Алексей Верин

Теоретический обзор сущности империализма
(реферат)

От редакции «Прорыва»: В своих рекомендациях по самообразованию мы рекомендуем нашим читателям не только читать классиков марксизма, но тренироваться писать самим, при этом стараться связывать прочитанное с современными вопросами, стоящими на повестке дня сегодняшней пропаганды. Хорошей, проверенной еще большевиками, формой такой работы является реферат. Один из таких рефератов, присланный нашим читателем, мы сегодня публикуем.

План обзора

1. Введение

2. Два империализма

3. Определение и характерные черты

4. Возникновение монополий из свободного рынка

5. Господства финансового капитала

6. Вывоз капитала и государственная политика

7. Выводы

Введение

Всё чаще в публикациях приходится встречать словечко «империализм», применяемое чаще всего для определения чьих-то имперских амбиций, в других случаях это слово звучит в адрес политики США или Европы, в третьих - для определения политики государств тех лет, что предшествовали Первой Мировой войне. А порой «империализм» употребляется и вовсе с застарелым душком догматизма поздней КПСС, приправляя всякое выступление с обличением всего плохого, что есть на планете. Каждый, кто пользуется этим словом, вкладывает в него разный смысл, чаще всего не давая термину хоть сколь-нибудь научного определения, ограничиваясь подбором эпитетов или употребляя это слово походя, так как если бы оно было известно каждому. Такая практика рождает спекуляции, которыми одинаково легко определяются империализмом произвольно взятые противоположности, истинное же значение термина ускользает.

Это не может не удручать, поскольку любое конструктивное обсуждение в условиях, когда никто в точности не понимает о чём речь, заведомо обречено превратиться в пустопорожнюю «кухонную» болтовню.

В данном реферате будет дана краткая характеристика империализма, будут рассмотрены два основных направления в его понимании, будет описан процесс возникновения монополий из свободного рынка, будет приведён анализ причин преобладания в обществе спекулянтов над реальными производителями и господства финансового капитала над всеми прочими видами капитала, будут рассмотрены экономические основы политического господства империализма и будет дан вывод. Данный реферат лишен множества статистических данных, расчётов и конкретных примеров в интересах краткости - за этими и другими данными настоятельно рекомендуется обращаться к работе В. Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма».

Два «империализма»

Не смотря на разнообразие попыток определить частные случаи империализма и вырастающее из этой практики богатство однобоких определений, выделяются, тем не менее, два основных направления в понимании империализма: как особая политика и как стадия в экономическом развитии общества.

И первый и второй подход предполагают ряд признаков и экономических условий, но первый подход, а именно «империализм как политика» предполагает, что при тех же условиях оная может быть и не-империалистской. Исходя из этого предположения выдвигается необходимость борьбы с империализмом как с особой государственной политикой, а не с капитализмом в целом, с тем чтобы добиться какой-либо другой политики, с сохранением самого капитализма. Из такой борьбы нередко исходят правительства тех стран, которые борются с империализмом других, «не-демократических» стран, борются с приписываемой конкретным государственным руководителям, политическим деятелям, их командам или партиям захватнической, «империалистской» политикой.

Ещё в 1915 году Карл Каутский, стоявший на позиции империализма как государственной политики, дал такое определение: «Империализм есть продукт высокоразвитого промышленного капитализма. Он состоит в стремлении каждой промышленной капиталистической нации присоединять к себе или подчинять всё большие аграрные [курсив Каутского] области, без отношения к тому, какими нациями они населены».

Империализм рассматривается здесь не как сам капитализм, а как его продукт, как определённая политика, «предпочитаемая» национальным капиталистическим государством, как стремление к аннексиям, к присоединению аграрных областей. Приверженцы империализма «как политики», периодически впадая в зависимость от частных случаев действия одних и тех же экономических законов, видят в империализме некие особенности, присущие именно данной эпохе. Тот же Каутский, пребывая под впечатлением от небывалых успехов в технологическом развитии транспорта и глобальных систем сообщения, выдвигал теоретическую основу некоего «ультра-империализма» - своеобразного «сверх-империализма», объединение империализмов всего мира в интернациональный финансовый капитал и прекращению войн, разделяя бытовавшую в то время мысль, что империализм ослабляет неравномерности и противоречия внутри всемирного хозяйства. История, разумеется, опровергла такую трактовку вспыхнувшей империалистической мировой войной, показывая что империализм на деле стремится не ко всемирному объединению, а к неизбежным конфликтам интересов и разъединению, обособлению, что он не ослабляет неравномерности в хозяйственном развитии, а наоборот обостряет их.

Множество современных трактовок империализма являются частными случаями понимания империализма как особой политики, в связи с чем обвиняющие друг друга в империализме страны борются за то, чтобы ткнуть в лицо друг другу конкретными проявлениями, без рассмотрения причин, приведших к ним.

Другое понимание империализма, а именно «империализма как стадии», выразил Владимир Ленин в своём очерке «Империализм как высшая стадия капитализма».

«Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами».

Здесь империализм рассматривается не как сознательный выбор, а как неизбежность, не как избранная политика, а как закономерная стадия в развитии капитализма, связанная с возникновением монополий из свободного рынка, с необходимостью для монополий в том, чтобы сговариваться между собой и объединяться в международные группы, в межнациональные союзы, с необходимостью национальных государств считаться с интересами транснационального капитала и обслуживать его, со множеством способов влиять на государственную политику в выгодном для монополистов направлении.

Таким образом, мы видим, что из двух основных направлений в понимании империализма в настоящий момент наблюдается преобладание первого направления, а именно - империализма как особой государственной политики, где происходит впадение в зависимость от частных случаев и выстраивание из них причудливых теорий, попыток выстроить аналитику, теории заговоров и прочие метафизические нагромождения на основе субъективной трактовки наблюдаемого. В связи с чем представляется необходимым подробнее остановиться на втором, системном подходе к пониманию империализма, а именно - пониманию его как самого капитализма, как его особой стадии.

Определение и характерные черты

Ленин наиболее ёмко и кратко определяет империализм как «монополистическая стадия капитализма».

Выделяются следующие основные признаки данной стадии:
1. Концентрация производства и капитала, формирующая монополии;
2. Сращивание банкового капитала и промышленного, формирующее финансовую олигархию;
3. Вывоз капитала, формирующий зависимые государства;
4. Заключение международных капиталистических союзов, образующих разделение мира между ними;
5. Окончание территориального раздела земли, создающее территории нескольких крупнейших капиталистических стран и остального множества стран-сателлитов.

Каждый из этих признаков, выступая следствием определённых экономических процессов капитализма, выступает составной частью всего процесса перехода капитализма в фазу империализма.

Одним из главных последствий образования монополий является т.н. «гнёт монополий» - подчинение монополиями свободного рынка, в условиях которого мелкому предпринимательству становится всё труднее развиваться, становится невозможно сохранять низкие цены на товары в связи с тем, что стоимость изготовления того же товара в комбинированном монопольном производстве несравненно ниже, расцветает давление на мелкое предпринимательство со стороны силовых структур как форма борьбы монополий с подрастающими конкурентами. Последствием возникновения финансового капитала является установление его господства над всеми остальными видами капитала, возникновение гигантской финансовой надстройки над реальным производством, преобладание манипулирующих ценными бумагами спекулянтов и махинаторов над производством и его потребностями. В результате вывоза капитала в менее развитые страны, вместо развития этих стран в промышленном отношении происходит усиленная эксплуатация дешёвой рабочей силы, в то время как сами жители этих стран, зачастую, не могут позволить себе приобретать товары того производства, на котором они трудятся. Международные же союзы, являясь способом разделить прибыль между монополистами на договорной основе, способствуя улучшению хозяйственных взаимодействий внутри союзов, обостряют вместе с тем отношения между союзами, приводя к конфликтам интересов. С окончанием территориального раздела доступной земли, возникают территориальные споры между транснациональными монополистическими союзами за доступ к ресурсам, к рынкам сбыта и к дешёвой рабочей силе, что делает неизбежными аннексии и империалистические войны.

Таковы характерные черты империализма, подробно описанные в очерке Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма», там же приведены относящиеся к делу цифры и статистика, в том числе от исследователей и экономистов, не имеющих отношения ни к марксизму, ни к ленинизму.

Возникновение монополий из свободного рынка

Процесс возникновения монополий из свободного рынка является столь закономерным и столь естественным, что остаётся удивляться тому, как могут всё ещё находиться в современном обществе люди, искренне верующие в осмысленность борьбы с монополиями при капитализме.

Мы имеем множество примеров в нашей жизни того, как свободная конкуренция неизбежно приводит к монополиям и основное преимущество капитализма сводится на нет самим ходом развития капитализма. Так например Интернет, некогда представляя из себя виртуальную среду для свободного общения пользователей между собой, превратился буквально на наших глазах в разделённую между интернет-гигантами зону, где вместо свободной конкуренции царят монополии: каждому мелкому предпринимателю приходится прибегать ко множеству ухищрений, дабы преодолеть гнёт интернет-монополистов, вместе с развитием методов продвижения интернет-ресурса развиваются и методы противодействия этому продвижению, в соответствии с принципом борьбы между средствами защиты и средствами нападения (принцип соревнования «щита и меча»). Монополист будет изыскивать всё новые способы угнетать конкурентов, а молодые интернет-компании - всё новые способы преодолеть гнёт монополий и развиться, эта борьба, отнимая массу сил и энергии, ни на минуту не прекращается и обречена никогда не заканчиваться, постепенно приводя к практике ухудшения общего уровня качества программной продукции в связи с необходимостью выживания в стремительно осложняющихся конкурентных условиях. Не смотря на то, что Интернет-пространство всё ещё таит в себе много возможностей для развития идей, мы можем воочию наблюдать за тем, как та или иная идея становится достоянием корпораций, поглощается ею, неизбежно делается частью монополии, причём из экономических же соображений: владельцу идеи или решения становится выгоднее продать это монополисту, чем пасть жертвой в неравной борьбе. При этом конкурентная борьба сама по себе уже нередко происходит на площадках, предоставляемых монополиями, поскольку они обеспечивают стандартизацию и задают определённое направление, навязывая и проталкивая, тем самым свои условия и свои интересы таким образом, чтобы производители сами того не осознавая, выливали воду на мельницу монополистов в отрасли и защищая свои интересы, продвигали бы, тем самым, вперёд интересы монополий, борющиеся друг с другом. Очевидно, что при этом происходит не столько продвижение науки и техники вперёд, сколько приоритетное развитие технологий, с помощью которых монополии смогут эффективнее бороться друг с другом, нередко перемалывая в этой борьбе самые ценные, самые красивые и самые полезные людям технологии, выставляя на передний план наиболее способствующие получению ещё большей прибыли технологии, раскручиваемые в рекламной индустрии как «полезные и непременно нужные людям», зачастую таковыми не являясь.

И это только наиболее очевидный, бросающийся в глаза пример развития монополий из условий свободной конкуренции - а сколько ещё подобных примеров сможет привести читатель самостоятельно?

Ленин так пишет о развитии монополий из свободной конкуренции:

«Допустим, что да, что свободная конкуренция, без каких бы то ни было монополий, развивала бы капитализм и торговлю быстрее. Но ведь чем быстрее идёт развитие торговли и капитализма, тем сильнее концентрация производства и капитала, рождающая монополию. И монополии уже родились - именно из свободной конкуренции! Если даже монополии стали теперь замедлять развитие, всё-таки это не довод за свободную конкуренцию, которая невозможна после того, как она родила монополии».

Сторонники борьбы с монополиями, чьи взгляды, в сущности, представляют из себя направление «империализм как особая политика», выдвигают довод в пользу анти-монопольного законодательства. Дескать, если эффективно бороться с монополиями, то можно столь же эффективно и развивать бизнес, забывая не только о том, что сам анти-монопольный комитет фактически представляет из себя ни что иное, как другую монополию, но и о том забывая, насколько могущественны монополии в деле проталкивания своих интересов в правительстве, в лоббировании и прочих способах обеспечить своей воле законную силу в обход всевозможных ухищрений, забывают, наконец, о том, насколько плотно пронизана наша жизнь вездесущими связями с финансовой олигархией.

Владимир Ленин так пишет о гнёте монополий в своём очерке: «Перед нами уже не конкуренционная борьба мелких и крупных, технически отсталых и технически передовых предприятий. Перед нами - удушение монополистами тех, кто не подчиняется монополии, её гнёту, её произволу». Далее, автор приводит цитату экономиста Кестнера:

«Даже в области чисто хозяйственной деятельности, - пишет Кестнер, - происходит известная передвижка от торговой деятельности в прежнем смысле к организаторски-спекулятивной. Наибольшим успехом пользуется не купец, умеющий на основании своего технического и торгового опыта всего лучше определить потребности покупателей, найти и, так сказать, „открыть“ спрос, остающийся в скрытом состоянии, а спекулятивный гений, умеющий наперёд усчитать или хотя бы только почуять организационное развитие, возможность известных связей между отдельными предприятиями и банками».

Поясняется цитата Лениным так:

«В переводе на человеческий язык это значит: развитие капитализма дошло до того, что, хотя товарное производство по-прежнему «царит» и считается основой всего хозяйства, но на деле оно уже подорвано, и главные прибыли достаются «гениям» финансовых проделок. В основе этих проделок и мошенничеств лежит обобществление производства, но гигантский прогресс человечества, доработавшегося до этого обобществления, идёт на пользу спекулянтам».

Из изложенного следует, что империализм, порождённый концентрацией капитала, развивается по определённым законам, он точно так же развился бы по такому же сценарию в любых других государствах, будь конфигурация и расстановка сил на мировой арене чуточку иной - именно поэтому перед нами закономерность, а вовсе не чья-то блаженная воля.

Господство финансового капитала

Вряд ли для кого-либо из нас будет секретом тот факт, что основной операцией любого банка является посредничество в платежах - таким образом бездействующий капитал становится «работающим». С развитием и концентрацией производства, с развитием монополий - ширятся и их взаиморасчёты при посредничестве банков, всё большие финансовые потоки проходят через банки. Собирая всевозможные доходы и предоставляя их в пользование производству, банки превращаются из посредников во всесильных монополистов, распоряжающихся почти всем денежным капиталом монополий и мелких собственников, при этом многие мелкие банки превращаются в отделения крупных. Вот как описывает Ленин процесс в своём очерке:

«Крупные предприятия, банки в особенности, не только прямо поглощают мелкие, но и «присоединяют» их к себе, подчиняют их, включают в «свою» группу, в свой «концерн» - как гласит технический термин - посредством «участия» в их капитале, посредством скупки или обмена акций, системы долговых отношений и т.п. и т.д.»

Далее он продолжает:

«Ведя текущий счёт для нескольких капиталистов, банк исполняет как будто бы чисто техническую, исключительно подсобную операцию. А когда эта операция вырастает до гигантских размеров, то оказывается, что горстка монополистов подчиняет себе торгово-промышленные операции всего капиталистического общества, получая возможность - через банковые связи, через текущие счета и другие финансовые операции - сначала точно узнавать состояние дел у отдельных капиталистов, затем контролировать их, влиять на них посредством расширения или сужения, облегчения или затруднения кредита, и наконец всецело определять их судьбу, определять их доходность, лишать их капитала или давать возможность быстро и в громадных размерах увеличивать их капитал и т.п.»

В том же разделе Ленин приводит данные о росте банкового капитала, об увеличении числа контор и отделений крупных банков, числа их счетов - из приведенной в работе таблицы видно, как банковское счетоводство с годами всё более превращается в монопольное распоряжение миллиардами средств, проходящими через банки.

Ведение расчётов предпринимателя банком усиливает зависимость предприятия от банка и по мере роста кол-ва операций и их учащения - банк начинает концентрировать у себя громадных размеров капиталы, а в условиях доступа к детальному и полному состоянию счетов данного предпринимателя - зависимость предприятия от банка усиливается. Для того, чтобы использовать своё влияние и расширить взаимодействия, представители крупнейших банков одновременно в той или иной мере участвуют в крупнейших торгово-промышленных предприятиях - так рождается финансовая олигархия, капиталисты в чьих активах числятся как крупнейшие банки, так и контроль над промыслами и комбинированными производствами. Таким образом, происходит слияние (сращивание) банкового и промышленного капитала в т.н. «финансовый» капитал, а сами банки вместе с узко-посреднической приобретают новую роль - крупнейшие из них стремятся наводить связи с промышленными предприятиями самого разнообразного рода и места деятельности, стараясь расширить сферы влияния, в то же время закрепляя всё возрастающую часть своего капитала в производстве. В таких обстоятельствах для господства над внушительными областями производства требуется куда меньшего размера капитал - на этой основе возникают общества с системой участия, со множеством зависимых обществ, в которых появляется возможность распоряжаться тем капиталом, которого у распорядителя в действительности нет.

Ленин приводит такой пример в своём очерке и цитирует немецкий журнал «Банк» за 1914 год:

«Акционерное общество пружинной стали в Касселе несколько лет тому назад считались одним из самых доходных предприятий Германии. Плохое управление довело дело до того, что дивиденды упали с 15% до 0%. Как оказалось, правление без ведома акционеров дало в ссуду одному из своих «обществ-дочерей», «Хассия», номинальный капитал которого составлял всего несколько сот тысяч марок, 6 миллионов марок. Об этой ссуде, которая почти втрое превышает акционерный капитал «общества-матери», в балансах последнего ничего не значилось; юридически такое умолчание было вполне законно и могло длиться целых два года, ибо ни единый параграф торгового законодательства этим не нарушался. Председатель наблюдательного совета, который, в качестве ответственного лица, подписывал лживые балансы, был и остается председателем Кассельской торговой палаты. Акционеры узнали об этой ссуде обществу «Хассия» лишь долго спустя после того, как она оказалась ошибкой (это слово автору следовало бы поставить в кавычки) и когда акции «пружинной стали», в силу того, что их стали сбывать с рук посвящённые, пали в цене приблизительно на 100%».

Далее Ленин поясняет:

«Этот типичный пример эквилибристики с балансами, самой обычной в акционерных обществах, объясняет нам, почему правления акционерных обществ с гораздо более лёгким сердцем берутся за рискованные дела, чем частные предприниматели. Новейшая техника составления балансов не только даёт им возможность скрывать рискованные дела от среднего акционера, но и позволяет главным заинтересованным лицам сваливать с себя ответственность посредством своевременной продажи акций в случае неудачи эксперимента, тогда как частный предприниматель отвечает своей шкурой за всё, что он делает».

И снова цитирует оттуда же:

«Самое простое и поэтому всего чаще употребляемое средство делать балансы непроницаемыми состоит в том, чтобы разделить единое предприятие на несколько частей посредством учреждения «обществ-дочерей» или посредством присоединения таковых. Выгоды этой системы с точки зрения различных целей - законных и незаконных - до того очевидны, что в настоящее время прямо-таки исключением являются крупные общества, которые бы не приняли этой системы».

И снова поясняет:

«Всякие правила контроля, публикации балансов, выработки определённой схемы для них, учреждения надзора и т.п., чем занимают внимание публики благонамеренные - т.е. имеющие благое намерение защищать и прикрашивать капитализм - профессора и чиновники, не могут тут иметь никакого значения. Ибо частная собственность священна, и никому нельзя запретить покупать, продавать, обменивать акции, закладывать их и т.д.».

Из приведенного отрывка очевидно, как именно финансовый капитал создаёт олигархии огромные прибыли от учредительства, от выпуска фондовых бумаг, от госзаймов, закрепляя господство монополий. В очередной раз мы можем наблюдать совершенно закономерное развитие событий, совершенно естественные мотивы и естественные последствия, а вовсе не чью-то «злую волю».

Вывоз капитала и государственная политика

В фазе империализма мир разделён на немногие богатейшие, влиятельнейшие страны и на страны-сателлиты, входящие в «орбиту интересов» этих немногих стран-лидеров. Финансовый капитал является наиболее крупной и решающей силой во всех экономических международных отношениях, он способен подчинять себе даже страны, обладающие политической независимостью, делая из них «полу-колонии». Ленин в своём очерке указывает на то, что борьба за «полу-зависимые» страны особенно обостряется в эпоху финансового капитала - и это справедливо потому, что интересы вывоза капитала толкают к завоеванию политического господства в связи со сравнительной лёгкостью (а иногда и с единственной возможностью) монополистическим путём устранить конкурента, обеспечить поставку или закрепить нужные связи. Он пишет: «Внеэкономическая надстройка, вырастающая на основе финансового капитала, его политика, его идеология усиливают стремление к колониальным завоеваниям», подкрепляя свою мысль высказыванием Гильфердинга: «Финансовый капитал хочет не свободы, а господства».

Далее Ленин приводит высказывание французского публициста о том, что к экономическим причинам современной колониальной политики следует прибавить социальные: «вследствие растущей сложности жизни и трудности, давящей не только на рабочие массы, но и на средние классы, во всех странах старой цивилизации скопляется нетерпение, раздражение, ненависть, угрожающие общественному спокойствию; энергии, выбиваемой из определённой классовой колеи, надо найти применение, дать ей дело вне страны, чтобы не произошло взрыва внутри».

Вывоз капитала на стадии империализма становится на место вывоза товара. Поскольку сам капитализм неизбежно порождает неравномерность в развитии отдельных предприятий, отраслей промышленности и отдельных стран - постольку эта неравномерность порождает монопольное положение отдельных стран в сравнении с другими в торговом отношении. В стремлении защититься от монополий и в противоположном стремлении к установлению монополий кроется движущая сила образования империалистических союзов среди всех ведущих странах мира, приводящая к фактически монопольному положению отдельных немногих богатейших стран по отношению к другим. При этом, накапливающийся в этих странах избыточный капитал направляется, в основном, не на поднятие жизненного уровня населения (на это идет небольшая часть, обеспечивая снижение социальной напряженности в странах империализма), а на вывоз в отсталые страны. В отсталых же странах прибыль высока, поскольку капиталов мало, цена на землю сравнительно невелика, заработная плата низка, а сырые материалы дешевле. Возможность к вывозу капитала возникает с ростом и совершенствованием путей сообщения. Вывоз капитала становится необходимым постольку, поскольку капитализм в лидирующих странах «перезревает» и капиталу не хватает мест прибыльного помещения. Ленин пишет об этом так:

«Во Франции заграничный капитал помещен главным образом в Европе и, прежде всего, в России (не менее 10 миллиардов франков), причем преимущественно это - ссудный капитал, государственные займы, а не капитал, вкладываемый в промышленные предприятия. В отличие от английского, колониального, империализма, французский можно назвать ростовщическим империализмом.»

Немного ниже он пишет:

«Империализм есть громадное скопление в немногих странах денежного капитала, достигающего, как мы видели, 100-150 миллиардов франков ценных бумаг. Отсюда - необычайный рост класса или, вернее, слоя рантье, т.е. лиц, живущих «стрижкой купонов», - лиц, совершенно отделённых от участия в каком бы то ни было предприятии, - лиц, профессией которых является праздность. Вывоз капитала, одна из самых существенных экономических основ империализма, ещё более усиливает эту полнейшую оторванность от производства слоя рантье, налагает отпечаток паразитизма на всю страну, живущую эксплуатацией труда нескольких заокеанских стран и колоний <…> Доход рантье впятеро превышает доход от внешней торговли в самой «торговой» стране мира! Вот сущность империализма и империалистического паразитизма. Понятие: «государство-рантье» (Rentnerstaat), или государство-ростовщик, становится поэтому общеупотребительным в экономической литературе об империализме. Мир разделился на горстку государств-ростовщиков и гигантское большинство государств-должников».

В качестве дополнительных условий, стимулирующих возникновение неизбежных глобальных конфликтов в эпоху империализма, Ленин констатирует окончание раздела земли между капиталистическими странами и, что важнее, между союзами транснациональных монополистов. В условиях, когда мир уже разделён и нераспределённых мест для вывоза капитала не остаётся - становятся неизбежными империалистические войны за передел мира.

Очевидно и здесь, что политический империализм не только является результатом действия совокупности описанных экономических процессов, но и неизбежен в силу самой природы капитализма, ввиду чего считать империалистскую политику следствием дурных нравов тех или иных конкретных политических деятелей или их команд - пожалуй наихудшая аналитическая близорукость из возможных.

Выводы

Поскольку в данном реферате ставилась просветительская цель научного рассмотрения империализма и основных подходов к его пониманию, ввиду обилия трактовок империализма, связанных с пониманием его как особой государственной политики, наибольшее внимание было уделено второй трактовке - империализму как особой стадии капитализма. Если первый подход к пониманию представляет собой метафизическое восприятие наблюдаемого и разнообразие попыток его субъективного отражения, то второй подход делает меньший акцент на внешней картине и больший акцент на вскрытии внутренних движущих сил империализма, на основе анализа и синтеза объективных данных показывает экономическую основу и причинно-следственные связи, приводящие в конце-концов к тому, что наблюдатель называет империализмом.

Копнув глубже, думающий читатель заметит, что в противостоянии рассмотренных двух подходов к пониманию империализма сокрыта более общая борьба противоположностей: борьба материализма с идеализмом в восприятии общественных явлений. Проиллюстрировать это противостояние можно ироничным спором неких «идеалистов-пастухов», которые жалуются на сбитый скот и винят машинистов поездов, с «материалистами-механиками/зоологами», доказывающих с цифрами в руках, что животные неизбежно будут сбиты поездом в силу того, что состав свернуть не может, равно как и особенности устройства мозга коровы таковы, что они склонны убегать от надвигающегося состава вперёд, вместо того чтобы свернуть в сторону, поэтому нужно задуматься над другой организацией выпаса, а не винить машинистов.

Разумеется, что в рассматриваемом очерке Ленина империализм разобран подробнее, богаче и многограннее, в нём содержатся ответы на большинство возникающих в ходе знакомства с данной статьёй вопросов - именно по этой причине есть необходимость ещё раз оговориться о том, что за полным и подробным рассмотрением империализма как стадии капитализма нужно обращаться к первоисточнику. В очерке, помимо подробного рассмотрения происходившего, дана историческая справка, приведена критика, рассмотрена связь империй разных времён с империалистической политикой, сделан подробный разбор классовой природы империализма. Причём, важнее всего не бегло пробежаться по очерку и проверить цитаты, а серьёзно и с добросовестно изучить его - большинство «скользких» моментов и кажущихся противоречий, связанных с диалектической постановкой ряда вопросов, будут проясняться в ходе внимательного изучения, в ходе попыток опровергнуть излагаемое, в процессе предметной критики данной работы.

Очерк был написан Лениным в 1916 году.

Автор данного реферата надеется, что изложенный в нем материал позволит уйти от пусто-порожней кухонной болтовни и поставить на крепкую научную основу обсуждения империализма, участившиеся в последнее время.

Ноябрь 2014
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента