни километров даже при наличии УРов в общем случае задача нетривиальная.

Дело в том, что технология ведения войны тех лет предполагала наступать не на всем фронте соприкосновения войск в сотни километров, а пробивать линию войск противника на нескольких участках шириной по 15-20 км, затем проталкивать в эти бреши эшелоны развития успеха в виде пехотных, кавалерийских, а во Вторую мировую войну танковых соединений, рассекая и окружая противостоящие армии. И проблема состояла в том, чтобы угадать участки прорывов, где противная сторона сосредотачивает свои войска для удара. Иначе, имея подавляющее локальное превосходство, противник сокрушит оборону в выбранной точке, и танковый клин врежется в наши тылы. А мы будем лихорадочно бросать свои резервы под паровой каток танкового клина. Напротив, наступая первыми, мы можем сконцентрировать свои войска на острие удара, оставив на вспомогательных направлениях минимальное количество войск для обороны, ударить первыми, тогда бросать под каток танковых войск резервы придется противнику. Вследствие всех этих соображений планы войны СССР были наступательными. Вопреки распространенным легендам, так называемые, «Соображения...» с планом упреждения противника в развертывании его войск не были инициативной разработкой мая 1941-го, советские военачальники прекрасно понимали вышеописанные преимущества наступательных планов перед оборонительными. Как минимум с 1937-38 года существовал план наступательной операции против «германопольских» войск: Германия и Польша тогда рассматривались как потенциальные союзники в войне против СССР. После исчезновения одного из потенциальных противников и смены профиля границы разработка традиционного наступательного плана продолжилась.

Первоначально был план с развертыванием большей части войск севернее Полесья, затем этот план был разбит на два варианта, «южный» и «северный». В первом варианте большая часть сил РККА концентрировалась в районе львовского выступа для удара по немцам в южной Польше, в белостокском районе — предусматривалась оборона. По «северному» варианту предусматривались две ударных группировки: одна на львовском выступе для удара через южную Польшу, другая на белостокском для удара по Восточной Пруссии. Подтверждены эти планы документами, написанными Василевским и датированными августом и сентябрем (с разбивкой на «северный» и южный» варианты) 1940 года. Последний опубликованный вариант «Соображений...» от 15 мая 1941 г. представляет собой логическое развитие планов 1940-го года: удар по сходящимся направлениям под кодовым названием «Канны», для взятия немцев в кольцо в промежутке между Бугом и Вислой. Таким образом, ни о какой импровизации в подготовке ударов, которые должны были заставить Германию развернуть свои танковые клинья от Киева и Минска на отражение ударов советских армий, речь не идёт. Был учтён опыт далекого 1914-го, когда удары армий Самсонова и Ренненкампфа заставляли немцев разворачивать дивизии, идущие на Париж. Более того, фактически «Соображения...» были повторением одного из вариантов плана русского командования начала века. Разница состояла только в том, что в 1940-41 акцент был сделан на южный фланг, а не на Восточную Пруссию, как это было в 1910-х годах по требованию Франции. Так что наступательный план не является сам по себе доказательством агрессивности. Это требование стратегической целесообразности, не более того.

Вместе с тем, традиционность советских военных планов была и их неустранимым изъяном. Дадим слово человеку, который собственноручно писал советские оперативные планы. А.М.Василевский в интервью, данном в 1965 г., но опубликованном в журнале «Новая и новейшая история» только в 1992 г., говорит следующее: «Исходя при разработке плана, казалось бы, из правильного положения, что современные войны не объявляются, а они просто начинаются уже изготовившимся к боевым действиям противником, что особенно характерно было продемонстрировано фашистским руководством Германии в первый период второй мировой войны, соответствующих правильных выводов из этого положения для себя руководство нашими Вооруженными Силами и Генеральным штабом не сделало и никаких поправок в оперативный план в связи с этим не внесло. Наоборот, план по старинке предусматривал так называемый начальный период войны продолжительностью 15-20 дней от начала военных действий до вступления в дело основных войск страны, на протяжении которого войска эшелонов прикрытия от приграничных военных округов, развернутых вдоль границ, своими боевыми действиями должны были прикрывать отмобилизование, сосредоточение и развертывание главных сил наших войск. При этом противная сторона, т.е. фашистская Германия с ее полностью отмобилизованной и уже воюющей армией, ставилась в отношении сроков, необходимых для ее сосредоточения и развертывания против нас, в те же условия, что и наши Вооруженные Силы». Это означает, что начало наступательных операций предполагалось после периода сосредоточения и развертывания, когда после формального объявления войны противники мобилизуют и сосредотачивают свои силы у границы, как это было в 1914 г. Немцы опрокинули этот принцип, начав войну сразу всеми запланированными для первой операции силами, полностью сдвинув период сосредоточения и развертывания на мирное время.

На этом можно завершить рассказ о планах РККА, вопросе, наименее исследованном советской историографией по политическим мотивам. Хотя история военного планирования СССР вполне обычна и ничем не отличается от истории военного планирования Франции или России перед Первой мировой войной. Далее я буду рассказывать те вещи, которые в той или иной мере присутствуют в советских научных работах, но на них, как правило, не акцентируют внимание в силу того, что наши официальные историки вышли из ГлавПУРа и оперативными и стратегическими вопросами владели слабо. Профессионалов же больше интересовал опыт успешных операций 1943-45-го, с 1941-м им было все ясно. Что именно ясно, я расскажу далее.

Второй необходимый раздел — это

Силы сторон.

Успех или неуспех сражения определяется качеством и количеством войск противников, а также их взаимным расположением. Для осуществления военных планов в 20-м столетии требовалась такая вещь, как стратегическое развертывание. Это слово я уже употреблял ранее. В ходе развертывания войск для операции миллионы людей, тысячи вагонов с боеприпасами и техникой перемещают по ж.д. и дорожной сети страны к границе, подобно тому, как ранее выстраивались друг против друга шеренги солдат перед тем, как сойтись в поле, звеня мечами. Для чего это делается? Дивизии армии любой страны в мирное время содержатся в сокращенном составе по, так называемым, штатам мирного времени и разбросаны по всей стране. Такое сжатие, или, выражаясь компьютерным языком, архивирование дивизии в мирное время достигалось тем, что в каждом батальоне было по одной роте, а остальные «обозначались», то есть существовали только на бумаге. Вместо 27 рот (3 полка по 3 батальона по три роты) существовало 9 рот, а еще 18 разворачивались из резервистов в процессе мобилизации. В свернутой дивизии, кроме того, отсутствовали вспомогательные номера расчетов орудий. Большой вклад в сжатие дивизии до численности мирного времени вносили тылы (ездовые, водители, кашевары и хлебопеки), создававшиеся в военное время практически с нуля. Большую часть тылового транспорта дивизия получала по мобилизации из народного хозяйства. Например, по штату №4/120 от апреля 1941 г. в стрелковой дивизии мирного времени было 155 автомашин и 905 лошадей, а по штату военного времени 558 автомашин и 3039 лошадей. Откуда берутся люди, лошади, автомашины? Мобилизуются путем призыва соответствующих категорий населения и изъятия из народного хозяйства автомашин и лошадей. Базой для этих мероприятий служат военные округа. Конечно, можно держать в приграничной полосе все дивизии в виде «скелетиков» мирного времени. Но в этих условиях все равно требуется перевозить запасников и призывников из внутренних округов в приграничные области. Местные ресурсы всего не покрывают, да и приграничные народы часто ненадежны политически. Это верно и для России XIX-начала XX веков, когда по плану Обручева в случае войны предполагалось призывать поляков до 40-летнего возраста включительно, так и для СССР 1940-41 гг., когда призванные в 24 Самаро-Ульяновскую Железную дивизию призывники из Зап.Белоруссии разбежались. Поэтому, прежде чем выстроить армию у границы перед началом первых операций войны, нужно укомплектовать дивизии, разбросанные по всей стране, по штату военного времени, погрузить в вагоны и доставить на театр военных действий.

Фактическое состояние дел для железнодорожной сети СССР иллюстрируют следующие цифры (в парах поездов в сутки):

ОкругПропускная способность
до 1941 (планируемая)
ПрибОВО87 216 192
ЗапОВО120 166 216
КОВО132 266 362
ОдВО289 691

Планируемая пропускная способность — это пропускная способность после мероприятий по модернизации ж.д. сети по планам 1941-го года. Цифры взяты по документу ЦАМО ф.67, оп 165389, д.1, лл. 68-85. Опубликован в 14-м томе сборника документов издательства «Терра».

Для справки: для переброски одной стрелковой дивизии в сутки требовалась пропускная способность 48-50 пар поездов, т.е. чем выше пропускная способность и чем короче расстояние, на которое нужно перевозить войска, тем быстрее можно осуществить стратегическое развертывание.

Расстояние и слабая обеспеченность железными дорогами были проблемой России еще с начала века. Рассмотрим происхождение 8-й армии генерала А.А.Брусилова 1914 г. 8 армия к началу наступления состояла из 12-го, 8-го, 7-го, 24-го армейских корпусов. 12 корпус был сосредоточен между Проскуровым и Уманью, практически там же, где начал воевать. 8 корпус прибыл из района Кишинева-Одессы. 7 корпус начал прибывать на 6-й день мобилизации из района Екатеринослава (ныне Днепропетровска) и Крыма. А вот 24 армейский корпус прибыл аж из Самары, он начал прибывать с 17-го дня мобилизации. 3 кавказский корпус ехал в армию Брусилова с Кавказа и прибыл уже после начала боевых действий. По статистике средний переезд новобранца в России составлял 900 — 1000 верст, а во Франции, Германии средний переезд не превышал 200 — 300 верст. В советское время ситуация с обеспеченностью железными дорогами несколько улучшилась, но все равно оставалась достаточно напряженной. Тем более, что войска требовалось перебрасывать из мест формирования и постоянной дислокации в Приволжском или Северо-Кавказском военном округе.

Пока войска для операции проталкиваются по железным дорогам к границе, их прикрывают, так называемые, армии прикрытия. Плотность этих войск (30-50 км на дивизию при построении в один эшелон) недостаточна для ведения сколько-нибудь серьезных оборонительных или наступательных действий. Они могут только прикрывать границу на период развертывания и сосредоточения войск противоборствующих сторон от мелких вылазок с целью захвата плацдармов, выгодных участков местности и т.п.

По опыту Первой мировой считалось, что от объявления войны до начала активных боевых действий (начала запланированных операций) будет период развертывания и мобилизации. Реалии начала Второй мировой войны состояли в том, что этого периода не было. Германия скрытно проводила мобилизацию и развертывание и наносила удар по не завершившему развертывание противнику. Пример тому — Польша, планы которой, кстати, тоже были наступательные. Поэтому в СССР по итогам опыта войны также предпринимали мероприятия по скрытой мобилизации (призыв резервистов) и развертыванию войск (перемещение в западные округа дивизий, корпусов и армий из внутренних округов). В мае же были разработаны директивы на выдвижение армий, сформированных во внутренних округах. Эти войска представляли собой 21 А (66 ск, 63 ск из Приволжского ВО, 45 ск, 30 ск, 33 ск из Орловского ВО), 19 А с управлением из Северо-Кавказского ВО (34 ск, 67 ск, 25 мк) и 16 А из ЗабВО. Однако реально выдвижение этих армий было выполнено частично: в мае в КОВО выдвинулся 34 ск из 19 А, из ЗабВО прибыла к началу войны 16 А. В случае же выполнения майских директив был шанс упредить немцев в развертывании.

Проблемой был недостаток информации о реальных планах противника и большая протяженность ж.д. сети СССР. Данные разведки были противоречивы, а на 31 мая 1941-го группировка вермахта не имела однозначной направленности против СССР: 120 дивизий на востоке и 120 дивизий на Западе. Только когда в начале июня продолжилось наращивание группировки вермахта на Востоке, стало понятно, что «дело пахнет керосином». Были в срочном порядке предприняты меры по завершению развертывания: выдвижение войск второго стратегического эшелона из внутренних округов (21 А начала выдвигаться в район Гомеля) и 14-го июня — выдвижение сформированных весной 1941-го года в особых округах стрелковых корпусов, в частности 31 ск, имеющий в своем составе 200 сд Людникова, о которой пишет Суворов (В. Резун). Одновременно были предприняты политические шаги для оттягивания срока нападения Германии.

Почему же летом 1941-го произошла катастрофа? Оборонительные или наступательные планы тут ни при чем. Проблема в незавершенном развертывании, вызванном ошибочным представлением о начальном периоде войны и поздним осознанием факта возможного нападения Германии. Если бы планы операции были оборонительными, то при незавершенном развертывании войск Красной Армии удар успевшего развернуться вермахта имел бы такие же фатальные последствия.

Что такое незавершенное развертывание с точки зрения реалий войны? Это, например, когда предназначенная для отражения атаки находящейся на острие удара 1 ТГр Клейста на Сокальском выступе, 19 А по планам 1940-го года не выдвинулась в полном составе с Северного Кавказа и частично доехала только до Киева, а 20 А, которая предназначалась для обороны в этом месте, находилась за сотни километров, в своем округе. В результате вместо этих армий на Сокальском выступе ЮЗФ обороняется одна 124 сд, которую удар пяти пд немцев, не считая тд, раскатал в блин. То же самое было на ЗФ в районе Бреста. Превосходя находящиеся у границы войска 4 А в пять раз, немцы благополучно прорвали фронт и двинулись к Минску. По той же простой причине войска, предназначенные для обороны в районе Бреста, в тот момент только ехали по ж.д. и находились у Минска, опять же в сотнях километров от границы.

Оба примера приведены для участков, где по своим наступательным планам РККА должна была вести оборонительные действия, обеспечивая центр «Канн». На участках наступления также были войска прикрытия с плотностью 30-50 км на дивизию опять же по той причине, что предназначенные для наступления стрелковые дивизии и корпуса либо топали пешком к границе, как, например, 200 сд Людникова, либо ехали по ж.д., как 13 А, предназначенная для удара на Варшаву. Готовы были только механизированные части, но они были не в состоянии что-либо сделать без поддержки пехоты, которая только ещё топала или ехала за сотни километров от границы. Даже сильнейший 4 мк (892 танка, 416 КВ и Т-34) «сработался» в тягучей массе немецких пехотных дивизий у Львова. КВ и Т-34 отрезали от пехоты и расстреливали из зениток и тяжелых пушек. То же самое произошло у Дубны с 8 мк и у Радехова с 15 мк. На Западном фронте, у Гродно, их судьбу повторил 6 мк, в котором в начале войны был 1021 танк, из них 352 КВ и Т-34. Проблемой было не превосходство немцев в танках, а подавляющее превосходство в числе пехотных дивизий над не получившими подкреплений из внутренних округов стрелковыми частями РККА, имевшими плотность 30-50 км на дивизию.

Конкретные цифры по Западному фронту следующие. Полоса обороны 3-й армии достигала 120 км, 10-й — 200 и 4-й -150. В округе в среднем на дивизию приходилось 36 км, в 3-й армии — 40, 10-й — более 33, в 4-й — 37,5 км. В Юго-Западном округе на 5 дивизий 5 А приходилось 170 километров, то есть 34 км на сд, На 3 дивизии 6 А — 140 км, на три стрелковые дивизии 26 А — 130 км, на полтысячи километров — от города Черновцы до устья Днестра — были растянуты 6 дивизий 9 А. Для сравнения, приведу цифры плотностей войск под Курском летом 1943 г.:

13 А Центрального фронта. Фронт — 32 км. Распределение дивизий: 15 сд — 9 км, 81 сд — 10 км. За ними на расстоянии 8 км — 6 гв.сд на фронте 14 км и 307 сд , на фронте 10 км. 148 сд — 7 км, 8 сд — 6 км. За ними на расстоянии 6 км — 74 сд, на фронте 14 км. На расстоянии от фронта в 20 км еще наблюдается 17 гв. ск, 70 гв. сд, 75 гв. сд и 18 гв. ск. На остальном фронте свыше 200 км было выделено 17 сд и 4 сбр. На участке 70А — фронт 62 км — плотность колебалась от 9 км (211 сд) до 20 км (102 сд), это не считая второго эшелона на расстоянии 10 км, где плотность была от 8 км (132 сд) до 18 км (162 сд). В 60 А — фронт 92 км — плотность в первой линии от 17 до 27 км.

Воронежский фронт. 6 гв. А — фронт 64 км.: 375 гв. сд — 17 км), 52 гв. сд — 14 км, 67 гв. сд. — 14 км, 71 гв. сд — 19 км. Второй эшелон — на расстоянии 8-12 км: 89 гв. сд — 20 км, 51 гв. сд — 18 км, 90 гв.сд — 20 км.

7 гв. А — 50 км.: 36 гв. сд — 17 км, 72 гв. сд — 15 км, 78 гв. сд — 9 км, 81 гв. сд — 9 км. Второй эшелон — на расстоянии от 2-4 км до 10-12 км: 15 гв. сд — 10 км, 219 сд — 20 км, 73 гв. сд — 18 км.

В полосе Воронежского фронта не был точно определен участок удара немцев, поэтому даже при таких плотностях обороняющихся войск фронт был прорван немцами, и они углубились в построение советских войск на 35 км. Ситуацию восстановили только контрудары 1 ТА и 5 ТА, 5 гв. А. События на Центральном фронте развивались по такому же сценарию и под каток немецкого танкового клина были брошены резервы фронта, которые в жестоком встречном сражении на Прохоровском плацдарме смогли остановить противника.

Теперь представьте себе, что на курском выступе обороняется меньше войск, чем было в реальности? Была бы успешной такая оборона, смогли бы остановить немцев под Курском, если бы войска Центрального и Воронежского фронтов имели плотность приграничных армий 1941-го?

Очевидно, что плотности войск у границы на 22 июня 1941-го отличались от плотностей войск в оборонительной операции под Курском в несколько раз именно из-за проблем с развертыванием. Для построения обороны, как и для подготовки наступления, требовалось выстроить у границы войска прикрытия, части, сформированные в особых округах, и части из внутренних округов. А при незавершенном развертывании, при наличии трех эшелонов, в каждом из которых было чуть больше пятидесяти дивизий и к тому же разделенных сотнями километров, РККА не была готова ни обороняться, ни наступать. Неготовность советских войск в 1941-м выражается именно в этом. Было проделано много мероприятий по повышению готовности страны и армии к войне, но недоразвёрнутая армия к удару немцев готова не была. Не было плотностей войск ни для ведения обороны, ни для ведения наступления. Было превосходство немцев над каждым из трех эшелонов советских войск, над приграничными армиями, над цепью шагавших к границе стрелковых корпусов и над двигавшимися по железной дороге армиями внутренних округов. На 22 июня только 83 воинских эшелона прибыли в назначенные пункты, 455 находились в пути, а 401 еще даже не грузились (!!!).

Отрицательно сказалось на эффективности ведения первых операций и то, что РККА не прошла полностью мобилизацию. То есть не получила полагающиеся по мобилизации трактора и грузовики. Немцы процесс мобилизации давно прошли, поскольку война для них началась еще 1 сентября 1939-го года. Напротив, многие мехкорпуса РККА (15 мк, 19 мк, в том числе и 9 мк Рокоссовского) не были укомплектованы грузовиками и тракторами из народного хозяйства. Из-за этого они представляли собой усиленные танками стрелковые корпуса, лишенные гужевого транспорта. И, конечно же, уступали немцам в подвижности. Ведь в немецкой тд — 2000 автомашин, а в нашей неотмобилизованной тд 9-го мк — в несколько раз меньше. Например, во всем 4 мк было всего 2500 автомашин на 28 тыс. человек. То же самое было со стрелковыми дивизиями. Например, в армиях Киевского Особого военного округа 22 июня 1941 г. численность личного состава стрелковой дивизии колебалась от 7177 человек в 173 сд 26 Армии до 10050 человек в 97 сд 6 Армии, при штатной численности 14583 человека. Количество автомашин колебалось от 63 в 62 сд 5 А до 395 в 159 сд 6 А. Если читатели мне позволят такую аналогию, то потрепанная дивизия — это часы с помятым корпусом и разбитым стеклом циферблата, а недоразвернутая дивизия — это часы без пружинок и шестерен внутри.

Вот при такой в целом невеселой для РККА и СССР расстановке фигур наступило памятное утро 22 июня 1941-го года. Даже если бы каждая советская дивизия состояла из одних Рэмбо, и командовали бы этими дивизиями военные гении, то и тогда принципиально изменить ход событий в первые недели войны было бы затруднительно.

Здесь необходимо заметить еще одну технологическую особенность ведения боевых действий тех лет. Преимущества обороняющихся, показанные в фильмах «про войну» — в окопах сидят солдаты и стреляют в идущих плотными шеренгами наступающих, — в реальности сильно блекли. Система огня обороняющегося — пулеметные гнезда, артиллерийские батареи, — подавлялись артиллерийским огнем наступающих, сконцентрировавших на участке прорыва свои войска в соотношении 1:3 и более по отношению к обороняющимся. На сидящих в окопах стрелков и пулеметчиков обрушивался шквал снарядов и мин, заставлявший замолчать пулеметы, минометы и пушки. Ведь результаты сражений с наполеоновских времен в значительной мере определяла именно артиллерийская дуэль. Насыщение пехоты магазинными винтовками и пулеметами в Первую и Вторую мировую войну вызвало увеличение численности артиллерии, предназначенной для подавления обороны, для эффективного уничтожения орудий, пулеметов и минометов обороняющейся стороны. Если артиллерия наступающего противника подавляла пушки и пулеметы обороняющегося, удержать удар танков и пехоты было нереально. Артиллерия оставалась богом войны. Более того, артиллерия в значительной степени определяла боеспособность танковых соединений. Помимо танков в танковых и моторизованных дивизиях была артиллерия на скоростных тягачах, а боеприпасы везли на грузовиках. В глубине обороны действовали те же принципы: подавление опорного пункта противника артиллерией, затем танки добивают оставшиеся узлы сопротивления, а мотопехота занимает местность.

Ранним утром 22 июня артиллерийская подготовка вермахта обрушилась на приграничные части РККА. На нескольких ключевых направлениях фронт был прорван и вглубь СССР устремились танковые клинья, артиллерия и мотопехота на грузовиках. Удержать эти танковые клинья приграничные части, в силу своей низкой плотности построения, не могли. Был только один вариант противодействия: контрудары механизированными соединениями, которые можно было быстро рокировать на фланги танковых клиньев. Альтернативы контрударам, с точки зрения оперативного искусства, просто не было. Бросаемые для построения заслона перед острием танкового клина воинские части немцы перемалывали ударами моторизованной артиллерии и танков. Опасными для механизированных соединений вермахта были удары во фланг. Замечу, что немцы в аналогичной ситуации действовали именно контрударами. Когда в конце ноября -начале декабря 1942-го года механизированный корпус Соломатина глубоко вошел в оборону 9 А немцев у п.Белого в районе Ржевского выступа, немецкое командование перебросило на фланг вклинившихся советских войск резервы в составе 19 и 20 тд и кавдивизии СС. Корпус Соломатина был отрезан, угроза окружения войск немцев на ржевском выступе была ликвидирована. Одним словом, решение было очевидное, оставалось его только реализовать. Что при недоразвёрнутой и неотмобилизованной РККА было затруднительно.

Неблагоприятное начало обеспечило проблемы с плотностью войск на всем протяжении боевых действий 1941-го. Второй стратегический эшелон занимал оборону в районе Смоленска с той же плотностью в 30 км на дивизию, которая привела к поражению приграничных армий. Немцы перемалывали РККА поэшелонно, постепенно продвигаясь вглубь страны. Механизм поражения эшелонов РККА можно проиллюстрировать на примере Вязьмы в октябре месяце. Советские войска были вынуждены перейти к обороне и против них начали действовать все те принципы, которые я описал ранее. Нужно было верно определить направление удара противника. Предполагалось, что немцы ударят вдоль шоссе Ярцево — Вязьма. На этом направлении была создана система обороны с хорошими плотностями: 112 сд 16 А занимала фронт в 8 км при численности 10091 чел, а 38 сд 16 А даже в 4 км при численности 10095 чел. Но за этот плотный заслон пришлось заплатить низкими плотностями войск на других направлениях. 211 сд 43 А занимала фронт в 16 км при численности 9653 человека, а 53 сд 43 А — фронт в 24 км при численности 11953 чел. В полосе Брянского фронта дела были еще хуже: плотность колебалась от 24 км на дивизию (279 сд 50 А) и до 46 км в 217 сд 50 А. К сожалению, предположения о планируемом направлении удара оказались ошибочными. Немцы перебросили из-под Ленинграда 4 танковую группу. Удар 4 ТГр из района Духовщина пришелся севернее шоссе Ярцево — Вязьма, удар 3 ТГр из района Рославля — южнее. То есть там, где плотности войск были ниже нормативов для устойчивой обороны. Танковые клинья сошлись у Вязьмы, и в окружение попала 600-тысячная группировка советских войск. Остановить немцев под Москвой удалось, лишь переместив с Северо-Западного фронта среднеазиатские дивизии , в частности знаменитую 316-ю генерала Панфилова.

Несколько вопросов и ответов в заключение.

1) Почему РККА потерпела поражение, хотя ее брутто-численность непринципиально уступала численности вермахта?

Ответ: потому что РККА была недоразвернута, и ее дивизии были разорваны на три эшелона вне оперативной связи друг с другом, каждый из которых уступал немцам в численности.

2) Почему РККА была недоразвернута?

Ответ: Потому что согласно советской военной теории считалось невозможным ведение начальных операций сразу всеми силами, предполагалось наличие начального периода, когда противники осуществляют развертывание и сосредоточение под аккомпанемент воздушной войны и вялых стычек на границе. Немцы же применили новую технологию ведения начального периода войны, обкатанную в Польше, когда вместо начального периода война начинается сразу главными силами армии.

3) Почему Сталин не верил разведке?

Ответ: До определенного периода передвижение немецких войск не носило угрожающего характера и могло быть объяснено желанием прикрыть восточную границу в ходе высадки на Британские острова. Версия «Вермахт будет высаживаться в Британии» проталкивалась и немецкой пропагандой. К сожалению, кампания пропаганды оказалась успешной.

События 1941 г. — не слишком приятная страница нашей истории. Но не нужно демонизировать или усложнять планы и желания советской стороны. Действия советского руководства были подобны действиям руководителей других государств перед лицом опасности войны.

Октябрь 2002
В тексте используются следующие сокращения:
А— армия
ВО— военный округ
гв.сд— гвардейская стрелковая дивизия
ж.д.— железнодорожный
мк— механизированный корпус
пд— пехотная дивизия
сд— стрелковая дивизия
ск— стрелковый корпус
ТА— танковая армия
ТГр— танковая группа
тд— танковая дивизия
УР— укрепленный район
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(2) 2002
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента