Валерий Подгузов

Фундаментальные проблемы теории социального равенства

Чванство и комчванство как важнейшая причина гибели СССР

В контексте всемирной истории, изобилующей актами возникновения, расцвета и крушения стран и цивилизаций, самым поучительным фактом, несомненно, является самоликвидация СССР. Атлантида, например, «как известно», опустилась на дно морское. Финикийцы и шумеры исчезли, не оставив никаких сведений о причинах своего исчезновения. И в этом ничего нельзя изменить или извлечь уроки из произошедшего. Но противоречивый опыт СССР, с одной стороны, выдержавшего натиск четырнадцати олигархических режимов в период гражданской войны, разгромившего нашествие европейского фашизма, а, с другой стороны, «отмененного» решением не только собутыльников Ельцина, но и большинством наций, составлявших СССР, необходимо осмыслить. Важно понять, почему трудящиеся не только не сопротивлялись инициативам «вдруг» обдемократившихся партократов Армении, Белоруссии, Грузии, Молдавии, Прибалтики, Украины, но и, как правило, устраивали национальные погромы, а затем «праздники» национальной «независимости», которые, как оказалось впоследствии, для многих республик были поминками по этой самой независимости, «нэзалэжности» и т.п.

Однако, если причины закономерного поражения «белых», интервентов и фашистского блока в борьбе против СССР описаны Деникиным и многими гитлеровскими генералами, порой, с исчерпывающей точностью и без сослагательных наклонений, то исследование причин саморазрушения СССР ещё далеко от завершения. Уже полтора десятилетия в литературе не затихает полемика по данному вопросу. Но ни один, из предложенных вариантов ответа, пока не убедил читающую публику. Ясно, что мемуары таких услужливых политиков, как, например, Горбачев, Громыко, Яковлев, Шеварднадзе, Ельцин, Крючков, писаны задним аппаратным умом, и потому не могут содержать научного анализа причин или тем более, правдивого описания фактов, приведших к развалу СССР. Эти люди трусливо ловчили, находясь на высоких постах, и, по привычке, изворачиваются на бумаге, находясь «на пороге вечности», как Волкогонов или Яковлев, т.е. врут даже тогда, когда это уже абсолютно бессмысленно.

Что касается Ленина, то уже в двадцатые годы он относил к числу немногих причин, которые могли бы привести СССР к гибели, не только массовую привычку, традицию к взяточничеству, естественную для «культуры» и царизма, и любой рыночной экономики, но и, как ни странно, ЧВАНСТВО вообще и КОМЧВАНСТВО в особенности. Поэтому есть смысл рассмотреть проблему крушения СССР со стороны этого, практически никем ещё не затронутого фактора, хотя именно чванство (национальное, расовое, классовое, партийное) Ленин категорически определял в качестве одного из самых смертоносных факторов для дела коммунистического строительства.

Необходимо признать, что в море диссертаций, в котором утонули бывшие «видные советские обществоведы», проблема ЧВАНСТВА не рассматривалась. Т.е. подавляющим большинством советской профессуры стратегические аспекты ленинского теоретического наследия не были поняты, учтены и, тем более, развиты.

Не много найдется в российской и советской истории политиков, которые не проявляли чванства. Среди царей, пожалуй, только Пётр I был в наименьшей степени подвержен этому нравственному недугу, а среди высших руководителей СССР, даже диссиденты, скорые на голословные оскорбления памяти усопших, никогда не обвиняли в чванстве Ленина, Сталина, Дзержинского, Орджоникидзе, Кирова, Калинина, Молотова. Враги были вынуждены писать о Сталине, как об аскете, находившемся на вершине политической власти в СССР, но лишенном чванства. Писатели и мемуаристы, имевшие продолжительные контакты со Сталиным, не сговариваясь, создают один и тот же его «сценический» образ. Пишут о его непритязательности к одежде, еде, напиткам, неторопливости, вдумчивости, прямолинейности в общении, способности испытывать чувство ярости (без каких-либо ярко выраженных внешних эффектов и аффектов), но не о чванстве. Естественно, нет никакой необходимости серьёзно относиться к характеристикам Сталина, которые ему приписывают всевозможные «фазили искандеры», которые никогда не общались даже с Поскрёбышевым.

В предисловии к первому тому собрания своих сочинений Сталин, к удивлению эпигонов, обратил внимание будущих читателей, прежде всего, на то, что, в некоторых редких случаях, предложения, сделанные Лениным, сам Сталин не сразу воспринимал как гениальные. Более того, Сталин пишет, что долгое время не мог понять, почему Ленин, однажды, внеся предложение по аграрному вопросу программы РКП и не найдя понимания среди членов ЦК, сам проголосовал против собственного предложения. Лишь некоторое время спустя, пишет Сталин, под впечатлением от практических побед Ленина и на основе собственного анализа, он понял, что Ленин просто щадил самолюбие некоторых своих соратников, сознавая, что не каждый человек способен БЫСТРО понять то, в чём убеждён гений. Т.е. в ситуациях, которые не влекли за собой немедленных и катастрофических последствий, Ленин, не проявляя капризности, ревности, ЧВАНСТВА, уступал своим товарищам, ещё не изощренным в диалектике. Он, порой, педагогично ждал, когда его оппонент лично, на собственном опыте убедится в ошибочности своих предложений. Когда же острое положение на фронтах или в экономике диктовало необходимость стремительных поворотов политики и принятия однозначных решений, Ленин проявлял несгибаемость, как, например, в истории с Брестским миром, НЭПом, и, мобилизуя всю силу своего гения, в многодневной полемике с изощрёнными троцкистами и растерявшимися товарищами, убеждал большую часть партии в своей правоте и, следовательно, в победоносности самых, казалось бы, непопулярных решенийосв победоности иемике ке ревности,воте.днозначных решений, Ленин проявлял несгибаемость и, мобилизуя всю силу своего гения, уб.

Это самокритичное признание было сделано Сталиным в годы, когда люди хрущевско-евтушенковского типа, как киплинговские шакалы, беззастенчиво воспевали непревзойденную гениальность вождя всех времен и народов. Но лесть была слабой опорой в сталинские годы и поэтому, довольно часто, именно высокопоставленные льстецы оказывались там же, где содержались и откровенные враги коммунизма. Критерием подобного «отбора» являлся не недостаточный подхалимаж услужливых дураков, а отсутствие искренности в деле реализации партийной программы или некомпетентность, нанесшая ущерб народному хозяйству. В те годы было опасно вступать в ВКП(б) ради карьеры, если в душе ты не был готов работать добросовестно и столько, сколько потребует политическая обстановка. Тем не менее, как и предупреждал Ленин в 1918 г., «как только партия стала правящей, в неё полезла всякая сволочь». А не чванливых сволочей в природе просто не существует.

Есть множество оснований полагать, что одна из причин грандиозных побед Сталина (как и Ленина) над его теоретическими и практическими противниками кроется в важнейшей черте его личности - в отсутствии чванства, в его способности не переоценивать степень своей гениальности, а потому непрерывно, преодолевая усталость, работать над собой, не успокаиваясь на достигнутом, в его способности отделять подхалимов от соратников, искренне восторгаться гениальностью учителей, героизмом товарищей по борьбе, но идти в теории непременно дальше, добиваясь на практике, как учил Ленин, непременно большего.

Однако, несмотря на все сталинские усилия по улучшению кадрового состава партии, по развитию обществоведческой академической науки в СССР, одним из наименее разработанных вопросов теории современного марксизма-ленинизма был и остаётся вопрос о чванстве. Чванливые «видные» советские теоретики не продолжили исследование, начатое Лениным, чванства как мерзостного феномена мелкобуржуазной психологии. Они позволили себе беспринципно закопаться в мелких частностях, осыпать себя на этом поприще перхотью «учёных» званий, дипломов, медалей, гонораров и утонуть, в созданном ими самими, «ювенальном» море «комчванства».

О некоторых особенностях чванства советских «прорабов перестройки»

Как это не странно, но в период «перестройки» наиболее агрессивно на тезис о равенстве людей нападали те советские «интеллигенты», которые выросли в семьях русских, украинских, белорусских кухарок, рабочих и крестьян, местечковых евреев, в кавказских и азиатских аулах и кишлаках, т.е. люди, впервые за тысячелетнюю историю своих семей, наций и народностей получившие, например, высшее художественное или техническое образование за счет коммунизма. Многие из этих интеллигентов «в первом колене», в сложный для Советского Союза период, оплевали коммунизм и власть Советов «кухарок», хотя на тот момент больше половины мест в Советах уже занимали советские «интеллигенты» первой волны, т.е. дети этих самых «кухарок».

К числу основных идеологов движения псевдосоветской интеллигенции «из грязи в князи под дубом» следует отнести, например, писателей Астафьева, Адамовича, Айтматова, Аксёнова, Войновича, Бакланова, Василя Быкова, Белова, Вознесенского, Евтушенко, Даниила Гранина, Капутикян, Распутина, Рыбакова... С подачи этих «прорабов» перестройки, и «почвенников», и «западников», всех граждан СССР, не принявших рыночную «философию», в демократических СМИ стали презрительно именовать «совками». Как это не прискорбно, в стране осталось всего несколько известных интеллигентов, не поддавшихся жадности или страху, не потерявших перед всевластием олигархов ни совести, ни дара литературной речи, не плюнувших в лицо своей Матери - Родине коммунизма. Большинство же «интеллигентов», страшась безденежья, т.е. гнева спонсоров и скоординированного лая демократических СМИ, оболгали уникальную историю советского народа, как это до сих пор делают всевозможные парфеновы, сванидзе и правдюки.

В первые годы перестройки в среде технической и художественной интеллигенции господствовала эйфория. Многие спекулянты от науки поверили, что после развала СССР они превратятся во владельцев своей интеллектуальной собственности, патентуя, лицензируя и продавая которую, они, наконец, реализуют своё, как им казалось в те дни, объективное отличие от бездарных «совков» и, сказочно разбогатев, докажут всем не только своё отличие, но и своё природное величие. В годы советской власти их страшно угнетало то обстоятельство, что за свои «ландыши, ландыши», «Мишка, Мишка», «не сыпь мне соль на раны», они получали лишь немногим больше, чем шахтёры Кузбасса, нефтяники Тюмени, исследователи Космоса, Арктики и Антарктики.

Строго говоря, ситуация напоминала лето 1941 года, когда на границе с СССР стояли немецкие обыватели, которым «напели», что они - арийцы, а Гитлер пообещал, что каждый солдат, ничтожнейший у себя в «фатерлянде», после разрушения Советского Союза получит в собственность на Востоке много земли с русскими рабами и реально ощутит своё расовое превосходство. Это обещание превратило якобы «цивилизованных европейцев» в орды насильников и убийц. Движимые жаждой мелкой наживы, арийцы уничтожили в СССР, как подсчитали эксперты, за четыре года войны свыше 20 000 000 человек, из них только «некомбатантов», т.е. стариков, женщин и детей, более 11 000 000.

К лету 1991 году ситуация повторилась. Западная коротковолновая пропаганда «напела» советским обывателям «от науки и искусств» мысль, что они - духовные арийцы, «авангард» общества. В их сознание была внедрена та же идея: после разрушения Советского Союза они сразу реализуют свои превосходства над «совками». Как и немецкая солдатня, большинство чванливых интеллигентов упивалось мыслью о своём близком превращении в богатых людей, господствующих над «совковым» быдлом, т.е. использующих его, на сколько хватит больной фантазии.

Антикоммунизм в СССР временно победил. Москва, устоявшая против внешнего антикоммунизма в 1941, пала перед антикоммунистами внутренними в 1991. Как и в случае фашистской оккупации, временная победа рыночных демократов привела к тому, что население одной только РФ ежегодно (и только по официальной статистике) сокращается на 700 000 человек. Из них 8 000 человек ежегодно вообще просто пропадают без вести, без суда и следствия. Всё чаще и всерьёз звучит слова «сделали рабом».

Иными словами, мотивы, по которым значительная часть советской интеллигенции обрушилась с критикой на «социалистическую уравниловку», не отличаются, ни по своей сущности, ни с точки зрения практических результатов, от мотивов, с которыми пьяная европейская солдатня и клинические прусские генералы накинулись 22 июня 1941 года на спящих советских людей. Сегодня сотни тысяч бывших граждан СССР без паспортов, без гражданских прав работают на строительстве «вилл» для «новых русских», порой за одну похлёбку, как украинские и белорусские девушки, вывезенные в годы войны на работу в фашистскую Германию.

Таким образом, практикой многих человеческих трагедий доказано, что в демократическом сознании сегодня господствует обыкновенное фашистское представление о том, что все люди раЗные, а, «следовательно», неравные. А раз люди не равны, «следовательно», говорят фашисты, люди не могут иметь одинаковый доступ к средствам существования, не говоря уже о средствах, делающих жизнь комфортной, содержательной, событийной. И именно поэтому во всей российской демократической прессе уже не стесняются использовать терминологию «третьего рейха» и называть бывших «совков» из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Молдавии, Украины, Таджикистана и Прибалтики, приехавших на заработки в Москву - «гастарбайтерами». Все эти труженики в Москве, т.е. в столице своей недавней Родины, СССР, имеют беспрецедентные поражения в гражданских и имущественных правах. На улицах обеих демократических столиц РФ их периодически просто убивают. Рабский труд этих полуголодных и униженных, беспаспортных «гастарбайтеров» создаёт теперь виллы и миллиарды лишь для фигурантов уголовных дел о мошенничестве и журнала «Форбс».

Поэтому никто не должен изумляться разгулу фашизма, национализма, религиозного фанатизма (что фактически одно и то же), которые СЕГОДНЯ охватили практически все бывшие союзные республики. Давно пора понять, что между фашистскими и рыночно-демократическими представлениями по важнейшим вопросам бытия нет никакой принципиальной разницы. (Одно из мелких отличий «демократов» от фашистов состоит лишь в том, что откровенные фашисты делят общество на две неравные части, а откровенные либералы на много неравных «страт», меньшая из которых, олигархическая, во всех случаях, и при демократии, и при фашизме, тиранически господствует над всеми остальными людьми, над всеми материальными и финансовыми активами общества). Есть незначительные внешние различия в риторике, но нет различий в конечных целях. Например, в вопросе об антикоммунизме. Перестройку в СССР задумали и осуществили лица именно с фашистским мировоззрением независимо от того, как они сами себя называют: демократами, лимоновцами, баркашовцами, либералами, бандеровцами, ульманисовцами, «зелёными братьями», моджахедами, сионистами, «крымскими татарами», мусаватистами или дашнаками.

Терроризм, преступность, коррупция, воровство, мошенничество, конвейер заказных убийств, кража людей, массовая проституция, в том числе и чиновничья, эпидемия депопуляции, море безработицы, бездомности, беспризорности, захлестнувшие территорию бывшего СССР, показали, каковы были действительные ЦЕЛИ тех, кто наиболее рьяно и безоглядно призывал к разрушению Советского Союза, упивался «ювенальными морями» Жванецкого, духовного отца всех «выпускников кулинарного техникума». Коротко говоря, всё, что замышлял Гитлер в отношении Советского Союза, было сделано руками демократически настроенной интеллигенции, вплоть до обезлюживания территории РФ.

Однако под влиянием банковских крахов и успехов в возведении финансовых и квартирных «пирамид», «благодаря» информации журнала «Форбс» и террористическим актам в «Норд-Осте», в школе Беслана, в московском метрополитене и другим массовым трагедиям, незначительной части демократической интеллигенции и, особенно, студенческой молодежи стало чуть-чуть яснее, что поведение демократов и патриотов в годы «перестройки» было продиктовано, прежде всего, чванством, закономерно переходящим, по меткому самокритичному выражению Лужкова, в жлобство, и, во-вторых, гражданской трусостью, а не теми краснобайскими лозунгами о народовластии, с которыми, впавший в маразм Сахаров, выходил на первые демократически-патриотические митинги в Лужниках.

Что означает слово «чванство»

Естественно, что наиболее богатое толкование, с точки зрения истории живого великорусского языка, дано этому слову в словаре Даля. Чваниться - это значит спесивиться, зазнаваться, тщеславиться, надмеваться... Наиболее гадостная черта чванливого человека, согласно многовековым представлениям наших предков - это «требовать признания за собой каких-то особых достоинств». Хорошо сказано по поводу чванства и в народной пословице, приведённой Далем: «Чванство не ум, а недоумие. Чванством черт ему кафтан подстегал». Ясно, что Ленин, как всякий русский революционер, знал и о существовании этого явления, и о трудах Даля. Следовательно, разрабатывая «профессиограмму» коммуниста, он не мог не прийти к выводу о непригодности к строительству коммунизма человека, в котором высокомерие, самовлюблённость, зазнайство, глупость и обязательное хамство по отношению к ближним, существует «в одном флаконе» чванства. Поэтому, со временем, Ленин увидел именно в чванстве членов коммунистической партии наибольшую опасность для дела строительства коммунизма. Кто читал мемуары, например, Хрущева, Горбачёва, Ельцина, Яковлева, Калугина и других видных перевёртышей из КПСС, тот не мог не заметить органического единства всех перечисленных черт в характерах и поведении этих двуногих прямоходящих.

Слово чванство, в ленинском толковании, обозначает, прежде всего, психический комплекс, основанный на неадекватно завышенных самооценках, следовательно, феодально-рабовладельческих пристрастиях, доказывающих, что данный член партии не является коммунистом, что чванство в его поведении есть искреннее выражение эгоцентричности его мировоззрения и, следовательно, хамского отношения к окружающим людям как к существам более низкого происхождения. В ещё большей степени это определение соответствует современным «беспартийным» адвокатам купечества, таким, например, как Михалков-Кончаловский, Сванидзе, Правдюк... Ни один библейский пророк не изрекал свои постные истины с таким апломбом, с каким учат человечество эти виртуальные «халифы на час».

Но для дела коммунизма абсолютно смертельным является не чванство буржуазии и их приживалок - «отцов русской демократии», это их органика, а чванство, в которое постепенно стала погружаться партийная верхушка, периода хрущёвской «оттепели». Эту «оттепель» можно назвать рубежом в истории СССР, с которого началась реанимация дореволюционного сословного чванства в политическом руководстве страны, и, образно говоря, коммунизм в СССР пал под ударами чванливого хамства. Большинство бывших партийных секретарей национальных республик и обкомов после победы демократии показали свою истинную физиономию царьков, ханов и удельных князьков и всё то мерзостное, что им не позволялось делать при социализме.

Таким образом, если дать менее эмоциональное (но с учетом психиатрического аспекта) определение слову «чванство», то, с древнейших времён и до наших дней, чванливыми называли людей, одержимых манией величия, испытывающих острую, более чем эксгибиционистскую, потребность в демонстрации своих несуществующих «достоинств», в признании окружающими своей несуществующей высокородности, несуществующих преимуществ над другими людьми и тиранически насаждающих подобострастное отношение к себе, как к существу, вознесённому над толпой самим «провидением». Такие люди остро и мстительно переживают всякий случай отсутствия, как им кажется, должного к себе отношения со стороны «толпы», «совков», «кухарок». Как написал однажды в порыве откровения душелюб Окуджава: «Кухарку приставили как-то к рулю, / Дорвалась до власти, шалава...». Нет сомнения, что Шалвович Б. цинично лукавил, когда призывал: «Возьмёмся за руки друзья, чтоб не пропасть поодиночке». Когда же представилась возможность высказаться искренно, то оказалось, что Шалвович мнит себя выше всяких там шалав-кухарок.

Если дать короткое определение, то чванство есть безосновательная, но деятельная, агрессивная претензия на тираническое отношение к людям.

Важнейшим же условием победы в строительстве коммунизма Ленин считал умение коммунистов решать двуединую задачу. Во-первых, быть по образованности и деловитости объективным лидером в среде трудящихся, т.е. УМЕТЬ ДЕЛАТЬ своё дело объективно лучше других, а во-вторых, УМЕТЬ, до известной степени, СЛИТЬСЯ с пролетарской массой, без чего невозможно её превращение в революционный рабочий класс. Хорош в этом смысле, литературный герой Шолохова, Давыдов, который личным примером доказывал возможность увеличения норм выработки. Только несомненным признанием за коммунистами и комиссарами сталинских времён именно таких качеств можно объяснить директивы гитлеровского командования об обязательном и немедленном расстреле коммунистов и комиссаров среди советских военнопленных.

Естественно, что чванство, если оно составляет основу личности члена партии, не позволяет ему сделать ни того, ни другого. Чванливый человек не способен адекватно относиться к собственным «талантам» и не способен относиться к другому человеку, как к равному. Более того, унижение ближнего есть занятие, доставляющее наибольшее удовольствие чванливому человеку, поскольку достижение реального превосходства есть дело трудное, а унижение достижимо уже при простом физическом или должностном превосходстве.

А, как известно, одним из исходных фундаментальных положений марксизма является именно тезис о равенстве людей. Эта аксиома имеет для строителей «здания» теории и практики бесклассового коммунистического общества почти такое же значение, как и аксиома Евклида о параллельности прямых - для всей научной геометрии. Однако именно детально разработанной теории бесклассового общества, т.е. общества равных людей, в арсенале СОВРЕМЕННЫХ коммунистов-теоретиков и нет. Достаточно много, хотя и поверхностно написано о классах и классовой борьбе, но о бесклассовом обществе, а тем более, о равенстве людей ничего глубокого в СОВРЕМЕННОЙ литературе найти невозможно.

Совершенно закономерно, что в условиях «вакуума», образовавшемся в современном марксизме по данной проблеме, именно демократическая пропаганда тезиса о «неравенстве» людей, о «кухаркиных детях» и «элитах», стенания «васисуалия» Лихачёва о «судьбах русской интеллигенции», сыграли гапоновскую роль в деле возрождения в СССР всех форм социального неравенства, паразитизма, национализма, религиозного фанатизма, разрушения хлипкого союза чванливой советской интеллигенции с рабочим классом и крестьянством.

Однако борьба за социальное равенство людей не является большевистским изобретением. Лозунг о равенстве людей был выдвинут против сословного, феодально-аристократического чванства, великими европейскими буржуазными революциями и, особенно отчетливо, французской. Кличь: «Свобода, равенство, братство», увлёк французов (и мелких лавочников, и пролетариев) своей «очевидностью» и «простотой», точно так, как ваучерная приватизация захватила бывшую советскую интеллигенцию. А поскольку основная масса митингующих и проливающих кровь на полях сражения за свободу, равенство, братство и ваучеры не спрашивала о сущности этих лозунгов, постольку будущие организаторы расстрелов первомайских демонстраций рабочих, проведения залоговых аукционов, т.е. будущие олигархи, не торопились объяснять французским обывателям и «всёзнающей» советской интеллигенции ни что такое «свобода» и кто, действительно, будет «свободным», ни что такое равенство, ни того, как братство оформится в «братву». Все эти понятия предполагалось «вдолбить» населению после победы перестройки в порядке сюрприза, с помощью дубинок ОМОНа и орд судебных приставов.

Более того, у спекулятивно мыслящих людей может возникнуть соблазн обвинить классиков марксизма-ленинизма в том, что они сами были непоследовательными в своём учении. Призывая к построению общества, в котором все люди равны более чем близнецы, и Маркс, и Ленин, критиковали тезис о «справедливой заработной плате» при капитализме, руководствуясь тем, что буржуазный принцип: «От каждого по способности, каждому по труду» не дает социальной справедливости, поскольку один и тот же принцип применяется к заведомо неравным людям. Поэтому у поклонников современной рыночной демократии есть спекулятивное основание для утверждения, что марксисты, якобы, ведут себя ненаучно, когда пропагандируют тезис о равенстве заведомо неравных людей. Дескать, о каком равенстве может идти речь, когда самим марксистам очевидна непохожесть людей друг на друга, выраженная индивидуальность их способностей, наклонностей, образованности и т.п. качеств личности.

Почему идея равенства людей до сих пор не получила всеобщего признания?

Прежде всего, потому, что идея равенства для усвоения требует развитой логики. Аналогично тому, как компьютеры первых поколений не пригодны для «чтения» DVD-дисков, идея равенства не может быть «прочитана» сознанием подростка. Идея равенства так же абсолютна по степени своей логической зрелости, как, например, идея бесконечности материи, пространства и времени в философии марксизма.

В курсе школьной алгебры всё сравнительно просто: А = А. Т.е. равное - равно, а неравное - не равно. Поэтому её и преподают доверчивым детям в школе. В диалектическом материализме же любое «А» не равно даже самому себе, особенно, если мы имеем в виду, что за символом «А» скрывается нечто реальное, существующее во времени и, следовательно, непрерывно претерпевающее объективные изменения. Т.е. доказать равенство чего-либо с позиций диаматики - сложнее, чем в алгебре. Поэтому ни о какой подгонке «под заранее известный ответ» речь вестись не может. Тем не менее, именно диаматике принадлежит заслуга развенчания множества иллюзий о равенстве и неравенстве, царивших прежде в сознании и затуманивавших его. Только диаматика способна усмотреть равное в неравном и наоборот.

Например, все знают, что доллар и евро не только разные валюты, но и то, что 1 евро не равен 1 доллару. Однако, если признать, что и доллары, и евро по своей сущности - деньги, то придется признать, что их функции как денег - равны и вообще неразличимы. Осознав это, многие европейские страны, ради ослабления позиций доллара в мире, решили отказаться от национальных валют, имевших многовековую историю. Предпочтение, отданное, под давлением материальной практики, СУЩНОСТИ денег, а не их исторически многоликой бессодержательной форме, позволило европейским олигархам за короткий срок выровняться в конкуренции с олигархами США в области финансов. Пока.

Точно так диаматический, т.е. сущностной подход позволит человечеству, в конечном итоге, разглядеть за формальным неравенством людей СУЩНОСТЬ их равенства.

Но трудность и состоит как раз в том, что большинство советской и российской интеллигенции сносно разбиралось лишь в вопросах арифметического равенства, но никогда не прилагало усилий для того, чтобы ПОНЯТЬ и освоить суть учения о равенстве и неравенстве, хотя бы в гегелевском, не говоря уже о марксовом, понимании этой проблемы.

Большинство людей не подозревают, что в тот момент, когда они НЕ придаются отправлению религиозных ритуалов, они мыслят материалистически. Именно способность мыслить стихийно-диаматически приводит к тому, что объективно равные по своей сущности предметы, но внешне отличные, в человеческом сознании с каждым последующим актом отражения и практики воспринимаются как все более тождественные. Иными словами, для простой фиксации в памяти внешних различиймежду явлениями окружающего мира требуется минимальная работа ума в виде пассивного отражения и запоминания. Для отражения же тождества, равенства внешне различных явлений требуется развитое абстрактное мышление, способное проникать в сущность явления.

Например, в «горячих точках» именно дети чаще всего подрываются на минах-ловушках, поскольку в лежащих предметах они видят только то, что подсказывает им зрение. Они отождествляют лежащий на земле, например, фонарик именно с фонариком, поэтому берут его в руки, не понимая, что в условиях политического конфликта СУЩНОСТЬ этого предмета, по внешности напоминающего фонарик, МИНА-ЛОВУШКА. Саперы же, присланные ООН для разминирования местности, как правило, такой оплошности не допускают, поскольку мыслят не только по-сапёрному, но и политически, понимая, что их прислали в зону конфликта взрослых людей, от которых следует ожидать особо изощренной, грамотной подлости. Находясь в зоне политических конфликтов, не каждый сапёр поднимет даже, например, золотой портсигар, т.е. во имя жизни подавит в себе алчность, естественную для каждого человека, воспитанного в рыночных условиях. Сапер в современных боевых условиях за любой внешностью старается рассмотреть сущность предмета и квалифицированно отождествить его с миной-сюрпризом или, действительно, с тем, на что внешне похож данный предмет. Таков стихийно-диаматический подход в своём первом приближении к истине.

Трудно что-либо объяснить баобабу. Ещё труднее, как отмечал Энгельс, «объяснить диалектику читающему англичанину». Это в полной мере относится и к «читающим» адептам русской демократии. Опыт спекулятивного мышления так изуродовал их сознание за годы, прошедшие после «перестройки», что теперь они вообще не способны мыслить добросовестно, т.е. диаматично. Это многократно продемонстрировали «Ринги» Соловьёва, на которых демократы просто старались переорать оппонентов, а так же интервью, регулярно берущиеся у ответственных «специалистов» на радиостанции «Маяк».

Например, не так давно, радиостанция «Маяк» брала интервью у ответственного работника министерства здравоохранения, который, отвечая на вопросы, постоянно опровергал сам себя и не замечал этого. Сначала он утверждал, что и в СССР выпускали фальсифицированные лекарства, но люди не знали об этом так же, как не знали ничего о… крупных землетрясениях «потому», что… об этом не писали в газетах. Затем было сказано, что в СССР вообще не выпускались лекарства, поскольку советская химическая и фармацевтическая промышленности выпускали, в основном, битум и отравляющие вещества, а лекарства выпускали страны народной демократии. Затем было заявлено, что сейчас в РФ практически полностью ликвидирована промышленность, производившая антибиотики, инсулин и поэтому лекарственная безопасность страны находится на нуле. Т.е. промышленность антибиотиков, инсулина, вакцин в СССР всё-таки существовала. «Специалист» забыл о массовой систематической бесплатной вакцинации всего населения СССР, которая, действительно, резко снижает потребность населения в лекарствах. А если учесть, что в стране уже вообще не было таких заболеваний как туберкулёз, дифтерит, чума, тиф, то становится ясно, что лекарственная промышленность не развивалась бешенными темпами в СССР ещё и потому, что его население было представлено, в основном, здоровыми, своевременно диспансеризированными и вакцинированными людьми, количество которых систематически прирастало, смертность снижалась, рождаемость повышалась, среди призывников в армию не было дистрофиков, алкоголиков, наркоманов. Такова логика истории, но не такова «логика» медика-чиновника.

Ясно, что если взрослые чиновники обладают подобной «логикой», то внешне противоречивая идея социального равенства может быть правильно понята, изложена и осуществлена только теми, кто владеет диаматической методологией мышления, пусть даже и стихийной. А поскольку всю свою писаную историю человечество прошагало в непрерывных войнах и, в настоящее время, рыночный мир интенсивно готовится к третьей мировой войне, пытаясь использовать текущие результаты неравномерного развития стран, постольку, видимо, и сегодня диаматическим мышлением обладают лишь единицы, а идея социального равенства и её преимущества недоступны пониманию большинства современных людей.

Но, как всегда, там, где всё ещё не вполне созрел субъективный фактор истории, там стихийно медленно, но верно формируется объективный фактор. Например, интернационализация современной экономической жизни, превзошла все самые смелые прогнозы Маркса и на практике преобразует мир людей, ослабляя их предрассудки. Посмотрите, например, на современную администрацию недавно ещё рабовладельческих США, в которой относительно мирно сосуществуют афроамериканка, японец, еврей, немец и т.д. Посмотрите на «национальную» футбольную команду, например, Франции или Португалии, некогда крупнейших колонизирующих держав. Выходцы из Африки составляют в них едва ли не большинство. «Вавилонские столпотворения» происходят сегодня в большинстве столиц развитых стран мира. Но поскольку интернационализация мировой экономики происходит не на коммунистической, а на рыночной основе, постольку она порождает шовинистическую, нацистскую реакцию со стороны наименее образованных масс населения во всех странах. Поэтому объективное развитие мировой цивилизации будет ещё долго продираться через его субъективное невежество в социальных вопросах.

Прогрессивные изменения, объективно происходящие в мире, формируя в индивидуальном сознании всё большего количества образованных людей интернациональное, атеистическое, энциклопедическое мировоззрение, синтезируются в новое общественное сознание, которое с каждым годом все меньше противоречит теории коммунизма.

Но, если бы в программу школьного или институтского образования, в качестве обязательной для изучения, была бы введена книга Гегеля, «Наука логики», то не исключено, что третью мировую войну удалось бы избежать. Прежде всего, потому, что образованных и по-настоящему мыслящих людей загнать на бойню, ведущуюся в интересах одних лишь олигархов, практически невозможно. А если мыслящих людей было бы большинство, то олигархам не хватило бы дураков, чтобы одеть их в военную форму и отправить на героическую гибель. Однако, поскольку в ближайшие сто лет изучение «Науки логики» останется уделом одиночек-добровольцев, то человечеству придется ещё долго жить в обществе, в котором, время от времени, отдельные личности и целые нации, одержимые бесом «чванства», будут продолжать борьбу за реализацию своей мании величия, своего мнимого превосходства над ближними.

В дни, когда писались эти строки, население Израиля вступило в очередную фазу своей абсурдной борьбы за несуществующие национальные и религиозные ценности, не понимая, что для достижения этих ценностей необходимо физически уничтожить большую часть арабского мира. И наоборот, только уничтожив Израиль, большинство арабов поймут, что на протяжении более полувека «их водили по пустыне», образно говоря, за нос, собственные арабские религиозные и национальные лидеры, и что вся их борьба против Израиля велась под спекулятивными лозунгами, а победа лишь обнажит паразитизм собственных вождей и олигархов. Тем же закончится «победа» и израильских фундаменталистов.

Иными словами, и жизни тысяч израильтян, прерванные «шахидами», и жизни десятков тысяч простых арабов, прерванные израильскими фундаменталистами, - эти жертвы принесены во имя удовлетворения амбиций больных вождей с обеих сторон, зараженных манией величия и, следовательно, страстью повелевать. Гибель же «пушечного мяса» во имя национальной или религиозной идеи является наиболее сладостным моментом в жизни национального или религиозного вождя. Отправлять на смерть простых израильтян раввинам так же важно, как и эмирам. Поэтому, совершенно закономерно, что вместо реализации программы социально-экономического и культурного развития палестинского народа, вожди «Хамаса», придя к власти, продолжили прежнюю «борьбу» с израильтянами, которая и привела к очередной массовой трагедии. Если же израильские руководители заключат прочный мир с арабскими народами, то и рядовые израильтяне сами скоро почувствуют, насколько не равны между собой израильтяне, и сколь они притесняемы меньшинством израильских олигархов. А пока израильские и арабские обыватели верят в идее своего неравенства, они будут бессмысленно отдавать свои жизни, годами сидеть в бомбоубежищах и ежедневно разгребать развалины.

Точно так обстоит дело и с «оранжевыми» украинскими панами, и с «розовыми» грузинскими вождями. Вполне закономерно и то, что все они уже переругались между собой, и то, что часть из них уже «усопла» при загадочных обстоятельствах, но никто из них, как оказалось, не имел и не имеет конкретных стратегических планов реализации украинских или грузинских, литовских или латышских национальных «превосходств», кроме как превратить территорию республики в транзитную и собирать за это дань.

Таким образом, идея равенства пока не находит широкого признания у населения мира не только потому, что эта идея достаточно сложна по своему содержанию и, как водородная энергетика, поддаётся лишь научному осмыслению, но и потому, что чванство не требует никакой образованности вообще. Оно существует в сознании недоразвитого индивида как беспочвенное ОЩУЩЕНИЕ личной исключительности, и потому носитель этих ощущений борется за подобострастное к себе ОТНОШЕНИЕ.

Таких людей не останавливает и то очевидное обстоятельство, что практически невозможно ощутить себя великим скрипачом, если не умеешь играть, или великим инженером, если не умеешь созидать. Но очень легко ощутить себя, например, великим американцем, немцем, грузином, израильтянином, русским, мусульманином, иудаистом или православным и испытать желание повести СВОИ «великие народы» по героическому и обильно жертвенному пути борьбы, чтобы они поняли какой великий «моисей» их водит... за нос. Для этого никакой образованности и даже дипломированности не требуется. Такую «логику» большинство обывателей приемлют и, как им кажется, «понимают». Именно, руководствуясь подобными понятиями, обыватели ненадолго вступают в оранжевые, розовые или национал-большевистские партии. Молодые партийцы знают, что Ющенко, Саакашвили или Лимонов уже известные и хоть как-то «прославившиеся» люди. Поэтому, вступив в партию известной личности, ловкач автоматически попадает в лучи славы своего «вождя» и вместе с ним поднимается над толпой. Чван ликует. Не случайно в среде обывателей одним из первых задается вопрос: «А кто лидер вашей партии?» И в зависимости от названной фамилии и переживаемого страной периода лицо собеседника принимает или уважительное, или кислое выражение.

Так равны ли люди?

Помимо историко-культурного фактора живучести идеи неравенства людей, т.е. традиционно низкого уровня образованности большинства жителей планеты, достаточно большую путаницу в представления о равенстве и неравенстве людей внесла и до сих пор вносит современная антропология и генетика. Рек крови стоили человечеству «открытия» отдельных антропологов и некоторых генетиков, «доказавших», что стереометрические различия черепов свидетельствуют о принадлежности прямоходящих млекопитающих к неравным, т.е. к «высшим» и «низшим» расам.

Большинство современных антропологов считают, что для подтверждения справедливости теории Дарвина об эволюции человека им недостаёт, всего-навсего, некой «промежуточной формы» ископаемой черепной коробки, доказывающей не божественное, а земное, естественное происхождение человека. Но раз последней промежуточной формы не найдено, то, якобы и нет законной юридической основы для вывода о возникновении человека естественным образом из более примитивных форм.

Что же касается антропологии уже состоявшегося «гомо сапиенса», то современная антропометрия ещё не сделала никаких заявлений о том, что за прошедшие тысячелетия в форме черепной коробки человека, отнесенного к той или иной расе, произошли какие-либо изменения, свидетельствующие о дальнейшей качественной физиологической, а тем более, нейрологической эволюции исследуемой расы. Черепа, найденные в самых ранних египетских захоронениях и захоронениях инков ничем не отличаются (согласно выводам статистики антропометрии) от черепов наших современников: ни величиной надбровных дуг, ни формой подбородков, ни высотой лба, ни внутренним объёмом, хотя колебания в размерах остальных частей скелета практически не вызывают споров.

Это, однако, не означает, что вообще невозможно дальнейшее существенное изменение формы и средних размеров черепа прямоходящих млекопитающих. Речь идёт о том, что люди, обладающие современными черепными коробками, ещё не исчерпали ТВОРЧЕСКИХ потенциалов мозга, возникших во время скачка, т.е. превращения человекообразных в собственно людей. То есть мыслям не настолько «тесно» в головах современных людей, чтобы это как-то отразилось на пропорциях и размерах их черепных коробок.

Есть масса признаков тому, что собственно Человеческая история ещё и не начиналась. Весь демократический рыночный мир безосновательно и нескромно думает о себе, что он - цивилизованный, хотя систематически демонстрирует лишь свою стадность, а вовсе не общность, поскольку аппелирует лишь к рефлексам масс, к их инстинктам, интересам, вере и правовым спекуляциям, а не к логике. Такое положение вещей отчасти объясняется тем, что инстинкты и юридические права есть у всех от рождения, и у олигарха, и у любого карманного воришки, а научную логику можно освоить только годами упорнейшего самообразования, что и пытаются сделать пока одни студенты, да и то лишь освоить в виде частных случаев логики, т.е. логику ущербную, однобокую: математическую, инженерную, экономическую, формальную. Поэтому, например, современному программисту, чаще всего, безразлично, создавать ли программы для конструирования оружия массового поражения или для синтезирования нового наркотика, поскольку он руководствуется только математической и экономической «логикой». Иными словами, в своей духовной кастрированности большая часть человечества представлена равными в своём невежестве особями.

Но самое печальное состоит в том, что сегодня миллиарды людей, в силу социальных условий, могут внести в дело культурного, а, тем более, научно-технического прогресса так же мало, как и миллионные стада антилоп гну, колонии морских птиц и косяки сельди. Равенство миллиардов людей ВСЕХ рас заключено в невежестве подавляющего большинства граждан, в одинаково пассивном их отношении к самообразованию. Это вопиющий социально-демографический нивелир всех современных народов, особенно преуспевших в военно-полицейском деле.

Могут сказать, что только неимущие массы равны в своей необразованности, а имущие классы потому и имущие, что образованы, т.е. отличны от своих холопов. На самом деле, даже Нобель ничего не оставил науке значительного, кроме денег, что тоже доказывает умственную ординарность всех олигархов. Братья Третьяковы не оставили в живописи никакого следа, ничего, кроме помещений для чужих картин. Поэтому нет никаких оснований для поиска пропорциональности между количеством денег на счету личности и масштабом личности. Если бы олигархи были развиты и образованы адекватно своим капиталам, то они не нуждались бы так остро в менеджерах, экспертах и аудиторах и не зависели бы от них. Сегодня, подобно тому, как в эпоху рабовладения и феодализма рабы и оброчные крестьяне зачастую становились богаче своих господ, а порой и разоряли их, подобно этому сегодня менеджеры разоряют своих хозяев, собственников фирм, доказывая анахроничность института частных собственников, их ординарность.

Если задать подобный вопрос олигарху, то, что бы он ни думал по этому поводу на самом деле, он, естественно, ответит, что люди не равны. Если олигарх скажет, что все люди равны, тогда исчезает, по крайней мере, моральная основа для владения теми «монбланами» капиталов, которыми они сегодня пока ещё владеют. Признание тезиса о равенстве людей автоматически предполагает равную доступность людей к средствам существования, прежде всего, к воздуху, воде, пище, одежде и жилищу. Но, как правило, у любого современного олигарха, даже Б. Гейтса, если отнять монополию на владение гигантской массы финансовых активов, ничего не останется такого, что отличало бы его от прочих граждан, тем более, рыжих.

Исследования, проведенные Миклухо-Маклаем, доказали, что между, например, европейцем XIX века, австралийским аборигеном и новозеландским людоедом, съевшим Кука, нет никаких принципиальных физиологических и антропометрических отличий и, следовательно, расовые спекуляции основываются на абсолютно формальных, несущественных отличительных чертах людей разных рас и исторически сложившихся культур.

ХХ век, отмеченный богатой практикой межрасового переливания крови, межрасовыми пересадками внутренних органов, межрасовыми и межнациональными браками, победой простого (по мнению современных русских демократов) советского народа в Отечественной войне над нашествием орд «арийцев», а также опытом США, в частности, ростом количества афроамериканцев на всех социально-политических и экономических уровнях американского общества, доказал, что между расами нет вообще никакой существенной разницы, как в биологическом, так и в социально-политическом планах.

Актуальность многих научных открытий ДРЕВНОСТИ доказывает, что мозг «гомо сапиенс» за многие тысячелетия его истории не претерпел пока существенных изменений. Ещё лучше теория равенства людей подтверждается тем, что многие современные европейцы и американцы с превеликим трудом овладевают геометрией Евклида. В физиологически здоровой особи «гомо сапиенса» и десять тысяч лет тому назад, и сегодня мозг всегда готов к решению задач, которые можно отнести к числу сугубо современных, если напряженно трудится.

По крайней мере, не много найдется в ХХ веке открытий, которые не находились бы в исторической взаимосвязи с изобретением очага, колеса и гончарного круга; рецептуры хлеба, пива, шашлыка; с астрономическими, тригонометрическими, архитектурными и технологическими открытиями древних египтян и инков; с геометрией Евклида, философией Демокрита, Платона, Аристотеля, литературными шедеврами Эсхила, Софокла, Еврипида, историческими исследования Геродота, описанием общественного устройства Атлантиды, с физическими законами, открытыми Архимедом, законами Хаммурапи, военным искусством Александра Македонского и Цезаря; афинской демократией 5 в. до н.э. и библейскими заповедями.

Более того, если бы отдельными примерами можно было бы доказывать истины, то речи Гитлера, Горбачева, Новодворской и Черномырдина можно было бы использовать в качестве неоспоримого доказательства деградации человечества, если сравнивать их пассажи с речами Платона, Аристотеля или Цицерона. Если сравнивать «стихи» современных поэтов демократической РФ, таких как Евтушенко, Шуфутинский, Токарев, со стихами, хотя бы, Гёте или Гейне, Маяковского или Есенина, то получится, что деградация человеческого мозга происходит вообще катастрофически быстро.

Спасает от пессимизма лишь то, что, на самом деле, мозг современного человека, как орган, по своему творческому потенциалу совершенно идентичен мозгу человека, жившего много тысяч лет тому назад, и потому у человечества, как говорил А.С. Пушкин, впереди ещё много «открытий чудных». И тогда, и сейчас мозг человека способен открывать и усваивать абсолютные истины.

Однако должен возникнуть вопрос, если мозг психически здоровых людей из века в век не претерпевал принципиальных физиологических трансформаций, то почему разные народы в одно и то же время находятся на разных уровнях материального благополучия? Почему столь заметны различия между формами организации общественной жизни одного и того же народа, но в разные тысячелетия его истории. Почему некоторым народам пришлось в своём историческом развитии побывать и в первобытно-общинном коммунизме, и в рабовладении, и в феодализме, и в капитализме, а другие народы реже меняли форму своего социального устройства?

Ситуацию можно несколько прояснить примером с компьютером. После завершения сборки компьютера в него загружаются одна за другой операционные системы, программы и базы данных, и поэтому, после каждой завершенной «загрузки», компьютер становится сначала просто работоспособным, а потом всё более дееспособным. Т.е., оставаясь самим собой по внешнему виду, «скелету», потенциалу процессора и оперативной памяти, компьютер за счет загрузки программ и информации постепенно повышает свою «образованность» и «профессионализм», т.е. абсолютно одинаковые компьютеры превращаются в разные.

(Однако этот пример, как и вообще все примеры, нельзя возводить в ранг абсолютного доказательства. Человек создает компьютер, а не компьютер человека, т.е. компьютер создан по образцу очень недалёкого, не очень творческого и несвободного человека. Человеческий мозг в обозримом будущем будет оставаться самой совершенной формой организации материи, особенно с точки зрения качества отражения сущности окружающего мира).

Тот факт, что всякий средний пятиклассник эпохи сталинизма в СССР, учившийся в средней деревенской школе, успешно усваивал вывод теорем Евклида, законы механики, сформулированные гениальным Ньютоном, и применял формулу его бинома, свидетельствует о том, что мозг человека является едва ли не первым органом, который заканчивает своё формирование уже в утробе матери, и на свет младенец появляется с готовым универсальным «процессором». Собственно, ничем иным и невозможно объяснить положительные реакции младенца в утробе матери, например, на музыку Моцарта, как развитостью мозга, его готовностью осваивать все премудрости человечества. Выйдя на свет, младенец лишь начинает успешно заносить в память сведения о внешнем мире, и уже к концу своего первого года жизни дети лепечут на самых разных языках, диалектах и «сленгах» народов всего мира, независимо от степени морфологической сложности этих языков.

Не случайно, что в наше время, когда волею случая, африканский или австралийский ребёнок, который родился в племени, находящемся на стадии «деревянного века» или неолита, оказывается в условиях современного города, то он без труда вписывается, а иногда и преуспевает в рамках тех социально-технических «сложностей», которыми так гордится «цивилизованное» общество.

Совершенно закономерно и то, что постепенно дичающее современное российское рыночное общество, формирует все большее количество «генералов песчаных карьеров», а то и полных «маугли», живущих со стаями собак на городских свалках и не имеющих возможности развить в себе человеческие качества при совершенно здоровом мозге. Т.е. современный городской ребенок не окружен информативным полем, достаточным для развития. Вся современная видеоиндустрия и книгоиздательство не может предложить ребенку для осмысления и подражания ничего более «содержательного», чем сценарии американских мультиков про вечно дерущихся кота и мышь, фильмов про «гадзилл» и «терминаторов». Практически всё кинопроизводство РФ уже тоже опустилось даже ниже уровня Голливуда. Поэтому нет ничего удивительного в том, что во многих развитых странах Европы, как и в США, изгои время от времени устраивают массовые, порой многодневные уличные погромы, сожжения автомобилей. Но эти «беспорядки» доказывают и то, как далеко ушли в своём развитии афрофранцузы и франкоазиаты от коренных европейцев и американцев, сжигавших на кострах инквизиции тысячи женщин и афроамериканцев.

Таким образом, однажды выделившись (в результате эволюции) из животной среды, избавившись от «хвоста» и, приобретя интеллект, человек, благодаря устойчивости видов, начал НЕСПЕШНО загружать своё сознание сведениями об окружающем его мире, полученными в ходе родоплеменной практики.

Ясно, что, впервые взглянув на мир по-человечески, «гомо сапиенс» не смог постичь бесконечный макро- и микро-мир в одночасье и во всём его многообразии. Например, кичливая Европа и её «святая инквизиция» (до путешествия Колумба) не подозревали о существовании Америки. Как показала практика, даже имея в руках современные инструменты для познания мирозданья, ученые медленно и неуверенно проникают в его тайны. Что уж говорить о первых естествоиспытателях, смотревших на мир без микроскопа и телескопа.

Тем не менее, человеческое племя утвердило свое лидирующее положение в живой природе не столько тогда, когда прибегло к орудиям труда: палкам и камням (это умеют и обезьяны, и даже птицы и успешно пользуются подобными «орудиями труда» уже миллионы лет, оставаясь обезьянами и птицами), сколько тогда, когда прибегло к вербальному, т.е. к словесному общению и, через общение, к организации, отличной от стадной. РАССУДОЧНО принимаемые, т.е. осознанные решения, люди противопоставили инстинктам животных и навсегда стали хозяевами положения, превратив животный мир в поставщика необходимых для жизни человека тягловой энергии, белков и жиров.

Таким образом, есть достаточные биологические основания утверждать, что, с точки зрения физиологии высшей нервной деятельности, мозги всех физиологически здоровых людей работают как органы, высоко стандартизированные «механизмом наследственности», а их отличие носит чисто внешний характер, влияющий на качество отражения и абстрактного мышления мозга не больше, чем форма и цвет корпуса компьютера на качество работы процессора.

Но для поддержания высокой степени неосведомленности людей в вопросах равенства все средства рыночного воспитания масс работают сегодня в режиме защиты и развития тезиса о естественной природе неравенства людей. Религия и кафедры философии, СМИ и эстрада изо дня в день неназойливо «доказывают» обществу, что люди не равны по всем параметрам, кроме равенства перед законом. И, хотя каждый житейски опытный человек отлично знает, какую роль в современной мировой юридической практике играют большие деньги, тем не менее, важно обратить внимание читателей на имманентную непоследовательность логики демократов, противников коммунизма: неравные люди равны перед законом.

Если абсолютно неравные люди равны друг другу в чём-то одном, возникает необходимость проверить, а не равны ли эти уже относительно неравные люди по каким-либо другим параметрам, кроме юридического.

История показала, что неравенство людей преходяще и субъективно. Например. Долгие времена греческие и римские рабовладельцы занимались охотой на людей, живущих севернее. Такое положение вещей даже начитанный Аристотель объяснял якобы объективной, полуживотной сущностью северных и восточных народов. Но уже к первому веку нашей эры развитие «северных народов» достигло такого уровня, что чванливым римлянам пришлось на деле признать военное превосходство тех, кого они веками называли не иначе как варварами. А в тринадцатом веке монголы доказали силой, что ни один европейский народ, как бы высоко он сам себя не оценивал, не мог противостоять монголам, их организованности, мобильности, целеустремлённости, что по сути дела и означает степень цивилизованности.

Еще в первой половине двадцатого века во многих странах мира, в том числе и в демократических США, негр занимал положение человека «надцатого сорта» и даже не имел возможности, например, ездить в городском транспорте, предназначенном исключительно для белых. Ку-Клукс-Клан убивал негров при каждом удобном случае, как сегодня это делают дети русской демократии в Санкт-Петерсбурге… Ныне афроамериканцы на практике демонстрируют своё явное превосходство над белыми расистами во многих областях жизни американского общества,

Таким образом, на земном шаре нет народов, которые за время своей истории не пережили бы периода предельно низкого, рабского унижения и угнетения со стороны других народов, как и нет народа, который не попытался бы осуществить свои имперские амбиции и поработить народы всего остального мира. Но, если бы люди были не равны, одни, действительно, объективно высоки, «богоизбранны», а другие объективно низки и бездарны, то история человечества приняла бы однозначный характер, и объективно более высокий народ бесконечно правил бы всеми остальными неполноценными расами, как пастух овцами. Историческая же практика развивается совсем по другому сценарию. Т.е. практика должна была давно разрушить все заблуждения относительно избранности или низости народов. Но, как ни «странно», каждая новая эпоха выдвигает очередных гитлеров и ельциных, претендентов на пост властителей мира, и порождает геббельсов, гангнусов - пропагандистов антикоммунизма.

Замена рабовладения феодализмом, феодализма капитализмом, повсеместно прошедшие в предшествующие века, крушение европейской колониальной расовой системы, а местами замена капитализма социализмом, т.е. медленное, неуверенное, поэтапное, всё более последовательное уничтожение института личного и непосредственного угнетения одного индивида другим, доказывает наличие медленного, неуверенного, стихийного, но неуклонного пробуждения в сознании индивидов подлинно человеческого, т.е. диаматического мышления, осознания субъектом того обстоятельства, что все люди равны, и что ни одному человеку, если он осознаёт себя человеком, а не, например, англичанином, армянином, русским, евреем, христианином, мусульманином, иудеем, или банкиром, т.е. если он не страдает национальным, религиозным или профессиональным кретинизмом, такому человеку в голову не придёт мысль об угнетении другого человека. И наоборот, если мышление индивида этнически дефективно, профессионально ограничено, религиозно обрезано, то, естественно, в таком сознании потребность издеваться, унижать и эксплуатировать другого человека и, таким образом, компенсировать свою ущербность присутствует даже во сне.

Поэтому у человечества есть только два пути: или оно избавится от массовой неграмотности, или фашизм останется перманентным проклятием человечества.

Август - октябрь 2006
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(15) 2006
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента