Владимир Новак

Оппортунизм как дышло

Похоже, что редакция Коммунист.Ру задалась целью заменить марксизм. Сайт заполонили многочисленные «теоретические» поделки, авторы которых усиленно «осовременивают» якобы устаревшую теорию. При этом руководствуются странной логикой, что чем меньше в их сочинениях марксистского, тем те как бы современнее. Еще более странно, что в то же время они упорно называют себя марксистами, а свои произведения полагают развитием марксизма. Сегодня для редакции стало характерным, когда любая отсебятина, чем бредовее, тем лучше, выдается за последнее слово марксизма. Ее не смущает, даже если выводы одних ее «теоретиков» не соответствуют или прямо противоречат выводам других ее «теоретиков». Редакция не обращает никакого внимания и на то обстоятельство, что весь ход развития общества происходил и происходит не в противоречии, а в соответствии с марксистской теорией. Поэтому она плодит и испускает все новые выдумки, количество которых соответствует количеству ее авторов и которые в общей массе, скопом, вполне могут сойти за некую самостоятельную «новую», «современную» «науку», самостоятельное коммуниструвское, точнее - коммунистВрувское, «учение» о коммунизме. В нем уже используется не только собственный понятийный аппарат, но состряпана даже собственная терминологию, т.к. марксистская «изжила» себя. Поскольку в данном случае собственно марксизм дискредитируется и опошляется, то, как «творчество» отдельных авторов, так и деятельность редакции в целом приобретают значимость общественно важных и нуждаются в соответствующих разоблачениях.

Если обозначить основную идеологическую линию редакции за последнее время, то она имеет явно выраженную мелкобуржуазную направленность. Которая выражается в уже хорошо известных из истории пошлых мечтаниях мелких хозяйчиков - об избавлении от классовой борьбы и как обойтись без нее, о возможности «миновать» капитализм, о мирном преобразовании социализмом общества без учета основных вопросов о классовой борьбе, завоевании политической власти и свержении господства класса эксплуататоров. То есть все то, что выхолащивает марксизм и убивает его революционную душу. При этом каждый коммуниструвский автор, отказавшись от марксизма по сути, широко ссылается на него, усиленно «подтверждая» произвольно надерганными цитатами, что выдумываемые им пошлости и есть самый современный марксизм. Если требуется для «доказательности», то он, не церемонясь, может развернуть весь марксизм вместе с коммунизмом в удобном для себя направлении, делая их в своих руках своеобразным «теоретическим» дышлом. Как хочу - так верчу. Фактически, просто подгоняя их под себя и приплетая для спекулятивного придания веса собственным измышлениям. Естественно, что ни о какой научности здесь речь идти не может, поскольку авторские соображения выстраиваются не на строгой системе законов, отражающих объективные процессы и составляющих основу любой, в данном случае марксистской, науки, но исключительно на личных видениях каждого очередного «исследователя». Исследовательская работа всякого последовательного марксиста непременно должна вестись на базе логических структур марксизма. Отход неизбежно приводит к неправомерному перемешиванию сфер производства и обращения, процессов основных и производных, явлений первичных и вторичных. Тогда исследовательство превращается в нагромождение всякого рода алогизмов, деклараций, наукообразного словоблудия и методологического произвола. Таковыми и является большинство работ коммуниструвских авторов, наводненных мелочно-поверхностными рассуждениями, банальностями, искусственными выводами, мудреными словесами, демагогией и популистскими штампами. Все это не имеет ничего общего со строго научными исследовательскими поисками марксизма. Ни по содержанию, ни по методологии. Например, недавно один такой «марксист»-исследователь рассматривал положение дел в коммунистическом движении на основе сталинистской или троцкистской… традиции.

К подобного рода работам с полным основанием можно отнести статью В.Терещука (далее Т.) «Коммунизм как реальность» , в которой делается попытка подвести черту под муками коммуниструвских «исследований», сведя их в обобщающее «учение». Подвергать работу Т. какому-то серьезному анализу из-за необыкновенного, даже для Коммунист.Ру, обилия сомнительных, спорных или откровенно глупых заявлений и выводов невозможно. Поэтому выделим и ограничимся рассмотрением лишь основных, на наш взгляд, «умозаключений» и «открытий» автора.

Уже первое заявление Т., что «Коммунизм действительно стоит на пути капиталистического развития» заставляет насторожиться. Само представление коммунизма в качестве некоего камня на дороге капитализма противоестественно для марксиста. Но далее утверждается, что коммунизм «…это не идеал, с которым должна быть сообразована действительность, не цель, к которой, как к горизонту, человечество постоянно должно стремиться, но действительное разрешение реально существующих противоречий современного капиталистического общества». Что бы ни имел здесь в виду автор, а за туманом его формулировки можно разглядеть лишь, что коммунизм НЕ идеал и НЕ цель. Думается, все это не неумение точно сформулировать мысль, а неумение понимать коммунизм и думать по-коммунистически.

Расправившись таким безапелляционным образом с коммунизмом, автор переходит к капитализму. «Определяющей чертой современного капитализма является то, что он практически завершает свое формирование в качестве международной системы». Из данного утверждения можно сделать вывод, что нынешний капитализм меняет качество. При этом кроме голого сообщения о его международности никаких сущностных факторов, якобы меняющих качество современного капитализма, не приводится. В последующем уточняется: «В результате концентрации капитала до уровня ТНК и их союзов формируется мировая производственная система (МПС), которая в той или иной форме включает или присоединяет к себе практически все национальные производственные системы, втягивая их в международное разделение труда. Теперь воспроизводство человеческой жизни выступает как всемирный процесс…». В том самое главное «открытие» Т. - капитализм трансформировался в международную производственную систему. Все дальнейшие его суждения исходят из этого, уже как бы ставшего сущностным, факта. Хотя нигде не объясняется в чем конкретно заключены и проявляются именно качественные факторы произошедшего изменения. Пренебрегая всеми нормами научного исследования Т. с упоением «творит» собственную «науку», в которой правит авторитарный произвол и вольное обращение с причинно-следственными связями - количественные обстоятельства принимаются за качественные, поверхностные - за сущностные, случайные - за необходимые и т.д. Широко применяет Т. и собственные методологические «открытия». Например, разделяя процесс формирования современного капитализма на этапы по доминированию… форм капитала. Если при большом напряжении мысли и еще большем желании некоторые соображения автора можно как-то воспринимать, то деление процесса развития капитализма на торговый, финансовый и производственный этапы кроме как абсолютной, т.е. не только антимарксистской, а вообще антинаучной, чушью признать нельзя. Противопоставить современному капиталистическому производству торговлю и банковские финансы (почему-то забыта сфера услуг, которая сегодня в экономике занимает все более весомое место и, продлевая логику Т., вполне может стать следующим этапом) не способен даже окончательно свихнувшийся марксист. Однако автору очень хочется «новизны» и «современности». Ради этого он просто, без всяких пояснений, отбрасывает, видимо принимая его за якобы «устаревшее» и уже потому, с его точки зрения, «неправильное», марксистское определение этапов развития капитализма - этап господства свободной конкуренции и этап господства монополий. Т. предлагает считать, что этап монополизма завершен и его сменил этап международных ТНК, которые, по его мнению, видимо уже не являются ни капиталистическими монополиями, ни империалистическими захватчиками. Но если это так, то кем тогда являются олигархи, владельцы ТНК? Неужели не капиталистами-монополистами? Неужели их мировая экспансия, у Т. - формирование, не носит захватнический характер, а является всего лишь результатом концентрации капитала? И неужели, каким образом, международность, а не производство, составляет основу современного общественного строя? Хотя по Т. и сам общественный строй ныне должно рассматривать как воспроизводство человеческой жизни.

Сделаем отступление и представим свои соображения относительно приведенных “открытий” Т. Если говорить об изменениях качества, то в строгом научном понимании качественно капитализм меняет лишь переход к социализму. Когда ликвидируются качественные показатели капитализма - частная собственность на средства производства, наличие класса владельцев средств производства и класса наемных рабочих, эксплуатация капиталистами рабочих и т.д., и утверждаются новые, социалистические, качества - общественная собственность на средства производства, отсутствие эксплуатации и т.д. Поэтому во всех иных случаях речь можно вести не о качественном преобразовании собственно капитализма, а лишь об изменении каких-то его свойств, хотя в просторечии оба понятия часто используются как идентичные. В связи с этим любой процесс в развитии капитализма правильно рассматривать с точки зрения количественных накоплений предпосылок его будущего качественного перехода в социализм. Так смена свободной конкуренции монополизмом не изменила собственно капитализм, поскольку сохранена частная собственность на средства производства, но придала ему новые свойства, которые по сути приближают его к социализму. Произошло это приближение не чьим-то пожеланием, а стало результатом развития производства и действием законов капитализма. Эти законы - закон прибавочной стоимости, закон концентрации капитала и производства, всеобщий закон капиталистического накопления, закон неравномерности развития, закон конкуренции и анархии производства и т.д. в эпоху свободной конкуренции привели к высокому уровню концентрации производства и обусловили появление монополий. Развитие крупной промышленности создало всемирный рынок, который вызвал колоссальное развитие торговли и тем оказал воздействие на расширение промышленности и усиление буржуазии. Монополии, в свою очередь, также в силу развития производства и действия законов капитализма, ускорили и продолжили прогресс, произведя гигантское обобществление производства, позволившее сформировать единую глобальную или мировую производительную систему (если не абсолютизировать, то предложенный Т. термин - МПС, вполне допустим). Таким образом, в результате развития производительных сил и действия общих законов, капитализм, буржуазный класс, накопил, сконцентрировал и централизовал экономические средства до такой степени, что стал способным, а потому и затребовал глобальных преобразований. ТНК в данном случае, с одной стороны, форма проявления этой способности, с другой - орудие ее осуществления. В решающей степени процессу глобализации способствовало образование, путем слияния или сращивания банков с промышленностью, финансового капитала. Именно финансовый капитал, сконцентрированный в руках немногих олигархов, лежит в основе нынешних ТНК и всей их рвущейся к господству экспансионистской политики, поскольку получает громадную и все возрастающую прибыль от своего господства. Внеэкономическая надстройка, выросшая на основе финансового капитала, усиливает его возможности к мировым захватам и закрепляет их результаты. Таково марксистское понимания процесса формирования МПС.

В погоне за «новизной» Т. не только подменяет капитализм новацией в виде МПС, но и самому капитализму придает новый смысл.

«Современный капитализм обеспечивает воспроизводство всех частей мировой производственной системы за счет наемного труда и только в интересах получения прибыли на вложенный капитал. В результате этого мировая производственная система содержит ряд глубоких противоречий. Главное противоречие МПС это противоречие труда и капитала».

Из этого заявления можно понять, что первичным в современных производственных отношениях является уже не капитализм, а МПС. Капитализму же отводится лишь некая вторичная, обеспечивающая МПС, функция. Тем самым, фактически, автор предлагает, тоже «открытие», свой вариант представления современного общественно-производственного устройства. Основанный не на марксистском материалистическом понимании, исходящем из того положения, что производство, а вслед за производством обмен его продуктов, составляет основу всякого общественного строя, а на планетарной масштабности и глобальной международности производства. С другой стороны, эта формулировка, декларируя существование противоречий, не объясняет, а уводит от понимания сущностных причин их порождающих. Ведь сами по себе ни наемный труд рабочего, ни погоня капиталиста за прибылью их вызвать не могут. В их основе лежит присвоение капиталистом неоплаченного труда рабочего или, проще, эксплуатация (слово тоже не чтимое в среде современных «марксистов») рабочего капиталистом. Главная заслуга Маркса, что, открыв прибавочную стоимость, он показал как совершается капиталистическое производство и как производится капитал, что присвоение неоплаченного труда есть основная форма капиталистического способа производства и осуществляемой им эксплуатации рабочих. Странно, что как раз этого «марксист» автор не понимает и даже не хочет видеть. Следствием такого непонимания является несуразный вывод, что «Это главное противоречие в условиях создания МПС получает пространственное (географическое) закрепление в виде деления мира на капиталистический «Центр» и капиталистическую «Периферию»». Вот так запросто, по воле автора, совмещается несовместимое и социально-классовое содержание облекается в пространственно-географическую форму. Вспомним о дышле. Было бы интересно узнать, чем же отличается проявление главного противоречия в капиталистическом Центре от его проявления на капиталистической Периферии. Неужели в Центре МПС противоречие действует иначе, чем на ее Периферии? Или в Центре уже отсутствует капиталистическая эксплуатация? А куда относятся Украина и Россия? Подобный волевой «методологический» прием автор применяет и к самой МПС, расчленяя ее структуру на невразумительные составляющие - Ядро, Основу и Обеспечивающий слой. Но… остановимся, поскольку здесь уже прямая опасность оказаться вовлеченным в «теоретические» скитания, сродни Моисеевым. Как бы не полагал Т., но история всех народов показывает, что не география, а экономика является определяющей силой общественных процессов. Бесспорно, географическое положение влияет на развитие, но никогда не становится причиной определяющей общественные изменения.

«Следующим противоречием современного капитализма выступает противоречие между постоянной концентрацией капиталов в международном масштабе и ее «естественным» пределом (дерурализация, кризисы перенакопления , милитаризация и т.д.)».

Здесь имеем целый ряд «открытий». Не будем цепляться к таким «мелочам», как превращение научно точного марксистского понятия кризисы перепроизводства в измышленное автором абстрактно-поверхностное понятие кризисы перенакопления. Автору невдомек, что хранящаяся временно на складах непроданная пока продукция вполне может быть признана перенакоплением, но уж никак не означать кризис. Или усматривать проявление противоречия капитализма в милитаризации, которая не только является самым эффективным способом капиталистического обогащения, но и позволяет сглаживать остроту массы социальных проблем капиталистического общества, а потому никак не может противоречить капитализму. Если бы это было не так, то капитализм уже избавил бы человечество от войн, а не усиленно нагнетал военный психоз. Но это мелочи по сравнению с заявлением о «естественном» пределе концентрации капитала. Эта чушь по своему уровню сопоставима с упоминаемым выше противопоставлением производства, банков и торговли. Ибо, как бы не хотелось новизны терещукам, но концентрация капитала пределов не имеет - ни естественных, ни неестественных. В противном случае остановится сам прогресс, т.к. накопление и концентрация являются той материальной основой, которая обеспечивает всякое развитие. Как раз беспредельность концентрации капитала и производства привела к возникновению монополий, включая ТНК, а с тем и, пользуясь терминологией Т., к МПС.

Не побоимся «устарелости» марксизма и с его помощью напомним (не Т., ибо это, видимо, бесполезно, а тем читателям, которые не согласятся с ним и будут искать другие, более научные объяснения) логику сущностного, марксистского понимания хода общественного развития. Суть в том, что марксистская теория строится не по историческим эпохам, не по национальным качествам, не по масштабности происходящих событий, а по развитию производительных сил общества. Весь ход истории человечества показывает, что строй общественной жизни, классовый состав общества, политические, правовые, нравственно-культурные и другие взгляды и соответствующие им учреждения определяется способом производства и все изменения обусловливаются развитием производства. Так исторической ролью капитализма стала концентрация, укрупнение раздробленных, мелких средств производства феодального общества и превращение их в современные могучие рычаги производства. Вследствие этого производство превратилось из ряда разрозненных действий в ряд общественных действий, т.е. стало общественным. Естественно, что и продукты такого производства из продуктов отдельных лиц превратились в продукты общественные. В то же время продукты общественного труда стали присваиваться не теми, кто действительно приводил в движение средства производства и действительно был производителем этих продуктов, а капиталистами. То есть средства производства и производство по существу стали общественными, но остались подчиненными той форме присвоения, которая своей предпосылкой имеет частное производство отдельных производителей. В том основное противоречие капиталистического способа производства, которое содержит все коллизии капиталистического развития и ведет к коммунизму. Чем полнее, шире, глубже становится господство капитализма, тем резче, острее выступает несовместимость общественного производства с частным капиталистическим присвоением. Историческое развитие капитализма подтверждает правоту этого марксистского вывода, наглядно демонстрирует как сами производительные силы стремятся к уничтожению противоречия, к освобождению себя от всего того, что свойственно им в качестве капитала, к фактическому признанию их характера как общественных производительных сил. По ходу развития, заставляя все более и более превращать в государственную собственность крупные обобществленные средства производства, все более и более заменяя общественную анархию в производстве общественно-плановым регулированием производства сообразно потребностям общества в целом и каждого его члена в отдельности, капитализм сам указывает путь движения к разрешению противоречия, к коммунизму. Всякие ТНК являются лишь промежуточным результатом этого движения и накоплением сил для движения дальнейшего. Обобществление труда, идущее вперед все быстрее и проявляющееся в росте крупного монополистического производства, в тех же ТНК и МПС, а равно в возрастании мощи финансового капитала, который фактически подготавливает аппарат общественного регулирования производства и распределения продуктов - вот главная материальная основа современного движения к коммунизму. Препятствием тому стают капиталистические отношения собственности и основанная на них капиталистическая организация производства и обмена, которые не в состоянии справляться с ими же порожденными производительными возможностями, т.е. не могут переварить ими же создаваемые богатства, т.е. перестают соответствовать производительным силам. Что тормозит производства, вместо того, чтобы его развивать. Примерами тому постоянные возмущения современных производительных сил против современных производственных отношений. Проявляющиеся в различного уровня экономических и политических кризисах; беспрерывных схватках между капиталистами; в классовой борьбе трудящихся масс и антиимпериалистической борьбе народов; в научных исследованиях и решении проблем экологии; в организационном прогрессе и т.д. Решать возникающие на каждом шагу проблемы своими силами капитализму становится все сложнее. Верх абсурдности в том, что средства производства, жизненные средства, рабочая сила - все элементы производства и общего благосостояния имеются в изобилии, но как раз это «изобилие становится источником нужды и лишений» (Фурье). Потому, что оно препятствует превращению средств производства и жизненных средств в капитал, а в капиталистической системе средства производства не могут вступать в действие иначе, как превратившись сначала в капитал. Именно необходимость превращения в капитал, а не некий «естественный» предел, как предлагает считать Т., мешает средствам производства действовать, а рабочим - трудиться и жить. Устранить эту необходимость можно только уничтожив капитализм и изменив всю систему производственных отношений, основанную на частной собственности. Частная собственность осуждена историей и потому обречена. Ее сменит общественная собственность коммунистического общества. Как видим, коммунизм не препятствие на пути капитализма, а естественное продолжение производственного и общественного прогресса.

«Третьим противоречием является противоречие между производственным капиталом, с одной стороны, и торговым и финансовым - с другой…».

Если выше автор говорил о доминировании капиталов, то теперь уже сталкивает эти капиталы лбами напрямую. Просто диву даешься, как человек, взявшийся «осовременивать» марксизм, продолжает разделять капиталы, как это было свойственно капитализму эпохи его зарождения и господства свободной конкуренции. Отказавшись от марксистской теории монополистического капитализма, которая раскрывает связи и отношения существующие между монополиями, действующими в производстве, и монополиями, распоряжающимися финансами, он не желает видеть того, что большинство этих монополий уже давно слилось или срослось и ныне представляют собой единые учреждения универсального характера. Согласно марксистской теории, такие объединенные монополии образовали новый тип капитала - финансовый капитал. Концентрация производства, монополии вырастающие из нее, слияние или сращивание банков с промышленностью - вот история возникновения финансового капитала и содержание этого понятия. Этот капитал особенно силен, подвижен, гибок, переплетен внутри страны и интернационально, а потому господствует над всеми остальными формами капитала. Именно финансовый капитал сегодня определяет и устанавливает порядки, как внутри стран, так и в мире. Именно он рвется к мировому господству и осуществляет империалистические притязания капиталистических монополий. Поэтому единственно марксистская категория финансовый капитал наиболее полно характеризует современный капитализм, капитализм эпохи империализма. Говоря о производственном капитале, который, безусловно, составляет промышленно-техническую основу всей системы монополистического господства, попробуйте задаться вопросами: …кто же владеет самими промышленными монополиями?…кто их собственники?…кому принадлежит контроль над ними?…кто присваивает прибыли, извлекаемые промышленными монополиями? …кто проводит агрессивную политику монополий? Ответы покажут не схватку капиталов, а мертвую хватку финансового капитала, в господстве которого достигается наивысшая степень монополизации частного капитала. Поэтому неправильно думать, что при империализме банки господствуют над промышленностью, как неверно полагать, что промышленность превалирует над банками. Господствует финансовая олигархия. Именно ей принадлежит контроль, экономическая власть как над промышленными, так и непромышленными монополистическими кампаниями, именно она берет громадную и все возрастающую прибыль от этой власти. Банковские монополии в ее руках ключевой элемент всей системы монополистического контроля над экономикой. А экономической сущностью современного капитализма продолжает оставаться господство монополий.

Сегодня многие теоретики марксизма, а коммуниструвские поголовно, не решаются, чтобы не быть причисленными к ретроградам, говорить об империализме. Они полагают это понятие «устаревшим». Но что такое тогда представляет собой широко ими применяемое понятие «глобализация» или та же МПС у Т.? И то и другое означает процесс превращения капитализма в единую мировую империю. Однако они отмечают лишь внешнюю сторону процесса и обходят глубинную его суть. Они просто констатируют свершившийся и ставший очевидным уже для всех факт. В свою очередь марксистское понятие империализм отражает не только внешнюю сторону процесса, но и определяет его хищнический характер в условиях капитализма. В самом общем виде оно означает стремление финансового капитала к мировому господству с целью эксплуатации всех народов мира. Как раз то, что пытается скрыть буржуазная пропаганда и чего не хотят видеть плетущиеся у нее на поводу коммуниструвские «марксисты». Глобализация и прочие МПС - лишь попытки закамуфлировать грабительскую суть мировой экспансии капитализма, прикрыть ее хотя бы внешним благозвучием. Причем МПС менее удачное понятие, ограничивающееся только производственной составляющей процесса и исключающее надстроечные компоненты. В то время как империалистическая экспансия и капиталистическая перестройка всего мирового порядка ведется многопланово - экономически, политически, социально, идеологически. И стремление это обусловлено не особой злобностью капиталистов, а тем, что достигнутая степень концентрации заставляет их становиться на этот путь для получения прибыли.

Принципиально нельзя пройти мимо еще одного «открытия» Т. «Одновременно с созданием МПС формируется его главная действующая комбинированная производительная сила - «совокупный рабочий», который находится в стадии превращения из объекта эксплуатации в субъекта освобождения труда от гнета капитала. Противоречие в том, что и МПС и «совокупный рабочий» существуют лишь в качестве средства для воспроизводства капитала и получения прибыли». Данной тарабарщиной предлагается сменить «устаревшее» марксистское учение о классах на обновленное, о «совокупном рабочем». По Т. уже не конкретный рабочий класс, как класс наемных работников, как эксплуатируемый буржуазией класс, ведет классовую борьбу со своими угнетателями, а некий виртуальный «совокупный рабочий» превращается из объекта эксплуатации в субъект освобождения. И в этом случае не дается никаких сущностных объяснений, а опять же очередная выдумка декларативно подается как само собой разумеющаяся «истина». Равно как и мысль, что превращение из объекта в субъект идет «по линии основного противоречия капитализма между трудом и капиталом» за освобождение МПС от гнета капитала. Ибо «Коммунизм есть освобождение МПС от гнета капитала, он есть преодоление капитализма как всемирного явления и потому становится всемирным движением».

В марксизме есть понятие «совокупный рабочий». В I томe «Капитала» («Процесс производства капитала») Маркс рассматривает в основном производство капитала в идеальных условиях, когда рабочие «не мешают» этому своей борьбой. С развитием капитализма труд становится реально зависимым от капитала, рабочий все более и более теряет профессиональную самостоятельность. Это выражается в экономической (постоянный рост необходимого первоначального капитала), а затем и физической неспособности в одиночку произвести конкурентоспособный современный товар. Теперь рабочий делает не весь продукт от начала до конца, как ремесленник, а только его часть, т.е. становится частичным рабочим. Маркс доказывает общественный характер труда, расширение и углубление связей между отраслями промышленности, указывает, что средства производства уже не могут функционировать «не общественно». Здесь Маркс вводит понятие «совокупный рабочий», чтобы подчеркнуть произошедший скачок в разделении труда и, не вдаваясь в частности, исследовать вынесенную в заглавие тома проблему. Именно «совокупный рабочий», занимаясь производительным трудом, т.е. принося капиталисту прибыль, является необходимым условием СУЩЕСТВОВАНИЯ капиталистов, и, в этом смысле, является противоположностью «рабочему классу» - могильщику капитализма.

А вот как Т. представляется сама борьба:

«Таким образом, коллективная организация борьбы пролетариата, в какой бы сфере она не совершалась, коллективная организация борьбы против отчуждения всех иных непролетарских групп, неизбежно должна быть направлена на создание совершенно иной коллективности, построенной на принципах сотрудничества и взаимопомощи, и, в конечном счете, должна быть направлена на создание иной системы организации деятельности «совокупного рабочего»».

Как видим, борясь за коммунизм по линии основного противоречия капитализма, «совокупный рабочий» освобождает не себя от гнета эксплуататоров, а МПС; не путем классовой борьбы, а преодолевая капитализм; не объединением рабочих в класс во главе с собственной партией, а созданием совершенно иной коллективности; не единением пролетариев всех стран, а всемирностью движения. Назвать все это марксизмом не позволит себе даже самый продажный идеологический проходимец. Но «марксистам» из Коммунист.Ру оказывается позволительно. Однако если рождение подобных «теоретических» уродов у отдельных Т. можно считать их личной бедой, то деятельность редакции по их тиражированию надо рассматривать как прямую диверсию против марксизма и коммунизма.

К числу наиболее важных «открытий» Т. относится заявление, что «… можно сделать вывод, что в настоящее время социальные революции уже не могут быть социалистическими, имеющими какую-либо национальную специфику …. В настоящее время социальные революции могут быть только коммунистическими». Чем не новая «теория» - «Большой скачок из капитализма в коммунизм». И никаких устаревших выдумок классиков марксизма о каком-то переходном периоде, а тем более их утверждений, что всякое временное государственное устройство после революции требует диктатуры, и притом энергичной диктатуры. Новизна и в том, что по Т. социализм, оказывается, есть сугубо национальное явление и в наше время он просто теряет свой смысл за ненадобностью, поскольку международность МПС ликвидирует все национальные специфики.

Ведя свои рассуждения, вполне допускаю, что мог что-то напутать и где-то неверно понять автора. Но надеюсь, меня прощает, что очень трудно не ошибиться, выуживая какой-то смысл из бессмыслицы. Например, из фраз типа:

«Проблема в том, что капитализм не только формирует «совокупного рабочего» в мировом масштабе. Одновременно с этим он активно формирует партикуляризм существования каждого отдельного человека, составляющего посредством своего труда этого «совокупного рабочего», но относящегося к своей совокупной производительной силе, как к чему-то чуждому и враждебному ему. Причина в том, что благодаря частной собственности на средства производства эта совокупная производительная сила выступает для отдельного рабочего не как его собственная сила, но как сила капитала, противостоящая ему и угнетающая его».

Или: «Живой производственный процесс подчинен мертвой товарной форме, потому что смысл первого допускается лишь постольку, поскольку он воплощается во втором и может быть продан для получения прибыли». Или: «Создание мировой производственной системы современным капитализмом, является формированием материальной основы коммунизма. Потому к коммунизму нужно относиться не как к идеологии или утопии будущего, а как к тому, самому материально-массовидному процессу, что порождено современным капитализмом в качестве результата своего собственного развития». Не подумайте, что здесь лукаво представлены произвольно вырванные из текста фразы и потому маловразумительны. Нет, это самостоятельные, законченные и выделенные в абзацы выводы автора. Может кому-то, в частности редакции Коммунист.Ру, они кажутся верхом научности мышления, но я не постесняюсь, пусть члены редколлегии считают меня невеждой, назвать подобное тарабарщиной, сплавом глупости и наукообразного словоблудия. В то же время оговорюсь, что моей целью является не брань, упреки или желание задеть кого-то побольнее, как не ставится под сомнение искренность помыслов, убеждений и действий большинства авторов, но стремление направить их искания на тот путь, который единственно верен, на путь подлинного марксистско-ленинского учения.

Как бы кто не хотел новизны, но современные условия общественного развития и новые задачи революционной борьбы могут быть поняты не иначе, как на базе научного марксизма. Не опираясь на него, невозможно понять никакие процессы, развивающиеся в социально-экономической структуре капитализма. Именно марксизм представляет собой методологический ключ к познанию не только прошедших, но и новейших изменений мира, дает полноценные ответы на все вопросы современной экономики и политики, как капиталистической, так и социалистической. Марксистско-ленинская теория сильна тем, что верно отражает объективную реальность. Более того, она предвидит и возвещает главные направления грядущих изменений. После появления марксизма история человечества приносит все новые подтверждения тому. Будучи диалектически динамичной марксистско-ленинская теория не стоит на месте, а развивается вместе с действительностью. Но, раскрывая законы движения общества, она сохраняет все свои принципиальные выводы. Безусловно, свойства капитализма изменились - и современная степень концентрации производства и капитала в руках монополий, и новые формы их господства - как в рамках отдельных стран, так и в масштабах мира, и новые методы эксплуатации ими трудящихся, и новые формы борьбы рабочего класса и т.д. Но несомненным остается, что экономической сущностью капитализма и в наше время продолжает оставаться господство монополий. Ибо монополия есть последнее слово и высшая точка подъема капитализма. Далее следует отступление. Оно началось с кризиса 30-х годов, когда капитализм, уже монополистический и империалистический, продемонстрировал свою неспособность развиваться свойственными ему способами и был вынужден привлечь, для продления своего существования, уже несвойственные ему элементы общественного хозяйствования. Огосударствление экономики и образование государственно-монополистического капитализма есть прямое свидетельство не подъема капитализма, а, напротив, его стратегического, как общественного строя, отступления. К тому можно добавить, что и происходящая в наше время демократизация общественной жизни также ведет к падению капитализма, поскольку в конечном счете представляет собой усиление общественного влияния в управлении общественными производительными силами. Сейчас мы являемся свидетелями самого широкого и постоянного участия государства в хозяйствовании совместно с капиталистами. Это закономерно, ибо задачи современного развития столь масштабны и сложны, а противоречия капитализма столь велики, что без такого участия уже невозможен сам процесс капиталистического воспроизводства. И пусть не вводят в заблуждение богатства производимые капитализмом сегодня. Как способ производства, как система общественных отношений капитализм изжил себя и приходит к упадку. Капиталистическая организация общества с ее отношениями собственности стала тормозом для прогресса и теперь сдерживает развитие, вместо того чтобы его ускорять. В то же время капитализм продолжает создавать и наращивать элементы нового прогрессивного общественного строя, который пока созревает в недрах капитализма, но в скором времени займет его место с соответствующим изменением экономических и политически порядков.

Поэтому нет никакой надобности в создании особой теории современного мира. Подобное занятие лишь отвлекает силы и увеличивает путаницу в понимании современных общественных процессов. Коммунистическому движению дорого обошлось и обходится это непонимание, которое является основной причиной всех его прошлых и нынешних поражений. Коммунисты никогда не выберутся из мировоззренческой чехарды и идеологического хаоса, а с тем будут разъединены и побеждаемы, пока самым серьезным образом не займутся истинно марксистским образованием и не утвердятся на ортодоксально марксистских, классовых позициях.

Февраль 2007
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(17) 2007
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента