Александр Лбов

К вопросу о формировании «левой культуры».

В кругах левых, особенно молодежи, похоже, уже сложилось неправильное мнение по вопросу о формировании левой культуры. А именно, высказывается мысль о том (и эти разговоры я встречаю не раз), что, дескать, коммунистической теоретической продукции уже достаточно, а вот продуктов левого искусства - не хватает, а потому нам надо сосредоточить усилия на том, чтобы писать не теоретические статьи, а популярные рассказы, повести, рисовать картины, снимать кино - вот это-то, как они полагают, и приведет нас к победе.

Наука и культура

В таких рассуждениях кроется огромная ошибка. Дело в том, что культура, являясь, с одной стороны, отражением общественной жизни, а с другой - воздействующим фактором общественного сознания, в своем генезисе неразрывно связана с уровнем развития теоретического сознания. Культура есть способ для общества переносить и сохранять социально важную информацию, и далеко не всегда передача этой информации была опосредована абстрактным мышлением. В первобытной культуре большинство социально важной информации передается через непосредственно-чувственные контакты, так как абстрактное мышление при низком уровне развития производства попросту не является необходимым. Так, вместо формулирования теории аэродинамики стрелы первобытные охотники передают друг другу знания при непосредственном общении в ходе своей практики. С развитием производительных сил развивается и абстрактное мышление, т.к. непосредственно-чувственной передачи информации становится недостаточно. Уже начала земледелия и развитие оседлого образа жизни требуют определенного теоретического осмысления процессов и абстрагирования. Культура до появления науки как высшей формы абстрактного осмысления окружающего мира несла все функции науки - в фольклоре записывались социальные и бытовые нормы, в изобразительном искусстве - технические элементы быта и производства, и с выделением науки в отдельный элемент общественного сознания, культура потеряла ряд технических функций, но зато расширила свою функцию по переносу социальных знаний. Культура, находясь в непрерывном движении в сторону развития абстрактного сознания, теоретического осмысления мира в ущерб своей непосредственно-практической форме рано или поздно должна выйти на полностью научный уровень отражения окружающего мира, что, в сущности, и начало происходить с появлением соцреализма. Культура от науки по своей социальной функции не отличается ничем, отличаясь лишь по форме - исключительно тем, что в культуре относительно высока доля непосредственно-чувственной формы перенесения информации.

Коммунисты, ставя перед культурой задачи отражения РЕАЛЬНОСТИ такой, какая она есть, дополняют это требование научным воздействием на общество, направления деятельной стороны культуры к научным способам организации общественной жизни - в этом и состоит, по меткому выражению Сталина, «инженерия человеческих душ». Поэтому зависимость культуры от науки для коммунистов не должна являться тайной за семью печатями, и, рассматривая вопрос о взаимодействии коммунистической теории и коммунистической культуры, мы должны исходить из положения о том, что эти два явления не могут развиваться отдельно, и культура, как более низкая форма теоретического сознания, постоянно находится в подчиненном и второстепенном отношении к науке.

Роль теории в формировании коммунистической культуры

Даже кажущийся стихийным процесс отражения творческими работниками в искусстве объективной действительности для того, чтобы иметь коммунистическое содержание, должен быть подпитан определенными воззрениями собственно творческих работников. Ведь факт, что одно и то же социальное явление совершенно по-разному описывается людьми с разными взглядами. Например, в дезертирах, которые бежали с фронта в марте 1917 два писателя с разными взглядами увидели совершенно разные вещи и описали совершенно по-разному. А.Толстой увидел в них обычных людей своего времени, смертельно уставших от войны, разложенных этой войной, но сохраняющих в этом потоке человеческие и героические черты, в то время как Б.Пастернак увидел и описал только кучку уголовников. Взгляды интеллигенции формируются, в основном, двумя путями - либо стихийно под воздействием господствующих или имеющих вес распространенных в обществе взглядов, либо сознательно путем теоретического воздействия тех или иных идеологий. Есть еще третий путь - путь самостоятельного осмысления, но им идут единицы, и если мы говорим о массовой культуре и формировании массы культурных работников наших взглядов, то о нем можно сразу забыть, ибо люди редко самостоятельно изобретают велосипед, особенно в таких вопросах, как философия, обществоведение, экономика - гораздо чаще берут готовые формулировки из готовых теорий.

Если мы говорим о стихийном перенятии взглядов среды творческими работниками, то о каком формировании коммунистических художников, литераторов и т.д. таким способом может идти речь, если коммунисты НЕ ИМЕЮТ СЕРЬЕЗНОГО ВЛИЯНИЯ в обществе? Какие воззрения и от кого будет перенимать молодой литератор, если вокруг него - ни одного коммуниста, никто не читает коммунистических газет, а мнение коммунистов даже НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ в широких народных массах? Правильно, буржуазные! А потому без массовой широкой работы по донесению до масс философских, политических, экономических взглядов коммунистов совершенно глупо ждать, что откуда-то из глубин народных появится «левое искусство». Как правило, люди, которые все не могут дождаться книги современного коммунистического писателя или же ждут от каждой рок-группы пламенного обличения капитализма, все же понимают мизерность шансов, что в нынешней социальной обстановке они появятся, но не понимают, что для этого надо прежде всего повышать общую эффективность пропаганды, а не повышать активность по пропагандированию ценности и необходимости «левой культуры». Но, к сожалению, подобное непонимание соседствует с другим непониманием - непониманием роли теории как основного фактора КАЧЕСТВА, НАУЧНОСТИ общей пропаганды коммунистических идей. Написание и публикация теоретических статей имеет целью не столько абстрактное «развитие теории» самой по себе, теории «для посвященных» (а такое мнение весьма распространено в среде наших молодых активистов - почему-то в РКСМ(б) слово «теоретик» активисты все чаще используют в качестве ругательства, стоит только их упрекнуть в незнании теоретических положений марксизма), а активное внедрение теории в массовое сознание, повышения уровня сознания КАЖДОГО ЧЛЕНА ОБЩЕСТВА до максимального уровня, который доступен нашим теоретикам. Иных способов повышения качества агитационной работы кроме усиления ее теоретической составляющей, просто не существует, и никаким количеством агитационной литературы, никакими художественными вывертами, никакой «левой культурой» нельзя заменить этот фактор КАЧЕСТВА. Одним словом, нельзя питать иллюзии, что наши пропагандистские неудачи исчезнут, стоит только «организовать» левую культуру - все в точности наоборот, только успешная общая пропаганда в широких массах способна запустить процесс формирования левой культуры. Нет ничего страшного, если значительное время нам придется на вопросы о левой культуре честно говорить, что это дело лишь будущего, нет ничего страшного, что мы до какого-то момента не сможем предложить нашим сторонникам новый культурный продукт в соответствии с их мировоззрением, кроме работ прошлого, потому что это состояние уйдет вместе с нашими агитационными поражениям, следовательно, вместо нытья об отсутствии левой культуры - работать, работать и работать.

Второй фактор формирования коммунистической культуры - это теоретическое воздействие на деятелей искусства и культуры. Является вполне доказанным фактом, что культура сама по себе не генерирует никаких социальных идей и ценностей - она в той мере, в какой эти идеи не являются общепризнанными, частично заимствует эти идеи и ценности из философии, морали, то есть она есть лишь НОСИТЕЛЬ теоретических знаний. Не философы заимствуют у писателей идеи, а все происходит в точности наоборот. Достоевский теорию «сверхчеловека», которой Раскольников оправдывал убийство старушки, сам не генерировал - идеи о «героях», которые стоят выше морали и общества, были давно сгенерированы до него и нашли свое выражение в философии, публицистике, этике правящих классов. Макс Штирнер и Фридрих Ницше были уже вполне известны Достоевскому, а потому их теоретические «труды» в соединении с неприглядной правдой российского быта и подвигли Достоевского на написание «Преступление и наказание». Культура не может существовать, не опираясь на науку -классической является связь изобразительного искусства и медицины, акустики и музыки, архитектуры и физики, литературы и обществоведения. И общей для всех видов искусства является философия, потому что она охватывает фундаментальные мировоззренческие вопросы, не решив которые, невозможно создать произведение искусства. А потому, развивая пропаганду научных знаний в обществоведении и философии, пропагандируя коммунистическую этику, мы неизбежно получим в результате подъем коммунистической культуры, переход ряда уже действующих деятелей искусства в наши ряды если не по формальному членству, то уж по мировоззрению, воспитание школ в искусстве, стоящих на наших позициях.

Роль культуры в нашей пропаганде

Большинство наших активистов, озабоченных вопросом о формировании левой культуры, совершенно не представляют не только основные условия ее формирования, но и роль этой культуры в нашей пропаганде. Активно культивируемая идея о том, что для успеха нам надо развивать собственную субкультуру и на ее основе формировать политический авангард уже показала на практике свою ограниченность, так как, как любая субкультура, замыкает культурный продукт в круге носителей этой субкультуры. Практические опыты с музыкальными коллективами уже показали эту ограниченность. Например, многие комсомольцы носились и продолжают носиться с группой «Sixty Nine», выступающую в весьма узком жанре рэпа, который своей неуниверсальностью просто ограничивает круг слушателей этой музыки, ввиду чего ценность их творчества как пропагандистского инструмента падает. Назойливое навязывание группы как «левого творчества» (за неимением ничего другого) и настойчивая реклама их альбомов в нашей прессе создала обратный эффект - не расширила базу нашей пропаганды, а, наоборот, сузила ее, ассоциировав коммунистов с рэперскими тусовками. Уже сам термин - «субкультура» показывает несамостоятельный, подчиненный, вспомогательный характер явления, в то время как задача коммунистической культуры состоит не в «мирном сосуществовании» (чем и занимаются все субкультуры) с существующей буржуазной культурной традицией, а активная замена ее, установление своего господствующего положения в духовной жизни общества. Разумеется, самостоятельно эту задачу не сможет выполнить ни одна субкультура - для этого необходима серьезная поддержка всей идеологической и пропагандистской мощью коммунистов, и есть обоснованное подозрение, что без государственной поддержки (а она возможна разве что в послереволюционный период) такое состояние, когда культура могла бы оказывать решающее воздействие на формирование мировоззрения в пролетарских слоях, просто неосуществима. Возможности культуры как пропагандистского инструмента вообще у нас гораздо чаще преувеличиваются, чем преуменьшаются.

Здесь следовало бы несколько разъяснить вопрос о той функции культуры, которой в статье еще не касались подробно - ее действенной функции, функции инструмента, изменяющего мир. Культура не может иным способом изменять мир, кроме как активно воздействовать на общественное сознание, т.е. служить проводником социальных идей от идеологического авангарда в массы, именно поэтому качество этой функции напрямую зависит от качества идеологической работы. Беря абстрактно сформулированную мысль, культура транслирует ее языком образов, доступных практически каждому человеку в той или иной мере, и тем самым усиливает мысль непосредственно ассоциируемым опытом каждого человека (так как любой образ у человека, прежде всего, находит ассоциацию с собственным опытом). Этот процесс может как стихийно протекать под влиянием среды, в которой находится создатель культурного продукта, так и сознательно направляться на плановой научной основе. Так как коммунисты не могут строить стратегию своей борьбы упованием на стихийность, которая может быть, когда-то дойдет до нужной точки (чего по природе стихийных явлений почти никогда не происходит), то когда мы берем культуру не просто как зеркало общественной жизни, а как активно воздействующий элемент этой жизни, перед нами стоит вопрос - каким образом добиваться того, чтобы ускорить объективно происходящий процесс формирования левой культуры под влиянием распространения коммунистической теории в массах и среди интеллигенции?

Надо ли нам формировать культуру своими силами

Сейчас неоднократно высказывается мысль, что коммунистам надо самим формировать левую культуру собственными силами, что допустимо теоретически, но практически все попытки реализации этого неизбежно выливаются в НЕКАЧЕСТВЕННУЮ культуру с посредственным идеологическим обоснованием. Почему? Да потому что у основной массы коммунистов, по сути дела, просто нет специальных теоретических знаний в этих вопросах - как написать повесть, как нарисовать картину, как снять фильм и т.д. И все подобные попытки есть не более чем героическая кустарщина - сборники «пролетарской литературы» и «революционных стихов» есть именно любительская подделка, особенно на фоне их рекламных кампаний. С дилетантизмом коммунистов, пытающихся из себя изобразить деятелей культуры, непосредственно связаны и метания в сторону разного рода неклассических якобы «революционных» элитистских культурных течений, таких как футуризм, сюрреализм, психоделизм, абстракционизм, формализм и т.д. (достаточно почитать произведения А.Цветкова или Д.Черного, публиковавшихся в сборниках, претендовавших на «пролетарскую культуру»). Также как и большинство «леваческих» культурных течений в 20-е годы XX века, за всеми этими отступлениями от соцреализма стоит в первую очередь художественный дилетантизм авторов.

Неужели некачественная подделка под культуру способна принести пользу коммунизму и усилить нашу пропаганду? Да ни в коей мере. А потому выходов из такого положения может быть два - либо повышать свой собственный уровень как творческих работников, либо активнее работать над формированием теоретической базы левого искусства как способа подготовки почвы для привлечения на нашу сторону специалистов. Если первое может занять годы, отнять огромное количество человеко-часов (попробуйте научиться хорошо, а тем более гениально рисовать, даже при наличии задатков - мастерство оттачивается годами напряженной работы) и все же не привести ни к какому результату, то второе отнимает гораздо меньше сил, и, что самое важное, с большей гарантией приводит к нужному результату. Иными словами, вместо плохих писателей и художников нам нужнее хорошие критики и философы, умеющие обосновать и распространить в массах концепцию левой культуры, на которую, как бабочки на лампочку Ильича, полетят столь нужные нам творческие работники.

К сожалению, в левой среде катастрофически мало людей, способных плодотворно трудиться на почве теоретического осмысления культуры и формирования теоретического базиса коммунистической культуры. Например, публикации по вопросам теории соцреализма за последние несколько лет не появлялись в марксистской прессе вообще. Последней публикацией по общей теории культуры была публикация «Тезисов об искусстве» в журнале «Прорыв», но это было почти три года назад! Приблизительно так же плохо обстоит дело с теоретическим осмыслением и пропагандой советской и коммунистической культуры прошлого, хотя некоторые попытки все же делаются (например, сайтом «Коммунист.ру» ). В частности, большинство коммунистов находятся в святом неведении относительно борьбы разного рода течений в советской культуре (по крайней мере, больше того, что написано в школьном учебнике литературы), о культуре соцстран (а особенно Китая) никаких представлений у большинства также нет (хорошо, если старшее поколение назовет пару польских приключенческих фильмов и югославские вестерны), развитие коммунистической культуры в капиталистических странах для многих наших членов ограничивается отдельными одиночками - выделить коммунистическое направление в американской культуре способны разве что единицы, в связи с чем среди многих коммунистов так распространены идеи борьбы с американской культурой «вообще». Несколько лучше обстоит дело с критикой современной буржуазной культуры - в практической деятельности коммунисты так или иначе сталкиваются с деятелями буржуазной культуры, которые наносят непосредственный и явный, невооруженным глазом видимый вред коммунистическому движения, высказывая антисоветские взгляды, клевеща на коммунизм и коммунистов в своих произведениях и публицистике, пропагандируя явно неприемлемые для коммунистов ценности. Но и в этом случае качество таких выступлений низко - они часто сводятся к голому критиканству без противопоставления коммунистической культуры и мировоззрения. Гораздо проще обозвать писателя Сорокина наймитом буржуазии, чем доказать, что ценности, которые он пропагандирует - действительно буржуазные ценности, даже если некоторые буржуа с этим и не согласны. Углубления в философские основы буржуазной культуры в таких критиканских выступлениях практически никогда не присутствует, что не только обедняет критику, но и совершенно бесплодно с точки зрения формирования коммунистической культуры.

Коммунистическая культура собственных нужд как фактор актуализации вопроса

Отсутствие должной глубины осмысления буржуазной культуры ведет также к огульному отрицанию всей этой культуры, неумению выделить соцреалистические тенденции в ней, а потому совершенно неудивительно, что для самих коммунистов образуется некий культурный вакуум - буржуазная культура уже отвергнута, а коммунистической еще нет. Коммунисты же, как и все остальные нормальные думающие и читающие члены общества имеют духовные и эстетические потребности, которые нуждаются в удовлетворении. Правда, среди членов левых организаций часто попадаются люди, которые не думают и не читают, но они удовлетворяют свои духовные потребности в примитивной т.н. «патриотической» эрзац-культуре и стихах покойного Гунько.

Но значительную часть коммунистов этот примитив не устраивает, и мы неизбежно обращаемся к пласту социалистической и коммунистической культуры, к классической культуре, пытаемся найти в буржуазной культуре ростки нашего мировоззрения, несмотря на всю глубину мировоззренческой пропасти между миром буржуа и коммунистами. Но низкое развитие общей теоретической культуры коммунистического движения, низкий уровень марксистского развития современных коммунистов не дает осмыслить и переработать весь этот пласт мировой культуры для полного удовлетворения духовных потребностей многих наших товарищей на данном этапе. Марксистское невежество не дает, например, выявить коммунистические тенденции в классической мировой культуре, в результате чего для многих мировая классика сливается в единый далекий от коммунистического мировоззрения хор. Низкая философская грамотность коммунистов не позволяет увидеть в произведениях буржуазных авторов материалистические и диалектические идеи, отсутствие знаний по теории и истории культуры, слабое знакомство с ее мировыми культурными богатствами обедняет, суживает наш духовный мир, в результате чего имеющиеся культурные ценности не вписываются в вульгарно-коммунистическое мировоззрение многих членов коммунистических партий, что и создает иллюзию «культурного вакуума», которая и порождает истерические крики о срочном формировании коммунистической культуры любыми средствами и любой ценой, вплоть до срочной раздачи коммунистам самоучителей по игре на струнных инструментах.

«Без теории нам смерть, смерть, смерть…»

Хотя на самом деле оснований для такого нетерпения нет - полагая наличие левой культуры предпочтительным на каждом этапе развития коммунистического движения, коммунисты стоят на научной позиции, что развитие коммунистической культуры прямо пропорционально уровню развития марксистской теории и глубине ее внедрения в общественное сознание. А потому коммунисты не могут одобрить забвение необходимости развития теории некоторыми левыми в пользу бесплодных попыток поставить телегу впереди лошади. Из чего непосредственно вытекает практическая невозможность сформировать левую культуру без ряда серьезных и долговременных мер, которые можно тезисно сформулировать следующим образом:
- развитие и пропаганда марксистской теории,
- углубление теоретического качества нашей агитации и пропаганды,
- развитие коммунистической прессы как единственного действенного инструмента пропаганды, а также средства развития коммунистической культуры,
- развитие марксистской теории культуры,
- усиление, а главное, углубление марксисткой критики буржуазной культуры как формы развития марксистской теории культуры,
- философское марксистское осмысление мировой культуры,
- индивидуальное повышение культурного уровня каждого коммуниста как составная часть повышения теоретического уровня активистов,
- активная борьба с дилетантизмом, примитивизмом, с формалистическими и некоммунистическими течениями, которые в настоящее время пытаются занять нишу «левой» или «революционной» культуры.

Одной фразой это можно сформулировать, процитировав Сталина: «Без теории нам смерть, смерть, смерть!».

Остается только надеяться, что молодежь, в основном-то и озабоченная на настоящее время вопросами развития коммунистической культуры, с должным вниманием отнесется к вопросу действительного развития культуры, предпочтя развитие теоретической базы будущей культуры дилетантским имитациям «левой культуры» или же замыканию универсального марксистского мировоззрения в узких рамках «субкультуры». Потому что такая политика означала бы просто отказ от действительно нужной и полезной деятельности коммунистов по формированию коммунистической культуры.

Июнь 2006
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(15) 2006
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента