Александр Лбов

Невежество против культуры

«Ser culto es el unico modo de ser libro»

Jose Marti

(«Быть культурным — единственный способ быть свободным»

Хосе Марти)

«...временами серьезная и честная буржуазная академическая наука идет впереди грубой левацкой пропаганды.»

Тони Кларк

Многие коммунисты обижаются, когда демократическое телевидение представляет их как неких Шариковых, т.е. людей с низким интеллектом и примитивными идеями. Действительно, обидное сравнение. Но ведь вот уже десять лет очень многие из них практически ничего не делают, чтобы хотя бы просто не давать демократам повод для этого. Если среди коммунистов совсем не будет подобных анпиловцам персонажей с перекошенным в истерическом крике ртом, с примитивом на устах и в голове, то даже в случае, когда телевидение будет брать интервью у откровенных провокаторов и сумасшедших, любой человек, столкнувшийся с коммунистом, сможет легко убедиться в обратном. Иногда, столкнувшись в полемике с отдельными, мягко говоря, эмоциональными, но малообразованными членами компартий, обыватель, действительно, уходит в расстроенных чувствах. А партии не торопятся избавить свои ряды от подобного явного балласта.

Однако с 1998 года, когда я вступил в РКРП, я, к сожалению, не слышал, чтобы из нашей партии или из какой-либо другой, тоже претендующих на коммунистическое название, исключали кого-либо за невежество, за незнание законов общества и нежелание работать над повышением своего теоретического уровня. Задаваясь вопросом: «А может ли вообще невежественный человек быть коммунистом?», я не могу дать утвердительного ответа. Впрочем, и В.И. Ленин давно уже по этому поводу высказал своё мнение, сказав, что нельзя быть коммунистом, не усвоив тех духовных богатств, которые накопило общество. Правда, Хрущев и остальные оппортунисты, в свою очередь, доказали и то, что если истинным коммунистом, не имея знаний об обществе, быть нельзя, то состоять в партии вполне возможно. Особенно если считать признаком коммунистичности громкость в выкрикивании лозунгов, ругань в отношении проклятых буржуев, размахивание красным флагом и пафосное произношение стандартных малосодержательных речей.

Между тем, коммунист от всех остальных отличается в лучшую сторону именно тем, что несет людям знания, истину о существующем обществе. В принципе, настоящий коммунист может вообще обходиться без громких воплей: «К оружию! На баррикады!» и т.д. Его главная задача — разъяснить людям существующее положение вещей в обществе и способы изменения его к лучшему, помочь им самостоятельно разобраться в каждой социальной проблеме и в обществе в целом, организовать и сплотить их и привести к победе. Вся творческая жизнь классиков марксизма показывает, что наиболее продуктивным рабочим местом для них была библиотека, письменный стол или кафедра, а для революционеров-практиков — марксистская литература, штудируемая не только в свободное от работы время на свободе, но и даже с большим риском и трудом доставляемая им в тюремные казематы и места отбывания ссылок. Да и наиболее страшным снарядом, когда-либо пущенным в голову буржуазии, как утверждал Энгельс, был не булыжник, а первый том «Капитала» К. Маркса.

Конечно, и нам сегодня в современном российском буржуазном обществе никто благоприятных условий для работы никогда не создаст, никто не будет транслировать по радио и телевидению марксистскую точку зрения, печатать её в центральной прессе и тому подобное. И именно поэтому теоретическая борьба, борьба за умы людей происходит на улице, в цехах, на митингах, в частных разговорах и так далее. Это создает иллюзию «уличной борьбы», которая поддерживает, к сожалению, во многих наших товарищах этакий иллюзорный пафос, выражающийся в стучании себя в грудь и безмерном превозношении качеств смелости, энергичности, разудалости, импульсивности, театральности и им подобных качеств в ущерб идейно политической зрелости. Как показывает практика, вся эта бравада чаще всего имеет мало отношения к коммунистичности бравирующего. А между тем, достаточно часто, человек, побитый «ментами», обвиняет в оппортунизме другого, не совершившего подобной бессмыслицы ради сомнительного удовольствия прорваться «абы-куда» и обратно, или малосодержательно помитинговать, но именно на Красной площади.

Пропаганда «геройствования» в качестве основного признака коммуниста, привлечение сколь авантюристичных, столь и невежественных людей в партию, ведет ко все большему и большему отбиванию у членов партии понимания необходимости и желания к совершенствованию своего основного оружия в борьбе — теории. Смелый человек вполне может быть дремуче невежественен. И как бы грозно он ни ругал правительство, демократов и ни хвалил бы Советскую власть, если он не будет владеть марксизмом, то коммунистом не станет, сколько бы партбилетов он ни получил.

К сожалению, приходится констатировать, что низкий уровень идейной подготовки коммунистов имеет не только стихийные корни, но и нередко вольно или невольно поддерживается левой прессой, по крайней мере, ее частью. Как известно, все настроения организации отражаются в её прессе. Но газета — это еще и коллективный организатор, который собирает одинаково думающих людей по идейному признаку в организацию. И если газета печатает статьи серые, неграмотные и истеричные, то и в организацию потянутся точно такие же люди — серые, неграмотные, истеричные. В таком случае совершенно нечего пенять на то, что «кадры плохие». Какие заказывали-с. Далее идет цепная реакция: организация постепенно деградирует, ибо уровень каждого вновь прибывшего, как правило, еще ниже уровня самой организации. В конечном итоге вся идеология в такой организации скатывается к, действительно, шариковскому «отнять и поделить».

Практика показывает, что не только молодежь ничему не учится и ничего не читает, но и пожилые люди, даже избираемые в руководящие органы. Например, как-то раз в одной из оппозиционных газет я обнаружил в статье некоей Д. следующее «мудрое» утверждение (орфография автора сохранена — А.Л.):

«Настоящее радио» имени Геббельса калечит человека от мала до велика, разрушая его душу и психику. Пошлые, глумливые передачи, такие как «Из жизни насекомых» (автор Пилевин) сознательно и продуманно заполняют таким же пошлым музыкальным мусором для зомбирования и промывки мозгов вроде: «Хочу тебя! «, «Мне б такую женщину», «Убили негра паразиты» и т.д. Все путное из головы выбьют, останется один туман-дурман. Ради этого и стараются хозяева «настоящего радио», выполняя план Даллеса, согласно которому наш народ нужно калечить с детских лет, чтобы превратить его в итоге в идиота».

Конечно, мне было очень и очень обидно за партийную газету, в которой могут появляться подобные материалы. Ведь автор не только переврала фамилию писателя Пелевина и названия упоминавшихся песен (что свидетельствует в первую очередь о том, что книги Пелевина она даже в руках не держала), но и привела такую массу неграмотных, с точки зрения марксиста утверждений, что всю газету, где есть и неплохие материалы, читать уже и не хочется.

Во-первых, о Пелевине. Писателя Пелевина много ругают — и слева (например, та же Д.), и справа («Идущие вместе»). И если с «Идущими» все понятно — литература им нужна в виде сентиментально-патриотических романов в буржуазно-ханжеском духе, ни коим образом не задевающих действительные проблемы общества, то с той же критикой слева надо, наверное, разобраться поподробнее. Ибо у той же Д. ругань в отношении Пелевина основывается не на глубоком знании его текстов, а на где-то когда-то услышанном. Дело в том, что в действительности книга «Жизнь насекомых» изображает в виде насекомых вовсе не советских людей, как полагает по своему невежеству Д., а наоборот, людей современного общества. В виде комаров, аллегорично пьющих кровь у работяг, в книге изображены «новые русские» во главе с американцем. В виде скарабеев, обреченных катать навоз всю жизнь, представлена у него философствующая демократическая интеллигенция. Этим великолепно показано ее стремление оправдать свое бездействие в тяжелейшей общественной ситуации, попытка к бегству из действительности. В своей книге «Поколение П» Пелевин показал молодежи то, чего не удалось показать в своей статье «пламенной коммунистке» Д. — манипулятивный характер СМИ в условиях рынка.

Я вовсе не хочу сказать, что книги Пелевина — суть коммунистические манифесты. Но я отмечаю, что они несут социально-критическое содержание, которое просто необходимо учитывать и использовать в нашей пропаганде. Бессодержательная ругань здесь, скорее, вредит.

Во-вторых, о «плане Даллеса». До сих пор огромная масса не только оппозиционно настроенных людей, но и членов нашей партии приводят и цитируют его на каждом шагу с многозначительным видом. Но что они этим сообщают? Что ЦРУ работало на развал СССР? Это и при СССР не было новостью. Так что же нового? Дело в том, что этот «план» — лишь некое доказательство, что СССР похоронили не внутренние причины экономического свойства, а внешние — некий «заговор американских мудрецов». А это есть самая примитивная версия происходящего. Те, кто не хочет учиться марксизму, изучать законы общества, чтобы применять их для анализа причин развала Союза, ее принимают и отстаивают, ибо для их уровня развития она проста и понятна.

По моему мнению, даже сам этот план, скорее всего, такая же фальшивка, как и «Протоколы сионских мудрецов», состряпанный примерно теми же кругами — националистами-черносотенцами. Сейчас трудно выяснить, кто первый вытащил этот текст на свет, и на какие источники при этом ссылался. Но анализ его содержания говорит о том, что точно так же, как это было в 1905 г. в кружке мадам Блаватской, где была составлена своеобразная характеристика ситуации в России с монархической точки зрения (то есть «Протокол сионских мудрецов»), в конце 80-х в национал-патриотических кругах, группировавшихся вокруг общества «Память» стал активно муссироваться аналогичный текст. Написан он с тех же националистических позиций. Точно так же, как черносотенцы представляли себе перемены, происходящие в революционной России начала ХХ века в виде следствия некоего заговора и затем приписали своим врагам то, что хотели от них слышать, русские националисты и ложно понимающие советский патриотизм «коммунисты» приписали врагу то, что тоже хотели от него услышать. А именно — что враг будет врать, насаждать антиобщественный образ жизни, спаивать, развращать, подменять моральные и духовные ценности и так далее.

Но весь фокус в том, что реальный, а не выдуманный, враг прямым текстом об этом вам никогда не скажет — на то он и враг. Если посмотреть хотя бы на терминологию документов Госдепа США (как, впрочем, и любого другого демократического государства, хотя бы РФ), то можно увидеть, что во всех документах наличествует своеобразный эзопов язык, при помощи которого тщательно избегается называть вещи своими именами. В них разработана целая система терминов, понятных любому чиновнику, но оставляющих неискушенного читателя в иллюзии, что борьба ведется не за интересы кучки капиталистов, а за свободу вообще. Иными словами, американский чиновник, даже получив «план Даллеса» хотя бы от самого президента, не понял бы терминов «врать», «подменять ценности», развращать» и так далее. Тем более что это типичные формулировки левой оппозиции по отношению к правительству. Зато чиновник прекрасно бы понял, что означает фраза «усилить пропаганду идей открытого общества и истинной демократии». Таким образом, получается, что Даллес, которого даже заподозрить в коммунизме невозможно, написал меморандум, совершенно непригодный в качестве инструкции для «демократов», но в то же время замечательно подставляющий администрацию США, как на мировой арене, так и внутри страны, выставляя ее как силу, ведущую подрывную работу в независимых странах, причем самыми грязными методами.

Национал-патриоты, не имея научных доказательств «теории заговора», пошли на стряпание фальшивки, приписав своему тексту авторство Даллеса. Согласно ему причиной развала СССР и победы буржуазной идеологии были не трагическое непонимание массами партийцев марксизма, что привело к перерождению партии и непоправимым ошибкам в экономике, что создало почву для внедрения антисоветизма, а вмешательство внешних сил. Такая вещь в политической истории не столь уж и редкостна: Шекспир вкладывал в уста древних римлян споры английского парламента, библейские авторы вкладывали в уста древних пророков современные им политические идеи, Пугачев публиковал указы от имени Екатерины, а количество политических документов с сомнительным авторством, по некоторым подсчетам, не менее количества с подлинно установленным. И то, что Д., несмотря на вполне обоснованные сомнения, использует «план Даллеса», говорит о том, что с националистами ее объединяет непонимание исторических законов, то есть невежество. И она в этом, увы, не одинока. Например, меня уже перестало удивлять то, что некоторые «коммунисты» в объяснении происходящего не могут обойтись без «жидомасонов».

Отсутствие у многих товарищей научной аргументации рождает в левой прессе дикие штампы. Массу их можно увидеть в вышеприведенной цитате. Например, если телевидение — то его ругают за «загон всего советского», «зомбирование» населения. Если демократ что-то делает, то непременно разрушает, причём, разумеется, в угоду Дяде Сэму. Зачем анализировать программу телепередач, если и так ясно — не показывают ничего советского.

А между тем по сравнению с советским телевидением, особенно 80-х гг., современное телевидение количественно показывает больше советских фильмов. И то, что общее время эфира в несколько раз увеличилось, а остальной эфир заполнен примитивными передачами, сериалами и антисоветчиной, смущать не должно. Все равно российское телевидение по сравнению с тем, что могло бы быть, будь демократы порешительнее, гораздо лучше, например, американского. Ни в одной стране мира частные и государственные телеканалы не показывают ни одного советского фильма на протяжении многих лет! А у нас — по паре десятков показов в неделю, особенно к крупным праздникам советского происхождения.

Это, ко всему прочему, говорит ещё и том, что за десять лет своего существования демократическая культура показала себя настолько бесплодной, что ничего создать, сравнимого с советским кино, не смогла. Рейтинги советских фильмов постоянно держатся на высоте, и это значит, что советское кино и после смерти СССР доказывает свое превосходство над демократическим. Это кино — мощное оружие пропаганды советского образа жизни, советского общественного строя, социализма, и это гигантская помощь коммунистам, которую оказывает демократическое телевидение. Благодаря такому «загону» молодежь имеет возможность сравнить советский строй с современным хотя бы посредством кино. А если подумать, каких бы сил нам это стоило, чтобы донести советское кино до столь массовой аудитории? Кстати, прежде чем доказывать, что российское телевидение плохое, так как «не показывает ничего советского», надо доказать, что советское было лучше и содержательнее. Но, к сожалению, с пропагандой позитивного опыта телевидения в СССР дело обстоит так же плохо, как и с чтением современной литературы. Так, Д. всё в той же статье сделала попытку доказать, что советское радио лучше демократического. Но уж лучше бы она молчала: «Вспомните такие передачи, как: «Пионерская зорька», «Радио-няня», сказки, повести детских писателей и не только детских, ежедневные концерты по заявкам...» А теперь представьте себе, подходит молодой человек лет восемнадцати к распространителю, покупает газету и читает этот инфантильный лепет. Как вы думаете, какова будет реакция взрослого человека, когда ему в качестве альтернативы сегодняшнему радио предлагают детские передачи прошлых лет?

И при этом со всех сторон слышны стенания, что «народ зомбируют», молодежь — сплошные «зомби» («зомбированием» называют, обычно, процесс «ампутации» у населения критического мышления, манипуляцию сознанием, навязывание ненаучных стереотипов). Лотки оппозиции ломятся от литературы о «психологической войне», газеты патриотов на все корки ругают «промывание мозгов». Но никаких альтернативных предложений этому нет, кроме «глубокомысленных» предложений о том, что надо делать то же самое — то есть врать, промывать мозги, давить на эмоции, придумывать «информационные поводы» и применять всю ту белиберду, которую написали невесть откуда взявшиеся «специалисты по психологической войне». Отсутствие какого бы то ни было позитивного результата на протяжении лет говорит о принципиальной тупиковости попыток одно ненаучное сознание заменить другим, примерно настолько же ненаучным.

Конец вранью, даже самому изощренному, гарантированно наступает тогда, когда ему в ответ даются научные знания. Человек, вооруженный знаниями, никогда не позволит с помощью дешевых рекламных приёмчиков навязать себе ненаучную идею. Именно за научную сознательность масс и должны бороться коммунисты, чтобы иметь не просто сторонников, которые в зависимости от удачного или неудачного пиара бросаются от одного политикана к другому, а людей, которых с их идеологической позиции невозможно сдвинуть иначе, как доказав на серьезном научном уровне их неправоту. Как правило, за теми, кто ратует за идею «оболванивания масс» как основную причину наших агитационно-пропагандистских неудач, стоит не только невежество и неумение доказать массам научную истину, но и нежелание что-то делать в плане своей теоретической подготовки и той же агитации и пропаганды. «Да что с ними говорить — зомбированы же!» — зачастую слышишь окончание неудачных бесед многих коммунистов с молодежью. И мало того, что из идеи о «всеобщем зомбировании» рождается вывод о бесполезности не только агитации и пропаганды, но и вообще какой-либо работы, кроме дешевых скандальных акций, замыкающих партию в эзотерический кружок «носителей высшей идеи». Некоторые идут еще далее, развивая мысли о «зомбировании» с помощью каких-то волн или на эмбриональном уровне, и ничего не остается, кроме как сделать в этом случае вывод о вялотекущей паранойе. То, что после десяти лет борьбы подобного рода статьи и суждения временами появляются в нашей прессе — большой позор.

Или, например, штамп о разрушении всего и вся. Любой человек, хоть поверхностно знакомый с экономикой, почитав газеты, может сказать, что, как бы там ни было, в производительном секторе ныне наблюдается большая активность, строятся новые предприятия, постепенно увеличиваются производительные показатели, пускаются в строй ранее замороженные цеха. Ведущие капиталистические издания уже несколько лет отмечают рост нормы прибыли в производительном секторе и ужесточение передела собственности, что для марксиста является верным признаком того, что этап разрушения советской экономики давно закончился, и начался этап создания экономики капиталистической. Да, капиталисты не будут восстанавливать наукоемкие производства, а если и будут, то не в том объеме, в котором они существовали в СССР. Да, мощностей СССР они могут и вообще никогда при этом не достигнуть. Да, часть отраслей никогда более не возродятся иначе, как при Советской власти. Но говорить, что всё разрушено и далее будет разрушаться — неправильно с экономической точки зрения.

Однако до сих пор стоит эту мысль высказать где-нибудь на митинге или на партсобрании, то сразу услышишь про себя такое, чего не слышал за всю предшествующую жизнь. Самое безобидное — дескать, капиталистов защищаешь. Штамп не только существует вот уже десять лет, но и активно оправдывается и обосновывается из-за незнания многими коммунистами законов капиталистического производства. Эта идея практически выливается в стремление показать полнейший развал экономики и приводит к тому, что коммунисты зачастую не видят, как в России формируется новый слой рабочих — рабочих, которые не сидят без работы, не торгуют шмотками ради того, чтобы прожить, не клянчат нищенскую зарплату у дирекции — рабочих, которые работают на нормально работающих предприятиях, которым платят зарплату, и, по некоторым меркам, приличную, но которые испытывают гнёт того самого «нормального» капитализма, о достижениях которого дуют в уши населения страны демократы. И это порождает дичайшие явления. Для многих работники относительно «благополучных» иностранных предприятий, например, «Макдональдса» — чуть ли ни цепные псы капитализма. При разгромах «Макдональдсов» анпиловцы даже избивали его работников, совершенно не понимая, что это такие же пролетарии, и на любом «нормальном» капиталистическом предприятии работник, в отличие от бывших советских НИИ и номерных заводов, абсолютно бесправен — у него нет даже права на перекур. Работник того же «Макдональдса» платит за свои три-четыре тысячи, что совсем не много по сравнению с заработком токаря или слесаря, работой в тяжелых условиях, выжимающей из него все душевные и физические силы. Идея о «всеобщем разрушении», имманентно присущем демократии, есть лишь одно из следствий деклассированности современного комдвижения в России в целом и слабых связей с предприятиями большинства организаций.

Примерно та же история и с «Дядей Сэмом». В одном из последних номеров одной из коммунистических газет опубликовали карикатуру: Буш звонит Путину и справляется об успехах в сокращении населения России. А тот говорит: «Работаем. Уточняем кое-какие цифры». От этой карикатуры у читателя невольно создается впечатление, что сокращение населения России — это не есть политика российского капитала, а лишь злая воля американцев. И единственный вывод, который просится на язык — это то, что вместо Путина надо поставить другого, «истинно русского», который не будет слушаться Буша. С коммунистической идеей это имеет мало общего, а вот с националистической — ну просто в унисон! Не видеть противоположности между российским капиталом и американским, даже делить российский капитал на «компрадорский» и «русский» — это не только значит быть незнакомым с марксистским тезисом о том, что у пролетария отечества нет, но и пытаться так или иначе оправдать российский капитал, отделить от него наиболее скомпрометировавших себя представителей под видом «компрадоров», не понимая, что родина существует только для капиталиста и там, где основная масса его капиталов, где он может получать максимальную прибыль. Будь он трижды американец, но если все его капиталы в России, а в США у него полно конкурентов, то предприниматель будет русским патриотом почище баркашовцев. Не надо говорить, что подобные штампы являются заимствованными у националистов и льют воду на их мельницу.

Интересно было бы заметить, что нежелание вдумчиво подходить к проблемам и копать вглубь зачастую является «синдромом реставрации». Точно так же, как разбитым монархистам сразу же после гражданской войны казалось, что народ ждет-не-дождется снова батюшку-царя, так и многим сегодняшним коммунистам кажется, что реставрация капитализма — это ненадолго. Дескать, год-два — и ему крышка, народ восстанет и т.д. и т.п. Именно поэтому многим кажется пустым делом развивать теоретическую базу марксизма, готовить себя не к баррикадам и забастовкам, а к сложнейшей, долгой, кропотливой научной работе, к упорной и содержательной ежедневной полемике с классовым врагом в статьях, в брошюрах, в книгах, в музыке, в устной форме. Иными словами, к идейной победе, такой победе, когда мы сможем убедить если не всех, то, по крайней мере, большинство. Многим до сих пор не ясно, что без этого революции никогда не будет. Надо понимать, что, не зная, зачем лезть на баррикады и под танки, ни один вменяемый рабочий ни на какую революцию не пойдет, хоть ему всю плешь проешь про революционные традиции местного пролетариата.

Невежество многих коммунистов имеет свой корень также и в еще большем невежестве демократов. Средний «бытовой» демократ настолько сер в вопросах обществознания, что отрицает даже самые очевидные факты истории и современной жизни. Его нетрудно опровергнуть с треском даже при помощи банального учебника истории или политологии. Средний работник демократической идеологической службы, например, журналист желтой прессы оперирует сам примитивными штампами и зачастую еще более убог, чем уже упомянутый средний демократ, так как политические идеи для него не более, чем товар. Для того, чтобы не чувствовать себя глупее соседа-демократа, многим коммунистам и считающим себя таковыми, своего низкого уровня хватает, на чем многие и успокаиваются. Но, учитывая огромный тираж демпрессы и мизерный тираж коммунистической (чего демократам вполне достаточно, чтобы держать коммунизм в подвале маргинальной политики) необходимо признать — сегодняшнего уровня теоретической подготовки каждого коммуниста недостаточно. Со знаниями на уровне школьного учебника победить умного, хитрого, хорошо вооруженного врага, который может выставить тысячи профессоров и десятки научных учреждений, у которого весь административный аппарат и стихийная поддержка мелкобуржуазно настроенных масс, невозможно. Тем более, наскоком.

Рок-н-ролл и все-все-все...

Стремление наскоком решить главную проблему — смену общественного строя, вызывает и желание решить все остальные проблемы точно таким же образом. И чем более сложен вопрос, тем поверхностнее к нему подход. Например, вопрос о рок-н-ролле. Редкий коммунист не ругнет рок как «чуждое влияние растленного Запада». Точно так же и уже упомянутая Д. сочла необходимым в своей статье ругнуть рок. Она повторила в точности произведения брежневских идеологов на эту тему:

«А уж «звезды» «настоящего радио»! Что поют? О чем поют? Не всегда можно понять. Нередко безголосые. Пищат, трещат, воют, орут, как ненормальные и нагоняют такую тоску, что завыть можно.»

Однако, когда потребовалось в беседе с оппонентом аргументировать свою позицию, Д. не нашла ничего более убедительного, чем назвать собеседника демократом. А у многих коммунистов дело доходит еще до более комичного: всех, кто слушает рок-музыку, обзывают дегенератами, проститутками, черт знает чем, и после всего этого ещё и удивляются, как это молодежь, в массе своей воспитанная на этой музыке, не идет в партию.

Огромное количество коммунистов старшего поколения, критикуя молодежную культуру и зачастую под критикой понимая навешивание как можно большего количества ярлыков, совершенно забыли слова Маркса о том, что «быть критичным — значит понять вещь в ее сути». Однако сам вопрос о молодежной культуре, как и многие вопросы современности, коммунистами так и не решен. Большинство предпочитает ностальгические воспоминания об Утесове и Шульженко серьезным исследованиям современной культуры и её специфических проявлений. Я не говорю о том, чтобы творить новую коммунистическую культуру.

Но если бы настоящий марксист взялся за изучение вопроса о рок-н-ролле, то, очевидно, подошел бы к нему иначе. Во-первых, он тщательно изучил бы материал. Он попытался бы понять, в чём различие между поп и рок-музыкой, а тем более между серьезным творчеством и продуктом масскультуры, почему в левой прессе господствует катастрофическое неумение провести такой анализ. Во-вторых, он попытался бы раскрыть законы, по которым явление развивается, выявить его причины. Критиковать — это не просто обозвать кого-то немытым и неграмотным, а понять.

Поэтому безграмотные «коммунистические» писания хрущевско-брежневских времен на тему рок-музыки вызывают у меня непреодолимое отвращение вовсе не потому, что я отплясывал, якобы, когда-то рок-н-ролл, как зачастую аргументируют некоторые. Для них надо сказать, что рок-н-ролл перестал быть танцевальной музыкой уже к середине шестидесятых годов, и мне поплясать под него не пришлось. Мне эти писания неприятны потому, что брежневские чинуши от культуры — люди, кстати, продажные и беспринципные, некоторые из которых сейчас пишут совершенно обратное тому, что писали тогда, — совершенно не в силах выяснить причину появления рок-музыки, изучить предмет со всех сторон, его характер и дать научное объяснение этому явлению, а не брызгать слюной, крича о том, что всему виной план Даллеса.

В принципе, нежелание внимательно и вдумчиво изучать этот предмет вполне понятно: музыка по форме довольно сильно отличается от того, к чему привыкли многие товарищи за годы Советской власти — и инструменты другие, и ритмика, и соотношение тональности. Да и трудно на старости лет преодолеть лень, самомнение и внимательно заняться малознакомым вопросом хотя бы для того, чтобы ответить на вопрос, почему молодежь не слушает советскую музыку, не прибегая к общим фразам о зомбировании, которые объясняют все сразу и ничего конкретно. К тому же утверждая, что рок-н-ролл зомбирует молодежь, что это орудие лишь для растления и развращения современной молодежи, коммунистические старушки удивительно единодушны с тем огромным слоем американских старушек, млеющих от звездно-полосатого флага не менее чем наши от красного. Большинство престарелых «истинных патриоток Америки» также уверено, что рок-н-ролл — орудие дьявола и имеет целью развратить американскую молодежь, уничтожить «истинно американские ценности». Тот факт, что одновременно одни считают, что рок-н-ролл имеет антисоветские цели, а другие, наоборот, считают его «происками красных, чтобы отвратить американскую молодежь от веры в бога», ни в коем случае не значит разногласий. Так как их оценка рок-н-ролла одинаково обывательская. Если внимательно заглянуть под зачастую непривлекательную для пожилого человека внешнюю форму рок-музыки, вряд ли можно так же безапелляционно судить о том, что рок — это происки коварного империализма с целью навсегда отвратить молодежь от Лемешева и Анны Герман.

Но, к сожалению, предрассудки и научная недобросовестность приводят к тому, что о рок-музыке судят не по содержанию, а по тому, насколько часто музыканты моются. По этой логике половину всей мировой культуры вообще необходимо выбросить на свалку, особенно фольклор, который создавал месяцами не мывшийся и зачастую еще более дикий, чем любая панк-группа, народ. И, что самое печальное, что никаких других аргументов не находят.

Тем не менее, с моей точки зрения, подавляющая часть рок-музыки вполне заслужила критику со стороны коммунистов. Но отнюдь не за диковатые сценические эффекты, как прыганье голым и нечесаным по сцене, а, прежде всего, за объективно пробуржуазную направленность творчества и некритическое восприятие окружающего мира, характерные для большинства из них. Например, Борис Гребенщиков напрямую пропагандирует «уход от мира», культивирует религиозное и наркотическое сознание, маскируя это сложной музыкальной формой, под видом «философии» и «глобальных проблем» подсовывает идеалистические абстракции, чем серьезно мешает коммунистам. Кстати, декларируемая аполитичность не помешала ему принять участие в антисоветской акции «Голосуй, а то проиграешь».

Однако ни разу я не видел в коммунистической прессе материала, который объяснил бы молодежи действительное содержание творчества тех или иных молодежных кумиров. И я не удивляюсь, что думающая, читающая и размышляющая молодежь не вылезает из выдуманных проблем новомодных писателей и валом валит на концерты Гребенщикова. Коммунисты ничего не сделали для обратного. Вообще, в капиталистических условиях некритичность восприятия действительности музыкантом, игнорирование социальных проблем и борьбы, стремление многих талантливых групп замкнуться на лирике любовного плана — одна из форм помощи буржуазии. Ибо молодежь, не задумывающаяся о политике, легко принимает самую распространенную и примитивную точку зрения, которая к тому же является господствующей — либеральную.

Но при этом необходимо различать попсу и рок-музыку. Поп-музыка — это наиболее примитивная форма, в которой выражается полнейшее духовное ничтожество масс при капитализме. Максимально понятная музыкальная форма, состоящая в повторении нескольких нот под определенный ритм, и текст, рассчитанный на олигофренов, шоу-эффекты в виде безвкусно оформленных примитивных представлений, «блескучих» одежд, цветомузыки, пиротехники. Все это необходимо, прежде всего, для выколачивания денег. В принципе, будь массовый спрос на более качественную музыку, то формы этого чисто коммерческого явления отличались бы в лучшую сторону. Но постоянное снижение уровня подобной «культурной продукции» происходит нога в ногу с вполне закономерными и объективно обусловленными монотонностью и ограниченностью жизни, отсутствием времени, сил и средств для духовного развития пролетариата. Причем, сама по себе низкопробная «жвачка для мозгов», как показывает практика становления постсоветской «попсы», есть в большей части вторичный продукт все большей культурной деградации масс. Для того, чтобы появились игори крутые, необходимо было, чтобы советский народ в достаточной степени отупел и разложился рыночными отношениями, потерял интерес к духовному и интеллектуальному развитию в погоне за деньгами. И как реакция музыкального рынка на это, появились Аллы Пугачевы и Ларисы Долины, Надежды Бабкины и Леонтьевы, готовые за деньги петь хорошо поставленными голосами, столь милыми для многих старичков, любую чушь вроде хитов о «двух кусочЕках колбаски».

Самое интересное при этом в том, что голосовые и внешние данные у попсовых деятелей на высоте: невозможно не признать высокого качества голосовых и внешних данных у того же Киркорова. Другое дело, что то, о чем он поет, выдает полную убогость содержания. Безусловно, попса еще более отупляет и без того деградирующее население РФ, но весьма прискорбно при этом то, что от многих коммунистов, которые протестуют в душе против этого отупления, трудно добиться чего-нибудь, что можно было бы противопоставить попсе. Советская поп-музыка, например, та же Анна Герман или Утесов, весьма мало по содержательности отличаются от современной попсы, несмотря на то, что отличие есть, причем в лучшую сторону. Марши советского времени, патриотические советские песни также не могут быть противопоставлены — культура только тогда становится актуальной для масс, когда она отражает существующее общество, а советское общество, какой бы ностальгией не страдали коммунисты, и как бы не хотелось им обратного, уже не существует.

Что еще может противопоставить комдвижение сегодня на культурном фронте? Посмотрим на лотки — песни Харчикова и прочих «оппозиционеров»? Но, во-первых, они поют те же оппозиционные штампы, которые на практике показали себя неспособными убеждать, во-вторых, с художественной точки зрения они еще более примитивны, чем даже попса, не укладываясь даже в три аккорда на синтезаторе. Об истерическом настрое, который господствует в «оппозиционной» литературе, музыке, публицистике, говорить не приходится — повсюду надрыв, пафос, истерика о «погубленной демократами России». Ни один трезвомыслящий и серьёзный человек этого слушать не будет. Поэтому коммунистам для того, чтобы победить, необходимо поднять, в том числе и культурный уровень масс. Хороша будет революция, которая не сумеет предложить массам ничего, кроме тех же алён апиных, но под красным флагом!

Но даже в капиталистическом обществе, несмотря на крайне низкий культурный уровень большинства, есть довольно большая группа людей, которых не удовлетворяет низкопробный уровень поп-музыки. Исторически сложилось, что своеобразной альтернативой попсе стала рок-музыка. Рок в самом начале своего существования представлял собой жанр преимущественно танцевальный, ничем не отличавшийся от поп-музыки и сливавшийся с ней. Но, по мере развития электронных инструментов, и, прежде всего, электронных синтезаторов, которые максимально упрощают проигрыш минимально необходимых мелодий и ритмов, непременных атрибутов поп-музыки, рок стал выделяться в качественно отличный жанр. Сам по себе он представляет очень сложное культурное явление, требующее изучения. В процессе своего возникновения рок вобрал в себя черты, как классической музыки, так и попсы. Однако основное отличие — это отличие содержания.

Содержание, художественное и текстуальное, однозначным также не было. Рок был на Западе, в отличие от джаза или классической музыки, музыкой нижних слоев общества, пролетариата. Несмотря на то, что большинство рок-групп так и не поднялось выше весьма низкого культурного уровня западного пролетария, то есть ничего более аполитичной лирики и развлекательных песенок не породило, он был определенным прогрессом по сравнению с классикой, которая в буржуазном обществе становилась всё более и более развлечением богатых, элитным искусством и вообще недоступной массам.

Рок занимал особое место потому, что он был прост в исполнении и восприятии, и в то же время имел большие возможности художественного и содержательного развития, объективно культурно поднимая пролетариат, по крайней мере, часть его, над попсой, не давая ему впасть в совершенное культурное убожество. Например, песня «Deep Purple» «Child In Time», является оригинальным музыкальным произведением, по сложности композиции не уступающей классике. Группа «Led Zeppelin» включала в свои блюзы элементы классических произведений Моцарта, Бетховена, Чайковского, аранжируя их. Практически все творчество «Pink Floyd» является продвижением к высокохудожественным формам рока. Их песни не уступают тщательно срепетированным хорам классических консерваторий. Далеко не каждый профессиональный музыкант с классическим образованием сможет повторить все элементы музыки «Dire Straits», отличающиеся сложной техникой игры. Тот факт, что по художественной форме рок не уступает классической музыке, доказывают многие классические произведения, исполненные на электронных инструментах разными группами. Например, «Rainbow» исполняла на электроинструментах целый ряд классических произведений. А современная мода на исполнение рок-произведений (например, группы «Metallica») симфоническими оркестрами говорит, что по художественным качествам рок-музыка может соответствовать самым взыскательным музыкальным запросам.

Текст песен также говорит о возможности рок-музыки подниматься до настоящего искусства. Разумеется, далеко не все, что исполняется в жанре рока, имеет серьезное содержание, скажу даже более — групп, которые поднимают сложные философские и общественные проблемы, очень немного, как на Западе, так и в современной России. Но фактом же является и то, что содержательная глубина текста есть одно из основных условий качества рок-музыки. Например, музыка Pink Floyd, если бы тексты не отражали сложные проблемы западного общества, трагедию человека в этом обществе, глубокий пессимизм относительно будущего, если бы в них не содержалась критика социальных институтов и общественных отношений, так и осталась бы «электронной музыкой для расслабления».

Рок, как любое культурное явление, в принципе не может пройти мимо общественных проблем. Уже выполняя отражательную функцию, рок-музыка выразила в определенной своей части практически все мерзости, глупости капитализма. Неужели глубокий пессимизм и стремление уйти от действительности хотя бы в музыке не говорят, что огромная часть молодежи в капиталистических условиях чувствует глубокий дискомфорт и разочарование в общественной системе, которое из-за неумения сформулировать это не находит иного выхода? В роке можно найти практически любую критику буржуазных институтов. Стихийную, как правило. Семья, разложенная товарно-денежными отношениями, нищета и страх безработицы, власть хозяев, убогость и примитивизм буржуазии, отсутствие перспектив относительно будущего, купля-продажа, как единственная форма отношений, ужас войны — все это можно без особых усилий найти, например, в классическом роке.

И это в определенном смысле выходит за рамки того, что хочет заставить массы слушать буржуазия. Однако, подстегиваемая законом прибыли, она вынуждена не только записывать эту музыку, но и распространять. Например, песня Pink Floyd «Money» — в некотором смысле нож в спину капитализма, нахально издевающаяся над потребительством, культом денег и господством купли-продажи — так растиражирована, что первая строчка песни «Money — it’s a crime...» («Деньги — это преступление») стала поговоркой. А образ рок-музыканта, отвергающего капиталистический образ жизни, смыслом жизни которого является творчество, содержащийся во многих рок-произведениях, сам по себе формирует неприятие основных потребительских ценностей буржуазного общества.

Разве это использовано в пропаганде и агитации? При умелом подходе, если коммунистам удастся разъяснить причины капиталистических мерзостей, находящих отражение в роке, рок, как и любая форма стихийного протеста при подобном подходе, станет непосредственно работать на коммунизм, подготавливая сознание людей, слушающих рок, к критическому восприятию действительности, воспитывая невосприятие официального образа жизни с бездумным потребительством, прививая вкус к раздумьям об обществе. В принципе идеальным будет вариант, когда, работая в этой области культуры подобным образом, коммунисты смогут убедить в своих идеях самих деятелей буржуазной культуры, критически отражающих существующую действительность или же воспитать творческие коллективы в своей среде, которые имеют возможность завоевать авторитет и популярность в массах.

Но люди, считающие весь рок-н-ролл исчадием ада, пытаются отказаться от той объективной поддержки, которая приходит от музыкантов, имеющих в массах авторитет, только потому, что мелкобуржуазно настроенная молодежь в СССР плясала рок-н-ролл, совершая ту же логическую ошибку, как и врач, который полагает, что простуда появляется от кашля, а не кашель является реакцией организма на болезнь. Дело в том, что увлечение мелкобуржуазных слоев интеллигенции рок-н-роллом в СССР было результатом поклонения Западу, то есть уже сложившихся антисоветских взглядов, а взгляды появлялись как выражение экономического положения интеллигенции, нарастания рыночных отношений в результате рыночных реформ Хрущева и теоретического ослабления КПСС.

Надо сказать, что никакой существенной идеологической поддержки от западного рок-н-ролла антисоветское подполье так и не получило. Так как средний культурный уровень советских людей напрочь отвергал наиболее примитивные формы западной культуры, выставлял капиталистический Запад как стадо имбецилов, бездумно дергающихся под музыку, а более высокие формы ничего антисоветского в себе не содержали. Скажу даже более: вот глупые нападки чиновников КПСС на наиболее прогрессивные, вдумчивые формы рок-музыки, критически воспринимающие капиталистическую действительность, не могли не вызвать протеста даже у коммунистически настроенной молодежи, но… против КПСС! Например, один ленинградский парторг писал о группе «Роллинг Стоунз»: «Их песня «Коричневый сахар» напрямую пропагандирует потребление героина…» Но каждый, знакомый с текстом песни и владеющий языком, знает, что о героине, наркотиках, кайфе, в песне нет ни слова. Песня посвящена мулатке, а английское слово «sugar» используется не только в значении «сахар», но и в качестве нежного обращения к девушке. Таким образом, из-за невежества подобных авторов, не желавших разбираться, желавших подогнать факты под свои предубеждения, авторитету коммунистов и марксизма наносился существенный удар, так как читатель делал вывод о некомпетентности коммунистов, о неправильности их представлений не только о конкретных группах, но и обо всей современной музыке. А это удар по авторитету коммунистических идей.

Кроме того, недиалектичность мышления официальных «марксистов» навязала обществу ложные представления о рок-музыке. Коммунистически настроенным людям казалось, что все, что поется на Западе, буржуазно, а антисовестски настроенным — что антикоммунистично. В итоге явление, которое нельзя однозначно отнести ни к буржуазному, ни к антибуржуазному, объективно сыграло на руку буржуазии. Неслучайно в русском роке конца 80-х собрались, как на подбор, антисоветчики — Макаревич, Гребенщиков, Летов, Мамонов, Башлачев. Они шли в рок-музыку, чтобы сделать ее своей трибуной, благо КПСС от использования этой трибуны отказалась. Фактически КПСС из политически неоднозначного явления сделало себе однозначного врага. Но практика зарубежного комдвижения показывает, что рок-музыка, как форма, сама по себе является настолько же политичной, как и мегафон, усиливающий политический голос того, кто в него говорит. И считать при этом рок-н-ролл и его творцов однозначно буржуазным явлением — это все равно, что считать рабочего на фабрике жвачки, которой спекулировали поклонники Запада в СССР, агентом империализма, а магнитофон «Sony» — миной для подрыва социалистической системы. То большое число рок-групп на Западе, успешно пропагандирующих коммунистические идеи, критикующих капитализм и провозглашающих социалистические идеалы, показывает, что этой формой могли бы воспользоваться и коммунисты в СССР, и тогда совсем не факт, что кто-нибудь из молодежи сейчас «тащился» бы от того же Гребенщикова.

Коммунистов к концу 80-х гг. в Советском Союзе днем с огнем было не найти. Поэтому фактически антикапиталистический протест молодежи, выразившийся, прежде всего в неформальном творчестве, демократы сумели превратить в антикоммунистический. Да, рок-музыка на тот момент критиковала советское общество. Но за что? Отнюдь не за социалистические его черты, а за проявления буржуазных черт — коррупцию, моральное разложение власти, обделывающей частные делишки под лицемерной маской служения народу, за превращение рабочего в пролетария, работающего за зарплату, не заинтересованного в труде, за возрастание в обществе власти денег и стремление основной массы населения к материальным благам. Основной мотив, например, ранних песен Летова — это протест против господствовавшего под заверения о верности идеям коммунизма мещанского, эгоистического образа жизни большинства населения СССР, когда каждая семья, вырывая друг у друга материальные ценности, строила «коммунизм в отдельно взятой квартире». Разумеется, он связывал все отрицательные явления с коммунизмом, так как КПСС на каждом углу декларировала, что все, что происходит в стране — прямая дорога в светлое коммунистическое будущее. И было бы глупо думать, что демократическая пропаганда не приложит руку к выкристаллизации из подобного стихийного протеста антисоветского движения.

Гонения КПСС на справедливую критику только подогревали антисоветскую пропаганду. Вообще, записывать всех, кто выступал в конце 80-х против КПСС в закоренелые антисоветчики, было бы крайне неправильно. Надо помнить, что протест был объективно вызван ползучим переходом на рыночные отношения. То есть, наряду с теневыми дельцами, которые сознательно стремились уничтожить социалистические черты общества, основная масса людей, наоборот, стремилась уничтожить те буржуазные черты, которые проявились — коррупцию, отстранение масс от властных функций, расслоение общества на богатых и бедных, возрастание отношений купли-продажи во всех сферах. Даже самые оголтелые «ревнители коммунистической морали», я думаю, согласятся, что цели не самые худшие, хотя марксистское невежество масс и отсутствие организованной и авторитетной коммунистической силы сработали на реставрацию капитализма. Но в этом, скорее, следует винить коммунистов старшего поколения, винить в том, что в тех условиях они не смогли сделать ничего успешного для того, чтобы протест направить на борьбу с оппортунизмом КПСС. Надо еще помнить, что и Движение Коммунистической Инициативы также не поддерживало политику КПСС, о чем забывают современные наследники ДКИ, в ностальгии пытающиеся оправдать любую глупость, совершенную под красным флагом.

О левом роке...

Только сегодня мы можем оценить весь масштаб глупости, когда КПСС, пропагандируя западную «аполитичную» попсу (вроде Бони М или же Челентано), равнодушно прошла мимо того огромного пласта западной левой рок-культуры, не заметить который просто было невозможно, так как левые рок-музыканты принимали активнейшее участие во всех массовых выступлениях. 50 — 60-е годы — период расцвета рок-музыки — характеризовался и ростом протестного движения, особенно среди молодежи, что находило выражение в рок-музыке, близкой массам пролетариев. Если, например, залезть в какой-нибудь интернет-архив левой музыки, то там мы найдем много групп, писавших и исполнявших протестные, антикапиталистические и просто откровенно коммунистические песни в рок-жанре, со всеми его признаками. Например, группа «The MIG Combo», исполнявшая рабочие и революционные англоязычные песни в стиле классического танцевального рок-н-ролла! Неудивительно, что в нашумевших выступлениях студентов конца 60-х многие правые обвиняли... рок-музыку точно так же, как некоторые сегодня обвиняют её в развале СССР. Но КПСС, не в силах поделить форму и содержание, тупо продолжала игнорировать левый рок, в качестве протестной зарубежной музыки признавая разве что Виктора Хару и классический революционный фольклор...

Но левое рок-движение росло и ширилось без всякой помощи КПСС (хотя западные демопропагандисты кричали об обратном) по мере того, как противоречия западного общества нарастали. На настоящее время на Западе имеется довольно сильная и разветвленная ветвь рок-музыки, стоящей на прокоммунистических позициях, пропагандирующая в своих песнях социализм. Я не имею подробной информации по всему миру и даже по всем странам Европы, но, например, в Англии работают несколько очень известных рок-групп этого направления, которые мне удалось послушать: «Red London» (классический панк), «Angelic Upstarts»(панк, ска), «Mecons»(панк), «Attila the Stockbroker». Что радует — так это то, что в левой рок-музыке последнее время весьма сильна тенденция к поднятию художественного уровня. «Attila the Stockbroker» очень удачно совмещает рок и панк с фольклорной музыкой, включает в песни большие проигрыши на виолончели и флейте на приличном художественном уровне. Тематика и содержание песен этих групп идет нога в ногу с коммунистическим движением в Европе, включая протест против империализма с его грязными войнами (например, песня «Attilla the Stockbroker» «Сараево» или песня «Last Night Another Soldier» группы «Angelics Upstarts»), антифашизм («Free Europe» — от «Attilla...»), песни, воспевающие борьбу рабочих («Days like this» от «Red London»), критикующие различные мерзости капитализма и т.д. К сожалению, все это совершенно неизвестно российским коммунистам, которые в лучшем случае слышали лишь о раскрученном коммерческом левом проекте «Rage Against the Machine», пробившемся в шоу-бизнес.

В русскоязычной рок-музыке также есть большое количество групп, которые играют социально-критический рок, пишут вполне антикапиталистические песни и выражают, ну, скажем, неполиткорректные взгляды, близкие к левым. Например, группа «I.F.K.» или «Западный Фронт».

Но плачевное состояние современной левой культуры в бывшем СССР объясняется еще и тем, что одним из идейных фронтов, на котором коммунисты потерпели полное и сокрушительное поражение, был художественный фронт. Творческая интеллигенция — даже та, которая не приемлет того, что происходит сейчас — практически поголовно отвернулась от них, и коммунисты сдали позиции, то есть не смогли до сих пор выставить ни одного умного, талантливого, уважаемого писателя или музыканта, а тем более, творческую группу, чтобы успешно противостоять демократической пропаганде. Говорят, что битые армии хорошо учатся. Но практика комдвижения показывает, что это не так. Очень прискорбно видеть, как называющие себя коммунистами и через десять лет после наступления на КПССные грабли так ничему и не научились и продолжают вместо того, чтобы разобраться в каком-либо необычном явлении, его ругать, ругать и ругать, зачастую не представляя всей сложности проблемы. Так, «пролетарский поэт», истерично вопящий на митингах в мегафон, Б. Гунько на каждом углу поносит рок-музыку, но лично совершенно неспособен не только изобразить что-нибудь, выходящее за пределы художественного репертуара психиатрической клиники, но и вообще дать внятный ответ, что такое рок-н-ролл. Кстати, вообще-то мне его чтение стихов напоминает давнее:

Достал из-за пазухи кипу,
И с сипом, и с хрипом, и скрипом,
Читает, читает, читает.
А бес меня в сердце толкает:
«Ударь его лампою в ухо.
Всади кочергу ему в брюхо...»

Саша Черный. «Вселенское горе».

Это характеристика «культуры» современных «коммунистов». Но еще прискорбней, когда, вместо «разбора полетов» после поражений битые армии начинают глупо суетиться, мечась, то в одну сторону, то в другую. Так, например, в газете «Мысль» та же Д., в очередной статье, проникнувшись внезапной любовью к рок-музыке, неустанно хвалит «красного рокера» И. Баранова, играющего с группой «Эшелон», и творчество которого само по себе далеко не на высоте как в содержательном, так и в музыкальном плане. Дескать, какой он хороший, рок, когда красный. Это, конечно, хорошо, когда люди, играющие в столь универсальном жанре, начинают поддерживать коммунизм, заявлять о своих левых убеждениях, посещать коммунистические мероприятия, помогая своим авторитетом комдвижению. Но коммунистом не нужен «абы какой рок». Коммунистам нужна такая левая культура, которая была бы на порядок выше капиталистической и художественно, и содержательно. В случае конкретно Баранова плохой рок вполне закономерно соединяется с плохим коммунизмом. Баранов состоит в организации Анпилова, которая сильно компрометирует коммунистическое движение своими анархическими действиями, примитивными идеями и умственно неразвитым, скажем так,.. контингентом. Вряд ли выдающийся, творческий человек сочтет приемлемым для себя выступать перед людьми, которые не понимают, что разгром «Макдональдса» не принесет коммунизму ни грамма пользы, что идея «прорыва на Красную площадь» сквозь цепь ОМОНА глупа донельзя и имеет смысл только для откровенных мазохистов, что настоящим коммунистам необходимо заниматься не пьянством по подворотням, а агитацией и пропагандой, что вместо бесконечных митингов ради митингов, которые практикует Анпилов, было бы полезнее заняться повышением теоретического уровня и т.д.

Но Баранов не только не пропагандирует повышение теоретического уровня, но и сам пьет вместе с остальными... Политическая практика Баранова вполне соответствует его идеям. И поэтому из того хорошего, что поет Баранов, можно назвать только те советские песни, которые сочинили более грамотные в коммунистическом плане люди в советское время, и для коверкания которых у Баранова не хватило фантазии. Большинство его песен не отвечают идейному уровню коммуниста и отражают мировоззрение той люмпенизированной, насквозь пропитой молодежной среды, в которой вращается Баранов — анпиловцев. Например, песня «Проверка на дорогах». О чем эта песня? Песня прославляет некую группу «сильно революционных» молодчиков, которые живут тем, что устраивают возле дорог засады, подстерегают буржуев, убивают их, а машины сбрасывают в кювет. Если охарактеризовать это в марксистских терминах, то песня пропагандирует стихийную вооруженную партизанскую борьбу, причем, основной тактикой ее становится далеко не классическая террористическая тактика. Как известно, коммунисты не имеют ничего против вооруженной партизанской борьбы как таковой, и не считают совсем неприемлемыми отдельные террористические акции, если в некоторой обстановке это политически выгодно. Можно вспомнить, например, убийство Троцкого, которое было крайне необходимо для того, чтобы в условиях Второй мировой войны троцкисты не имели идейного центра и не смогли помешать коммунистам бороться с фашизмом, как они делали в Испании. НКВД, как известно, санкционировал убийство гауляйтера Коха, так как эта акция сильно способствовала поднятию морального духа населения на оккупированных территориях, что имело непосредственный военный эффект в усилении партизанского движения.

Однако песня написана в совершенно конкретных сегодняшних условиях. Поэтому и оценку ей мы даём, исходя из них. Совершенно ясно, что от того, что несколько буржуев найдут смерть на российских дорогах, капиталистическому строю ровным счетом ничего не будет. Буржуазия умирает не своей смертью просто в массовом порядке: от рук киллеров в угаре капиталистической конкуренции, разбиваясь по пьяни в стремлении продемонстрировать достоинства своих иномарок, просто умирает от сердечных приступов, вызванных ожирением, выпивкой и прочими радостями буржуазной жизни, от СПИДА, подцепленного в ночных клубах и т.д. Хотя быть буржуем так же опасно, как и гулять по минному полю, никакой революции не случается. И в будущем не предвидится. И от того, что несколько человек укокошат по политическим соображениям несколько представителей буржуазии, к власти они нисколько не приблизятся. На место убитых придут новые буржуи, которые с иномарок, столь уязвимых для разномастного стрелкового оружия и гранат, которыми вооружены эти «революционеры», пересядут на танки, впереди пустят не «Жигуль» с двумя качками-телохранителями, а БТР с взводом спецназа, и «проверка на дорогах» вместе с т.н. колхозом «Заветы Октября» в считанные минуты прикажет жить долго и счастливо...

Таким образом, «коммунистические» старички и анпиловская молодежь, восхищаясь «крутизной» Баранова, по невежеству своему активно пропагандируют среди беспартийной молодежи самый тупиковый и бессмысленный путь изменения общественного строя. Примитивизм левой прессы и отсутствие действительно серьезной марксистской пропаганды в молодежной среде воспроизводит анархические представления о революции, которая существует в мозгах тех же анпиловцев не в виде организованного и подготовленного взятия власти с последующим управлением страной, а просто-напросто грандиозным дебошем с разгромом макдональдсов, развешиванием на фонарях буржуев «за измену Родине» (Только вот какой? РФ буржуазия не изменяет, это её государство, а СССР более не существует), переворачиванием иномарок и прочими деструктивными мерами, совершенно не задумываясь, что будет потом.

Характерно, что на «левом рок-концерте» 1 мая 2002 г. группа «День донора» исполнила очень «крутую» песню из двух слов: «Пытать! Вешать!», которая стала лозунгом «леворадикальной молодежи», и которой так восхищаются некоторые «шибко р-р-революционные» бабули и их друзья из РКСМ(б). В песне «Проверка на дорогах», вся программа подобного рода выражается также весьма лаконично и глупо: «Ведь мы за власть Советов и за красный флаг. По заветам Ленина будет только так». То, что сущность Советской власти Баранов не понимает, совершенно ясно по его сотрудничеству с Анпиловым, который по этому вопросу высказывал недвусмысленные и весьма дикие идеи о независимости Советов от партии и даже о том, что партия должна слушаться Советов, а не руководить в них. Фраза «за красный флаг» вообще свидетельствует о том, что движущие силы «революции по Баранову» зиждутся на «прочном фундаменте» революционной эстетики, и ни на чем ином. Судя по песне, Баранов, очевидно, не считает, например, польский или чехословацкий социализм социализмом, так как государственным флагом этих стран был флаг национальных цветов, унаследованный от буржуазии. Как бык, он реагирует только на красное, не задумываясь над содержанием. Люди, объединенные по такому признаку, ничем не отличаются от Бивиса и Баттхеда: «Прикинь, баклан, красный флаг — это, типа, круто» — «Да, факт, круто!» Я полагаю, что, организованный на таких «прочных основах» партизанский отряд будет существовать до первого боя, а затем разбежится, как знаменитый «женский батальон» Временного правительства. Да и где Ленин говорил, что «будет именно так»? Где он пропагандировал вооруженные действия в условиях глубокой реакции? Сразу видно, что Ленина ни Баранов, ни его фанаты не читали, и не собираются это делать. Гораздо проще приписать Ленину свои примитивные представления о революции...

Подобные настроения распространены среди молодежи в частности, потому, что старшее поколение коммунистов не владеет научным аппаратом, чтобы эффективно вести пропаганду среди молодежи, кидаясь одновременно в две разные крайности. С одной стороны, они не понимают, чем живет современная молодежь, ее проблемы, условия развития, культурного досуга, в какой форме и обстановке молодежь вырабатывает и усваивает общественные ценности, как сделать так, чтобы привить молодежи социалистические ценности и передать марксистские знания, сделав из молодежи, замордованной капитализмом, насмотревшейся и нажравшейся ужасов и мерзостей капитализма, грамотных революционеров. Не может, потому что само старшее поколение в массе своей таких знаний не имеет и исповедует примерно то, до чего стихийно доходит молодежь сама по себе — анархические «радикальные» акции ради «красного флага»... Именно поэтому они яростно нападают на критические произведения буржуазной культуры, чтобы противопоставить им примитивные произведения «коммунистического бескультурья».

Интеллектуальное бессилие порождает и другой фактор сближения «бешеных бабок», готовых оплевать все, что как-либо связано с буржуазией, вплоть до Третьяковской галереи и Большого театра, в которые любит заходить буржуазная элита, с молодыми любителями подраться с «ментами». Из хвалебной статьи о Баранове становится ясно, что «несгибаемая коммунистка» Д. изменила отношение к рок-музыке не из-за того, что она изменила позицию в вопросах культуры и возлюбила рок, а из дешевого популизма, из стремления привлечь массы не кропотливой работой по разъяснению коммунистической программы (для этого явно не хватит ругани по поводу демократического телевидения), а путем подстраивания под стихийные колеблющиеся настроения, подлизывания к массам, заигрывания с теми или иными ее лидерами в надежде, что удастся «хорошим отношением» кого-то подкупить и привлечь...

Нелицеприятное резюме

Попытка разъяснить марксистскую позицию по данным вопросам — мой небольшой вклад в борьбу с невежеством внутри комдвижения. Мне давно хотелось показать ошибки людей может, и искренних, но невежественных. А невежество — оружие страшной разрушительной силы, и мне особенно обидно, когда видишь, что внутри партии оно свивает себе теплое гнездышко.

Причину такого положения я вижу в том, что с конца 80-х комдвижение страдало от недостатка политически грамотных кадров. Большинство коммунистов, искренних и честных коммунистов, которые в конце 80-х пришли к мысли бороться за коммунизм, совершенно не знали из своей практики, ни что такое капитализм, ни что такое политическая борьба (а тем более борьба в капиталистических условиях), имели самые общие представления о марксистской теории, и, следовательно, эффективно бороться не могли. Идейный разброд, раскол коммунистов на различные партии — прямое свидетельство общего низкого теоретического уровня массы рядовых коммунистов, большинство которых так и не поняло, что для того, чтобы победить, необходимо овладеть знаниями законов развития общества и соответственно, агитационно-пропагандистским искусством. Вместо того, чтобы самим решать вопросы, на которые необходимо твердо и ясно ответить народу, чтобы он пошел за коммунистами, они продолжают искать себе «мудрого вождя», который бы теоретически решил вместо них те вопросы, которые ставит перед коммунистами современность. Среди таких коммунистов процветает порой поразительное невежество. Одна «коммунистка» мудро уверяла, что «общество — это не материя» (sic!), что «производственные отношения» это надстройка, другой «коммунист» твердит, что «революционные методы борьбы» — это отнюдь не все методы, которые в настоящих условиях ведут к коренным изменениям в обществе, а только те, которые, так или иначе, сопряжены с вооруженным насилием. Третий в подтверждение теории относительности ссылается на Большую Советскую Энциклопедию. И что самое страшное, теоретический рост некоторых за долгие годы борьбы вообще незаметен.

Коммунистическая пропаганда, которой еще простителен примитивный уровень начала 90-х, весьма мало двинулась вперед, о чем говорит содержание периодической прессы, в частности, центральной прессы РКРП-РПК («Трудовая Россия» и «Мысль»). Кроме всего прочего, это имеет ту причину, что основной контингент партии — это пенсионеры, причем не такие пенсионеры, которые восполняют недостаток марксистской подготовки в советские годы самообразованием, трудятся над постоянным совершенствованием своего агитационно-пропагандистского мастерства и, пользуясь наличием свободного времени на пенсии, активно и плодотворно участвуют в улучшении нашей прессы. Таким людям я готов в ноги поклониться за то, что они делают. Но основная масса — это растерявшиеся, оглушенные рынком люди, вступившие в партию из жгучей ненависти ко всему существующему, но неспособные, и, как показала та же Д., в массе своей не желающие понять, как устроено капиталистическое общество, умеющие ругаться и клясть демократов (иногда даже виртуозно), но патологически неспособные объяснить окружающим, зачем им, окружающим, Советская власть, зачем им строить коммунизм, апеллируя не к разуму людей, а к голодному желудку.

В левой прессе господствует глупый пафос («мы, герои!»), нытье о том, как нас, бедненьких, «забижает» демократическое правительство, нападки на демократов разной степени ругательности. Основные же проблемы — что мы будем делать после того, как получим власть, каковы законы, по которым будет развиваться социалистическое общество, почему капитализм является не эффективным для обеспечения жизнедеятельности человечества — старательно обходятся, отчасти из-за того, что на эти темы почти никто не пишет, отчасти из-за нездорового стремления редакторов сделать газету сиюминутной агиткой. Такой уровень нашей пропаганды и есть та основная причина, из-за чего в партию не идет молодежь — молодежь еще не увидела перед собой умную партию, которая может дать ответ на любой волнующий ее вопрос. Даже наоборот — многие люди, которых жестокая капиталистическая жизнь заставила присмотреться к партии, отпугиваются однобокостью и невежеством «коммунистов», что еще более усложняет работу по внедрению коммунистического сознания в массы.

Октябрь-декабрь 2002
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
ЭПРА OSRAM
№1(3) 2003
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента