Владимир Новак, Константин Дымов

Терроризм — продукт социальной несправедливости!О терроризме сегодня не говорит разве что безнадежно отставший от жизни человек. И все как один — от президента и до ординарного обывателя, сходятся на том, что терроризм, безусловно, должен быть искоренен из жизни людей. Короче говоря, изничтожен раз и навсегда. Правда, способы для этого предлагают самые разные, но все исключительно карательные — одни требуют бомбить целые страны, другие — «мочить в сортирах», третьи — отлавливать и выбивать как бешеных собак и т.д.

Однако, что показательно: никто, повторим ещё раз, НИКТО из представителей буржуазного истеблишмента и подконтрольных им СМИ даже не пытается дать серьёзный анализ этого явления, не пытается разобраться, вскрыть и назвать подлинные причины, порождающие терроризм вообще и современный в частности. Все рассуждения идеологов буржуазного способа жизни, всех этих заумных «аналитиков» и «политологов», носят примитивно-поверхностный характер и строятся не на каком-либо научно-обоснованном анализе, а исключительно на эмоциях. Если им верить, то террористы — это просто психически ненормальные люди, злобные по самой природе своей индивидуумы, которые почему-то ненавидят Америку (действительно, ну разве может нормальный человек не любить Америку!), Запад и, вообще, весь мир. И именно эта врождённая злобность заставляет их творить ужасные злодеяния против «мирового сообщества». Терроризм, таким образом, рассматривается как своего рода психическое заболевание, которое и лечить нужно примерно теми же методами, какими лечат «обычных» маньяков. Другое направление буржуазного «объяснения» терроризма — «этнополитическое» , состоит в том, что терроризм рассматривается как проявление изначальной, будто бы заложенной в самом менталитете, ненависти «варваров» к «цивилизованному миру», извечной и непреодолимой вражды христианской и мусульманской цивилизаций и т.п. Из этой концепции вытекает обоснование чисто карательных мер под флагом «священной войны» против врагов цивилизованного человечества. Кроме того, идеологи буржуазии пытаются выставить террористов как врагов всего человечества, а борьбу с ними — как борьбу всего человечества против кучки фанатиков и маньяков.

Так выглядит внешняя картинка ситуации. И так, или примерно так, пытаются представить дело буржуазные политологи, делая из этого общий вывод — терроризм это нечто такое, что якобы несвойственно свободному демократическому обществу, чего не должно быть , поскольку не имеет под собой объективных оснований в существующей добропорядочно буржуазной действительности, т.е. он — некое аномальное для нее и привносимое извне явление. Классический буржуазный — строго классово-выдержанный, подход, из которого, как обычно в буржуазной идеологии, напрочь изымается социальный аспект, а все «аргументирование» опирается, в основном, на силу массированного суесловия пропагандистского аппарата буржуазии.

В противопоставление буржуазному «объяснению», коммунисты основные причины подобных явлений видят как раз в неразрешенных социальных проблемах, в социальном неравенстве людей и несправедливости существующих отношений между ними. В наше время — это капиталистические общественные отношения, капиталистические отношения собственности, которые обусловливают эксплуатацию одних людей и народов другими, порождая тем самым неравенство и несправедливость. Но подобное состояние непременно ведет и не может не вести к появлению и нарастанию противодействующих такому неравенству и несправедливости сил, к их противоборству и войнам между ними. Причем, что принципиально важно и чего не желают видеть буржуазные аналитики — противоборство не только с некими внешними силами, но, что гораздо существенней, противоборство внутри самого своего общества. Глубоко правы были классики марксизма, когда утверждали, что всякая война нераздельно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает. Что она есть продолжение той политики, которую долгое время перед войной ведет господствующий класс. Чеченская война и есть одно из проявлений и продолжений такой политики. Российские «реформаторы», возродившие капитализм, а с ним социальное неравенство и несправедливость в отношениях между людьми и народами, загнавшие и продолжающие гнать народы России в дикость, мракобесие, варварство, фактически и создали те условия, которые привели и к постоянной напряженности в обществе, и к локальным конфликтам, и к классовым боям, и к полномасштабной войне в Чечне. Поэтому «терроризм» чеченцев не есть что-то случайное, из ряда вон выходящее, но является прямым следствием той политики, которую проводит нынешний капиталистический режим «демократов». «Терроризм» чеченцев — продукт их современного бытия. Лагеря беженцев, где годами в бытовой первобытности проживают тысячи людей; почти стопроцентная безработица, которая создает соответствующий фон всей жизни; постоянное пребывание под прицелом автоматов, в условиях унизительных чисток и зачисток; неприкаянная молодежь, которая не может найти себе не то чтобы достойного, а вообще какого-либо применения. Это лишь некоторые моменты современного социального положения масс чеченцев, но сколько еще мелких моментиков. Не та ли это почва, на которой только и возможно взращивание сопротивленческих (и какой нормальный человек не будет сопротивляться подобному положению!) настроений? Без всяких ссылок на национально-этнические и психические особенности. Эти сопротивленческие настроения чеченцев (и не только!) многократно усиливаются при сравнении собственного выживания с цивилизованным заплыванием жиром своих столичных соотечественников. И такое состояние «демократы-реформаторы», несмотря на все свои возмущения и обещания, ликвидировать не в силах — капитализм не позволит! То есть, именно руками «демократствующих» мерзавцев — новых господ, «благодаря» их политике капитализации жизни общества, была создана питательная основа для сопротивления и войны. И она далее будет сохраняться, поскольку сохраняется капитализм с его законами развития и функционирования — погоней за максимальной прибылью, конкуренцией, неравномерностью развития, стремлением к господству. Как бы ни приукрашивали капитализм яркими пропагандистскими фантиками, но его сутью всегда будет постоянная борьба, в которой нет друзей, нет милосердия, нет пощады. Это бескомпромиссная борьба за рынки сбыта, за сырье, за дешевую рабочую силу, за выгодное место производства и т.д. и т.п., даже за простой кусок хлеба. Вот что закономерно рождает и поддерживает постоянную напряженность, постоянное противоборство, постоянную нацеленность на войну в буржуазном обществе. В центре всего этого стоит буржуазно-капиталистический класс! По прозвищу у нас — «демократический». Который не в силу какой-то особой собственной злобности, но в силу объективных капиталистических обстоятельств и условий жизни, является главным приводным ремнем этого процесса. И в таком капиталистическом противоборстве буржуазия командующей или более сильной нации получает и сполна использует значительные преимущества по отношению к буржуазии других наций. Поэтому буржуазии подчиненных или слабых наций, естественно, не остается ничего другого, как апеллировать к «родным низам», кричать об «отечестве», выдавая свое собственное дело за дело общенародное. Она вербует себе армию из «соотечественников» в интересах «родины». И «низы» не всегда остаются безучастными, поскольку гнет сверху командующей нации задевает и их, вызывает в них недовольство. Так начинаются национальные движения. Подчеркнем — борьба разгорается не между собственно нациями в целом, а между господствующими классами наций. В этой борьбе главное действующее лицо — буржуазия, а сама национальная борьба является борьбой буржуазных классов между собой. Даже принимая по внешности «общенародный» характер, в существе своем она всегда остается буржуазной, выгодной и угодной, главным образом, буржуазии. Без сомнения, любая нация имеет право быть свободной и независимой, но это не всегда значит, что это выгодно для нации, т.е. для ее большинства, т.е. для трудящихся слоев, а потому и поддерживается ими. Поэтому наглой ложью являются высказывания буржуазных российских СМИ, что теракт в Москве это теракт против России, или заявление Путина, что «Россия ответит террористам». Нет, господа, врете, это акты не против России, а против вашей, буржуазной России! И Путин тоже не вся Россия, а ваша, буржуазная Россия. Притом, лишь незначительная ее часть. Буржуазия родила эту войну, буржуазия ее и ведет. Кровью своих народов, но, прежде всего, в собственных интересах. На этой крови создается не благополучие народов, а преумножаются богатства буржуазных кланов — и российских, и чеченских, и еще других. Окончательное прекращение войны возможно единственно с ликвидацией глубинных причин, породивших ее — капиталистических отношений.

Аналогично и в мировом масштабе. Международный терроризм объясняется опять же не врождённой психологией «варваров», враждебных цивилизации, а фактом их порабощения и ограбления со стороны стран «цивилизации». Какой-нибудь гватемальский батрак или пакистанский ремесленник, или конголезский горнорабочий нутром чует, что сытый обед американского брокера или немецкого бюргера имеет, в значительной мере, своим источником его, недоедающего и еле сводящего концы с концами батрака, ремесленника и т.д., труд. Вот откуда — из «цивилизованного» всеобщего ограбления, проистекает ненависть, порождающая и отпор такому состоянию . И никакие подачки, подбрасываемые время от времени под видом гуманитарной или иной помощи положения не выправят.

Вернемся к собственно терроризму и, в отличие от буржуазных аналитиков, которые стремятся вычленить террор из единого общего хода событий, превратить в какое-то самостоятельное, случайное, обособленное явление, будем исходить из понимания его как одного из орудий той всеобщей борьбы, которая объективно свойственна капиталистическому обществу.

Коммунисты никогда не отрицали террор (здесь «демократ» непременно возопит: вот, мол, каковы!). И их позиция по этому вопросу четко сформулирована Лениным в работе «С чего начать?»: «Принципиально мы никогда не отказывались и не можем отказываться от террора. Это — одно из военных действий, которое может быть вполне пригодно и даже необходимо в известный момент сражения, при известном состоянии войска и при известных условиях. …наш долг — со всей энергией предостеречь от увлечения террором, от признания его главным и основным средством борьбы». То есть, в понимании коммунистов террор и терроризм выступают как вполне обоснованный способ или прием вооруженной борьбы, но он не выдвигается ими как самостоятельное и независимое от других боевых действий средство, а представляет собой лишь одну из операций, элемент, часть общей и более важной борьбы.

Теперь рассмотрим, что же конкретно надо понимать под террором и терроризмом. По существу собственно террор есть устрашение, наведение ужаса — так он переводится с латыни. В то же время, уточним, что поскольку устрашающим эффектом обладает фактически любое насилие , то террором обоснованно может быть признано лишь некое целенаправленное устрашение, устрашение с конкретной целью запугивания и тем подавления воли противостоящей стороны к сопротивлению, борьбе. Только в таком качестве террор выступает как оружие борьбы. Потому не следует путать бытовое убийство или межбандитские разборки с терроризмом. Кроме того, исходя из уровня эффекта действия террора, терроризм, безусловно, представляет собой оружие массового поражения, своеобразное морально-психологическое орудие массового подавления. С такой позиции классическим примером терроризма являются атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки американскими «цивилизаторами», когда жестокое убийство масс гражданского населения было не военным, а именно террористическим актом, с целью подавить волю японцев к продолжению войны. Сегодня американцы выставляют себя борцами с терроризмом, но при том явно не желают признавать, что терроризм по отношению к ним есть следствие именно их нынешней и предыдущей политики, в том числе и террористической. К терроризму с полным основанием можно отнести и расстрел Верховного Совета России в 93-м году российскими «демократами», которые, используя ситуацию, посредством прямой телевизионной трансляции, превратили его в террористическую акцию для населения страны. Этим прямым, циничным, жестоким запугиванием масс людей они утверждали свое господство. К слову, сегодня одним из наиболее активных борцов с терроризмом выступает мэр Москвы господин Лужков. Но пусть вспомнит он, да и вся «демократствующая» интеллигенция, свои действия в 93-м. Может, тогда сообразят (хотя признать и не признают), откуда вырос терроризм 2002-го.

Еще о роли СМИ. Действия СМИ — российских и мировых, по «освещению» последних событий в Москве расценить иначе, чем терроризм, просто нельзя. Поскольку не столько терроризм Бараева, сколько «объективность» СМИ навела ужас на страну и весь мир. В руках буржуазной «демократии» сама информация является орудием классовой борьбы и, в частности, орудием террора.

Как видим, терроризм вытекает непосредственно из войны или социального противоборства, является его элементом, и, аналогично войне, продолжением политики. Поэтому не могут быть отделены понятия «борьба», «война» и «терроризм» . Равно как и отделение от них классового характера всей современной борьбы. Ведь буржуазные СМИ сознательно демонстрировали ужасные сцены не только в собственных конкурентно-коммерческих («коммерция» на крови — еще одна естественная гнусность капитализма) интересах, но и в интересах всего буржуазного класса — сначала нагоняли страх на обывателя, а потом, победными реляциями, «доказывали» ему несокрушимость своего строя, силовую мощь его.

Если обобщить, то, на деле, само капиталистическое общество вполне обоснованно может быть охарактеризовано именно как террористическое. Ведь определяющими качествами всего его существования объективно являются терроризм классовый, терроризм экономический, терроризм политический, терроризм межнациональный, терроризм религиозный и т.д. Об информационном терроризме мы говорили выше. То есть собственно терроризм есть непременный атрибут существования капиталистического общества, широко используемое орудие буржуазии в войне за свое классовое господство. Потому не случайно, что мочить террористов в сортирах (прямой призыв к террору!) без суда, призвал не обыватель, а руководящий представитель капиталистического класса. Или вспомним многочисленные угрозы силовых чиновников. Даже министр культуры(!) грозно добавил свое «интеллигентское» слово. Безусловно, имеет место и борьба с терроризмом. Но ведется она больше для видимости и пропагандистского пиара, поскольку для буржуазного класса скорее выгодно постоянное наличие терроризма, чем его отсутствие. В дополнение к удержанию обывателя в страхе (на основании чего всю буржуазную власть можно представлять единственной его надеждой на спасение), появляется возможность и для «обоснованных» ограничений «демократии». Уже сейчас, напуганные начавшимся прозрением населения, «демократы», наигравшиеся в «демократию», спасая буржуазный ее характер, заговорили об ограничениях и административном трансформировании своей «демократии». Ради удержания своей власти, они готовы в любой момент забыть о всяких «демократиях» и перейти к прямому насилию и диктату. И лучшей маски, чем прикрыть собственный терроризм чужим «терроризмом», не придумать. Иначе как объяснить, что после теракта в Москве первым делом было предложено реконструировать систему МВД в Чечне и ужесточить свою политику там. Т.е. политики озаботились не тем, чтобы дать людям работу, создать условия для нормальной жизни, улучшив ее и осовременив, а усилить узду для удержания обездоленных в рамках «цивилизованного» поведения. Решено, без кардинального исправления самой действительности в целом, чем единственно возможно было бы устранить причины для недовольства чеченцев и ослабить их стремление к сопротивлению рыночному беспределу, пытаться чисто репрессивными методами изжить и недовольство, и порождаемое им сопротивление. Удобно — ведь объективная неспособность «демократического» режима, решать социальные проблемы в условиях капитализма, прикрывается, якобы, твердостью державного правления и видимостью государственной мощи. Но что это, как не террор государства против своего же населения? Разве что прикрытый маской «законности». Или еще одно «удобство» — простым декларативным объявлением кого-то террористом, «демократические» «законники» позволяют себе, даже для видимости не утруждаясь судебной возней, его преследование, вплоть до «нейтрализации» (таким хитрым словом «облагораживают» противозаконное убийство). Не подобные ли методы делали когда-то царскую Российскую империю «тюрьмой народов»? Сегодня Россию вновь превращают в «тюрьму народов». Теперь уже капиталистические империалисты — под флагом «демократии» и «правового государства». Для пущей важности все это оформляется как некая концепция национальной (наглецы, вместо того, чтобы сказать прямо — буржуазной) безопасности.

Нет, не случайно всеохватывающая ненависть, войны, терроризм и всевозможные конфликты ворвались в нашу жизнь, заполонили ее, стали непременным спутником нашей новой «реформированной» реальности. Это прямое следствие условий существования капиталистического общества, в котором господствуют неравенство и несправедливость и которые вернули нам, не без нашего безвольного попустительства(!), реформы демократствующих мерзавцев. Коммунисты обязаны активно вмешаться в дело. Не смотреть равнодушно на то, как муллы, попы и проходимцы ведут массы за собой, а решительно доказывать этим массам, что сегодня судьбы прогресса и самой жизни решает социальный вопрос. Чтобы люди могли действительно избавиться от терроризма, должны быть уничтожены капиталистические отношения собственности, которые обусловливают эксплуатацию одних людей другими и тем не только разобщают их, но и порождают между ними взаимную ненависть и вражду. В свою очередь, выполнить такую миссию способен единственно рабочий класс, который объективно заинтересован в уничтожении паразитических отношений собственности. Потому только его победа явится прологом ко всеобщему освобождению человечества, в том числе и от чумы терроризма.

В заключение. Надо всегда отдавать отчет, что борьба с терроризмом при сохранении рыночно-демократической тирании, может привести лишь к предотвращению каких-то отдельных террористических актов, к их отсрочке, к временному поддержанию относительного и кратковременного спокойствия и стабильности в обществе. И это, конечно, лучше, чем ежедневные взрывы. Однако, далеко недостаточно для того, чтобы уничтожить терроризм вообще. Недостаточно потому, что при любых успехах буржуазных форм борьбы с терроризмом сохраняется капитализм, следовательно, остается в силе причина, неизбежно порождающая терроризм. Чтобы устранить эту неизбежность, надо уничтожить капитализм, как систему экономических и политических отношений.

Ноябрь 2002
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№1(3) 2003
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента