Александр Каллистов

Дела давно минувших дней

В январе этого года по одному из каналов телевидения прошла информация о том, что в городе Грозном установлен памятник Хрущёву, и были даны пояснения о том, что этот памятник установлен в честь человека, который отменил решения советского руководства о депортации из прифронтовой полосы в глубь страны некоторых народов.

Само по себе это сообщение позвало нас назад, в историю Великой Отечественной войны. Но прежде чем перейти к сути вопроса необходимо обратить внимание читателей на одно существенное обстоятельство.

В 50-х - 60-х годах прошлого столетия, в период руководства страной Хрущёва, когда он, пользуясь своим служебным положением, обгадил и оплевал всё, что было сделано в СССР при Сталине (ясное дело, ведь давно известно, что мёртвого льва может лягнуть всякий осёл), идеологические противники нашей страны начали осторожно, но навязчиво менять смысл и содержание понятия «репрессия». Дело в том, что в Древнем Риме это слово чётко означало наказание за нарушение законов, в том числе в период монархии - воли монархов. Во всяком случае, наказание за что-то, а не просто так. И вот теперь, в наши дни, продолжаются, надо признать не безуспешные, попытки придать слову «репрессия» смысл бессмысленной расправы над невиновными людьми.

Некоторые люди, даже не равнодушные к происходящему в их стране, пытаются отмахнуться от этих нюансов лингвистики: «Подумаешь тонкости какие! Мелочь, ерунда! Есть проблемы и поважнее». Не торопитесь, друзья, давайте всё-таки разберёмся.

Не так давно типография одного из монастырей «выдала на гора» очередной религиозный опус «Путь к храму», где говорилось о том, что в годы «богоборчества» было репрессировано много священнослужителей. Вот так: «было» и всё тут. А за что? - Молчок! Но почему же, скажем, отец Амвросий не был репрессирован, а отец Феодосий - был? И каждому здравомыслящему человеку становится ясно, что отец Амвросий с амвона призывал верующих молиться, верить в существование некоего божества в трёх лицах, которое всё знает, определяет судьбы каждого верующего и что надо жить, соблюдая заповеди «не убий», «не прелюбодействуй», «чти родителей и старших» и т.д. и т.п. А вот отец Феодосий с другого амвона призывал прихожан бороться с Советской властью, вредить ей и тоже т.д. и т.п. Вот и подвергся он репрессиям на основе закона.

А вот теперь давайте вернёмся к вопросу о репрессированных народах и вновь зададим тот же вопрос: «почему?». Почему в Кабардино-Балкарии, где проживало 40% кабардинцев и 20% балкарцев (остальные - русские и другие народы) балкарцев репрессировали, а кабардинцев - нет? Почему осетин не репрессировали, а их соседей чеченцев и ингушей (особенно вайнахов) - да? За что репрессировали крымских татар и немцев Поволжья?

К сожалению, найти документальные ответы на многие подобные вопросы сегодня уже невозможно. Во многом сказалось и то, что за прошедшие годы, особенно в период хрущёвского «правления», придворные лизоблюды, прикрываясь режимом сверхсекретности, изрядно «почистили» архивы от компромата на своих шефов. Но немало сведений всё-таки дошло и до наших дней. Даже в годы войны такие масштабные события не могли оставаться «за семью печатями», и до нас на фронте по «беспроволочному солдатскому телефону», через представителей других народов, соседствовавших с репрессированными в госпиталях и окопах, доходили известия об этих событиях. Сегодня уже есть немало публикаций об этом, но нам ещё на фронте было известно о том, что старейшины ингушских и чеченский тейпов при подходе немецких войск организовывали отряды, которые вели разведку и диверсионные действия против Красной Армии, нередко стреляя в спину нашим воинам. Их проводники, зная в горах каждую тропинку, проводили в тыл наших сражающихся подразделений специально подготовленных немецких альпинистов из горно-егерской дивизии «Эдельвейс». А в Калмыкии, после занятия её территории немецко-фашистскими войсками, местные аксакалы преподнесли в подарок Адольфу Гитлеру белого коня и белую бурку, не говоря уже о формировании кавалерийских подразделений из калмыков в помощь фашистским войскам.

Фашистские формирования из крымских татар

Ещё более широко известен факт полного блокирования фашистами партизанского движения в Крыму специально созданными воинскими подразделениями из крымских татар при широкой поддержке татарского населения. Стоило появиться партизану, пытавшемуся раздобыть хотя бы глоток питьевой воды для раненых, как первая же встречная женщина или подросток сообщали о нём фашистам. В Аджимушкайских каменоломнях близ Керчи в мае - октябре 1942 героически оборонялись окруженные советские войска. 170 дней и ночей сражались воины подземного гарнизона. Предатели выдавали советских партизан, летом 1942 года фашисты расстреляли 2269 жителей и советских военнопленных. Не случайно в 70-е годы прошлого столетия была широко известна песня, где были такие слова:

«И нет воды, и нет воды
И хлеба тоже нет.
Но лишь в груди, но лишь в груди
Горит победы свет.
Держись, не отступай, держись - ты не сражён!
Аджимушкай, Аджимушкай -
Подземный гарнизон».

Что же касается жителей республики Немцев Поволжья, то перед началом и в самом начале Великой Отечественной войны они тоже в достатке снабдили вермахт переводчиками и хорошо подготовленными агентами-диверсантами, безукоризненно знающими русский язык и все детали и обычаи народного быта советских людей, что во многом помогало им не «проколоться», действуя в пользу фашисткой Германии.

Но, наверное, достаточно перелистывать малоприятные страницы истории Великой Отечественной войны. Мы начали разговор с того, что констатировали факт: и через 60 лет после названных событий так называемые «политологи», «правозащитники» и прочие политиканы не устают долдонить о трагедии репрессированных народов, при этом напрочь забывая о трагедиях народов бывших советских республик в тот период, когда этими же политиканами усиленно разваливался Советский Союз. Поэтому не случайно они считают, что современная молодёжь, не знающая всей правды обо всех этих вещах, должна воспылать негодованием по поводу «советского тоталитаризма».

А теперь зададим себе и читателю вопрос: была ли разумная альтернатива решению о депортации этих народов у советского руководства? При этом хотелось бы напомнить о том, что власти Соединённых Штатов Америки в годы Второй мировой войны после нападения японцев на американскую военно-морскую базу в Пирл-Харборе ничуть не смущаясь интернировали всех без исключения японцев, проживавших тогда в США, в концентрационные лагеря и продержали их там до самой капитуляции Японии. И до сих пор во всём мире никто даже не пикнул и не пролил ни капли крокодиловых слёз по этому поводу.

Так как же надо было, по мнению наших критиков, поступить советскому руководству? Давайте рассмотрим хотя бы две версии.

Версия №1: никак, ничего не делать. На массовые враждебные действия некоторых народов не реагировать.

Но это означало бы, что наша сражающаяся армия оказывалась бы в положении борьбы на два фронта. Это означало бы, что советское руководство проявляет трогательную заботу о врагах Советской власти и равнодушие к судьбам наших бойцов, ежедневно жертвующим для свободы и независимости своей Родины самым дорогим, что у них было - своей жизнью. Совершенно понятно, что такие действия нашего руководства были бы признаны недопустимыми, подорвали бы к нему доверие народа со всеми вытекающими из этого последствиями.

Версия №2. Обеспечить повсеместное индивидуальное разбирательство деятельности каждого подозреваемого в совершении враждебных действий против советского государственного строя и применить к нему меру наказания в строгом соответствии с законом через судебную систему с обеспечением права на защиту.

Это, конечно, хорошо. В теории. А теперь представим себе, как бы это всё выглядело на практике. На фронтах идут ожесточённые бои, дорог каждый штык. Но в это время командование выводит из боя несколько дивизий, и они надолго блокируют довольно обширные районы страны, а затем затевают по всем правилам юриспруденции обстоятельные разбирательства по всем проявлениям антисоветизма у представителей всех подозреваемых народностей.

Любому трезвомыслящему человеку понятно, что и эта версия не выдерживает никакой критики. И если отбросить дешёвую демагогию, то становится ясно, что никакого другого решения, кроме принятого, в то время просто не было. Война за независимость - в любом случае и для любого государства - чрезвычайная ситуация. Для Советского Союза вопрос стоял и о сохранении социализма. А в чрезвычайной ситуации приемлемы только чрезвычайные меры для победы над врагом. Всё другое - от лукавого.

Шли годы. Окончилась победой советского народа Великая Отечественная война. Ушёл из жизни И.В. Сталин (как сегодня становится ясно из постоянно публикуемых материалов на эту тему - не без посторонней помощи). На политической авансцене страны появился Хрущёв, который при жизни Сталина готов был на любое лизоблюдство перед великим вождём, а после его смерти заявил о культе личности этого выдающегося государственного деятеля и обвинил его во всех мыслимых и немыслимых грехах, в том числе и в депортации народов в годы войны. Но логикой событий он был вынужден, сказав «А», сказать и «Б». Раз его предшественником была допущена «несправедливость», значит, кому же как ни обвинителю, надо восстанавливать справедливость. И Хрущёв принялся «исправлять» положение. В связи с этим мне вспомнился старый анекдот. В театральной гримёрной один из актёров репетирует заключительный монолог И.А. Чацкого из пьесы А.С. Грибоедова «Горе от ума»: «Прочь из Москвы, сюда я больше НЕ ЕЗДЕЦ». Его сосед по гримёрной «поправляет» товарища: «Что ты городишь, серость! Надо говорить: Прочь из Москвы, сюда я больше НЕ ЕЗДУН!»

Вот примерно так же и Хрущёв «исправлял». Дело в том, что когда чеченцев депортировали из некоторых районов Дагестана, где они постоянно проживали, естественно освободилась и земля, пригодная для обработки. А её на Кавказе, как известно, очень мало. Поэтому, как говорится в поговорке, - свято место пусто не бывает. На освобождённые земли пришли аварцы и заселили её. В то время я работал в Генеральной прокуратуре СССР, и Дагестанская АССР входила в зону моего обслуживания. Вот однажды приехал ко мне в Москву на приём один учитель-чеченец и рассказал такую историю. Вернулся чеченец после депортации в родные края, а его земля занята. Аварец её пашет. Сел чеченец на камень и стал точить кинжал. Час точит, два точит. Но на Кавказе люди с горячей кровью, а кинжалы и у аварцев тоже есть. Вот и пошли в ход кинжалы. Но и для выжившего чеченца дело не кончилось добром. Осудили его. Вот и спрашивает учитель, как тут быть, как решить проблему.

Выслушал я эту историю и через своего бывшего сослуживца связался с Президиумом Верховного Совета СССР. Через день мне позвонил коллега и сказал: «Мы тут посоветовались с Анастасом Ивановичем Микояном и он нам сказал: «Не лезьте в эту историю, мы ничего предпринимать не будем»». Таким образом, заваренную Хрущёвым кровавую кашу расхлёбывать так никто и не стал. При этом никто до сих пор и не знает, сколько таких кинжальных «каш» в то время кипело и сколько крови пролилось по подобному поводу в районах Дагестана.

Национализм - болезнь очень и очень опасная и заразная. Ведь после антидепортаций 50-х - 60-х годов мы уже совсем недавно услышали массовый топот ног убегающего из Чечни русскоязычного населения и звуки катящихся отрубленных там голов, столкнулись с мерзким убийством в ходе терактов и мирных жителей и президента Чеченской республики, который незадолго до этого бескомпромиссно заявил: «В Чечне не быть резне!». И уж если сравнивать памятники президенту Кадырову и Хрущёву, то становится просто противно.

Или ещё одна хрущёвская преждевременная, мягко говоря, непродуманная, а проще говоря, глупая акция в отношении бывшего крымско-татарского населения, плоды которой сегодня приходится расхлёбывать украинскому народу. Она до сих пор даёт свои ядовитые плоды в виде вспышек актов национализма и борьбы крымских татар «за свою землю». И процесс этот ещё очень далёк от своего завершения.

В заключение хотелось бы отметить следующее. Я обратился к этой теме для того, чтобы ещё раз показать, что коммунистам нашей планеты ещё предстоит много сделать, чтобы показать трудящемуся человеку, что на земле есть только две национальности: Это честные труженики и кровожадные эксплуататоры-клопы. Что клопы не смогут прожить без крови трудящихся, а вот трудящиеся без клопов обязательно построят общество социальной справедливости и будут дальше благоустраивать свою землю для счастливой жизни будущих поколений.

Задачи у коммунистов грандиозные, но наша история столь богата опытом, что не составляет большого труда при её помощи показать, что коммунисты и не такие задачи решали успешно.

Март 2007
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(17) 2007
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента