Владимир Новак

Еще раз к вопросу о пределах эффективности парламентаризма и реформизма.

Борьба греческих коммунистов в 2012 году не только снискала заслуженное уважение коммунистов мира, но сделала КПГ примером для подражания во многих левых партиях. Но относительно недавнее поражение КП Греции на выборах 2012 года вынуждают нашу редакцию вновь вернуться к вопросу стратегии и тактики своей борьбы.

Мы не можем, чтобы как-то не потревожить боль греческих товарищей, делать вид, что это нас либо не касается, либо не имеет для нас большого значения. Тем более, мы не можем, подобно РКРП, просто успокаивать их, пытаться выставить их поражение следствием, якобы, слишком большой принципиальности, некой негибкости.

Мы уже не раз заявляли, открыто прогнозируя подобный результат, что причина поражения кроется в сущностной порочности стратегии, выбранной КПГ. Удивляет нежелание, иначе не назовешь, руководства КПГ признавать, ставшую уже абсолютно очевидной, ошибочность выбранного ею стратегического курса и упорствование в его продолжении. Нам также, кажется странным отсутствие у греческих коммунистов критического анализа произошедшего и их попытки скрыть провал стратегии за некими второстепенными тактическими ошибками. Разве не странным является заявление Георгиоса Мариноса, члена Политбюро ЦК КПГ, что

«Итог выборов был сформирован в условиях систематического и подлого наступления идейно-политических механизмов системы при активном использовании интернета. В условиях ухудшения положения народа основной целью системы было ослабление партии, способствующее предотвращению роста рабочего движения.»

Вот уж открытие, что буржуазная система противодействует коммунистам. Но ведь это и есть собственно классовая борьба. Весьма настораживает и то обстоятельство, как руководство КПГ реагирует на критику в свой адрес, не называя ее иначе как клеветой и происками неких враждебных сил. В их представление не укладывается, что критика может быть и товарищеской, вызванной общей целью борьбы и общей ответственностью за ее исход, стремлением разобраться правильно в происходящем для выправления положения. При этом они позволяют себе прибегать даже к прямому передергиванию событий, когда критике ошибочности своей стратегии противопоставляют никем не оспариваемую боевитость партии, ее практическую активность, не желая считаться с тем, что никакая боевитость не приведет к победе при ложно определенных целях. Вот мнение ЦК КПГ по итогам выборов (Г. Маринос):

«Вывод: результаты выборов показывают, что преобладает тенденция к предотвращению роста классового радикализма, развившегося в период кризиса. Это произошло под влиянием роста мелкобуржуазного радикализма, под руководством буржуазной идеологии и пропаганды. Очевидно, что радикализм не был углублен и закреплен в ходе борьбы, потому что борьба не стала в достаточной мере массовой, организованной и политически ориентированной. Она не соответствовала текущим требованиям. В итоге, появившаяся положительная тенденция стала узко направленной лишь против меморандума».

На наш взгляд, именно в последней фразе зафиксирована общая и решающая причина избирательного поражения КПГ - узость поставленных задач, т.е. разменивание главной политической задачи коммунистов на отдельные частные элементы, что, в свою очередь, является непосредственным следствием избранной партией стратегии парламентских реформ и преобразований. При этом КПГ не отрицает революционных задач коммунистов, но… лишь на словах.

Вот, например, что говорит тов. Маринос:

«Стратегия партии основана на коммунистических принципах, она определяет цель, условия и способ решения основного противоречия между трудом и капиталом на основе законов классовой борьбы. Она борется за решение центральной проблемы - проблемы власти, за ликвидацию эксплуататорских производственных отношений… Никакого рода управление системой не может привести к решению на благо народа. Вооружившись такой стратегией и линией борьбы, КПГ все эти годы неутомимо борется за реорганизацию коммунистического движения на революционной основе». И поясняет: «Партия раскрыла народу сущность капиталистического кризиса и предпосылки для выхода из него на благо трудящихся… Они связаны с выходом из ЕС и НАТО и односторонним списанием долга, с обобществлением средств производства. КПГ противопоставила буржуазному управлению рабочую народную власть.»

Сколько грозных и где-то правильных слов, но ведь ничего конкретного и сущностного - ни того, каким образом обобществляются средства производства, ни того, каким образом будет решена центральная проблема ликвидации эксплуататорских производственных отношений, ни того, что собой представляет и откуда явится противостоящая буржуазному управлению рабочая народная власть. Неужели из капиталистического кризиса возможно выйти, вырвавшись из ЕС и НАТО? Не хватает знаний, желания или решимости четко назвать и грамотно пояснить стратегические марксистские установки, в которых всё конкретно, разумно, обоснованно.

Обобществление средств производства, а вместе с тем и ликвидация эксплуататорских производственных отношений, возможны лишь на основе установления собственности общественной. Рабочая же народная власть осуществима, не на словах, а на деле, лишь как диктатура пролетариата. Однако, оказывается, не прошли еще, как говорил Ленин,

«…времена наивного, утопического, фантастического, механического, интеллигентского социализма, когда дело представляли так, что убедят большинство людей, нарисуют красивую картинку социалистического общества, и станет большинство на точку зрения социализма.»

Тогда как

«Марксизм, который признает необходимость классовой борьбы, говорит: к социализму человечество придет не иначе, как через диктатуру пролетариата» («1-й Всероссийский съезд по внешкольному образованию»).

Не надо думать, что наши выводы делаются лишь на отдельной статье отдельного партийного функционера. Отнюдь. Конкретного ответа ни на один вопрос социалистической революции по существу и в его марксистском понимании не находится ни в программе партии, ни в ее рабочих документах, ни в многочисленных заявлениях и выступлениях руководства. Везде лишь праведные слова. И ведь мы не придумали, а прямо взяли из документов КПГ, название их стратегии, как «большого шага». Не побоимся мы и обвинений в якобы враждебности к КПГ, в попытках «произвольно трактовать результат выборов, чтобы подорвать стратегию и тактику КПГ», а дадим свою оценку имеющейся ситуации.

Марксизм учит, что СТРАТЕГИЯ есть определение направления главного удара на данном этапе борьбы и выработка соответствующего плана на его проведение. Даже в самых сложных условиях разобщенности и упадка революционно-коммунистические силы могут и обязаны иметь стратегическую линию борьбы. ТАКТИКА есть определение линии поведения за сравнительно короткий период. Если стратегия имеет целью выиграть войну, то тактика ставит задачи - одержать победу в отдельных сражениях, или, наоборот, сорвать выполнение задач превосходящих сил противника на данной позиции тактического подразделения. Тактика имеет дело с формами борьбы и формами организации пролетариата, с их сменой, их сочетанием. То есть тактика есть часть стратегии, ей подчиненная и ее обслуживающая. На основе каждого этапа борьбы тактика может многократно меняться в зависимости от складывающейся ситуации, приливов или отливов борьбы, подъема или упадка революционного движения.

Исходя из марксистских положений, посмотрим на действия современных коммунистических партий. И здесь сразу же надо отметить, что ни одна из них на сегодняшний момент, фактически, не имеет ни цельной стратегии, ни четко разработанной тактики борьбы. Имеются некие обрывки, отдельные мысли о тактике, но стратегии нет. В подтверждение можно сослаться на выступление секретаря ЦК РКРП (партии, ориентирующейся на КПГ) на прошедшем (18-20 мая с.г.) в Брюсселе семинаре коммунистических и рабочих партий. Хотя выступление называлось «Тактика и стратегия борьбы РКРП в условиях кризиса», но о собственно стратегии не говорилось вообще, а вся тактика, в основном, замкнулась на образовании РОТ Фронта и борьбе с министерством юстиции России за его регистрацию. Это не удивительно, поскольку у РКРП на сегодняшний день попросту нет четко обозначенной стратегии борьбы. Нет ни ее конкретной формулировки, ни какого-то ясного проявления в практике. Общие призывы к борьбе за социализм, конечно же, не могут быть признаны стратегией. Даже формирование фронтов, что узких, что широких, есть лишь приемы тактики. Именно отсутствием внятной стратегии объясняются сомнительные тактические колыхания партии, ее опрометчивые слияния и неосмотрительные объединения. Особенно в последнее время: перевод борьбы с капитализмом на борьбу с министерством юстиции за регистрацию, которая на данный момент, по прилагаемым усилиям и упорству проведения, больше всего смахивает на некую стратегическую линию, но, по нашему мнению, линию глубоко порочную, отвлекающую партию от действительных задач коммунистического движения.

В отличие от РКРП, греческая компартия вполне ясно сформулировала свою стратегию и твердо следует выбранному ею курсу. Это стратегия, так называемого, «большого шага», шага в буржуазный парламент, и предполагающая осуществление «революционно-социалистических» преобразований избранного таким парламентом якобы уже «революционного» правительства. Мы считали и считаем эту стратегию реформистской. При этом не просто ошибочной и бесперспективной, но наносящей глубокий вред рабочему движению, развращая и обессиливая его, создавая в рабочих и трудящихся массах иллюзию возможности достижения социализма исключительно парламентским, подчеркнем - буржуазно-парламентским, путем.

Дело, опять же, не в нашей зацикленности на неких, якобы «устаревших», марксистских догмах, а в сути, так как:

«Для нас дело идет не об изменении частной собственности, а об ее уничтожении, не о затушевывании классовых противоречий, а об уничтожении классов, не об улучшении существующего общества, а об основании нового общества…» (Маркс, Энгельс «Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов»).

Греческие же коммунисты забывают эти действительные основы марксизма. На деле, несмотря на все громкие, но округлые заявления и организацию многочисленных массовых акций протеста, они уходят от конечных целей социалистического движения и коренных интересов пролетариата, жертвуют этими интересами, подменяют их действительными или предполагаемыми выгодами момента. Так, демонстрируя вопиющую марксистскую неграмотность, они питают надежду на возможность проведения социалистических переустройств без предваряющего отстранения паразитических слоев населения от политической власти.

Непонимание сути марксизма отразилось в руководящих документах и заявлениях КПГ, где, к примеру, говорится только о борьбе с империализмом. Однако империализм есть лишь одна из форм капитализма. Победить капитализм, а значит и империализм, можно исключительно уничтожением частной собственности, т.е. той объективной основы, которая порождает капитализм, и на которой он держится. Именно на этой основе создаются материальные возможности и возникают устремления капиталистов к империалистической экспансии. Отсюда задачей социалистической революции является уничтожение самой частнособственнической основы капитализма и замена ее новой основой, социалистической - общественной собственностью на средства производства. Это не чье-то досужее умствование, но суть дела, поскольку только таким образом, т.е. на базе новых экономических условий, могут быть запущены в действие законы жизни нового, социалистического общества.

В коммунистическом Манифесте четко указано, что, в самом кратком виде, коммунисты выражают свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности. В этом общее выражение действительных отношений происходящей классовой борьбы, выражение совершающегося исторического движения. Никакие «осовременивания» марксизма, никакие плутовские замалчивания или лукавые уклонения, никакие интересы момента не способны ни подменить, ни изменить суть этого положения и его значимость. Однако в планах КПГ эта суть не просматривается. Греческие коммунисты также надеются, что получением большинства в парламенте (что само по себе в условиях буржуазного демократизма - из области фантазий) и созданием правительства этого большинства они получат рычаги власти, достаточные для проведения социалистических преобразований. Наивно полагая, что остающийся на месте буржуазный класс, за счет которого только и возможно осуществление выгодных трудящимся массам преобразований, безропотно смирится с потерей своих доходов и покорно позволит это, сделает мирную уступку пролетариату и не прибегнет к защите своих привилегий насилием. Не считаясь с основными чертами всего капиталистического строя, всей капиталистической эволюции, игнорируя историческую правду, состоящую в том, что правилом при всякой глубокой революции является долгое, упорное, отчаянное сопротивление эксплуататоров, какое-то время еще сохраняющих крупные фактические преимущества над эксплуатируемыми. Никогда буржуазный класс не подчинится решениям большинства трудящихся, не испробовав в последней отчаянной битве своего преимущества. Что этому смогут противопоставить греческие коммунисты? Правительственные декреты и майданный протест масс. Этого мало.

Как видится нам, провал на выборах есть провал реформистской стратегии КПГ, стратегии улучшения положения рабов вместо уничтожения наемного рабства. Этот провал КПГ сама и подготовила, встав на рельсы буржуазного реформаторства и забыв опыт, например, Чили. Ведь именно реформистским образом, путем череды всяческих реформ - политических, экономических, социальных, КПГ предлагает решать стратегическую задачу (равно как КПРФ, КПУ и прочие им подобные, якобы «коммунистические» организации).

Но разве не то же самое предлагают массам и все буржуазные партии, которые тоже уверяют эти массы, что путем неких реформ и технических преобразований можно решить все социальные проблемы и достичь желанного благополучия. Не только уверяют, но буквально затопляют общество потоками своих реформ. Для наглядности взгляните на нынешних украинских правителей, девизом которых - «ни дня без реформ». При этом на каждую реформу, рано или поздно, но неизбежно выявившую свою никчемность, они, нимало не смущаясь и не оправдываясь, тут же выдвигают целый ворох других, теперь-то якобы уже и правильных, и нужных, и полезных. А сколько распрекрасных реформаторских предложений выдвигается в период избирательных кампаний, которыми как властные, так и оппозиционные кандидаты наперегонки одурачивают электорат (и ведь все это говорится, якобы, в интересах простого люда), которые однако никто и не думает исполнять, поскольку все буржуазное реформаторство всегда направлено лишь на создание наивыгоднейших условий ограбления этого самого люда.

Таким образом, фактически, буржуазные реформы и реформаторство есть современная стратегия буржуазии в борьбе против коммунизма. Своими реформаторскими подачками и просто обещаниями они разделяют и обманывают рабочих, отвлекают их от стратегических задач классовой борьбы. Против этого выступал Ленин:

«…чем выше развитие капитализма в данной стране, чем чище господство буржуазии, чем больше политической свободы, тем шире область применения «новейшего» буржуазного лозунга: реформы против революции…» («Реформизм в русской социал-демократии»).

Но разве не тем же, по сути, занимаются и коммунисты КПГ, которые так же, впадая в либерально-буржуазный реформизм, вместо смены капиталистического строя предлагают лишь его совершенствование, скатываются к иллюзии возможности его эволюционной трансформации в социализм. Упрямо игнорируя то объективное (!) обстоятельство, что никакие совершенствования капитализма частную собственность не отменят, а значит, ни о каком социализме, благополучии для всех трудящихся говорить не приходится. Здесь имеет место прямой обман рабочих, которые, несмотря на отдельные улучшения, всегда останутся наемными рабами, пока существует капиталистическая собственность. Думается, что именно в том кроется главная причина избирательских провалов или ничтожности результатов КПГ (КПРФ, КПУ…), в попытках переиграть буржуазию в перетягивании реформаторского каната. Одному реформаторству, откровенно буржуазному, просто противопоставляется другое реформаторство, якобы коммунистическое. Такая стратегия оставляет, прежде всего, экономическую, финансовую власть в руках буржуазии и никак не посягает на устои капитализма. Поэтому, с одной стороны, очевидная бесперспективность подобного курса отчуждает от КПГ сознательную передовую часть пролетарского класса, которая способна вести весь класс за собой и должна быть с партией. С другой стороны, - данный курс не способен привлечь и менее сознательную часть населения, поскольку КПГ не в состоянии превзойти волну буржуазного реформаторства, нагоняемую всей властно-идеологически-пропагандистской мощью буржуазного класса, своей волной реформаторских косметических предложений.

Вот и идут массы людей не к тем штабам, не находя сущностных различий и не особо копаясь в нюансах противоборствующих реформ, за более организованной буржуазией, за ее пропагандой, за теми, кто привычней, кто громче кричит и слаще обещает. Однако вред от реформистско-парламентской стратегии не просто в поражениях на выборах, но гораздо глубже. Эта стратегия, создавая иллюзию, что некими реформами правительства и большинства в парламенте можно прийти к социализму, развращает и обессиливает рабочее движение.

Измена рабочему движению проявляется и в том, что его великому размаху ставятся лишь узкие, урезанные задачи, которые ограничивают стремления рабочего класса, в то время как только масштабные и глубокие задачи раскрывают действительную силу всего рабочего движения и оказываются лучшими для практики.

Следуя в хвосте КПГ, слепо поклоняясь ее парламентски-майданной «революционности», РКРП, КПРФ, КПУ не только обрекают себя и свою партию на деградацию и вырождение, но ведут к неизбежному поражению все рабочее движение России, Украины, а значит, объективно, тоже ему изменяют.

Марксизм давно установил, что для коммунистов парламентаризм и реформизм вопросы не стратегии, а тактики. Дело в том, что исторически эпоха буржуазного парламентаризма, как прогрессивного периода истории, кончена. Однако политически парламентаризм не только не изжит, поскольку в него еще верит значительная часть трудящихся, но и до его практического преодоления еще очень далеко. Потому участие в предвыборной борьбе и затем в борьбе на парламентской трибуне возможно и даже желательно для партии рабочего класса.

Опыт Великой Октябрьской революции доказал, что участие в буржуазном парламенте не только не вредит революционному пролетариату, но облегчает ему возможность доказать отсталым массам, почему такие парламенты заслуживают разгона, облегчает успех их разгона, облегчает политическое изживание буржуазного парламентаризма. Однако, если не сбрасывать со счетов роль Ленина в решении подобных задач, ясно, что современные лидеры партий с коммунистическими названиями ни в какой мере не достигли ленинской образованности, а потому, сколько бы Зюгановых и Симоненко не заседали в парламенте, нужного эффекта нет, вот уже двадцать лет.

Большевики-ленинцы участвовали в самых контрреволюционных парламентах и, под руководством Ленина, показали, что такое участие было не только полезно, но и необходимо после поражения первой буржуазной революции 1905 года, для подготовки второй буржуазной в феврале 1917-го и социалистической в октябре 1917-го. Бесспорно, парламент ненавистен революционерам, ибо трудно себе представить нечто более двуличное, подлое, чем поведение буржуазных парламентариев по отношению и к своим избирателям. Да, для настоящего коммуниста-революционера не подлежит сомнению, что крупная стачка важнее парламентской деятельности всегда. Но нельзя поддаваться эмоциям и настроениям - это не только неразумно, а прямо преступно. Современному революционному движению, несомненно, полезно свое представительство в парламенте. Во-первых, в принципе, расширяются возможности по обличению капитализма, буржуазного строя, буржуазного «демократизма» с его парламентаризмом и т.д. Во-вторых, в интересах движения используются материальные и иные средства, предоставляемые буржуазным государством депутатам парламента. В-третьих, осуществляется какое-то влияние на принимаемые решения. Так что, вопрос - участвовать или не участвовать в нынешних парламентах, для современных коммунистов практически не стоит, и оспаривается лишь карикатурными «марксистами». Иное дело, кто должен представлять коммунистов в буржуазных парламентах, или, какой ценой в них пробиваться. Сейчас в рядах коммунистов бытует мнение, что наиболее эффективно и полезно действовать с парламентской трибуны в интересах трудящихся масс способны лишь хорошо подготовленные и облечённые партийной властью руководители партий. Однако такое суждение не соответствует марксистскому пониманию роли и задач участия коммунистов в буржуазных парламентах. Последовательный марксист понимает, что ни через какой буржуазный парламент генеральная цель коммунистов достигнута быть не может, и потому он видит в парламентской деятельности не основную, а всего лишь вспомогательную задачу. К тому же, далеко не самую важную. Но, если задача участия все-таки стоит перед коммунистами, то решить ее нужно с минимальными потерями для коммунистического движения.

Тут сразу представляется сомнительной необходимость выдвижения для исполнения подсобных ролей основных сил партии. Более разумно руководителям партии заниматься решением ее главных задач и не растрачиваться на второстепенные. Исходя же из тех целей, которые коммунисты ставят перед своей парламентской деятельностью - просвещение рабочей массы и воспитание ее революционности, ясно, что для их достижения наиболее эффективным будет депутатство грамотного рабочего, причем рабочего от станка. Пусть рабочий выскажет свою мысль недостаточно литературно, но она будет, безусловно, понятнее и доходчивее для масс, из которых он вышел, которых он представляет и к которым обращается. Партия же обязана организовать своему рабочему депутату всестороннюю поддержку и интеллектуальное обеспечение. Его знание рабочей среды и свежесть социалистических убеждений, соединенные с профессиональной выучкой способны обеспечить максимально действенное ведение борьбы с парламентской трибуны.

Стихийный подъем рабочего движения выдвигает множество талантливых организаторов, пропагандистов, практиков из рабочих, которые беззаветно преданы своему классу, целям его освобождения, и которым беззаветно доверяют самые широкие массы. Именно из них формируется революционная армия коммунистов. Поэтому внимание партийного руководства должно быть больше сосредоточено на том, чтобы поднимать рабочих до революционеров и рабочие массы до революционной активности, а не на красноречии с парламентской трибуны. Оно обязано заниматься тем, чтобы поставить всякого способного рабочего в такие условия, при которых его способности могли бы получить полное развитие и полное применение. В том числе - помогать каждому, выдающемуся по своим способностям, рабочему превращаться в профессионального бойца - агитатора, организатора, пропагандиста и т.д., без чего невозможно вести борьбу с великолепно обученным противником. Другое дело - оппортунистическая оппозиция, которая, следуя в хвосте за буржуазной, молится на буржуазный парламентаризм. Вот тут-то как раз и нужны «грамотные», «известные», «красноречивые» парламентские «авторитеты». В этом и состоит оппортунистический подход. Он уводит революционную борьбу в бесперспективную погоню за миражами. Он выказывает неверие в способность рабочего отстаивать интересы своего класса в парламенте и препятствует проникновению в буржуазный парламент, через рабочего депутата, идей рабочего класса, его воспитательного воздействия на массы с парламентской трибуны, что гораздо опаснее для буржуазии и важнее для революции, чем мудреное краснобайство партийного чиновника. К тому же исключительная, якобы, полезность «авторитетов» в парламенте уже достаточно развенчана парламентской практикой и КПРФ, и КПУ. Во многом ли преуспело, к примеру, руководство КПУ, которое постоянно, практически в полном составе, включая областной уровень, входит в Верховную Раду Украины и составляет в ней, так называемую, коммунистическую фракцию? Намного ли их квалификация и профессионализм улучшили положение трудового народа Украины? КПРФ тоже мало чем может похвалиться. И ожидать изменений к лучшему не приходится, ибо не для того буржуазным классом был изобретен парламент, чтобы работать в интересах угнетаемого им народа. Напротив, весь буржуазный «демократический» парламентаризм приноровлен именно к задачам угнетения и эксплуатации этого народа. Потому вся «борьба» в буржуазном парламенте за интересы трудящихся, будь она грамотной или неграмотной, «бескомпромиссной» и «решительной», независимо от мелочных успехов закономерно оборачивается продолжением ухудшения положения трудящихся. Она, оставляя власть в руках буржуазии и капитала, объективно не способна изменить существующий порядок жизни с его безработицей, кризисами и нищетой масс. Именно этого, несмотря на всю очевидность, не могут понять греческие коммунисты.

Август 2012
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№4(35) 2012
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента