Владимир Новак

Борьба или шоу?

От редакции: Статья В. Новака, нашего товарища из г.Львова, посвящена недавно «отгремевшей» акции «Восстань, Украина!». Мы разделяем взгляд В.Новака на эти события и, как только получили статью, немедленно поставили ее в план очередного сборника. Оказалось, что вопросы, поднятые товарищем Новаком, заинтересовали не только нас. На сайте communist.ru эта статья появилась уже с комментариями одного из деятелей ВСР (Всеукраинский Союз Рабочих) — Пихоровича.

Мы и прежде сталкивались с публикациями Пихоровича и всякий раз отмечали недобросовестность его полемики с оппонентами. Вот и сейчас, вместо того, чтобы возразить Новаку по существу поднятой проблемы, он ограничился «комментариями внутри текста».

Остановимся на трех наиболее характерных «комментариях».

  1. Новак рассматривает события на Украине с точки зрения теории и практики классовой борьбы и утверждает, что КПУ в данном событии не использует политический кризис для решения, прежде всего, классовых задач. В ответ на фразу Новака о центральном месте теории классовой борьбы в марксизме, Пихорович пишет: «Свою заслугу Маркс видит в создании учения об уничтожении классов, а не просто учения о классовой борьбе» и приводит цитаты, это подтверждающие так, как будто уничтожение классов может происходить без предварительного признания факта классового деления общества. Но разве Новак где-нибудь или когда-нибудь отрицал учение марксизма о необходимости доведения классовой борьбы до полного уничтожения деления общества на классы? С кем же и с чем же спорит Пихорович? Новак обращает внимание на то обстоятельство, что в КПУ вопрос о классовой борьбе, как и в КПРФ, практически снят с повестки дня. А если это так, то о какой борьбе КПУ за уничтожение классов может идти речь? Чтобы говорить об уничтожении классов, необходимо сначала признать наличие классов, а уж вслед за этим — положение о том, что политическая борьба есть всегда классовая борьба. А поскольку вся современная буржуазная «социология» направлена на развенчивание учения марксизма о классовой структуре общества и борьбе классов, постольку упоминание Новаком об одном из центральных мест в теории марксизма не является ни излишним, ни ошибочным. Похоже, что Пихорович решил воспользоваться не совсем приличным, но иногда дающим временный успех, приемом: подменой тезиса выставить оппонента оппортунистом, чтобы вывести оппортунистическую часть руководства КПУ из-под критики.
  2. Описывая качества рабочего человека, Новак пишет: «От глубинно народного происхождения он наделен высокой нравственностью и человечностью». А Пихорович отвечает: «Ну не рабочий класс, а прямо исусики какие-то получаются у товарища Новака: где он только таких откопал, и самое главное, как с таким приличненьким классом можно сделать революцию? Он же даже муравья не сможет обидеть». Видимо Пихорович понимает революцию точно так же, как Новодворская — как одно сплошное насилие. Только Новодворская считает, что это «плохо», а Пихорович, что это «круто». Для него революция — это не прорыв к нравственности и человечности, а повод «погорячиться». А между тем, Великая Октябрьская Социалистическая Революция показала как раз всю безграничную меру гуманности рабочего класса: сколько в первые месяцы революции было отпущено врагов «под честное слово»! И это не наивность и, тем более, не глупость, а проявление лучших качеств человека труда, которыми и наделены люди труда. А для пихоровичей революция — это компенсация обид. Только это уже позиция не рабочего класса, а «взбесившегося от ужасов капитализма мелкого буржуа». Здесь уже трудно говорить «о чистых руках, холодной голове, горячем сердце».
  3. Пихорович пишет: «Не в последнюю очередь и КПУ заражена оппортунизмом именно потому, что рабочий класс на Украине сегодня очень слаб и никакой вообще политической силой не является, хотя товарищ Новак, конечно же, считает наоборот, что рабочий класс слаб, потому, что оппортунистична КПУ.» Возникает вопрос: чем может быть силен пролетариат без коммунистической партии? Доказано в теории и подтверждено практикой, что никакой победы рабочего класса без руководства со стороны коммунистов быть не может, а только победа есть критерий в сравнении сил. И в России, и в Украине уже прошли кучи забастовок, количество бастовавших было огромно, но... воз и поныне там. Через некоторое время такой вал повторится и, если ничего не изменится в коммунистическом движении, то Пихорович снова сядет ждать подъема стихийного рабочего движения, чтобы... перестать идти на поводу у оппортунистов. Это еще более очевидно, если мы говорим о политических силах: только коммунисты способны создать из пролетарской массы революционный рабочий класс, а вовсе не стихийные забастовки должны избавлять «коммунистов» от их оппортунистичности. То есть Пихорович продемонстрировал полное непонимание вопроса о соотношении партии и класса.

Как видится составителям сборника «Прорыв», основная ценность статьи Новака — не в описании ярких, острых, а порой и жертвенных будней оппозиции (хронику событий могут отразить и буржуазные СМИ), а в акцентировке внимания читателей на том, что существует действительный путь победы в классовой борьбе, и он — в соединении рабочего движения с подлинно коммунистической партией. Но, похоже, последней на Украине пока нет.

«Очередная булька для народа.»

Мнение рабочего из Львова
по поводу акции «Восстань, Украина»

Протестные акции оппозиции на Украине вызвали не только некоторое удовлетворение трудящейся части общества возможностью излить душу по поводу гнусности правящего режима и убогости своей жизни, но и породили множество вопросов и сомнений. В первую очередь среди марксистски мыслящих коммунистов. Добропорядочный КПУшник немедленно возмутится: «Все вам не угодишь. Молчим — ругаете, кричим — опять недовольны». В связи с возникшей путаницей в головах людей, в том числе коммунистически настроенных, разберемся в ситуации с марксистских позиций. И, естественно, на основе оценки действий КПУ, поскольку именно эта партия причисляет себя к коммунистам и олицетворяет в глазах нынешней украинской общественности коммунистическую идею. СПУ в счет не идет, т.к. на деле уже давно и откровенно проводит политику радикального пробуржуазного толка, а свое «социалистическое» название использует всего лишь как фиговый листок для прикрытия срама.

Какие же доводы приводит КПУ для обоснования своих последних действий? Принципиально они сводятся лишь к двум. Первый — эти акции якобы начальный, буржуазный этап борьбы, не пройдя который невозможно прийти к общей победе. Второй — в борьбе крепнет и организуется революционное движение. Как видим, внешне весьма весомые и вполне марксистские лозунги. Что справедливо притягивает к себе широкие коммунистические массы. Однако отвлечемся от внешней цветистости и разберемся каким сущностным содержанием наполнены эти лозунги в исполнении КПУ.

Для любого марксиста абсолютно бесспорно, что основополагающим устоем марксизма является его классовый характер и его учение о классовой борьбе. «Социалистические мечтания превратились в социалистическую борьбу миллионов людей только тогда, когда научный социализм Маркса связал преобразовательные стремления с борьбой определенного класса. Вне классовой борьбы социализм есть пустая фраза или наивное мечтание.» (В.Ленин, «Мелкобуржуазный и пролетарский социализм») Более того, Маркс четко и недвусмысленно заявил, что могильщиком капитализма является именно рабочий класс. Даже нынешняя КПУ еще пока не позволяет себе открыто отрицать это. (В отличие от СПУ, которая давно отбросила такую «несовременность», а чтобы не приставали всякие «отсталые» ретроэлементы, то очень даже просто решила для себя эту проблему, определив, что рабочего класса в нашем обществе нет вообще. Нет класса — нет проблем). Это аксиома, и она не может подлежать пересмотру, ревизии, иной трансформации. Отказ от нее, будь он открытый или завуалированный, равнозначен полному разрыву с марксизмом и социализмом.

Напомним, в чем суть дела, и на чем основывается такое марксистское отношение к рабочему классу. Во-первых, поскольку рабство рабочих есть прямое порождение капитализма, то их освобождение из рабства объективно связано с уничтожением капитализма. То есть, изменить свое положение рабочий класс может, лишь изменив самое систему. Отсюда, антагонистичность противоречий между рабочим и капиталистом, между трудом и капиталом. А вместе с тем, бескомпромиссная последовательность, непримиримость и стойкость в борьбе за освобождение, что объективно ставит рабочий класс во главе всего освободительного движения, делает его ведущей силой в этой борьбе. Рабочий класс — единственный класс общества, который является до конца последовательным и безусловным врагом капитализма, а потому только он способен действовать без оговорок, без нерешительности, без оглядки назад. Во-вторых, «Как призрак, стоит между рабочими, с одной стороны, и средствами производства и жизненными средствами, с другой, необходимость превращения этих средств в капитал. Она одна препятствует соединению вещественных и личных рычагов производства; она одна мешает средствам производства действовать, а рабочим — трудиться и жить». (Энгельс, «Развитие социализма от утопии к науке») Эта преграда бессмысленна для рабочих, прямо противоречит интересам рабочих, а потому должна быть уничтожена. В-третьих, основная производящая сила общества не нуждается в паразитирующих надсмотрщиках и вполне способна обходиться без них. 70 лет СССР блестяще это доказали. В-четвертых, только рабочий класс «...способен до конца довести демократизацию политического и общественного строя, ибо такая демократизация отдала бы этот строй в руки рабочих». (В.Ленин, «Задачи русских социал-демократов») В-пятых, уничтожив капитализм, рабочий класс не только осуществит прогрессивную целесообразность, но и установит в обществе вековечную мечту человечества — социальную справедливость, равенство и братство людей. Потому в уничтожении капитализма рабочий класс видит не просто какой-то отдельный исторический эпизод, а свою великую миссию.

Понимание или ощущение всего этого рабочим классом становится действительной основой и исходным пунктом всех социальных движений современности. То позорное экономическое положение, в котором находится рабочий класс, неудержимо толкает его вперед и заставляет бороться за свое освобождение. Капитализм делает рабочего простым придатком машины. Он не имеет ни пола, ни возраста, а есть лишь рабочий инструмент, требующий различных издержек. Он раб — и не только капиталиста-фабриканта, но и самой машины, и надсмотрщика, и всего скопом класса буржуазии. И работу он находит лишь до тех пор, пока его труд увеличивает капитал. Потому рабочий не может не видеть, что гнетет его капитал, что вести борьбу приходится с классом буржуазии, что это война не против личности, а против класса, что потому ему нужны объединение и организованность.

Рабочий класс, безусловно, развивается. В той же степени, что и буржуазия, т.е. капитал. Высшая стадия развития капитализма, крупная машинная индустрия создает материальные условия и социальные силы, необходимые для борьбы. Она приумножила, объединила и сплотила рабочий класс (на основе, прежде всего, промышленных рабочих), привила ему организованность, дисциплину, создала возможность осознания своей роли. От глубинно народного происхождения он наделен высокой нравственностью и человечностью. Это объективные качества. Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, другие классики и практики коммунизма дополнили их субъективными. Освободительно-преобразовательные стремления пролетариата они превратили из мечтаний в борьбу , связав их с борьбой определенного класса. Они научили рабочий класс самопознанию и самосознанию, определив, что классовая борьба становится сознательной лишь постольку, поскольку она делается борьбой политической. Учение о партии и сама партия — один из основополагающих опорных элементов в такой борьбе. Все эти качества позволяют рабочему классу не только сокрушить класс буржуазии, но, что много важнее, стать созидателем нового общества. Общества, первейшей чертой которого будет отсутствие классов вообще. Потому, коммунисты всегда будут выделять рабочих, всегда будут подчеркивать их классовую обособленность и политическую самостоятельность. Рабочий класс не рядовой участник освободительного движения трудящихся, которое включает в себя и крестьянство, и интеллигенцию, и даже всяческих полупролетарских хозяйчиков. Он — вождь и авангард этого движения. И это не популистский лозунг, но объективная потребность победного завершения борьбы всех трудящихся за свое освобождение. «Нам скажут: «такое указание ослабит всех борцов за политическую свободу в настоящее время. Такое указание усилит всех борцов за политическую свободу, — ответим мы... Наоборот, выделение рабочего класса, как передового борца за демократические учреждения, усилит демократическое движение, усилит борьбу за политическую свободу, ибо рабочий класс будет подталкивать все остальные и политически оппозиционные элементы, будет толкать либералов к политическим радикалам, будет толкать радикалов на бесповоротный разрыв со всем политическим и социальным строем современного общества.» (В.Ленин, «Задачи русских социал-демократов»)

Так учит и ставит вопрос марксизм. Вернемся к акциям КПУ. Где и какова в них роль рабочего класса? И где здесь собственно рабочий класс? Отдельные рабочие и их группки в колоннах демонстрантов вряд ли могут быть признаны за таковой. Думается, что никто не оспорит тот вывод, что в действиях КПУ связь с рабочим классом разорвана. Обратим внимание — это не частный случай, а результат всей политической деятельности КПУ в последние годы, ее принципиального отрыва от рабочего класса и трудящихся масс, ее превращения в услужливую марионетку пробуржуазного парламентаризма и олигархических кланов. Потому, вся акция со стороны КПУ в сути становится не элементом классовой борьбы рабочих, а превращается в шоунизированное представление некоего протестного электората и внутрипартийное мероприятие. Вот тот сущностный упрек, который коммунисты, сохраняющие верность марксизму, предъявляют КПУ и ее руководителям. Обезличивание, деклассирование отдельной акции и всего движения в целом делает их бессмысленными с точки зрения интересов рабочего класса, а потому и обреченным на поражение. Такой подход к борьбе в марксизме называется авантюризмом. Потому и отказываются настоящие коммунисты участвовать в подобных мероприятиях, потому и сомневаются в их необходимости рядовые члены самой КПУ. На деле, КПУ, под дудку буржуазных кланов и олигархов, спекулятивно используя собственное звание и недовольство населения своей жизнью, вовлекает народные массы в неподготовленное, стихийное выражение возмущения, в выпуск протестного пара. Фактически она видит в народных массах лишь пугало в верхушечной возне своего руководства. К тому же, если интересы буржуазных кланов, да и самой руководящей номенклатуры КПУ, в данной акции просматриваются без микроскопа — одни руками масс ведут свою конкурентную борьбу, а другие надувают себе политический вес, то интересы трудового народа абсолютно невидимы. Более того, в них прямо усматривается политическая бессмысленность и практическая бесполезность для простого человека. В истории подобные акции уже имели место и получили название — гапоновщина. А потому все действо скорее представляет собой своеобразное совместное буржуазно-номенклатурное коммерческое предприятие по социально-политической эксплуатации трудящихся масс. Хуже, предрешенная заказная провальность всего «восстания» (ведь не думает же кто-то, что взятием президента на испуг возможно решить проблемы народа) порождает уныние, неверие в свои силы и возможности своего руководства, прямо ведет к росту в рядах трудящихся пессимизма, пораженческим настроениям, утрате воли к борьбе и победе, ослабляет единство и дисциплину.

В свою очередь, рабочий класс, не привлекаемый к самостоятельной политической борьбе, продолжает оставаться безвольным монстром на глиняных ногах, пребывая в неопределенности положения «класса в себе». И именно такое состояние рабочего класса гарантирует буржуазному строю пусть и сложное, скандальное, но достаточно уверенное существование, поскольку его судьба целиком находится в руках единственно класса рабочих. Все остальные «политические силы» суть приложение к нему. Потому, фактическое игнорирование рабочего класса как решающей политической силы в революционно-классовой борьбе (словесные дифирамбы не в счет) со стороны КПУ свидетельствует о вырождении ее как партии коммунистов, а также о состоявшейся измене и марксизму, и трудовому народу.

Несколько слов о роли Всеукраинского Союза Рабочих (ВСР). К сожалению, эта некогда стремящаяся к боевитости организация рабочих подпала (простым приемом — материальным и социально-должностным подкупом отдельных представителей) под влияние руководства КПУ и, в результате, все более из самостоятельной силы превращается в подпевалу его ревизионистски-оппортунистических напевов. Сегодня ВСР фактически используется для подчистки за КПУ, которая уже полностью себя дискредитировала в глазах рабочего класса и остро нуждается в подкраске фасада. Эту неблаговидную роль и взяла на себя ВСР. На деле же она попросту становится еще одним соучастником отмеченного выше совместного коммерческого предприятия — КПУ берет ВСР в парламент, а взамен получает идеологическую «крышу» для своего «рабочего» имиджа. По-видимому, некоторым руководителям ВСР не дают покоя лавры такого «рабочего» борца как Валенса.

Такова кратко оценка последних событий в Украине с точки зрения классовой, с точки зрения рабочего класса.

В заключение покажем, что несостоятельность КПУ порождена не какой-то недоразвитостью марксизма в вопросах стратегии и тактики, а в прямом нежелании предавших марксизм «коммунистов» их использовать, в отказе от марксистского учения в своей практике и подмене его собственными «разработками» и «усовершенствованиями». Напомним некоторые элементы из марксистской науки и практики руководства революционной борьбой. Которые оберегают коммунистов от впадения в авантюризм и составляют основу марксистской науки побеждать.

Вот выведенные марксизмом (обобщены и сформулированы И.Сталиным) условия, которые обеспечивают правильность стратегического руководства партии коммунистов рабочим классом как авангардом всего революционного движения и которые потому непременно должны выполняться при стратегическом руководстве. Во-первых, сосредоточение главных сил в решающий момент на наиболее уязвимом для противника пункте. Сегодня это, несомненно, не президентство Кучмы, а обездоленность масс людей. Во-вторых, выбор момента удара, рассчитанный на то, что кризис дошел до высшей точки, что рабочий авангард готов биться до конца, что союзники готовы его поддержать, что в рядах противника царит растерянность. Нарушение этого условия ведет к «потере темпа» и создает опасность поражения. В-третьих, неуклонное проведение принятого курса через все и всякие затруднения и осложнения на пути к цели. Это необходимо для того, чтобы авангард не терял из виду основную цель борьбы, а массы не сбивались с курса, идя к этой цели и стараясь сплачиваться вокруг авангарда. Нарушение этого условия приводит к «потере курса» и может спутать все движение, сбить его с правильного пути. В-четвертых, маневрирование силами, сочетание наступательных действий с оборонительными и даже отступлениями.

Частью стратегического руководства есть руководство тактическое, подчиненное целям и требованиям первого. Его задача состоит в том, чтобы овладеть всеми формами борьбы и организации рабочего класса и обеспечить правильное их использование для того, чтобы добиться максимума результатов при данном соотношении сил, необходимого для подготовки стратегического успеха. Вот основные необходимые условия, обеспечивающие его правильность. Во-первых, выдвижение на первый план тех именно форм борьбы и организации, которые, более всего соответствуя условиям данного момента, способны облегчить и обеспечить подвод масс к революционным позициям. Дело не в том, чтобы авангард осознал необходимость ниспровержения буржуазных порядков, а в том, чтобы миллионные массы на собственном опыте смогли распознать неизбежность свержения буржуазного строя и проявили готовность поддержать авангард. Во-вторых, нахождение в каждый данный момент того особого звена в цепи процессов, ухватившись за которое можно будет удержать всю цепь и подготовить условия для достижения стратегического успеха. Речь о том, чтобы из ряда задач, стоящих перед партией, выделить ту именно очередную задачу, разрешение которой является центральным пунктом и проведение которой обеспечивает успешное разрешение остальных очередных задач.

Как видим, руководство КПУ во всех этих пунктах демонстрирует вопиющую марксистскую безграмотность и личную бездарность. Сегодня все построение деятельности КПУ ведется в противоречии с требованиями марксизма и отсюда ее результаты — рабочий класс отлучен от активной самостоятельной борьбы и прозябает в политической заторможенности, трудовой народ брошен на произвол буржуазии, партия деградирует и разрушается. И вместо того, чтобы заниматься тем делом, ради которого создаются партии коммунистов — сбивать рабочих в класс, организовывать его в самостоятельную политическую силу (в том числе и в ходе различных протестных акций), руководить и управлять им, вести его в бой, КПУ бросает в толпу обездоленных, обозленных режимом и жизнью обывателей зажигательные лозунги типа «Восстань, Украина!». Это способно всколыхнуть стихию бунта, но стихию слепую, неуправляемую и которая никогда не позволит ни взять власть, ни, тем более, удержать ее и обеспечить созидание нового общества. Ожидание каких-либо побед в таких условиях есть не просто наивность, но несусветная глупость. А со стороны руководства партии — преступление, ибо неподготовленная стихия бунта лишь подставляет его участников под удары и пули хорошо организованного противника, обрекает их на истребление. Загляните в историю, там масса таких примеров.

Товарищи коммунисты! Ну сколько еще надо быть битыми, чтобы осознать безоговорочную правоту марксизма и наконец-то полностью вернуться на его позиции? И неужели мы до сих пор неспособны воссоздать настоящую партию коммунистов? Партию класса рабочих.

Октябрь 2002
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(2) 2002
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента