Владимир Новак

Революционность или капризность

В народе говорят, что, сколько не повторяй: «Халва», а во рту слаще не станет. Однако не все хотят считаться с этой мудростью. К сожалению, сегодня появились даже коммунисты, которые полагают, что многократное повторение слова революция способно повысить и саму революционность. Именно к такому заключению приходишь после прочтения недавно появившегося Заявления с призывом к созданию революционной платформы (РП) в РКРП-РПК. Писали его революционеры, платформа у них революционная, их сторонники не только признают революцию, но и реализуют революционную стратегию. Даже Ленин у них оказывается за революционную платформу. Чем не халва-халва-халва…

Но перестанем насмешничать, а разберемся в сути дела. Для чего не будем копаться в приведенных (на наш взгляд во многом спорных, а зачастую и вздорных) обвинениях, определяя или оспаривая их справедливость и обоснованность, а начнем прямо с конца. С тех предложений, которые авторы платформы предлагают принять за ее основу и которые должны бы (иначе, зачем все нужно) подытожить их критику нынешней деятельности партии конкретными намерениями по выправлению ситуации. Прежде всего, попытаемся понять их особо революционистско-стратегическую суть. Может, предлагается нечто настолько значимое, что принять стоит. И… тут же возникает недоумение - а ведь предложений-то, тем более стратегических, еще тем более - революционных, не видно. Ввиду их полного отсутствия. Те предложения, которые выведены в семи пунктах намерений платформистов, вряд ли, несмотря на изобилие слова революционность, могут быть признаны какими-то особо стратегическими и революционными. Разве активизировать (1) + сделать поворот (2) + усилить борьбу (3) + усилить внимание (4) + добиться (5) + отстаивать (6) + укреплять (7), есть стратегия? Видимо авторы Заявления совсем не представляют, что такое стратегия, раз принимают за нее безусловно обязательные для коммунистов задачи партийной работы. Или для того, чтобы вести, пусть даже активизированную, классовую борьбу на теоретическом направлении (п.1) необходима какая-то отдельная платформа в коммунистической партии? Но это первейшая задача всякой коммунистической партии. Если партия такую борьбу не ведет, то она уже просто не коммунистическая и ставить вопрос надо не о платформе, а о создании новой партии. Выделять же подобные задачи, не конкретизированные по сути расхождений, на основе лишь добавления к ним слова революционность, в какую-то особую стратегию, а тем паче, делать фундаментом некой самостоятельной платформы, можно лишь руководствуясь какими-то иными, но не коммунистическими представлениями и целями. Иначе получается, что вся партия ведет просто классовую борьбу на теоретическом направлении, а платформа, в отличие от нее, ведет уже активизированную классовую борьбу. И так ведь по всем пунктам. При определенном желании можно создавать отдельную платформу по каждому из них. Не нравится кому-то, как работает в Думе депутат партии - платформа. Озабочен кто-то отсутствием свободы слова - платформа. Считает какая-то группа, что развитие революционной теории ведется не активно из-за плохого обсуждения вопросов - платформа. Поэтому непонятно чего в Заявлении больше - просто глупости и капризности или злого умысла. Ведь плата за подобную чушь или каприз не просто слишком высока, а преступна. Ибо наличие платформ непременно ведет к существованию в партии нескольких центров, что означает - отсутствие общего центра, разбивку единой воли, ослабление и разложение дисциплины. Для коммунистической партии это губительно. Такой либерализм могут себе позволить только те, кто не желает вести рабочий класс к власти и для кого, в силу этого, он возможен. Та ли это цена только ради того, чтобы усилить, активизировать и сделать поворот?

Отвлечемся и напомним, что Ленин создал систему правил и руководящих начал по организации классовой борьбы и руководству ею, а разработанная им стратегия и тактика есть цельная наука о руководстве революционной борьбой рабочего класса. Это боевой арсенал коммунистов и их партии, который надо знать и использовать, а не р-революционно отбрасывать подобно шапиновым, высокомерно определившим их как «пустые формы прошлых лет». Конкретнее. Стратегия, в марксистском представлении, предполагает определение направления главного удара и выработку на этой основе соответствующего конкретного плана на целый этап борьбы. Тем самым связываются все отдельные элементы борьбы в единое целое, и вся борьба направляется в едином, решающем для победы направлении. То есть, стратегия является не воздушным замком, не досужим пожеланием и не голым призывом, а конкретной материализацией деятельности партии - общим планом подготовки и осуществления революции. Признать таковым планом РСБ, выдаваемую в Заявлении за стратегию платформы, несмотря на постоянные восклицания о ее революционности, невозможно. Поскольку она представляет собой лишь прикрашенный эмоциональностью набор отдельных элементов борьбы. Пусть важных, пусть значимых, пусть нужных, но разрозненных и обособленных. Посредством такой «стратегии» можно вести борьбу, даже весьма активную, но… нельзя победить.

В свою очередь, тактика обслуживает стратегию и имеет целью выиграть не войну в целом, а те или иные бои, сражения, успешно провести те или иные кампании, выступления. Она имеет дело с формами борьбы и формами организации рабочего класса, с их сменой, их сочетанием. Задача тактики состоит в том, чтобы, овладев всеми формами борьбы и организации, обеспечить их эффективное использование для достижения максимума результатов при данном соотношении сил на данный момент. То есть тактика строго привязана к конкретным условиям борьбы и потому, в отличие от стратегии, которая остается неизменной на протяжении всего этапа, не просто может, но должна меняться, даже неоднократно, в зависимости от этих условий. Если революционное движение на подъеме и в наступлении, то используются одни приемы борьбы и формы организации, при спаде и отступлении - другие. Опыт большевиков это прекрасно демонстрирует. Отсюда можно понять, что все предложения заявителей платформы не представляют собой какую-то стратегию, а являются только частным мнением по некоторым вопросам тактики. Даже не по тактике, как конкретным приемам организации и ведения борьбы, а лишь по субъективному восприятию отдельных ее составляющих, по личностному представлению о степени практической активности той или иной составляющей борьбы. Такая-то работа, мол, велась не активно и ее надо активизировать. И… для этого выделяться, обособляться, сбиваться в платформу, разрушая единство партии? Они не понимают даже того, что на подобной чувственной основе не может быть никакого прочного платформенного объединения и их самих ожидает скорое деление и дробление. Правильно решаться все вопросы в партии могут и должны исключительно путем борьбы мнений, а не организационными перестройками (тем более откровенно пагубными для партии). На основе не эмоциональной неудовлетворенности, а на силе аргументов и обоснований. Неспособность вести борьбу мнений, капризничанье по этому поводу, марксистская малограмотность и верхоглядство, амбициозность и чванство, склонность к схоластике и метафизике - обладателями вот каких качеств видятся авторы платформы после изучения их документа. Что уже само по себе лишает их инициативу всяких успешных перспектив. Наиболее характерно эти качества проявились в следующем выводе авторов Заявления: «…признак оппортунизма - это сведение всей подготовки к революции, всей работы партии только лишь к одному направлению: к созданию Советов снизу доверху с фактически нарастающим расширением их функций и влиянием на рабочий класс при забвении другого направления - политизации и революционизации рабочего движения…». Безответственность и безграмотность этого утверждения не просто удручает, но требует решительного размежевания с авторами Заявления и их сторонниками. То, что собственно есть подлинная стратегия революции - стержень всего плана проведения революции по-ленински, они объявляют оппортунизмом. И опять становится вопрос - глупость или умысел? Ведь предлагается отбросить единственно верную стратегию борьбы и заменить ее бесперспективной возней вокруг только слова революционность (в качестве достопамятной халвы). К тому же, в чем конкретно они видят и саму требуемую ими политизацию рабочего движения, если участие в политике существующего (неужто возможно обойти?) буржуазного государства для них измена, а перспектива советизации, т.е. реально-конкретный способ политизации борьбы - оппортунизм? Какую еще предложат революционизацию политизации? Боевые отряды? И все? Неужели они всерьез считают, что этого достаточно для победы революции?

Продолжим. Ленин в работе «Партизанская война» подчеркивал, что «…марксизм отличается от всех примитивных форм социализма тем, что он не связывает движения с какой-либо одной определенной формою борьбы». Далее Ленин говорит, что марксизм, безусловно, враждебен всяким доктринерским рецептам, что он требует внимательного отношения к идущей массовой борьбе, которая порождает все новые и все более разнообразные способы обороны и нападения. Марксизм в этом случае учится у массовой практики и далек от претензий учить массы выдумываемым в кабинетах формам борьбы. Поэтому марксизм не зарекается ни от каких форм борьбы и ни в коем случае не ограничивается возможными и существующими только в данный момент формами борьбы. Заявители же платформы, бесстыдно приплетая к поверхностности собственного мышления и Ленина, именно предлагают не только искусственную надуманность некой особенной «революционной» стратегии, но и пытаются связать партию однобокостью всей борьбы. Прикрывая теоретическую пустоту своих предложений криками о революционности, они хотят установить для партии одну единую линию борьбы, что значительно сузит ее тактический арсенал. Глупость, капризность, умысел? Общая стратегия коммунистов сегодня, как и всегда в прошлом, заключается в том, чтобы, на основе стихийно идущей борьбы экономической, которая есть непременный, непрестанный, обязательный для капитализма элемент рабочего движения и которая служит базисом для организации рабочих в революционную партию, для сплочения и развития их классовой борьбы против всего капиталистического строя, пробуждать в рабочих массах сознание, что их спасение заключается не в борьбе с отдельными предпринимателями за заработную плату, а в том, чтобы, сорганизовавшись вокруг своей партии, завоевать себе политическую власть. А это не только революционистская борьба, но многообразная, повседневная, рутинная работа по подготовке революции, когда собственно революция явится лишь заключительным победным аккордом.

В заключение обратимся еще к одному вопросу. Сделаем это, опять же, решительно вопреки мнению одного из плеяды современных р-революционных «теоретиков», утверждающего, что «…огромным тормозом на пути формирования современной левой идеологии и левого движения становится то, что именно по вопросам прошлого, а не настоящего идет самоопределение и организационное размежевание левых» ( Шапинов, «Нет больше сталинизма и троцкизма, есть революционный марксизм и реформизм» ). Думается мало кто будет оспаривать соображение, что истинно революционной может быть лишь партия, которая способна выполнить свой долг. В противном случае невозможно говорить не только об ее революционности, а даже просто о какой-либо полезности. По этому поводу Ленин определяет, что партия в эпоху обострения борьбы, в условиях борьбы перед взятием власти, может выполнить свой долг лишь если: 1 - будет организована наиболее централистическим образом, 2 - в ней будет господствовать железная дисциплина, граничащая с дисциплиной военной, 3 - ее партийный центр будет являться властным авторитетным органом с широкими полномочиями. Именно партию устроенную таким образом Ленин считал на деле революционно способной. И далее он утверждал - кто хоть сколько-нибудь ослабляет железную дисциплину в партии, тот фактически помогает буржуазии. Отсюда его решительное требование о «полном уничтожении всякой фракционности» и «немедленном роспуске всех без изъятия образовавшихся на той или иной платформе групп» под страхом «безусловного и немедленного исключения из партии» (из резолюции 10-го съезда «О единстве партии»). Вот это есть истинно революционный подход. Есть важнейшее требование не прошлого, а самого что ни на есть настоящего. Возвращаясь к заявителям платформы, нетрудно понять, что их предложение, несмотря на обилие революционной риторики, фактически не повышает революционность партии, а разрушают ее, ибо расчленяет и децентрализует партию. Что есть не революционность, а прикрываемая революционностью капризность, возведенная до уровня принципов. В связи с чем, можно поставить под сомнение как революционность платформенных «революционеров», так и саму их коммунистичность. Даже если в основе их действий лежат благие намерения, а движет ими лишь капризность и индивидуальная внутренняя неудовлетворенность.

P.S . Приведенные требования железной дисциплины не значат, конечно, что тем самым исключается возможность борьбы мнений внутри партии. Наоборот, железная дисциплина предполагает критику и борьбу мнений внутри партии. Без этого, дисциплина не может быть железной, поскольку тогда становится дисциплиной «слепой», несознательной, подневольной. «Но после того, как борьба мнений кончена, критика исчерпана и решение принято, единство воли и единство действия всех членов партии является тем необходимым условием, без которого немыслима ни единая партия, ни железная дисциплина в партии». (Сталин, «Об основах ленинизма»).

Июль 2006
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(15) 2006
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента