Владимир Орлов

Повод для размышлений и марксистского самообразования

От редакции «Прорыва»: В редакцию «Прорыва» пришло очередное искреннее письмо-рассуждение нашего нового автора Владимира Орлова, вынужденного эмигрировать из Украины в Италию. Предлагаем его письмо-рассуждение вниманию наших читателей.

Здравствуй, дорогой «Прорыв». Недавно мое внимание привлекла объемная книга В.Ю. Катасонова «Капитализм. История и идеология денежной цивилизации». Осилил, практически, всю.

Сложилось впечатление, что своим острием эта книга направлена против марксизма как научной системы.

Катасонов обвиняет Маркса в «научной недобросовестности» и даже более того - в сознательном искажении положения дел в пользу представителей ростовщического капитала. Он говорит, что Маркс выступил в роли научного прикрытия деятельности финансового капитала, привлекая все внимание читателей к промышленному капиталу, разжигая классовую борьбу против промышленного капитала.

Катасонов пытается критиковать и учение об ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ, выражая сомнение в том, что, вряд ли, такое научное понятие как рост производительности труда может дать ключи к объяснению действительной истории человечества. Он считает, что помимо производительности труда есть более весомые факторы, влияющие на то, по какому пути движется человечество. И одним из таких факторов он считает деятельность ростовщиков-евреев и их религию, иудаизм. Он считает, что капитализм отнюдь не более прогрессивный общественно политический строй, нежели феодализм или рабовладение, поскольку рабство никуда не исчезло и при капитализме. Следовательно, никакого прогресса человечества не произошло, хотя марксизм говорит о поступательном развитии человечества. И это - по сути, второе обвинение в сторону Маркса и марксизма.

По утверждению Катасонова, Маркс в «Капитале» не смог уделить достаточно много внимания ростовщическому капиталу.

Но, во-первых, мы должны ценить заслуги ученого не по тому, что он не сделал, не успел сделать или не смог сделать, а по тому, что он сделал и внес нового и точного в сравнении со своими предшественниками. Несделанное или недоделанное (даже если бы это действительно было так!) не дает повода для обвинений в научной недобросовестности или, тем более, в сознательном подлоге, в служении ростовщической олигархии. Думаю, что подобные обвинения и подозрения - всецело на совести Катасонова, и характеризуют его, как не вполне добросовестного литератора, который торопится на основании немногих собственных доводов состряпать целое «дело» на Маркса.

Во-вторых, считаю критику Катасонова необоснованной, поскольку она не охватывает собой марксизм как целое, а только касается лишь двух вышеназванных проблем. Поэтому, даже если допустить, что Маркс в выше обозначенных вопросах действительно ошибался, то, что мешает сегодняшним экономистам развить теорию, уделив больше внимания исследованиям финансового капитализма, отразив более полно современные реалии, т.е. то, что во времена Маркса еще не было настолько зрелым, что только теперь проявилось более полно и явно.

В-третьих, идеи, высказанные Катасоновым в своей книге, мне уже неоднократно встречались. Стало быть, Катасонов вовсе не первый, кто заговорил о диктате ростовщического процента и т.п.

По крайней мере, мне впервые пришлось встретиться с подобной критикой марксизма в книге Гитлера «Моя борьба».

Не помню точно, в какой главе, но там Гитлер вспоминает, как слушал лекции одного профессора про ростовщический капитал, про соотношение 20 к 1 в пользу ростовщиков за счет промышленного капитала.

Я подумал тогда, что противопоставление финансового капитала и промышленного - обыкновенная уловка буржуазии, которая в преддверии кризиса хочет перевести стрелки народного гнева в выгодном для себя русле - направить гнев на ростовщиков и увести гнев от промышленников и, тем самым, поставить под сомнение всю стратегию коммунистов - выделение среди всего пролетариата именно класса промышленных рабочих, который только и может быть гегемоном в социалистической революции. И действительно, нацизм, как мы знаем, исходил из того, что промышленный капитал вовсе не враг нации, что промышленные капиталисты могут и должны быть «капитанами индустрии», в то же время финансовый капитал, особенно еврейский, является врагом нации номер один. Поэтому в государстве Гитлера капитализм вовсе не уничтожался, а подавлены были только профсоюзное, рабочее движение и все левые партии. Именно это обстоятельство я всегда вспоминаю, когда слышу разговоры о ссудном проценте.

Второй раз похожие идеи попались мне на глаза, когда я знакомился с идейным содержанием КОБ (Комитета Общественной Безопасности). Есть такая организация в России, известная своим антимарксизмом и антикоммунизмом. Очень активно пропагандирующая себя в интернете и не только.

Третий раз - это, когда я участвовал в форуме коммунистов на сайте Киевского и Ровенского ГК КПУ. Там тогда была одна тема («Секреты Мардохея Маркса Леви») - от Пожарыча - одного из участников форума, где говорилось практически о том же, что говорит Катасонов. Правда, у Катасонова получилась вполне внушительная по количеству страниц книга (свыше 1000) в отличие от краткой темы на форуме. Но на форуме против Пожарыча с критикой предложенной им статьи выступили Баграм и Чарикар - оба марксисты. Они, кстати, разъяснили всю бредологию автора статьи.

И вот теперь мне на глаза попадает книга Катасонова, где фактически во многом воспроизводится антимарксистская постановка вопроса.

Совсем недавно я ознакомился с одной из статей Шелдона Эмри «Миллиарды - банкам, долги - народу». Тут, правда, нет явного антимарксизма, но недостаток в том, что автор видит проблему только в финансовой системе капитализма, а сам капитализм с его частной собственностью оставляет без достаточного внимания. Проблема, дескать, в ссудном проценте и баста.

Насколько я понимаю Маркса, действительные материальные ценности, в конечном итоге, создаются только от соединения средств производства, сырья, технологий и труда рабочего, который весь прошлый труд приводит в движение своим живым трудом, создавая те или иные полезные вещи, т.е. потребительские стоимости.

Поэтому, хотя и говорят, что деньги делаются из денег, но на самом деле стоимость имеет только трудовое происхождение. А «создание денег из денег» - это всего лишь те или иные финансовые фокусы, которые помогают дурачить народ, чтобы капиталисты перераспределили между собою то, что уже создано - трудом рабочих.

С этой точки зрения вполне понятно, почему Маркс вначале своего «Капитала» сосредоточился именно на исследовании товара как первичной клеточки рыночного хозяйства и меньше внимания (как бы того хотелось Катасонову) уделил собственно финансовым спекуляциям. Но марксизм на Марксе, как я понимаю, не закончился, и ничто не мешает нынешним марксистам продолжить исследование этой проблемы, начатое самим Марксом. Выполнение собственных исследований и прояснение актуальных вопросов - вовсе не обязывает покидать фундамент марксизма, диалектический материализм.

Насколько я понял, Катасонов к диалектике не имеет никакого отношения. И более того, он - верующий человек, идеалист в социологии. Поэтому не случайно на протяжении всей своей книги он ищет скорее не материальные, а «духовные» основания капитализма, отказавшись от материализма. Тем самым, он поставил под сомнение способность производительных сил к развитию и, следовательно, изменение производственные отношения.

Я согласен, что рассмотрение «духовных» оснований - это тоже важно. Это тоже позволяет многое понять. Но все-таки, первичным является материальное как базис. И нужно искать именно материальные корни во всех духовных ветрах и основаниях.

Конечно, можно и нужно говорить об иудаизме, о евреях и об их религии, философии, характере, истории. Можно задуматься и над тем, что именно в иудаизме кроются «духовные» корни капитализма, которые взялся искать Катасонов. Но все-таки, как бы там ни было, история человечества начинается во времена, когда даже такого понятия как иудаизм еще не было. Был вначале первобытный коммунизм. Именно развитие производительных сил привело в конечном итоге к качественному скачку - смене бесклассового общества классовым. И произошло это практически повсеместно. А бумажные деньги, финансы данного вида, вообще впервые появились там, где изобрели рисовую бумагу. Стало быть, как только такая смена произошла, то и начали возникать на этой почве новые идеи, новые религии и новые функции денег. В том числе возник и иудаизм, возникли ростовщики и идеи ссудного процента и т.д. и т.п. Т.е. все это было развитием, усовершенствованием классового общества, раз оно однажды уж возникло из внеклассового под воздействием роста производительности, прежде всего, физического труда.

Поэтому, все, о чем пишет Катасонов - это, конечно, интересно. Но все это - не абсолютно. Религиозные и финансовые идеи возникли как отражение общественного бытия, а не наоборот. Бытие развивалось, видоизменяясь (хотя, однажды возникшее классовое общество оставалось классовым). Люди отражали бытие своим сознанием отнюдь не адекватно, отнюдь не в научных понятиях, а скорее в мифологиях. Задача же марксистов - это проникновение в сущность, попытаться заглянуть дальше тех или иных верований, поверхностных представлений. Задача в том, чтобы не останавливаться на «духовных» корнях той или иной общественно-экономической формации, а продвигаться вглубь, к сущности, исследуя влияние тех или иных материальных процессов как факторов, формирующих в конечном итоге и «дух» эпохи, что нам прекрасно продемонстрировали классики марксизма, применив диаматический метод к исследованию объективного исторического процесса.

Но хоть я и считаю книгу Катасонова, с одной стороны, ошибочной, вредной, в то же время считаю ее, с другой стороны, полезной.

Она полезна в качестве сборника отдельных цитат, поскольку облегчает формирования литературного кругозора, помогает относительно быстро констатировать, кто и что пишут по поводу финансов.

Если Катасонов считает, что с материалистической точки зрения невозможно дать удовлетворительное объяснение многим фактам и феноменам, то марксисты вполне могут и обязаны дать такие объяснения.

Книга Катасонова - это очень серьезный теоретический заряд, выпущенный буржуазией (в лице своего представителя из интеллигенции) по рядам своих будущих могильщиков. Действительно, вопрос о соотношении финансового и промышленного капитала может многих сбить с толку. Может посеять сомнения в правильности стратегии коммунистов, подрывая авторитет марксизма.

Поэтому надо бы дать аргументированный ответ Катасонову.

Где ИСТИНА? На стороне марксизма или Катасонова, который наивно предъявляет претензии Марксу, как будто это Маркс повинен в существовании капитала, а тем более в развитии капитализма, в том числе и финансового капитала в России.

Согласен, что все эти финансовые спекуляции, ростовщичество, ссудный процент - это большое зло. Но если всю силу удара направлять только на это, посчитав промышленный капитал таким, который трогать не нужно, то не впадем ли мы в таком случае в заблуждение? Ведь промышленный капитал первичен в отношении финансового. Более того, сегодня нет крупного промышленного капитала органически не связанного с финансовым. Сегодня, повсеместно, промышленные предприниматели вкладывают свободные средства именно в финансовые активы.

Думая взять под контроль финансовую олигархию, мы тем самым вовсе еще не уничтожаем капитализм. Миллионы мелких собственников будут возрождать крупный капитал вновь и вновь, в том числе, и финансовую олигархию.

Но рабочие должны понимать, что борьбой только против финансовой олигархии дело не закончится, победа достигнута не будет. Оставив частную собственность, оставим тем самым бациллы для развития капитализма. Все опять повторится. Немногие собственники поборют многих. Собственность сконцентрируется опять в руках немногих. Опять возникнет олигархия, в том числе и финансовая. Финансовая олигархия - всего лишь развитая форма промышленных капиталистов.

Самое большее, что может сделать книга Катасонова, это создать некое негативное НАСТРОЕНИЕ у читателя по отношению к ростовщичеству, к кредитной политике банков, не указав ни единого действительного пути сознательного избавления общества от этого порочного недуга и объективных предпосылок к победе на пути борьбы с кредитным рабством.

В книге господствует описание пороков капиталистической финансовой системы в публицистическом ключе, с апелляцией к многочисленным единомышленникам, видимо, ради придания большей авторитетности своей позиции. Дескать, задавим оппонентов дружной шоблой.

Обычно хорошее понимание логики Маркса в «Капитале», помогает легко разбираться в оппортунистических ошибках. Но, если, не укрепившись в марксизме, подробно изучать труды оппортунистов, то потом труднее освоить суть учения Маркса. Слишком много легко усваиваемой глупости содержится в этих трудах.

Но, как показывает опыт, лучший способ помочь людям понять важные и сложные вещи, изложить доказательно эти вещи сразу в том виде, в каком их и нужно понимать, а не приводить массу ошибочных взглядов, разжевывая читателю содержание этих бесконечных ошибок. А лучший способ понять сущность поднятого вопроса - это непосредственно обратиться к первоисточникам марксизма, засесть за основательное изучение «Капитала».

В связи с этим, встает во весь рост важнейшая задача МАРКСИСТСКОГО САМООБРАЗОВАНИЯ. Получается, как ни крути, а без изучения и понимания «Капитала» ты всегда будешь уязвим в теоретическом плане.

Но вот что делать с читателями? С теми, кто, так или иначе, знакомится или уже ознакомился с книгой Катасонова? Ведь нужно понимать, что это есть прямое отвлечение читающей и думающей публики от марксизма.

Предлагаемая им концепция достаточно правдоподобна (если не быть глубоко знакомым с Марксом). Поэтому очень многие поверят Катасонову и проигнорируют Маркса, усвоив то, что легко усвояется и, не потрудившись усвоить «заумное» (по выражению самого Катасонова) в «Капитале».

Итак, эта концепция (первичности финансового капитала в отношении промышленного и, как следствие, превращение промышленного капитала в жертву, которую нужно пожалеть и которой нужно помогать) - эта концепция уже гуляет по интернету, не встречая должного отпора.

Проблема в том, что книга Катасонова - в высшей мере неоднозначна, поскольку в ней содержатся как ошибочные моменты, так и много фактического. Т.е. смесь фактов и заблуждений.

Нужно отдать должное упорству и трудолюбию человека, сумевшего перелопатить множество литературы, в том числе и на иностранных языках (на английском, например).

Но те страницы, где он в вину Марксу ставит служение финансовой олигархии, изображает марксизм в зловещем каком-то виде, как очень хитрую маскировку и т.п. - это все есть большая ложка дегтя в массе интересных фактов. Т.е. опять-таки получается, что первые разумные оценки несовершенства современной денежной системы уже изначально испоганены антикоммунизмом.

Например, прочитал статью Шелдона Эмри «Миллиарды - банкирам, долги - народу». Интересная статья. Почти со всем согласен. Но, при чтении, то и дело чувствую - все равно в этих рассуждениях, кажущихся такими правильными, есть что-то не так, есть какая-то недоговоренность, т.е. некое упрощение проблемы.

И в конец статьи автор делает свой антикоммунистический пассаж. Ну, его можно понять: он - американец, плоть от плоти американская цивилизация. Но именно как раз в силу этого он не может понять, знать, что для советских людей понятие государственная работа, общественный транспорт, государственная квартира и т.п. - это не такие уж плохие понятия. Для меня, например, очевидно, что иметь государственную квартиру - это в сто раз лучше, нежели скитаться всю жизнь по арендованному жилью, когда тебя в любую минуту могут попросить освободить помещение. И что ради жилья люди должны унижаться, продаваться различными способами, идти на преступления, ссориться с родственниками и т.д. и т.п. Так что этот автор наслышан много о нашем государственном и вроде бы не нашем, а толком не знает и не понимает всей значимости того, когда у тебя есть своя собственная, государством данная тебе квартира, из которой государство тебя вовсе не выгоняет.

Поэтому, с моей точки зрения, задача теоретика, задача солдата на теоретическом фронте борьбы - это недопущение такой подмены, как новый симбиоз истины и обмана вместо старого. Новый - ничем не лучше старого. Это - то же самое что и спекуляция на важных злободневных проблемах с целью недопущения реального решения данных проблем.

Я думаю, что финансовый капитализм можно в какой-то мере сравнить с фашизмом. Финансовый капитализм относится примерно таким же образом к традиционному капитализму, как и фашизм к традиционной буржуазной демократии.

Но именно поэтому вести речь только о борьбе с финансовыми спекулянтами, не ведя речи об освобождении труда вообще - то же самое что бороться с фашизмом, не борясь, прежде всего с капитализмом.

К сожалению, именно этого как раз и не понимают все вышеперечисленные авторы. Финансовый капитал теперь силен как никогда. Следовательно, в этом видят проблему. Но не понимают того, что это всего лишь ПРОГРЕСС КАПИТАЛИЗМА, ДОСТИГНУТЫЙ НОВЫЙ УРОВЕНЬ ТОГО ЖЕ КАПИТАЛИЗМА.

Итак, все вышеперечисленные авторы обнажают, как им кажется, злободневную проблему, корни которой уходят глубоко-глубоко. И без выкорчевывания этих корней не может быть и речи о том, чтобы те или иные попытки обнажить злободневную проблему привели бы именно к тем результатам, на которые эти авторы рассчитывают.

Размышляя о книге Катасонова, я думал о том, что в ней больше перевешивает?

Больше ли истинных фактов или заблуждений?

Вроде бы способный человек. Жаль, что такие люди не на нашей стороне. У него есть много положительных качеств как у теоретика. Но насколько он действительно добросовестный в своих исследованиях?

Это важно понять и с той точки зрения, как с ним спорить. Спорить ли как с врагом или как с заблуждающимся потенциальным товарищем.

Апрель 2014
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2 (41) 2014
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента