Ольга Петрова

«Ленинградское дело»

Помер Убожко. Как-то убого помер. Но не это знаменательно. В конце концов, ничем другим привлечь к себе внимание рыночных СМИ он уже и не смог бы. Но показательна реакция дем.прессы и центрального телевидения на эту смерть: их комментарии были полны иронии и сарказма. Нравы журналистов так изменились за последнее десятилетие, что и на смерть не только Новодворской, но и Хакамады, например, СМИ наверняка опять откликнутся плохо скрываемым юморком. Все меньше остается тех «акул ПеРа», кто серьезно воспринимал антикоммунистов «перестройки», проявивших себя на практике, как мелкопродажные карьеристы. Свой политический капитал либеральные краснобаи потратили быстро и бездарно. Однако саморазоблачение дуротрубов демократии не прибавило авторитета нынешним коммунистам. Современные компартии оказались не готовыми стать идейным знаменем общества. Одной из проблем, с которыми сталкивался, наверно, каждый коммунистический агитатор, является все еще большая живучесть перестроечных штампов и мифов в умах значительной части интеллигенции. Давно уже забыт редактор «Огонька», а провокаторское дело его живет. В каждом споре до сих пор всплывают то «репрессированные десятки/сотни миллионов», то «кровавые заградотряды/особые отделы», то, наоборот, «великий стратег Тухачевский/Якир/Блюхер» или «прекрасный экономист Бухарин/Вознесенский».

В перестройку, когда перечисляли «преступления сталинизма», «убожки» никогда не забывали назвать и «Ленинградское дело». Осужденные и расстрелянные по этому делу, естественно, объявлялись то невинными жертвами, то опасными соперниками Сталина. Легенды обрастали мифами, а мифы - слухами. Это «дело», пожалуй, самое интересное в послевоенной истории; оно заметно отличается по содержанию от довоенных показательных процессов и, на мой взгляд, во многом иллюстрирует политическую борьбу того периода внутри Партии. Главным обвиняемым по «делу» был Н. А. Вознесенский, возглавлявший до 5 марта 1949г. Госплан СССР. Чтобы лучше оценить масштаб событий, нужно показать, какую роль играл Госплан в системе хозяйства СССР. Недаром Ленин писал о придании Госплану законодательных функций. Ленин еще в начале 1921 года писал о «научной выработке государственного плана всего народного хозяйства».

Об остроте и важности дела свидетельствует тот факт, что в 54-ом году хрущевцы судили и расстреляли группу работников и руководителей МГБ, которые вели «ленинградское дело». Характерно, что «Ленинградское дело» - единственное, по которому были расстреляны практически все следователи. Суд над ними проходил с большой шумихой в Ленинградском Доме офицеров.

«Историки» ищут в событиях 49 - 50 годов противоборство неких кланов в ЦК ВКП(б), каждый в меру своих целей и фантазий рисует разные кланы, политические деятели оказываются у разных авторов то по одну, то по другую сторону «баррикад». Причем, «единство» конкретных политиков «доказывается» официальными фотографиями, а то и вовсе слухами и «представлениями» автора. У одних - клан «Берия - Маленков - Хрущев» против клана «Вознесенский - Кузнецов», у других - «Берия - Абакумов» против «Вознесенский - Кузнецов - Маленков», у третьих - Абакумов оказывается в другом клане, у четвертых - появляется уже умерший Жданов на стороне Вознесенского, у пятых - Жданов оказывается на стороне Берия, у шестых…

В «поднятии» темы отметились многие политики и литераторы, начиная с Хрущева, который впервые поднял вопрос о «Ленинградском деле» на Пленуме ЦК КПСС еще летом 1953 года и обвинил Берия «в фальсификации дела». Официальной эта версия стала в мае 1954 года: сначала в Постановлении Президиума ЦК КПСС от 3 мая 1954 года, а затем в выступлениях Н.С. Хрущева и генпрокурора Р.А. Руденко на закрытом заседании ленинградского партактива 6-7 мая 1954 года. Было объявлено, что «Ленинградское дело» «сфальсифицировано бывшим министром госбезопасности В.С. Абакумовым и его подручными по указанию врага народа Л.П. Берии». Затем эта версия была подтверждена в печально известном Докладе Хрущева на XX съезде КПСС .«О культе личности и его последствиях» 25 февраля 1956 года:

И вот в этот период вдруг возникает так называемое "ленинградское дело". Как теперь уже доказано, это дело было сфальсифицировано. Невинно погибли тт. Вознесенский, Кузнецов, Родионов, Попков и другие.

Известно, что Вознесенский и Кузнецов были видные и способные работники... Как же случилось, что эти люди были объявлены врагами народа и уничтожены?

Факты показывают, что и "ленинградское дело" - это результат произвола, который допускал Сталин по отношению к кадрам партии.

…Невероятной подозрительностью Сталина ловко пользовался гнусный провокатор, подлый враг Берия, который истребил тысячи коммунистов, честных советских людей. Выдвижение Вознесенского и Кузнецова пугало Берия. Как теперь установлено, именно Берия "подбрасывал" Сталину состряпанные им и его подручными материалы в виде заявлений, анонимных писем, в виде разных слухов и разговоров.

Уже в перестройку своими «откровениями» поделились с читателями такие деятели, как Волкогонов, Антонов-Авсеенко, Волков, Радзинский, даже Собчак отметился комментарием к «Ленинградскому делу» в книге .«Дюжина ножей в спину: Поучительная история о российских политических нравах», где сравнил с Вознесенским… себя.

Почти у всех названных деятелей литературное описание выглядит так:

Молодой член Политбюро Вознесенский, первый заместитель Сталина на посту председателя Совета министров, способный экономист, выдвинулся во время войны. В союзе с ним выступает секретарь ЦК Кузнецов.

…Взяв Кузнецова в Москву секретарем ЦК, Хозяин делает его вторым человеком в партии, поручает ему курировать оба ведомства Берии - МГБ и МВД. Кузнецов и Вознесенский, в отличие от остальных соратников - крупные фигуры, умеющие принимать самостоятельные решения. Такие были необходимы во время войны. Но теперь война окончилась. А они так и не смогли этого понять...

Берия и Маленков тотчас уловили настроение Хозяина. Берия жаждет броситься на Кузнецова, курирующего его ведомства. «Собаки рвутся с поводка». Все чаще соратники Сталина начинают выступать против Вознесенского и Кузнецова.

Когда Хозяин назначил Абакумова министром госбезопасности, Кузнецов произнес вдохновенную речь по этому поводу. Но не знал оратор, что курируемое им ведомство уже получило приказ заняться им самим.

…Наступил конец Вознесенского. Вчерашний "выдающийся экономист" был обвинен в том, что "сознательно занижал цифры плана", что его работники "хитрят с правительством". В марте 1949 года он был снят со всех постов. Бывший заместитель Хозяина в правительстве сидел на даче, работал над книгой "Политическая экономия коммунизма" и ждал конца.

Неожиданно его вызвали на Ближнюю дачу. Хозяин обнял его, посадил рядом с прежними друзьями - членами Политбюро, во время застолья даже поднял тост за него. После возвращения с дачи счастливого Вознесенского арестовали. Оказалось, это было прощание. Он любил Вознесенского, но... что делать - он менял прежний аппарат.

В последние дни сентября 1950 года в Ленинграде состоялся процесс по делу Вознесенского, Кузнецова и ленинградских партийцев. Они сознались во всех невероятных преступлениях и были приговорены к смерти. Фантастичен был финал судебного заседания: после оглашения приговора охранники набросили на осужденных белые саваны, взвалили на плечи и понесли к выходу через весь зал. В тот же день все были расстреляны.

Это описание Радзинского из книги «Сталин». Не правда ли, пишет не только как очевидец, но и как «второе я» действующих лиц. А эта душещипательная сценка с «последним обедом» слово в слово списана из книги Антонова-Авсеенко «Портрет тирана». Мотивы Сталина фантазией авторов колеблются от «что делать - он менял прежний аппарат» до «тирану скучно стало».

«Оппозиционеры» тоже обращались к этой теме. Но все новое, что внесли они - это поменяли распределение «ролей» и моральные оценки. У Жухрая в книге «Сталин: правда и ложь», при всем его превознесении Сталина, генсек выглядит загнанным в угол одиночкой, которого окружают враждебные силы. А все остальное советское руководство поделено опять-таки на кланы:

Вокруг отдельных членов Политбюро начали сколачиваться устойчивые группы лиц, связанных узами личной дружбы.

Вокруг Георгия Маленкова, которому Сталин доверил, как уже отмечалось, осуществлять в ЦК кадровую политику, сгруппировались: секретарь ЦК Кузнецов, заместители председателя Совета Министров СССР Косыгин, Тевосян и Малышев, маршал Рокоссовский, заведующий отделом административных органов ЦК Игнатьев.

Вокруг члена Политбюро, заместителя председателя Совета Министров СССР, председателя Госплана Н.А.Вознесенского: председатель Совета Министров РСФСР Родионов, работники Ленинградской партийной организации Попков, Капустин, Лазутин, Турко, Михеев и др.

Вокруг члена Политбюро, заместителя председателя Совета Министров СССР Лаврентия Берии его давнишние "соратники", которым он добился во время их работы в органах государственной безопасности присвоения генеральских званий: Меркулов, Кобулов, Мешик, Деканозов.

Еще оригинальней описывает события «оппозиционер» Мухин. Он в книге «Убийство Сталина и Берии» все происшествия приписывает «жидам», с которыми героически боролись «русские патриоты и государственники» Сталин и Берия. Причем в «жиды» записываются не только Вознесенский и Кузнецов, но и разоблачивший их В.С.Абакумов.

Таков краткий экскурс в описание этих событий в наличествующей литературе.

Ни один автор не вдавался в суть дела, в содержание разногласий Сталина и Вознесенского, хотя бы в суть тех обвинений, которые были предъявлены «ленинградцам» и «госплановцам». В лучшем случае, обвинения объявлялись «вздорными», «надуманными», «липой».

И вот в 2002 году выходит в свет Сборник документов «Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945 - 1953». К самому сборнику можно предъявить много претензий: по подбору и компоновке документов, по неточностям в примечаниях, но и те немногие документы, что опубликованы, позволяют взглянуть на события 49 - 50 годов глубже. К сожалению, сама форма Сборника документов не позволяет надеяться на МАССОВОЕ знакомство читателей с материалами. Такие издания вообще рассчитаны только на специалистов: тираж всего 1500 экземпляров и цена за 300 рублей.

Вознесенский Николай Алексеевич

Родился в 1903 году в семье служащего. Член ВКП(б) с 1919г. В 1921 г. Н.А.Вознесенский направлен на учебу в Коммунистический университет им. Свердлова, в начале 30-х годов в печати появляются его первые научные труды. Доктор экономических наук с 1935 г., акадкмик АН СССР с 1943 г. С 1938 г. возглавлял Госплан СССР. С 1939 г. заместитель председателя Совета Народных комиссаров СССР (с 1946 - Совет министров). В годы Великой Отечественной Войны (1942-45 гг.) член Государственного Комитета обороны, с февраля 1941 г. – кандидат в члены, а с 1947 г. – член Политбюро ЦК ВКП(б). В марте1949 г. выведен из состава Политбюро. В 1950 году приговорен к расстелу. Расстрелян.

Мы, в отличие от жутких детективов Вайнеров и Мухина, Волкова и Жухрая, обратимся к документам. Вот фрагменты Постановления Политбюро о Госплане СССР от 5 марта 1949 г:

Правительство СССР неоднократно указывало на то, что главнейшей задачей Госплана является обеспечение в государственных планах роста и развития народного хозяйства, выявление имеющихся резервов производственных мощностей и борьба со всякого рода ведомственными тенденциями к занижению производственных планов.

Являясь общегосударственным органом для планирования народного хозяйства СССР и контроля за выполнением государственных планов, Госплан СССР должен быть абсолютно объективным и на сто процентов честным органом; в работе его совершенно недопустимо какое бы то ни было вихляние и подгонка цифр, «ибо попытка подогнать цифры под то или другое предвзятое мнение есть преступление уголовного характера» (Сталин).

Однако в результате проверки, произведенной Бюро Совета Министров СССР в связи с запиской Госснаба СССР (т. Помазнева) о плане промышленного производства на I квартал 1949 года вскрыты факты обмана Госпланом СССР Правительства, установлено, что Госплан СССР допускает необъективный и нечестный подход к вопросам планирования и оценки выполнения планов, что выражается прежде всего в подгонке цифр с целью замазать действительное положение вещей, вскрыто также, что имеет место смыкание Госплана СССР с отдельными министерствами и ведомствами и занижение производственных мощностей и хозяйственных планов министерств.

…3. В ходе проверки Председатель Госплан СССР т. Вознесенский, первый заместитель Председателя т. Панов, начальник сводного отдела народнохозяйственного плана т. Сухаревский вместо признания антигосударственных действий, допущенных Госпланом, упорно пытались путем подгонки цифр скрыть действительное положение вещей, показав тем самым, что в Госплане СССР имеет место круговая порука, что работники Госплана СССР, нарушая государственную дисциплину, подчиняются неправильным порядкам, установленным в Госплане СССР.

…4. Смыкаясь с отдельными министерствами, Госплан СССР стал занижать планы по ряду отраслей промышленности.

Нужно напомнить, что существовала практика курирования Председателем Совета Министров и каждым из его Заместителей ряда министерств, это распределение оформлялось официальным документом - Постановлением Совета Министров СССР. Заместитель Председателя не только имел властные полномочия в наблюдаемых министерствах, но и отвечал перед Правительством и Политбюро за их работу. Вознесенский курировал министерства авиационной промышленности, тяжелого машиностроения, автомобильной промышленности, станкостроения, судостроения, финансов, строительства военных и военно-морских предприятий, а также Госбанк, Главное управление государственных материальных резервов, Главное управление трудовых резервов и Комитет по учету и распределению рабочей силы. «Своим» министерствам план занижался, а «не своим», например, нефтяной промышленности и МВД - завышался. Важно, что, изменяя план, группа Вознесенского в Госплане нарушала НАТУРАЛЬНЫЕ ПРОПОРЦИИ в народном хозяйстве, т.е. вела к дефициту одних продуктов и «избытку» других. Делалось ли это сознательно, с целью разбалансирования всего хозяйства, или же «просто» для «облегчения жизни» «своим» - вопрос второстепенный. Первостепенно то, что получилось на практике. Современным сторонникам Вознесенского придется признать, что, либо Вознесенский СОЗНАТЕЛЬНО ВРЕДИЛ, либо он был АБСОЛЮТНО НЕКОМПЕТЕНТЕН, и, будучи председателем Госплана, не знал основных законов планового хозяйства.

Так как Вознесенский окончил Институт Красной профессуры, был доктором экономических наук и даже действительным членом Академии наук СССР, написал ряд статей и книгу «Военная экономика СССР в годы Отечественной войны», то вариант с абсолютной некомпетентностью кажется маловероятным. Однако, и на «изощренного вредителя» Вознесенский не тянет, поскольку систематическое занижение плана именно «своим» министерствам признак скорее банального кумовства, чем целенаправленной деятельности.

Ситуация с подгонкой цифр и обманом Правительства - это предвестник «приписок» времен застоя. Это не только обман Правительства, который, в конечном счете, становился обманом трудящихся, но и СНОВА разбалансирование хозяйства, смещение базы планирования на следующий период. В социальном плане появление дефицитов было экономической базой для появления взяточничества, «ловких снабженцев», т.е. возрождения рыночных отношений в промышленности.

Но, несмотря на доказанность вреда от деятельности Вознесенского и его ставленников в Госплане, никого сразу не арестовали. Вознесенский был снят с должности и отправлен в отпуск.

В это время проверка деятельности Госплана продолжалась.

Сталин писал, что логика фракционной борьбы сильнее желаний отдельных лиц. Этот вывод он сделал, обобщив практику своей борьбы с троцкистами, зиновьевцами, бухаринцами… Сталин увидел, как часть вчерашних товарищей, по недостатку марксистской грамотности вставших на ревизионистский путь, очень быстро становились врагами не только Сталина, но и всей Партии. Конечно, не каждый ошибающийся - фракционер. Для перехода линии, отделяющей теоретическую борьбу внутри партии от вредительства, нужны еще и некоторые личные качества. Сталин не зря определял большинство врагов народа как двурушников. Побежденные в идеологических битвах, они формально признавали свои ошибки, на деле оставаясь на тех же позициях. Формы борьбы за отстаивание своего мнения быстро перерастали нормы партийного устава, начиналось протаскивание в руководящие органы «своих людей» и затирание «не своих», а затем проведение своей линии на практике, то есть саботирование партийной линии.

То же произошло и с «ленинградской группой». Сначала были амбиции и непринятие нерыночного характера советского хозяйства, потом появились вредительские акты. В этой статье не будем вдаваться в деятельность руководителей Ленинграда - Кузнецова, Капустина, Родионова. Там были свои методы и свои дела. С идеологической точки зрения наиболее интересен Вознесенский, которого можно назвать «теоретиком» этой фракции.

Проверка работы Госплана выявила еще один аспект «деятельности» этого органа. В Записке о пропаже секретных документов в Госплане СССР от 22 августа 1949 г. приведен длинный перечень пропавших документов. Мы приведем лишь очень немногие из них и суммарные показатели:

Отсутствие надлежащего порядка в обращении с документами привело к тому, что в Госплане …за 5 лет недосчитывается 236 секретных и совершенно секретных документов, кроме того, 9 секретных документов пропали в секретариате Вознесенского.

В числе документов, утраченных в 1944 -49г., значатся:

Государственный план восстановления и развития народного хозяйства на 1945 г. (план капитальных работ), № 18104, на 209 листах.

О расчетах нефтеперевозок на 1945 г., № 128, на 3 листах. В документе приводятся данные о пропускной способности нефтепроводов и об объеме перевозок по железнодорожному, морскому и речному транспорту.

Перспективный план восстановления народного хозяйства в освобожденных районах СССР, № 1521, одна книга.

О пятилетнем техническом плане на 1946-1950 гг., № 7218, на 114 листах.

Об организации производства радиолокационных станций, № 4103; на 6 листах.

Записка о плане восстановления железнодорожного транспорта в 1946- 1950 г., № 7576, на 4 листах.

О покупке в США за наличный расчет оборудования, недопоставленного американцами, № 557, на 15 листах.

Письмо и проект распоряжения об организации производства корпусов морского снаряда 152 мм на бывшей немецкой судоверфи в Шихау, № 11736, на 6 листах.

Перечень вопросов, составляющих государственную тайну и подлежащих засекречиванию в аппаратах уполномоченных Госплана СССР, № 3134, экз. № 2.

Инструкция по ведению секретной и совершенно секретной переписки работниками Госплана, № 3132, экз. № 17.

Заключение по предложениям производственных отделов Госплана об увеличении лимита капитальных работ и объема строительно-монтажных работ на 1947 г., № 6439, на 10 листах. В документе приведено общее количество предприятий, занятых производством средств радиолокационной техники.

Записка о состоянии демонтажа, вывоза и использования оборудования и материалов с немецких и японских предприятий, № 3072, на 4 листах.

Справка о дефицитах по важнейшим материальным балансам, в том числе: по цветным металлам, авиационному бензину и маслам, № 6505, на 4 листах.

Ни один из сотрудников, виновных в утрате государственных документов, не был привлечен к суду, как этого требует закон. Абсолютное большинство виновных не понесло никакого наказания даже в административном порядке.

Уничтожение секретных документов производится в Госплане без соблюдения установленных правил. В 1944 г. начальник 3-го отделения секретного отдела Бесчастнов с группой сотрудников составил акт об уничтожении большого количества документов, при этом 33 документа, числящихся по акту уничтоженными, оставил у себя и бесконтрольно хранил до конца 1946 г. Среди эти документов имелись: пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг.; пятилетний план восстановления и развития железнодорожного транспорта на 1946-1950 гг.; материалы по балансу и распределению фондов электроэнергии, твердого и жидкого топлива, черных и цветных металлов на II кв. 1946 г., данные о накоплении в госрезерве нефтепродуктов и другие.

Руководство Госплана не провело никакого расследования этого преступного дела и ограничилось объявлением Бесчастному выговора. Более того, Бесчастнов позже был выдвинут на должность зам. начальника секретного отдела. В настоящее время Бесчастнов уволен из Госплана, причиной к увольнению послужило также и то обстоятельство, что он давал противоречивые сведения о своем отце, проживающем в США.

Мы привели такую длинную цитату, чтобы показать, что пропадали не малозначащие бумажки, засекреченные от перестраховки, а серьезнейшие данные по экономической безопасности страны. По этой записке к Вознесенскому появляются вопросы уже у Комиссии партийного контроля. Вознесенский отвечает отпиской, основное содержание которой сводится к «не знаю, не видел», в тех же случаях, где «прикинуться веником» не удается, Вознесенский оправдывается рассуждениями типа:

Почему же я не принял решения о привлечении виновных к суду, а ограничился административными взысканиями и не сообщил об этих фактах в ЦК и Правительство?

Когда я пытаюсь осмыслить причины такого проступка, мне приходится разграничить вопрос: почему я не сделал этого тогда, и как я понимаю это дело теперь? Тогда мне казалось, что поскольку нет данных, что документы использованы для разглашения государственной тайны и что о фактах недостачи документов, как мне говорил Купцов, он сообщает в Министерство Госбезопасности, я думал, что можно поверить объяснениям виновных и ограничиться административными взысканиями.

Теперь я понимаю, что этот обывательский подход недопустим, что я допустил большую вину перед ЦК и Правительством, что нельзя субъективным толкованием подменять законы, что их надо выполнять неукоснительно, и что только суд и следствие компетентны решать данный вопрос. Все это теперь мне ясно потому, что после моего снятия с работы, ценой больших переживаний я ликвидировал свою болезнь - самонадеянность и самомнение, что все отношение к партийным и советским решениям, конечно, стало по-настоящему обостренным и бдительным.

Абакумов Виктор Семенович

Родился 11 апреля 1908г. в Москве в семье рабочего. Член ВКП(б) с 1930г. В органах НКВД с 1932г. В 1941г. назначается заместителем наркома НКВД СССР. В 1941-1943гг. - начальник Управления Особых отделов НКВД СССР. С 1943г. - начальник Главного управления НКО «Смерш». С 1946 по 1951гг. - министр госбезопасности СССР. Генерал-полковник. На выездном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР в Ленинграде 12-19 дек. 1954 Абакумов был обвинен в фабрикации судебных дел, в т.ч. «Ленинградского дела», назван «членом банды Берии». Виновным себя не признал. Расстрелян. Вместе с Абакумовым были осуждены начальник следственной части по особо важным делам МГБ СССР А.Г. Леонов, его заместители В.И. Комаров и М.Т. Лихачев, следователи И.Я. Чернов и Я.М.Бровеман.

Эти рассуждения с претензией на искреннее раскаяние выглядят неприлично для руководителя такого уровня, они не сошли бы даже курсанту, если бы он покрывал друга, потерявшего методичку «для служебного пользования». По результатам проверки КПК Вознесенского исключают из ЦК ВКП(б), и дело передают следственным органам. Но разбирательство по делу не ограничивалось только организационными мерами. Сталин серьезно озаботился не только ситуацией в Госплане, но и политической обстановкой вокруг Вознесенского. Как и следовало ожидать, Вознесенский пытался «нести свои идеи в массы», но делал он это тоже по-фракционному. Заручившись поддержкой сторонников в журнале «Большевик», Вознесенский стал пропагандировать свою книгу всеми способами. Вот что об этом говорится в Записках о результатах проверки работы журнала «Большевик»:

…Проверка показала также, что сотрудники редакции журнала «Большевик» включали в статьи авторов различные цитаты без должной к тому необходимости. Кроме известного случая со статьей т. Андрианова, цитаты из книги Н. Вознесенского «Военная экономика СССР» были вписаны в статьи П. Тапочка «Сочетание личных и общественных интересов при социализме» (№ 6 за 1948 г.) и А. Морозова «Обнищание трудящихся в капиталистических странах» (№ 16 за 1948 г.)

Выясняя причины произвольного включения т. Кошелевым цитаты из книги Н.А. Вознесенского в статью т. Андрианова, я должен сказать, что у экономистов, работавших в «Большевике», было непомерное преувеличение политического и теоретического значения книги Н.А. Вознесенского. Главным носителем мнения об особом политическом значении этой книги был т. Гатовский, работавших до сентября 1948 г. зав. экономическим отделом журнала «Большевик», а затем привлекавшийся в качестве консультанта по некоторым статьям на экономические темы.

В январе 1948 г. по поручению редакции т. Гатовский написал рецензию на книгу Н.А. Вознесенского для журнала «Большевик», в которой непомерно превозносил значение этой книги. На замечания членов редколлегии о том, что оценочные формулировки книги надо дать поскромнее, т. Гатовский отвечал, что эти формулировки уже опубликованы в печати, и он не может менять их...

После опубликования рецензии т. Гатовского в журнале «Большевик» он похвалялся некоторым сотрудникам журнала, что его рецензия была с одобрением встречена в Госплане. Очевидно, что, составляя рецензию, Гатовский заботился не столько об интересах теории, об интересах читателей, сколько о том, как на эту рецензию посмотрят в Госплане. С книгой Н.А. Вознесенского т. Гатовский носился, как с самым авторитетным пособием. Когда сотрудники редакции обращали внимание т. Гатовского на неправильность или неясность некоторых формулировок его статьи, он на это отвечал, что так написано в книге Н. А. Вознесенского. Понятно, что т. Гатовский не сдерживал авторов от неуместного цитирования положений из книги Н. А. Вознесенского, он одобрял статьи, в которых обильно цитировалась эта книга. Так, например, т. Гатовский дал положительное заключение о статье работника Госплана Сорокина, которая изобилует цитатами из книги Н. А. Вознесенского (статья опубликована в № 24 журнала «Большевик» за 1948 г.)

В этом отношении под влиянием т. Гатовского оказался и работник экономического отдела журнала т. Кошелев, который до сих пор считает, что цитирование в статьях, опубликованных в «Большевике» книги Н.А. Вознесенского, как теоретического первоисточника, было нормальным явлением, что де «так все делали». Т. Кошелев отрицает, что кто-либо подсказывал ему включить цитату из книги Н. А. Вознесенского в статью т. Андрианова. Включение этой цитаты т. Кошелев объясняет тем, что он хотел «улучшить статью».

…Следует отметить, что зам. главного редактора журнала т. Кузьминов, занимавшийся статьями по экономическим вопросам, не противостоял тенденции к насаждению без всякой надобности в статьях цитат из книги Н. А. Вознесенского, и сам в своих статьях привел несколько цитат из этой книги. На вопрос о том, для чего он привел цитаты из указанной книги, т. Кузьминов ответил, что цитирование не вызывалось необходимостью изложения вопросов темы, но что он опасался упреков в игнорировании книги Н. А. Вознесенского. Это беспринципное объяснение показывает, что при подготовке статьи т. Андрианова т. Кузьминов и не мог воспрепятствовать Кошелеву включить цитату, совершенно не имевшую отношения к делу.

То есть редакция не только публиковала в первую очередь статьи с восхвалением книги Вознесенского, но и вставляла цитаты из неё в статьи авторов, которые и не думали цитировать Вознесенского.

Сама книга «Военная экономика СССР» ничем не примечательна - хороший статистический сборник с лозунгами и цитатами вместо выводов и рекомендаций. Если же прочитать ряд статей Вознесенского разного периода, что нетрудно - в 60-70-е годы его активно печатали, то можно увидеть насколько большую роль он отводит в строительстве коммунизма рыночным методам и хозрасчету в частности. Конечно же, и реверансы в сторону коммунизма есть, и цитат из классиков марксизма предостаточно, но хозрасчет «всплывает» на каждом этапе от конца нэпа до последней страницы.

Например, в статье «Хозрасчет и планирование на современном этапе» он пишет:

Хозрасчет мы не только не можем уничтожать, но обязаны его укреплять. Текущее хозяйственное положение сделало хозрасчет особенно актуальным (выделено Вознесенским) …Мы должны перевести на хозрасчет каждый цех, каждую бригаду… Каждая хозрасчетная единица имеет твердые оборотные средства.

Заканчивается статья выводом: «Итак, наш общий вывод ясен: хозрасчет - мощный рычаг осуществления большевистских темпов, мощный рычаг социалистического планирования (выделено Вознесенским)». Эта статья была написана в конце 1931 года. А вот фрагмент из статьи 1939 года: «Хозрасчетные отношения необходимы в период социализма… Вот почему необходимо вести денежный счет плановых показателей.» Т.е. Вознесенский и его ученики считали, на каком бы этапе не находилась экономика СССР, на каждом - именно хозрасчет был самым «нужным, важным и актуальным».

После завершения следствия и суда по «ленинградскому делу» в партийной литературе началась дискуссия по экономическим вопросам, в завершение которой вышла книга Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». Ход дискуссии выявил в среде экономистов большое число рыночников. Сталин отмечал:

Основная ошибка т.т. Саниной и Венжера состоит в том, что они не понимают роли и значения товарного обращения при социализме, не понимают, что товарное обращение несовместимо с перспективой перехода от социализма к коммунизму. Они, видимо, думают, что можно и при товарном обращении перейти от социализма к коммунизму, что товарное обращение не может помешать этому делу. Это глубокое заблуждение, возникшее на базе непонимания марксизма.

Не имея возможности внедрить товарное обращение в СССР открыто, товарники насаждали его «тихой сапой», через, так называемый, хозрасчет. Они «забыли», что Ленин ставил знак равенства между хозяйственным и капиталистическим расчетом, а поэтому предлагал реанимировать хозрасчетные отношения в очень ограниченном объеме, только на период проведения НЭП под строжайшим контролем большевистских Советов, пока Госплан СССР не достиг необходимой зрелости. По мере развития централизованного научного планирования, хозрасчет неминуемо превращался в дикий анахронизм, в тормоз строительства коммунизма.

Будучи разгромленными идейно в 1951 г. рыночники проявили себя позднее, когда «строительство «коммунизма» путем внедрения рыночных механизмов и хозрасчета начал осуществлять один из сотрудников Вознесенского - Косыгин.

Таким образом, тема хозрасчета и истории борьбы рыночников с антирыночниками в экономической науке стоит специальных статей, которые в дальнейшем обязательно будут помещены в нашем журнале.

Июнь - август 2003
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№3(5) 2003
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента