Валерий Подгузов

КОРЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

О ЦЕЛЯХ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ РКРП.

Анализируя современное общество, невозможно не прийти к печальному выводу, что большинство его представителей сами делают все "необходимое", чтобы жить... несчастливо. Абсурдность современного образа жизни тем очевиднее, если учесть, что на планете уже созданы практически все НЕОБХОДИМЫЕ предпосылки достижения СЧАСТЬЯ каждым индивидом.

Необходимо, однако, предупредить читателя, что в дальнейшем речь пойдет не об иллюзиях "счастья", т.е. не о "кайфе" от применения алкоголя или наркотиков, не о сексе, отождествляемом демократами со "счастьем", а о значительных промежутках времени, измеряемых жизнью поколений, в рамках которых положительные эмоции превращаются в устойчивый элемент жизни абсолютного большинства людей, когда набор положительных эмоций и рассудочных оценок неуклонно расширяется и углубляется. То есть счастье заключается не в прекращении несчастья, а в таких кристально ясных и чистых формах общественного бытия, которые способны породить только АДЕКВАТНЫЕ умозаключения, КОНСТРУКТИВНЫЕ отношения между людьми и, следовательно, только ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ эмоции.

Разумеется, что при любой общественной формации люди будут переживать смерть и заболевания. Естественно, что инвалиды в большей степени, чем здоровые люди будут испытывать трудности быта. Но дело в том, что во всех формациях, кроме коммунистической, жизнь большинства здоровых людей, а не только больных и инвалидов, сплошной и неуклонно усиливающий кошмар. Это находит свое подтверждение хотя бы в том, что капиталистический Запад всегда превосходил коммунистический Восток по количеству самоубийц и наркоманов, что почти одно и то же.

Коммунизм - это единственное учение и вид общественной практики, которые построены на знании объективных законов неуклонного изменения пропорций между счастьем и несчастьями в жизни каждого индивида в сторону увеличения доли счастья.

Несмотря на иллюзию глубокой индивидуальности и неподвластности обобщениям феномена "счастье", исследование этой проблемы облегчается тем, что, практически каждый человек, в течение жизни испытал на бытовом уровне состояние "счастья" или "несчастья", отчетливо осознавая их противоположность . И то, и другое состояние описано поэтами и прозаиками, музыкантами и художниками, но... на уровне их субъективных переживаний.

Что касается диалектического материализма, то это единственный методологический подход, который позволяет выявить сущность счастья, причем, не только индивидуального, но и массового, всеобщего.

Рассмотрим некоторые основные элементы счастья.

Во-первых, чтобы быть счастливым, необходимо... биологически ЖИТЬ, т.е., прежде всего, реально ИМЕТЬ еду, одежду и жилье в личном потреблении.

Между тем сегодня БОЛЬШИНСТВО жителей стран с рыночной экономикой имеют материальных благ ровно столько, чтобы постоянно думать лишь о проблеме выживания, а не о счастье. На Западе, а сегодня и в рыночной России, для десятков миллионов человек полная бездомность и изредка утоленный голод являются естественным повседневным состоянием.

Однако крупнейшие предприниматели мира, соавторы неонацистской концепции, известной под названием "Устойчивое развитие", признались в своих документах, что мировая экономика уже производит предметов потребления БОЛЬШЕ, чем необходимо ВСЕМУ населению планеты. Это тот редкий случай, когда профессиональные бизнесмены не лгут. Более того. Современный уровень развития средств производства и технологий позволяет удовлетворить не только биологические, но ВСЕ НЕОБХОДИМЫЕ потребности для полного развития каждой отдельно взятой личности.

Во-вторых, счастье возможно только в условиях МИРА.

Между тем социологические опросы, проведенные за последние десять лет среди нескольких тысяч респондентов всех социальных уровней, показывают, что МИР как осознанная и повседневная ПОТРЕБНОСТЬ, присуща буквально единицам. В ХХ веке миллиарды людей оказались вовлеченными в две мировые и сотни локальных войн, не только потому, что несколько предпринимателей (Крупп, Рокфеллер, Виккерс, Валенберг, Березовский и т.п.) делили рынок, но и потому, что ум обывателя загружен массой повседневных забот текущего дня и не ощущает ЕСТЕСТВЕННОЙ для РЫНОЧНОЙ экономики и потому НЕИЗБЕЖНОЙ "завтрашней" бомбардировки. Поминая мир только "всуе", БОЛЬШИНСТВО людей НА САМОМ ДЕЛЕ практически НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЮТ, чтобы мир (как важнейшая предпосылка счастья) укреплялся. Напротив, толпы обывателей дисциплинированно трудятся на военных заводах всего мира, готовя бомбы друг для друга.

В-третьих, ДОЛГОЖИТЕЛЬСТВО есть необходимый и естественный элемент счастья.

В рыночной России численность населения ежегодно закономерно сокращается более чем на миллион граждан, а средняя продолжительность жизни падает. Эта тенденция ТИПИЧНА и для "развитых стран". Причем, чем больших успехов на поприще развития рыночной "культуры" добивается страна, тем меньшим приростом населения она характеризуется. Чрезвычайно низка доля детей в общей массе населения Франции, ФРГ, США. Неуклонно снижается величина этого показателя в Японии, Южной Корее. По сообщениям СМИ, начиная с 1997 года, количество первоклассников в России ежегодно сокращается на 200 тыс. человечков. И это потрясает лишь очень ограниченный круг людей. Иными словами, хлебнувшие рыночного "рая", не торопятся наказывать этим "раем" своих детей. В рыночных странах растет процент престарелых людей по отношению к общей массе населения. Рыночные нации стареют. Ясно, что при таком "долгожительстве", ни о каком грядущем массовом счастье говорить не приходится.

В-четвертых, СВОБОДА есть важнейший элемент счастья.

Как бы долго человек не прожил в одиночной камере, состояние счастья ему недоступно. Потому-то выражение: "Век свободы не видать", - является самой серьезной клятвой среди "отсидентов" всех стран и режимов. Все отъявленные собчаки, станкевичи, березовские и гусинские, всякий раз, когда прокуратура делала слабые поползновения в их сторону, предпочитали коротать время в бегах.

Не будучи свободным, т.е. не имея возможности полностью удовлетворить естественную потребность своей личности в развитии, человек страдает. Это относится и к предпринимателям, содержащимся под стражей и страдающим, от того, что их лишают возможности развивать... свои мошеннические задатки.

В марксизме, слово "свобода" принято для обозначения ОСОЗНАННОЙ НЕОБХОДИМОСТИ, а не возможности удовлетворять любую похоть или развивать в личности такие черты, которые ущемляют свободу другой личности. Если, например, индивид систематически реализует свою потребность орать ослом в два часа ночи, то это автоматически обрекает других индивидов слушать это "пение". Если у одного негодяя развита склонность к покупке земли в частную собственность, то это означает, что тысячи беспечных людей на Земле лишаются важнейшего элемента среды обитания. Таким образом, требование полной свободы это или удел слабоумных, или отъявленных негодяев, сознательно борющихся за то, чтобы неограниченная свобода единиц покоилась на рабские условия существования миллионов других людей.

Даже у апологетов буржуазного общества хватает ума ограничить свободу наиболее ретивых демократов, чтобы дать возможность пограбить и другим демократами. Практически во всех демократических странах, почти каждый год меняют премьер-министров по принципу: "Нахапал? Дай похапать другим". Там, где премьер-министр, канцлер или президент задерживаются неприлично долго, там их позднее судят и сажают, как это бывает, то в Японии, то в Италии, то в Ю.Корее, то в Аргентине, то в Греции. Каждые четыре года предприниматели меняют президента, понимая, что если его не убрать, то одной Моникой не отделаешься. Многие до сих пор не поняли, что уникальное долголетие Рузвельта на президентском посту США объясняется тем, что он имел непосредственное отношение к подготовке и развязыванию... второй мировой войны, что переизбрание Рузвельта на третий президентский срок был формой выражения благодарности предпринимателей-оружейников за возможность получить гигантские военные заказы. Не трудно представить, как радостно билось сердце предпринимателей-караблестроителей США, когда они услыхали о затоплении японцами нескольких американских линкоров, крейсеров и авианосцев в Перл-Харборе. И наоборот. Как только Никсон сократил расходы США на войну во Вьетнаме, ему был объявлен эмпичмент. А президент Рейган, с самого начала демонстрировавший признаки заболевания губчатой энцефалопатией, просидел на посту президента США два срока, поскольку довел военные расходы США до рекордного уровня.

Как показала многосотлетняя практика, однажды усвоенный ЛОЖНЫЙ тезис о рыночной свободе не перестает вести демократов по избранному пути даже тогда, когда их жизни угрожает смертельная опасность. Сегодня все знают, что большие деньги и смерть всегда ходят рядом. Но демократы предпочитают тратить деньги не железные двери, на бронежилет, телохранителей и т.д., т.е. на все то призрачное, что, как показала судьба Талькова, Кивилиди, Листьева, Старовойтовой, Копыша, Двали, Боровика и т.д., не дает свободы, а лишь ускоряет встречу с порцией яда, с контрольным выстрелом или взрывом.

Но, не смотря на это, существует ситуация, когда человек отрекается от свободы выбора. Казалось бы, если ты настоящий демократ, то сам, свободно выбирай таблетки и лечись на здоровье, особенно если заболел серьезно. Так нет же, отъявленные демократы предпочитают установить над собой диктатуру врача, слепо ему верят и пьют любую дорогостоящую и совершенно бесполезную дрянь, которую эскулап пропишет. Я еще не видел демократа, который бы, будучи трезвым, осознанно ездил всегда только на красный свет. Только напившись и потому переставая осознавать необходимость скромно стоять на красный свет, демократы в "мэрсах" свободно выезжают на перекрестки или на встречную полосу движения.

Таким образом, демократически понимаемая свобода есть кратчайший путь на кладбище.

В-пятых, счастливым можно быть только В ОБЩЕСТВЕ.

Люди, попавшие на необитаемый остров, или оказавшиеся в иных условиях свободного... одиночества, описывают свои переживания только как трагические и всеми помыслами стремятся в общество. А находиться в обществе - значит, прежде всего, неизбежно вступать с людьми в производственные, политические, культурные и т.п. ОТНОШЕНИЯ.

В-шестых, формы общественных отношений РАЗВИВАЮТСЯ и людей, не осознавших это, постигают крупные несчастья.

Так было с французским аристократией, "проспавшей" наступление эпохи буржуазно-демократической гильотины. Так было и с американскими рабовладельцами, упорное нежелание которых принимать новые отношения, обошлось населению США в 600 тыс. убитых. Так было с русской монархией, прозевавшей буржуазно-демократическую революцию. Короче говоря, развитие общества требует от человека ПОЛИТИЧЕСКОЙ АДЕКВАТНОСТИ. Как учил Некрасов: "Поэтом можешь ты не быть, а гражданином быть обязан". В противном случае для большинства людей наступают длительные кровавые кошмары между мгновениями серой повседневности.

В-седьмых, имеется немало свидетельств тому, что наиболее острые и продолжительные переживания состояния счастья присущи людям высокого уровня РАЗВИТИЯ, творческого и деятельного склада натуры.

Причем, чем выше поднимаются люди по ступеням РАЗВИТИЯ своей личности, тем счастливее они живут, хотя наблюдаются и исключения, которые, впрочем, всецело порождены несовершенством общества. Очевидно, чем большее количество талантов развила в себе личность, тем реже она попадает в число талантливых горемык. Так, например, Ломоносов, написал несколько диссертаций в весьма отдаленных друг от друга областях знаний, слыл мастером поэзии, незаурядным художником и владел несколькими языками. Маркс был дипломированным доктором философии, гениальным политэкономом, знатоком европейских языков, разумеется, и русского, тонким поэтом и редким специалистом в области математического анализа. Энгельс, благодаря развитости своей личности, смог стать военным журналистом, преуспевающим бизнесменом и революционером "номер два" во всемирно-историческом масштабе. Композитор Марк Фрадкин прожил долгую и счастливую жизнь в СССР благодаря тому, что диктатура рабочего класса позволила ему получить высшее инженерное образование, высшее театральное образование, отличное музыкальное образование, стать чемпионом РСФСР по боксу и написать неувядаемые песни о России, ее коммунистической нравственности и любви.

В-восьмых, чтобы развиваться необходимо ТРУДИТСЯ.

Но, как показывают опросы, подавляющее большинство людей не относят ТРУД к числу источников счастья. Только теряя рабочее место, а вместе с ним и источник СУЩЕСТВОВАНИЯ, люди судорожно ищут работу, но уже не как источник развития своей личности, а как источник минимальных средств для выживания. Попутно напомним, что современный труд, как сугубо человеческий феномен, возможен только при вступлении людей в производственные отношения друг с другом.

Таким образом, слово "счастье" принято для обозначения такого уровня гармонии отношений личности и общества, при которой возникает УСТОЙЧИВОЕ СООТВЕТСТВИЕ между динамикой развития личности и динамикой развития общества. Это соответствие, получая положительное интеллектуально-эмоциональное отражение в сознании индивида, и вызывает состояние счастья, а не только его редкие приливы на фоне преобладающих отливов.

Личность не может испытать состояния счастья, если ее развитие неуклонно отстает от развития общества. Особенно это касается детей. Лишая ребенка возможности гармонично развиваться, рыночное общество получает малолетних маньяков, которые уже практически ежегодно, приносят в школы, например, США, Канады автоматическое оружие и расстреливают своих однокашников десятками. Современное же рыночное общество сознательно обрекает детей рабочих, крестьян, служащих на умственно-эмоциональную деградацию. Класс предпринимателей кровно заинтересован в расширении слоя людей, способных радоваться своей национальной обособленности, "ваучеру", возможности сдавать деньги в "МММ", голосовать за демократов и годами не получать зарплату, жаждущих подлинной информации о гибели подводной лодки "Курск", но не собирающихся шевельнуть пальцем, и даже не знающих, что делать.

Состояние устойчивого счастья будет присуще только тому сообществу людей, в котором будут сняты препятствия на пути развития КАЖДОЙ личности и, следовательно, прорыв КАЖДОГО индивида в новое, ранее неизвестное, во-первых, будет находить всеобщее ПОНИМАНИЕ, в силу массовой развитости индивидов и, во-вторых, будет динамично внедряться в практику. Джордано Бруно хотел подарить обществу свое открытие о шарообразности Земли, но был сожжен своими недоразвитыми соотечественниками. То есть речь идет не об абсолютном равенстве людей, это недостижимо даже в силу половозрастного фактора, а о необходимости обеспечения беспрепятственного развития КАЖДОГО как гарантии развития всех и, следовательно, роста пригодности общества для жизни в нем КАЖДОГО Бруно, Крякутного и т.д.

В современном обществе, помимо объективных, уже созрели важнейшие субъективные предпосылки для перехода человечества на такие принципы организации общества, которые гарантируют достижение всеобщего счастья.

Уже существует и, в главном, проверена на практике СССР теория построения общества, в котором обеспечиваются реальные и неуклонно улучшающиеся условия для всестороннего и полного счастья, т.е. развития КАЖДОЙ личности. Как известно, фундаментальные основы этой теории заложены К.Марксом, защищены, развиты и в значительной мере воплощены в практику Лениным и Сталиным. Реализация этой теории (на протяжении всей истории СССР) встречала остервенелое сопротивление со стороны меньшевиков-троцкистов, и была прервана усилиями Хрущева, Горбачева, Ельцина и других, более мелких пакостников, начиная с Солженицына, Сахарова и, кончая, многочисленными яковлевыми и гайдарами.

Нынешнее трагическое положение тружеников в бывших республиках СССР доказывает абсолютную правильность сталинской "модели" строительства коммунизма.

Но наряду с предпосылками, способными обеспечить счастье каждому индивиду на планете Земля, существуют и две основные предпосылки, которые сулят человечеству нарастание массовых трагедий.

1. Отношения частной собственности.

Как известно, суша и недра планеты Земля, пригодные для хозяйственного использования, законодательно закреплены за лицами, составляющими заведомое МЕНЬШИНСТВО ее населения. То есть, БОЛЬШИНСТВО людей, имеют возможность для обмена с веществом природы, за исключением дыхания (пока), ТОЛЬКО в той мере, в какой это будет позволено ему МЕНЬШИНСТВОМ.

Класс частных собственников, для сохранения этого принципа, организовал и, на деньги рядовых налогоплательщиков, содержит полицию и тюрьмы, в которые сажает самих же налогоплательщиков, пытающихся обменяться с веществом природы свободно, т.е. без ведома ЧАСТНИКА. Для консервации подобного положения вещей в глобальном масштабе частники создают (помимо полиции и тюрем) армию и вооружают ее термоядерным, нейтронным, химическим, генным, бактериальным, лазерным и другими видами оружия массового уничтожения людей. Именно "благодаря" частникам, уже созданы все "необходимые" средства, которые могут МНОГОКРАТНО и НАДЕЖНО уничтожить все живое на Земле.

2. Буржуазная "культура".

Неотъемлемым элементом этой "культуры" является углубленное обществоведческое НЕВЕЖЕСТВО. Только массовой информационной отсталостью людей можно объяснить причины возникновения фонда Сороса, компаний типа МММ, "Чара" (в переводе со старорусского - "галлюцинация") и других "наперсточников".

Качество обществоведческих знаний большинства современных политиков существенно уступает качеству знаний членов первобытных общин, для которых развитие общины являлось отчетливо осознанным условием счастливого бытия каждого отдельного индивида. Знания подавляющего большинства представителей современной интеллигенции фактически являются информацией... суицидного содержания, усугубленной тем, что сами интеллигенты этого не осознают.

Достаточно вспомнить, что в августе 1991 года миллионы жителей СССР равнодушно отнеслись к известию о падении власти Советов, в которых большинство мест принадлежало рабочим и трудовой интеллигенции. В те дни интеллигенты поздравляли народ с тем, что... коммунизм построить не удалось. Они как шизоиды радовались окончанию эры бесплатного массового образования, общедоступного лечения (в этом месте демократ ехидно напомнит автору о привилегиях для номенклатуры, а я, не менее ехидно, предложу ему полечить своих детей там, где лечит их демноменклатура). Многих родителей в те дни не волновала ликвидация пионерских лагерей, санаторного отдыха практически для всего населения страны. Они ликовали по поводу утраты возможности беспрепятственно устраиваться на работу, получать ежемесячно зарплату и пенсии. Они приветствовали отмену смехотворной квартплаты, микроскопической платы за проезд на транспорте, развал общедоступного Аэрофлота СССР...

Короче говоря, интеллигенция сказала "НЕТ" социальным ГАРАНТИЯМ и промямлила "ДА" личной предприимчивости, эгоистично лишив своих детей каких-либо перспектив на ГАРАНТИРОВАННОЕ развитие, т.е. на счастливое детство.

Тем не менее, каким бы трагичным не казалось положение, в которое попало население России, если "завтра" политическая власть в обществе так или иначе окажется в руках промышленных рабочих, то уже "после завтра" страна начнет выбираться из демократического "котлована", поскольку коммунистическая партия рабочего класса, РКРП, обладает программой АКТУАЛИЗАЦИИ ВСЕХ УЖЕ СОЗРЕВШИХ ОБЪЕКТИВНЫХ И СУБЪЕКТИВНЫХ ПРЕДПОСЫЛОК ДЛЯ ВСЕСТОРОННЕГО И ПОЛНОГО РАЗВИТИЯ КАЖДОЙ ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОЙ ЛИЧНОСТИ И, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ВСЕГО ОБЩЕСТВА.

О РОЛИ ПРИНУЖДЕНИЯ В ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ.

В начале "перестройки" демократы, интенсивно муссировали выдумку о том, что строительство коммунизма в СССР, выполнение плана ГОЭЛРО, "сверхиндустриализация" СССР эпохи Сталина были осуществлены исключительно за счет ГУЛАГА. Уже сама постановка вопроса подчеркивает, что демократы не могут опровергнуть ФАКТА феноменальных темпов индустриализации СССР, гигантского скачка объемов промышленного производства, высочайших темпов роста культуры населения, но, как всегда, лгут относительно ПРИЧИН этого роста.

Еще недавно российская общественность слепо верили демократам. Сегодня все большее количество россиян верят в примету: если демократы говорят, что "это" для России плохо, значит, на самом деле, именно "это" для России необходимо и наоборот, если демократы говорят, что "это" для России необходимо, все знают, что именно "это" для России смертельно вредно. Более того, поскольку потери в людях и материальных ценностях за время строительства капитализма в СССР превосходят потери от нашествия фашиствующей Европы в период с 1941 по 1945 г.г., постольку ВСЕ постулаты "реформирования" российской экономики, выдвинутые демократами, житейски опытные люди уже оценивают как заведомо ЛОЖНЫЕ.

Как и предсказывалось, непрерывное обсасывание демократами тезиса об определяющей роли ГУЛАГА в деле расцвета экономики СССР постепенно стало восприниматься людьми как попытка отвлечь их внимание от осмысления ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ причин беспрецедентных темпов развития экономики СССР в сталинскую эпоху . Несостоятельность доводов демократов очевидна.

Во-первых, если признать, что успехи в экономическом развитии пропорциональны количеству людей, содержащихся в тюрьмах, то демократическая Россия должна была давно поразить мир темпами своего развития . Судя по сообщениям рыночных СМИ, даже при 50% раскрываемости преступлений, в 2000 году в тюрьмах России томится "зеков" вообще и молодых "зеков" в особенности больше, чем в любом году сталинской эпохи. Тюрьмы России ПЕРЕПОЛНЕНЫ, но экономическим ростом это, как и следовало ожидать, не сопровождается.

Во-вторых, Англия, Бельгия, Германия, Голландия, Испания, Италия, Португалия и Франция, во времена Сталина, владели гигантскими зонами, т.е. КОЛОНИЯМИ в Африке, Азии и Латинской Америке. Иначе говоря, даже в первой половине ХХ века демократическая Европа осуществляла самое масштабное в истории человечества... РАБОВЛАДЕНИЕ . Излишне говорить о том, что в колониях порядки всегда были более садистскими, чем в метрополиях. Если даже забыть о вековых западноевропейских традициях торговли "черным деревом", т.е. о работорговле, то достаточной иллюстрацией степени угнетения народов является полное исчезновение множества коренных языков во французских, испанских, португальских и английских колониях. "В свете этого особым цинизмом веет от произведений Солженицына, не заметившего европейской "зоны" на миллиард заключенных и не понявшего, что именно Сталин в 1945 году заложил надежные основы крушения мирового "гулага".

Однако главное заключается в том, что наличие такого грандиозного "гулага" не избавляло рабовладельческие экономики европейских рыночных стран от систематических кризисов и "великих депрессий", в то время как сталинская экономика 30-50-х годов полностью преодолела эти всемирные пороки

Ныне демократы пытаются, разговорами о "сталинском ГУЛАГЕ", заставить людей забыть, что вторая мировая война в течение первых двух лет велась ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ради решения вопроса, кто, ДЕМОКРАТЫ или ФАШИСТЫ будут грабить Африку, Азию, Латинскую Америку и СССР . В этой войне ДЕМОКРАТЫ , например Англии и Франции бескомпромиссно защищали свое "право" проводить каторжную ФАШИСТСКУЮ политику на оккупированных ими КОНТИНЕНТАХ.

В-третьих, ни один демократ не сможет отрицать, что в концентрационных лагерях фашистской коалиции в "сталинские времена" содержалось БЕСПРЕЦЕДЕНТНОЕ количество узников. Только советских граждан в этих лагерях было уничтожено 11 миллионов человек. Фашисты по-европейски использовали все, что можно извлечь из человека: от детской крови, женских волос, жира (для варки мыла), пепла (в качестве удобрений), до золотых коронок, которые принимались ВСЕМИ демократическими странами в качестве платежного материала. В Германию было ввезено циклопическое количество рабов-арбайтеров со всей Европы. Но и это не помогло рыночной экономике европейского фашизма победить советскую экономику.

В-четвертых, тюрьмы и каторги - изобрели не большевики, а общество с ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ .

Тысячелетиями труд рабов и др. "зеков" считался нормой цивилизованности. Поэтому, при всем желании, коммунисты не могут мгновенно отменить эту демократическую норму, тем более что зверства белогвардейцев, кулацких банд, вредителей убедили население СССР в необходимости сохранения на некоторое время тюремно-лагерной системы изоляции ярых преступников. Однако и в этом случае количество репрессированных "беляков", троцкистов, кулаков, полицаев принципиально уступает размерам жертв формаций, основанных на частной собственности : древнего египетского, азиатского и европейского рабовладения, азиатского (китайского, индийского, персидского арабского, турецкого) деспотизма, христианства, ислама, европейского колониализма и работорговли, массового истребления на Американском континенте индейцев и негров выходцами из Европы.

История частной собственности - это несколько тысячелетий непрерывно растущего насилия, начиная с примитивного поедания одного частного лица другим и кончая массовым каннибализмом мировых войн. Отравление банкира Кивилиди, взрыв на Котляковском кладбище, убийства Квантришвили, Скорочкина, Айдзердзиса, Листьева, Маневича, Солоника, Старовойтовой, Двали - микроскопический, но весьма органичный факт истории частной собственности.

Никто из демократов уже не берется оспаривать тот факт, что в лагерях СССР за ТРИДЦАТЬ лет сталинского правления содержалось менее 10 млн. человек, из которых 7 млн. человек по уголовным статьям. Ясно, что ни 7 млн. "зеков", ни, тем более, 3 млн. "политических", среди которых превалировали достаточно пожилые интеллигенты, чиновники и кулаки, не могли осуществить индустриализацию и дать Красной Армии лучшие в мире истребители, танки, артиллерию и т.п. Из многочисленных повестей "отсидентов" следует, что наиболее распространенными работами в ГУЛАГе были земляные работы, лесоповал, первичная разделка древесины и обработка гранита. Незначительное место в мемуарах "отсидентов" занимает описание прокладки железнодорожных путей, и уж совсем редко встречаются описания труда заключенных на машиностроительных заводах, на которых создавались основы действительной экономической мощи СССР. Никто не оспаривает факта существования "шарашек" в годы войны, в которых работали осужденные ученые и конструкторы. Но разве использование осужденных ученых в конструкторских бюро, а не на земляных работах, дискредитирует Сталина? Очевидно, что если доктора наук, Березовского, все-таки посадят, то ему трудится в "шарашке" не дадут. Практика перестройки доказала, что для некоторых ученых, как и для проституток, понятия Родины не существует, а водородное оружие они способны создавать, руководствуясь исключительно чувством технического любопытства, как Сахаров. Поэтому нет ни малейших оснований сомневаться в том, что и в сталинские годы в среде "технарей" не было недостатка в сикорских, готовых работать против собственного отечества там, где хорошо платят, продать недавним интервентам любой технический секрет, подобно тому, как некий советский изобретатель продал США конструкцию телевизора, или как "зубр", работавший под патронажем Геббельса в области генной проблематики.

Засилье в ЦК ВКП(б) троцкистов и других агентов рыночной демократии, обилие троцкистов в НКВД времен Ягоды и Ежова, привели к тому, что значительное число талантливых интеллигентов и настоящих коммунистов были уничтожены в тюрьмах и лагерях по "делам", сфабрикованным самими троцкистами. Таким методом мировой империализм продолжал гражданскую войну в СССР, проигранную в открытом бою.

Но в тех случаях, когда троцкистам не удавалось существенно исказить сталинскую политику перевоспитания представителей царского чиновничества и буржуазии, там советская пенитенциарная система именно в тридцатые годы, в большинстве случаев, давала хорошие плоды. Вот, что писал по этому поводу протожванецкий, Михаил Зощенко, один из отцов современного литературного антикоммунизма.

На Беломорском канале меня заинтересовали не те люди, которые то ли в силу случайности или, как сказал один заключенный, в силу "мусорных обстоятельств" стали правонарушителями. Меня заинтересовали люди, которые глубоко втянулись в жизнь, построенную на праздности, воровстве, обмане, грабежах и убийствах.

Вот к этим правонарушителям, к их перевоспитанию я стал присматриваться со всей внимательностью. Мне не хотелось тут ошибиться. Мне хотелось увидеть подлинные, но может быть скрытые чувства, желания и намерения этих людей.

В самом деле. А что подумали эти люди, когда после праздной жизни столкнулись с тяжелым повседневным трудом? Что они подумали, когда им стали говорить о новой жизни, о перевоспитании и о социализме.

И что они подумали о своей будущей карьере и о возможностях этой карьеры в нашей стране, где нет собственников и богатств и нет тех "блестящих" капиталистических отношений, которые создают, так сказать, изнанку жизни - грабежи, воровство и убийства - с тем, чтобы завладеть деньгами другого.

Скажу правду, я скептически подошел к вопросу перевоспитания. Я полагал, что эта знаменитая перековка людей возникла на единственном и основном мотиве - на желании выслужиться, на желании получить волю, блага и льготы.

Я должен сказать, что в общем, счете я чрезвычайно ошибся. И я на самом деле увидел перестройку сознания, гордость строителей и удивительное изменение психики у многих заключенных.

Да, конечно мне пришлось увидеть и более слабые стороны этого дела. Например, я долго разговаривал с одним профессионалом - карманным вором. Он, наговорив мне кучу пышных фраз о своей подлинной перестройке, под конец, жалко улыбнувшись, сказал, что по выходе на волю за ним, конечно, следует присмотреть, чтоб он как-нибудь не свихнулся снова.

Мне пришлось также увидеть у некоторых заключенных излишнюю суету перед начальством, подхалимство и лишние восторженные слова и восклицания перед силой власти, которая "как в сказке", переделывает людей и природу. За всем этим стояло лишь желание равнодушных в сущности людей выслужиться, желание быть замеченным начальством, желание сделать карьеру. Человеческие свойства, достойные изучения не только в пределах лагеря.

Но эти люди мало интересные, они не делают погоды ни в лагере, ни на воле, и о них речь между прочим.

В общем же счете, сколько мне удалось увидеть, ни один человек, прошедший суровую школу перевоспитания, не остался именно таким, как был.

Все почти в той или иной мере получили положительную перековку.

А если эта перековка сделала бы из всех правонарушителей идеальных людей - перо сатирика заржавело бы в дальнейшем от бездействия."

(М.Зощенко, в кн.: "Канал имени Сталина". - Ленинград: ОГИЗ, 1934, С.493-495).

Труд заключенных будет использоваться в мире до тех пор, пока существует частная собственность, т.е. до полной победы коммунизма. Но история доказала, что, научно-технический прогресс, оставляет все меньше места для примитивного каторжного труда. А сталинская экономика только потому и сломала хребет европейскому фашизму, что превзошла его по уровню научно-технического и технологического развития. Например, УНИКАЛЬНАЯ советская технология автоматической сварки танковых корпусов высвободила труд десятков тысяч сварщиков. Сварка в судостроении сделала ненужным труд гигантского количества "клепальщиков". Развитие моторостроения и, следовательно, бурный рост производства бульдозерной экскаваторной техники сделали ненужным труд землекопов.

"Лагерная версия" успехов "сталинской экономики" особенно прочно усваивается людьми с очень УЗКОЙ "образованностью". Но всякий, кто изучал мировую экономическую историю ХХ века в ШИРОКОМ диапазоне источников, тот знает, что экономика, основанная на подневольном мускульном труде, была бы не способна уже в 30-е годы вывести СССР на первое место в мире по количеству людей умеющих читать и писать. А в 50-е годы СССР занял ведущее место в мире по количеству студентов, по гражданскому и военному авиастроению, атомной энергетике, космонавтике и т.п. "народным промыслам".

Ясно, что тезис о необходимости догнать СССР в космической области, рожденный в недрах высших структур политического руководства США именно в 50-е годы, как и замена традиционно наглых американских военных доктрин "ядерного устрашения" и "массированного возмездия" доктриной "гибкого реагирования", все это доказывает наличие научно-технологического паритета между СССР и США в 50-годы, достигнутого на базе сталинской стратегии экономического развития.

В мировой научной литературе 50-60-х годов читатель не найдет случаев упоминания о научном и технологическом отставании СССР от США.

За десять "нэповских" лет, ЗАМЕНЯЯ РЫНОЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКИМИ, СТАЛИН, ТЕМ САМЫМ, ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО УСТРАНЯЛ ПРИПЯТСТВИЯ НА ПУТИ СОЕДИНЕНИЯ НАУКИ С ПРОИЗВОДСТВОМ, ВЫВОДЯ НАУКУ НА ПЕРВОЕ МЕСТО СРЕДИ ФАКТОРОВ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ ТЕМПЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА.

Однако эта простая до гениальности идея, чтобы воплотиться в жизнь, вынуждена была пробивать себе дорогу не только через исторические завалы невежества, выпестованного прежним буржуазно-монархическим режимом России, но и через искусственные преграды, создаваемые троцкистами и зарубежными дипломированными холуями. Чтобы устранить эти препятствия, Сталин, во-первых, укрепил политические предпосылки победы коммунизма, т.е. завершил, начатую Лениным, работу по установлению безоговорочной диктатуры рабочего класса в СССР, а во-вторых, обобществил на деле основные средства производства, перейдя к комплексному долгосрочному планированию научно-технического и социально-экономического развития страны, при неуклонном СОКРАЩЕНИИ роли и масштабов товарно-денежной формы производственных отношений, постоянно расширяя сферу безналичного расчета и общественных фондов потребления. Иными словами, исходя из того, что общественное бытие определяет сознание и, одновременно, что противопоставление бытия и сознания действительно только в пределах основного вопроса философии, Сталин, последовательно соединял реформирование общественных производственных отношений с достижениями общественной и естественной науки.

НАУКА КАК ОСНОВА УСПЕХА КОММУНИСТИЧЕСКОГО СОЗИДАНИЯ.

Уже к 1920 г. В.И. Ленину стало ясно, что одна из наиболее простых задач революции в России уже решена, т.е. белогвардейцы гражданскую войну большевикам практически проиграли, но... коммунизм придется строить в мелкобуржуазной России . В процессе поиска "главного звена" текущего момента, Ленин пришел к выводу, что коммунисты смогут "вытянуть всю цепь" только в том случае, если они овладеют знаниями "всех тех богатств, которые выработаны человечеством". Но никак не меньше. Именно с этим стратегическим призывом: "Учиться коммунизму", Ленин обратился к коммунистическому союзу молодежи России в 1920 году. Но и тогда, в 1920 году, и сегодня, в 2000 году, основная масса членов КПСС не нашла в себе силы выполнить этот завет Ильича с таким же рвением, с каким они боролись с белогвардейцами и интервентами. КПСС не смогла подняться до уровня подлинной компетентности в вопросах строительства коммунизма. Это тем более прискорбно, если учесть, что один из секретов победы революции в октябре 1917 года, индустриализации промышленности и коллективизации сельского хозяйства состоит именно в том, что рабочий класс России имел своим авангардом беспрецедентно сильную когорту обществоведов-универсалов. Ленин, Сталин, Киров, Фрунзе, Дзержинский, Куйбышев, Калинин, Орджоникидзе, Кржижановский и т.д.

Далеко не второстепенную роль в том, что великолепные научные традиции РСДРП(б) после смерти Сталина постепенно сошли на нет, сыграла тонкая идеологическая диверсия в виде подмены тезиса. Как было показано выше, Ленин призвал молодежь учиться коммунизму, и разъяснил в своей речи, что учиться коммунизму это значит, во-первых, учиться коммунизму это значит...; во-вторых, учиться коммунизму это значит...; и, наконец, в-третьих, учиться коммунизму это значит... Но с легкой руки, какого-то услужливого дурака, который, по общему правилу, опаснее врага, ленинский лозунг пошел "гулять по стране" в "концентрированном" виде: "Учиться, учиться и еще раз учиться!". В.И. Ленин". Из лозунга, растиражированного миллионами экземпляров "случайно" выбросили главное, что учиться нужно не вообще, чему попало, а именно коммунизму.

В результате такой "ашипачки" к началу "перестройки" страна имела море дипломированных инженеров, врачей, учителей, невежественных в области общественных наук в такой степени, в какой это было необходимо для "ваучерных" фондов, для МММ, "Властелины", "Чара-банка" и других "лохотронов".

Даже лучшие из "технократических" умов, тем не менее, проявляли свою зараженность болезнью "глубочайшего верхоглядства", как только дело доходило до общественных наук. Так, например, знаменитый на весь мир академик Петр Капица не без основания утверждал, что "есть важная область, где наука влияет на развитие во многих странах с большим трудом. Это область общественных наук, которые изучают законы функционирования и развития общественных структур... Первый, кто нашел научный подход к экономике, был Карл Маркс. Его роль можно сравнить с ролью Ньютона...". Однако, столь лестно говоря о научной заслуге Маркса, Капица показал, что не понимает сути открытия Маркса и, пересказывая своими словами вклад Маркса в расшифровку сущности "капитала", дал такое определение капитала, под которым расписался бы любой антимарксист. Капица даже в 1978 году не понял, что великое открытие Маркса состоит в том, что "капитал" это не деньги, не средства производства и существования, а форма производственных, т.е. экономических исключительно ЭКСПЛУАТАТОРСКИХ ОТНОШЕНИЙ.

Не вникнув в значение именно этого открытия, и не обладая достаточно развитым диалектическим мышлением, академик, Капица объяснял возникновение "богатого общества" во второй половине ХХ века, т.е. США, Западной Европы и Японии "ускоренным ростом капитала", продиктованным научно-техническим прогрессом, т.е. точно так, как это делал любой апологет капитализма. Даже Капица не понял, что "ростом капитала" научно может быть названо только повышение его эксплуататорской потенции , т.е. еще более эффективное ограбление Азии, Африки и Латинской Америки и, начавшееся вместе с хрущевщиной, ограбление стран социализма, отказавшихся от сталинской модели строительства коммунизма. Капица не понял что, вместе с вывозом капитала из метрополий в колонии вывозятся и все его наиболее очевидные, бьющие в глаз уродства, голод, дикость, антисанитария, а сами метрополии, "на удивление дуракам", погружаются в древнеримское сытое паразитирование "золотого миллиарда".

Интерпретируя кейнсианство, Капица, как и положено физику, сосредоточил все внимание на целях, заявленных самим Кейнсом, и не заметил, что Гитлер использовал кейнсианство существенно полнее, чем Рузвельт. Капица, как и его западные коллеги, "не заметил" "мелочь", связь кейнсианства, т.е. "победы" над кризисами перепроизводства, с усугублением эффекта неравномерности развития стран при капитализме и возникновением... ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. Более того, сам Кейнс, взявшись за поиски путей продления жизни капитализму, не задумывался над трагическими последствиями, над неизбежностью "холокоста", вытекающего из успешно развивающегося мирового капитала. Но такова судьба многих аполитичных физиков. В значительной мере, дети Хиросимы и Нагасаки, сгоревшие под американскими бомбами, обязаны своей судьбой не только Кейнсу, но и неразборчивому гению Эйнштейна, в том числе.

К разделу "Физики дурачатся" относится и "открытие" Капицы, который писал, что "согласно закономерностям, найденным Марксом, нужно только найти в каждой стране путь, посредством которого можно было бы взять капитал и его прибыль под эффективный государственный и общественный централизованный контроль". (См.: Капица П.Л. Эксперимент, теория, практика. М.:Наука,1981,С.477).

Существенную роль в деле возникновения периода "застоя", сыграло и то обстоятельство, что в партийной литературе не получило адекватное освещение открытие Маркса о том, что "наука превращается в непосредственную производительную силу, а производство - в техническое применение науки". "Физики" вырвали это положение из контекста марксизма и придали ему кланово-технократический смысл. До сих пор господствует вульгарное толкование этого закона, на основе абсолютизации второй половины фразы, как повышение роли инженерного и технологического труда в процессе производства товаров. Упускается из виду, что Маркс многократно обращается к проблеме науки как непосредственной производительной силы, с одной стороны, именно и исключительно КАПИТАЛА , а с другой стороны, как непосредственно производительной силы ОБЩЕСТВА , что наука при капитализме становится производительной силой только там и тогда, где и когда она способствует росту прибавочной стоимости, росту капитала, как формы производственных отношений. Наука, являясь продуктом развития всего общества, ничего не стоит капиталу, поскольку он нанимает "науку" уже в готовом виде. Более того, капитал, функционирующий в системе платного высшего образования, опять-таки не дает, а извлекает прибыль из желания студентов стать учеными.

Неиспользованным в пропаганде, агитации и организации осталось открытие Марксом того обстоятельства, что при коммунизме, в отличие от капитализма расширенному воспроизводству подлежит не только материально-вещественные факторы производства, не только совокупный валовый продукт, а... само ОБЩЕСТВО, через обеспечение ничем не ограниченного развития каждого индивида и общественных отношений между ними. Только при коммунистических производственных отношениях наука непосредственно и расширенно воспроизводит ЧЕЛОВЕКА, главного элемента производительных сил ОБЩЕСТВА , расширенно воспроизводит его способность к научному отражению действительности и гармонизации отношений индивида со всем человечеством и силами природы.

Можно без преувеличения сказать, что вопрос о роли науки в развитии общества остается одним из наиболее острых в рамках современной идеологической борьбы. Однако, признавая высокую роль "точных наук", буржуазные ученые делают вид, что создать полноценную науку об обществе невозможно. Однако, принижая статус общественных наук на словах, монополисты делают крупные инвестиции в исследование природы социума, механизмов влияния на поведение социальных слоев, финансируют "гуманитарные" институты и т.п. В большом количестве плодятся философские клубы и ассоциации макро-экономистов. Работа общественной мысли на Западе подчинена задаче доказать "лохосу", что создать науку об обществе, которая по своей точности не уступала бы математике - невозможно .

Ныне существует два уровня буржуазной общественной науки. Плебейская и элитарная. Плебейская "наука", служит делу оглупления "среднего класса". Во всех неэлитарных гуманитарных ВУЗах программы преподавания и преподавательский состав эксплуатируют эффект "голого короля". Строго говоря, содержание преподаваемых там предметов, особенно экономических, с научной точки зрения представляет собой сплошное шарлатанство с целью выдаивания денег из среднего класса.

"Элитарная" наука, служит олигархам и стремится к объективному исследованию проблем общества, поскольку ее выводами оперируют олигархи и их ставленники в правительстве. Содержание и итоги эксклюзивных исследований недоступны для основной массы населения, поскольку в них содержатся рекомендации для проведения реальной борьбы с оппозицией, конкурентами и стратегические вопросы замедления общего кризиса монополистического капитализма как социальной системы.

Олигархи раздают щедрые гонорары ученым, которые своими "трудами" способствуют наркотизации, алкоголизации и сексопаталогизации неэлитарных слоев общества, чтобы личностной фактор производительных сил не развивался и не угрожал паразитизму "сливок общества". Фонды Нобеля, Сороса, Крибла, "букер", "пулитцер" и т.д. доказывают, что замедлители развития общественного сознания КУПЛЕНЫ. Комитет по нобелевским премиям, например, за бесплодные экономические "теории" вручает лауреатам денежные премии, а затем, из уст купленного "гения", мир узнает, что капитализм (читай рынок) оптимален, что инфляция неустранима потому, что... неустранима никогда и что точной экономической науки, подобной математике, создать невозможно. И если такими откровениями с обывателями делится "сам" лауреат премии имени динамитного короля, то простым смертным остается только ВЕРИТЬ ему.

Показателен, в этом смысле, опыт экономиста В.Леонтьева. В своих пропагандистских выступлениях Леонтьев воспевал частную инициативу, "дующую в паруса рынка". Этот мотив Леонтьев выдвигал на первое место всякий раз, когда обращался к советской аудитории. Но его практические модели развития экономики представляют собой лишь ВУЛЬГАРИЗАЦИЮ второго тома "Капитала" Маркса. Благодаря усилиям Леонтьева, централизованное планирование в масштабах всей Японии, в период бурного роста ее экономики, охватывало более 2000 НАТУРАЛЬНЫХ пропорций, а развитие Южной Кореи в период "чуда" происходило на базе... государственных ПЯТИЛЕТНИХ ПЛАНОВ развития страны, основу которых составляли НАТУРАЛЬНЫЕ, а уж потом ценовые балансы.

Применяя в Японии выводы теории Маркса о необходимости соблюдения объективных натуральных ПРОПОРЦИЙ, гарантирующих БЕСКРИЗИСНОЕ развитие экономики, Леонтьев, по отношению к СССР выступал, как провокатор, сознательно прокламирующий путь анархии и загнивания. Экономический кризис 1998 г., потрясший Японию и Ю.Корею, подтвердил спекулятивный характер нобелевской премии Леонтьева. Но это не помешало Леонтьеву многие годы ОБМАНЫВАТЬ советских "интеллигентов", погрязших в кретинизме узкого технократизма. Обман удался еще и потому, что, благодаря идеологическим диверсиям А.Н.Яковлева и т.п. "советских" лжеакадемиков, один из наиболее важных трудов Леонтьева, посвященный проблеме соотношения материального и ценового БАЛАНСА, содержащий в себе наименьшее количество похвал в адрес рынка, так и не переведен на русский язык . В этой книге Леонтьев, заимствуя у Маркса, писал о макробалансе экономики и выдавал "за свою" идею о первенстве натуральных пропорций над ценовыми. Но содержание этой книги противоречило планам насаждения в СССР полного ХОЗРАСЧЕТА, т.е. АНАРХИИ в экономике, а потому агенты влияния никому в СССР не дали ее прочитать. Но если бы Леонтьев в других работах не делал низких реверансов в адрес частного рынка, то о нобелевской премии он мог бы и не мечтать. Нет сомнения, что Леонтьева постигла бы участь А.Зиновьева, который был обласкан Западом, когда написал "Зияющие высоты" и был выброшен на помойку, за описание "Пост-коммунистической России".

"Нобелевский комитет" не заметил экономических трудов Сталина, нашедших блестящее подтверждение на практике. А вот Канторович, фигура несравненно более мелкая, нобелевскую премию получил. Напомним, что Канторович, считался основным разработчиком т.н. "начал линейного программирования", "оптимального" планирования и управления хозяйством, "оптимального" использования ресурсов, получил за эти исследования Ленинскую премию 1965 г., т.е. в год начала антикоммунистической косыгинской "реформы" . В своих трудах он "скрестил" - стоимостные и натуральные показатели, "случайно" забыв, что смысл и гарантии победы коммунистических производственных отношений над рыночными заключаются именно в ЛИКВИДАЦИИ стоимостных отношений, т.е. в освобождении натуральных БАЛАНСОВ от анархического влияния отношений стоимости.

Замедляющий эффект от внедрения "теорий" Канторовича в экономику был так велик, что в 1975 году ему была присуждена... нобелевская премия.

"Внезапный" крах страхового фонда "Long-Term Capital Manadgement" в 1998 г., основанного в 1997 г. группой нобелевских лауреатов в области ценообразования, еще раз подтвердил низкую цену премии. Тем не менее, около года люди находились в состоянии слепой веры в этих лауреатов и вкладывали в ИХ фонд СВОИ деньги, забыв, что любое подлинно рыночное учение сводится, в конечном итоге, к... паразитированию на глупцах.

Сорос, обчистивший с помощью "пирамиды" миллионы вкладчиков, считает, что "нам следует... объявить, что общественные науки не имеют и никогда(?) не могут иметь права на статус, который мы предоставляем естественным наукам, независимо от того, какие достижения получены в общественных и социальных исследованиях... Это бы остановило демонстрацию заимствованных "украшений" псевдонаучными социальными теориями; а так же рабское подражание естественным наукам в областях, где это неуместно... Это не предотвратило бы попыток создать универсально действенные законы, ...но помогло бы уменьшить наши ожидания относительно результатов... Такие убеждения помогли бы нам ПРИМИРИТЬСЯ с ограниченностью нашего знания и освободили бы общественные науки от смирительной рубашки, которую не нее надели амбиции сторонников приобретения научного статуса...". Анализ книги Сороса, "Кризис мирового капитализма", откуда извлечена эта жреческая абракадабра, показывает, как блеск Сороса-Шейлока соседствует с научной нищетой Сороса-Щукаря. Как это и полагается финансисту, т.е. юридически узаконенному аферисту, он делает многомудрый вид при кухаркиных познаниях в области категорий "истина", "закон", "наука", "человек", "общество", "общественная наука" и возводит собственное невежество в ранг абсолютного знания.

Между тем, в самых неблагоприятных исторических условиях, т.е. в период с октября 1917 по март 1953 г., в СССР было ПРАКТИЧЕСКИ доказано, что наука об объективных абсолютных законах развития общества, т.е. марксизм, существует и экономика, использующая выводы этой науки, имеет неоспоримые преимущества над стихийной рыночной экономикой.

Победа советского экономического потенциала над белогвардейцами, иностранными интервентами, над японскими и финскими милитаристами, над объединенными европейскими фашистами, над милитаристами США, пытавшихся закабалить Корею в 1951 году, Вьетнам в 1964, устойчивый прирост населения, создание уникальных промышленных объектов, успехи в космосе, в классическом балете, в фундаментальной математике, в шахматах и в других видах спорта - все это явилось следствием соединения науки с процессом воспроизводства общества в условиях первой фазы коммунизма. Программа РКРП именно эту особенность экономики сталинской эпохи, т.е. соединение производства с наукой о расширенном воспроизводстве самого ОБЩЕСТВА, рассматривает, как важнейшее (после диктатуры рабочего класса) средство для преодоления того расточительного идиотизма, которым так богата рыночная демократия.

Теория марксизм исходит из того, что, во-первых, категория НАУКА принята для обозначения каждой ОТНОСИТЕЛЬНО обособленной отрасли знаний, независимо от предмета исследования, но дозревшей до систематизации ОБЪЕКТИВНЫХ законов, присущих данному предмету науки и подтвержденных ПРАКТИКОЙ. Во-вторых, естественные и общественные науки, качественно отличаясь друг от друга, образуют неразрывное единство, пренебрежение которым приводит многих современных "ученых" к профессиональному кретинизму, как это было, например, у Сахарова, создавшего сначала под руководством Берии водородную бомбу против США, а затем вырядившегося в тогу поклонника Америки.

В демократической литературе нарочито детально описаны отдельные "деревья сталинизма" так, что "леса" за ними разглядеть невозможно. Однако левая печать по данному вопросу огорчает тоже. Для нее характерен адвокатский способ защиты Сталина. Многие приверженцы Сталина реагируют на каждый мелкий "чих" демократических очернителей и потому Сталин, в его подлинном масштабе, до сих пор большинству читателей неведом. Между тем, если абстрагироваться от несущественного, то сталинский период - первый в истории человечества конкретный опыт строительства общества на основе науки об обществе.

Человеколюбие Сталина было продуктивно не "в потусторонних", а именно в земных конкретно-исторических условиях и реализовано тогда, когда ему противостояли лучшие умы реакционных сил как внутри страны (Троцкий, Зиновьев, Бухарин и т.д.), так и вне ее (Черчилль, Рузвельт, Гитлер, Муссолини и т.д.). Враги Сталина обладали властью, развитым рассудком, опытом управления, отсутствием совести, имели финансовые средства и ресурсы колоний, но холопская сущность не позволяла им стоять на научных позициях.

Сталин, напротив, имея жесточайшие ограничения в ресурсах и во времени, мог позволить себе руководствоваться исключительно выводами науки, обеспечив себе, тем самым, превосходство над противниками за счет приведения своих действий в соответствие объективным законами. Соответствие между объективной действительностью, содержанием мышления личности и ее действиями и является научным, т.е. марксистским подходом.

Например, всякому, чей ум не изуродован интересом, циклические экономические кризисы представляются достаточным доказательством научности марксистского анализа простого товарного обращения, выраженного формулой Т-Д-Т. Эта формула показывает, что само наличие денежного обращения делает экономические кризисы НЕИЗБЕЖНЫМИ. Тем не менее, вот уже полтора столетия экономисты, подобно изобретателям "вечного двигателя", после завершения каждого кризиса заявляют, что найден "рецепт" бескризисного капитализма, тогда как практика показывает, что экономические кризисы и, следовательно, захватнические войны, массовая преступность и суицид уйдут из жизни общества ТОЛЬКО тогда, когда общество расстанется с капитализмом. С упорством маньяков экономисты "не замечают", что по мере того, как сталинская экономика уходила от денежного обращения, она расставалась с кризисами. И напротив. По мере того, как в СССР (начиная с 1953 года) восстанавливалась товарно-денежные отношения, "хозрасчет", рост цен, "случайные" диспропорции превратились в затяжной спад, в крах Советов.

Трагедии последнего десятилетия, преследующие население СССР, кровь миллионов невинных, но недальновидных людей доказывает, что наука об обществе существует, что она строго и точно описала основные условия становления и торжества счастливой жизни всех без исключения людей, вскрыла объективные законы движения общества в этом направлении, предупредила об ответственности, наступающей не только тогда, когда законы, сформулированные марксизмом, не соблюдаются, но и тогда, когда люди не составляют себе труда их изучить.

ОПЫТ СОЕДИНЕНИЯ НАУКИ С ПОЛИТИКОЙ И ЭКОНОМИКОЙ В СССР.

Анализ политической и экономической истории СССР позволяет выявить то, что разительно отличало сталинскую политику от политики его современников, например, Гитлера, Рузвельта, Муссолини, Франко, Чан-Кай-Ши, Чемберлена, Черчилля и что обеспечило ему фактическую победу в противоборстве с ними.

Сталин, с присущим ему тоталитаризмом, продолжил дело Ленина по переводу жизни ВСЕЙ страны на... НАУЧНУЮ ОСНОВУ.

Подобный подход Сталина сыграл ключевую роль в превращении Советской России, истерзанной контрреволюционерами, какой она была в 1922 году, в могучий Советский Союз, проверенный второй мировой войной, а затем отмеченный лидерством в ядерных, ракетных, социально-экономических технологиях, в балете, спорте и в художественно-культурном развитии населения.

Каковы же решающие моменты соединение науки с процессом строительства коммунизма в СССР?

1. Соединение науки с движением рабочего класса.

2. Обеспечение приоритета науки об обществе в системе научно-технического прогресса.

I

Уникальные темпы развития СССР эпохи Сталина, беспрепятственное соединение науки с экономикой не могло осуществляться иначе, как через соединение выводов науки с диктатурой рабочего класса . Вне диктатуры рабочего класса динамичное соединение науки с производством невозможно, поскольку ни один другой класс, объективно, не заинтересован в уменьшении интенсивности труда так, как в этом заинтересованы пролетарии. В известном смысле, темпы внедрения трудосберегающих технологий и являются критерием отсутствия или наличия диктатуры пролетариата. И если интенсивность труда, т.е. напряженность труда, его изнурительность, в условиях первой фазы коммунизма падает медленно или, тем более, повышается, то ни о какой диктатуре рабочего класса говорить не приходится.

Естественно, могут сказать, что "на Западе", особенно в Японии, соединение науки с производством происходило быстрее, чем в СССР.

Необходимо уточнить. Во-первых , в каком СССР? Времен Ленина и Сталина, когда буржуазные и пробуржуазные элементы испытывали диктатуру рабочего класса на себе совершенно реально, или СССР времен Хрущева-Горбачева, когда мелкобуржуазные элементы в ЦК КПСС ожили и фактически стали постепенно реставрировать в СССР рыночные отношения? Опыт показывает, что ни одной стране мира в истории человечества не удалось обеспечить столь же стремительные темпы развития экономики, фундаментальных и прикладных наук, столь же масштабное внедрение достижение этих наук в производство, как это было в СССР до 1953 года.

Во-вторых , можно не сомневаться, что, после установления диктатуры рабочего класса во всем мире, исчезнет, например, современное ВОЕННОЕ производство, самое наукоемкое из всех существующих производств. Миллиарды человеко-часов научного времени, сотни триллионов долларов, сотни миллиардов тонн материальных ценностей рыночная экономика затратила на конструирование и массовое тиражирование средств уничтожения людей и материальных благ. Ясно само собой, что в условиях диктатуры рабочего класса все научные силы общества будут работать в исключительно мирном ключе. Иными словами, с объективной точки зрения, капиталистическое общество затратило "океан" усилий на соединение науки, прежде всего, с военным производством и получило гигантский потенциал... самоуничтожения. Реальная же производительность общественного труда не повысилась ни в Японии, ни в США, ни в Европе, а тем более в их африканских и азиатских неоколониях, в которых производится основная масса современной продукции (начиная с автомобилей, электроники и кончая бананами) и основная масса прибыли мирового рыночного хозяйства. "Ускоренное" соединение науки с производством ради производства "тамагочи" и "томагавков" объективно ничего не меняет в социальном положении подавляющего большинства населения капиталистического сектора МИРОВОГО хозяйства и потому имеет глубоко паразитическую сущность. Об этом свидетельствует неизменная интенсивность и продолжительность рабочего дня в "высокоразвитых" странах, а временами его заметное удлинение, неуклонный рост числа инфарктников, инсультников, самоубийц, импотентов, психбольных и наркоманов, бегущих от передозировки рыночной жизни к передозировке галлюциногенов, ибо самая горькая галлюцинация слаще рыночной реальности.

Диктатура рабочего класса не имеет ничего общего с расхожими бунинскими "сташилками" о том, что в условиях диктатуры рабочего класса по улицам ходят кривоногие пролетарии с маузерами и всеми командуют.

С политической точки зрения под диктатурой рабочего класса понимают такое устройство власти в обществе, при котором ликвидирована ДИКТАТУРА БУРЖУАЗИИ и всякая СИЛОВАЯ попытка восстановления ее тирании, пресекается СИЛОВЫМИ же действиями, прежде всего, САМИХ фабрично-заводских рабочих.

С формальной точки зрения, диктатура рабочего класса предполагает, что большую часть представителей законодательных, судебных и руководящих партийных органов составляют именно рабочие города и деревни . В этом случае обеспечивается мандатная гарантия от ПРОИЗВОЛА исполнительной власти и "элиты", абсолютное большинство которой, по общему правилу, составляют представители интеллигенции. Исполнительная власть в условиях диктатуры рабочего класса исполняет и только ИСПОЛНЯЕТ решения законодательных органов, большинство в которых составляют рабочие.

При таких условиях теоретически НЕВОЗМОЖНО принять закон, который бы явился правовой основой ухудшения трудового, социально-экономического и культурного положения непосредственных производителей, будь то удлинение рабочего дня, экономия на технике безопасности или дискриминация членов семей рабочих в отношении доступности образования и отдыха. Но если антирабочие законы все-таки практически принимаются, а вслед за этим социальное, и экономическое положение рабочих ухудшается, то это означает, что ДИКТАТУРЫ рабочего класса просто НЕТ, что не делает чести, прежде всего, самому рабочему классу, поскольку, в научном смысле слова, классом имеет смысл называть только ту общность, которая реально и бескомпромиссно борется за власть, или уже применяет власть для достижения собственных классовых целей . Если же называть классом большую общность людей, позволяющую меньшинству грабить себя самым наглым образом, то такую общность правильнее будет воспринимать, как эксплуатируемый, рабский класс людей, которых только еще предстоит убедить в возможности и необходимости перейти из рабского состояния в состояние господствующего класса.

Буржуазия потому и диктует свою волю сотням миллионам наемных рабов, что ежедневно и БЕСКОМПРОМИССНО борется за удержание в своих руках политической ВЛАСТИ и ежедневно же дерет с пролетариев всего мира семь шкур и монопольную норму прибыли.

Правильное использование представительного фактора диктатуры рабочего класса исключит безнаказанное паразитирование лиц умственного труда на страданиях лиц преимущественно физического труда. Диктатура рабочего класса предполагает высокую степень ответственности интеллигенции перед рабочими за качество законов, управленческих и технических решений. В условиях диктатуры рабочего класса каждая проваленная программа (например, "Жилье-2000") или закон ("О борьбе с алкоголизмом") будет рассматриваться как следствие преступной некомпетентности лиц умственного труда или как их умышленный саботаж, с чем рабочий класс СССР столкнулся в годы "перестройки", когда уже утратил власть. И в том, и в другом случае "интеллигент" лишится права занимать должность, где требуется развитый и добросовестный ум.

Но разобраться в преступной халатности или в злонамеренности пробуржуазной интеллигенции рабочие смогут лишь тогда, когда они объединятся в рабочую коммунистическую партию, в которую войдет и научная интеллигенция, реально борющаяся за ликвидацию деления общества на классы. Иными словами, пролетарская эксплуатируемая масса может превратиться в революционный рабочий класс не раньше, чем промышленные рабочие и антирыночная научная интеллигенция образуют авангард, т.е. собственную политическую партию рабочих.

Следовательно, с сущностной точки зрения , диктатура рабочего класса означает, что каждый принятый юридический закон состоятелен с научной точки зрения, т.е. ОБЪЕКТИВЕН и служил делу постепенного, но безусловного уничтожения классовой, т.е. социально-экономической разнородности общества , путем развития рабочих города и деревни до такого уровня, когда бы частным лицам невозможно было бы использовать пролетариев в качестве безвольного придатка к машине. Диктатура рабочего класса, вооруженная выводами науки, является средством уничтожения диктатуры вообще , поскольку предполагает ликвидацию условий превращения людей в пролетариев.

Осуществить функции диктатуры рабочего класса пролетарии смогут лишь тогда, когда наиболее передовая его часть объединится не только в профсоюзы, не только в Советы рабочих, а, прежде всего, в свою рабочую и потому коммунистическую партию, как ВЫСШУЮ историческую форму организации пролетариев в рабочий класс. Неразрывное единство пролетарских масс и политической партии рабочего класса, как носительницы научных знаний о законах развития общества, является условием достижения конечных целей диктатуры рабочего класса.

Соединение науки с диктатурой рабочего класса есть концентрированная суть, высший этап реализации ленинской идеи слияния подлинно марксистско-ленинской партии с реальным движением рабочих против социального угнетения.

Диктатура рабочего класса в СССР была главным политическим средством внедрения большевизма или, что то же самое, НАУЧНОГО мировоззрения и, следовательно, научной организации во все без исключения уровни и сферы жизни общества. В 30-е годы цепь закономерных побед советского народа в СТРОИТЕЛЬСТВЕ коммунизма в СССР так и называлась и в партийных документах, и в литературе: "Большевистское наступление по всему фронту!".

Но многие до сих пор отождествляют большевизм лишь с мужеством комиссаров, с их аскетизмом и бескомпромиссностью, достаточными для подавления сопротивления буржуазии, но СОВЕРШЕННО НЕДОСТАТОЧНЫМИ для того, чтобы обеспечить победоносное СТРОИТЕЛЬСТВО коммунизма.

Отдельные услужливые пропагандисты большевизма и практически все его критики проблему силового подавления сопротивления эксплуататоров возводят в ранг единственной задачи диктатуры рабочего класса. В результате чего из поля зрения выпадает та часть ленинского учения, в которой было доказано, что окончательная победа над капиталом возможна лишь после того, как диктатура рабочего класса обеспечит победу планового НАУЧНОГО ЦЕНТРАЛИЗМА над анархией рынка, т.е. после перевода общества с анархических "рельсов" эксплуататорского общества на "рельсы" НАУЧНОЙ организации ОБЩЕСТВЕННОГО производства.

С октября 1917 года Советский Союз стал единственным местом в мире, где принятие политических решений осуществлялось НЕ во имя ИНТЕРЕСОВ господствующего класса или взглядов его "вождей", а на основе НАУЧНОГО, т.е. диалектико-материалистического подхода. Прочитав это, демократ, конечно же, затянет "волынку" о "культе личности Сталина". Но все дело в том, что все мифы о "сталинизме" есть выдумки САМИХ демократов. Все победы, одержанные страной под руководством Сталина, объясняются тем, что он реализовал научные подходы к решаемым проблемам, а не свой личный интерес.

Именно в той мере, в какой эксплуатируемый класс, т.е. ПРОЛЕТАРИАТ, преодолевал узкий мирок своих ИНТЕРЕСОВ и переходил на позиции НАУКИ об обществе, т.е. обретал свой собственный интеллектуальный авангард, он, пролетариат, превращался в РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РАБОЧИЙ КЛАСС, сущность которого состояла уже не в производстве прибавочной стоимости для своих хозяев, а в БОРЬБЕ за обладание политической властью. Следовательно, рабочий класс отличается от пролетариата НЕ НАЗВАНИЕМ, а ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ, содержанием которой является, прежде всего, слом БУРЖУАЗНОГО государства и взятие политической власти в свои руки ради построения БЕСКЛАССОВОГО общества.

В классовой борьбе способен победить только тот класс, авангард которого ОБЪЕКТИВНО лучше организован и, с интеллектуальной точки зрения, ВЫШЕ авангарда противоположного класса.

Борясь за соответствие уровня подготовки членов компартии задачам авангарда, Сталин добивался освоения ФИЛОСОФИИ МАРКСИЗМА всеми членами партии. Но и беспартийным исследователям, чтобы получить научную степень, например, кандидата математических наук, необходимо было сдать экзамен по философии. Однако, как показала практика, мелкобуржуазная психология так основательно въелась в сознание российской интеллигенции, что соискатели ученых степеней, в основной своей массе относились к проблеме освоения философских знаний крайне формально. Особо негативную роль сыграло то обстоятельство, что диссертационная форма подготовки научных кадров была тесно увязана с материальным и карьерным интересом. В годы "застойного социализма" широкое хождение приобрела "шутка": "Диссертация - есть пространное заявление о повышение оклада". Сталин сознавал это и в своих выступлениях часто отмечал удручающе низкие темпы роста научного уровня мировоззрения не только "технической", художественной, но и партийной "интеллигенции", что сыграло решающую роль в деле грядущего загнивания КПСС.

Низкий уровень культуры большей части населения, в том числе и философской культуры, доставшийся коммунистам в наследство от монархо-буржуазной России, не позволил в одночасье поломать "традицию", согласно которой вся тяжесть выработки политических решений ложилась на плечи "вождей". Поэтому на первых этапах развития диктатуры рабочего класса основную нагрузку по выработке внутренней и внешней стратегии СССР несли персонально Ленин, а позднее Сталин. Они с блеском решили эти многотрудные, зачастую трагические задачи, поскольку ОБЛАДАЛИ творческим мышлением, т.е. диалектикой.

Но, если учесть, что троцкисты осуществляли в партии идеологический саботаж, навязывая ей в самые тяжелые моменты борьбы тупиковые темы для дискуссий, то становится ясно, что темпы созидательной работы партии не могли быть оптимальными, поскольку большевикам приходилось терять массу времени на разоблачение троцкистов. Приходилось не только доводить до сознания рабочих и крестьян научные истины и организовывать их на борьбу, ЧТО САМО ПО СЕБЕ ТРУДНО , но и разоблачать саботаж, который в бессовестных масштабах рождали троцкисты.

Но "палка", которую троцкисты пытались вставить в колеса большевизма в условиях диктатуры рабочего класса, имела и другой "конец". Троцкисты, своим двурушничеством ВЫНУЖДАЛИ людей, как никогда предметно задумываться над политическими проблемами, выходящими за привычные рамки "бытовщины". В результате в трудовых коллективах, в Советах и в партии возникали массовые и продолжительные дискуссии по коренным проблемам современности. Троцкисты, одной рукой, делая все для разложения строителей коммунизма, другой рукой, сами того не желая, способствовали политическому созреванию рабочих и крестьян. И если в результате дискуссии рабочие СОЗНАТЕЛЬНО склонялись к какой-либо позиции, то сбить их с толку в дальнейшем было и невозможно, и очень опасно. Однако не к месту навязанные дискуссии в условиях надвигавшейся мировой войны все-таки "съели" массу времени и энергии.

Научная политика большевиков, будучи продуктом диалектического мышления, прежде всего, Ленина и Сталина, шаг за шагом подтверждалась ПРАКТИКОЙ реальных экономических побед над троцкизмом и постепенно становилась методом мышления широких масс. Это сейчас демократы "убеждают" простодушных читателей в "закрытости советского общества" времен Сталина. Но если сравнить газеты тех лет с современными, то станет очевидно, что сегодня они нам предоставляют полную информацию только о половой жизни принцессы Дианы и прокурора Скуратова, но ничего не сообщают об ОБЪЕКТИВНЫХ причинах чеченской бойни, банковских крахов, заказных убийств и т.д. Мы информированы лишь о непосредственных исполнителях взрывов в Москве, о количестве раздавленных, сожженных и спасенных. Но нам "забывают" сообщить, о роли банковского капитала в этих взрывах. Короче говоря, при тирании демократов НЕТ шансов получить точный ответ ни на один действительно ВАЖНЫЙ вопрос.

Но в сталинские годы верхи, ВПЕРВЫЕ в истории , учились быть открытыми для масс. Массы, как никогда прежде, имели информацию о СТРАТЕГИЧЕСКИХ замыслах вождей. Адекватное отражение стратегической перспективы в сознании граждан СССР превратилось из привилегии одиночек: Аристотеля или Макиавелли, Вольтера или Маркса, в повседневное дело миллионов. В СССР многие рабочие владели не только ремеслом, но и навыками выработки ЛИЧНЫХ решений на основе учета ГЛОБАЛЬНЫХ политических факторов.

За годы "перестройки" демократические журналисты так и не смогли, хотя и тужились, обгадить политические мотивы, которыми руководствовались рабочие, строившие Комсомольск-на-Амуре, Магнитку, Братскую ГЭС, осваивавшие целину, космос, спасавшие, ценой своей жизни, тонущих людей, уводившие падающие самолеты от населенных пунктов и т.д. Все дело в том, что люди того поколения в значительном своем большинстве, выбирая место приложения талантов, СОЗНАТЕЛЬНО руководствовались потребностями ПОЛИТИЧЕСКОГО прогресса в ГЛОБАЛЬНОМ масштабе. Эти изменения в человеческом "материале" получили свое внешнее выражение и в том, что в СССР сталинского периода беспрецедентно высокими темпами росли тиражи газет, научных, научно-популярных и "толстых" художественных журналов.

Инициируя подобную политику, Сталин исходил из того, что в обществе, в котором ВСЕ взрослое население ТОТАЛЬНО и РАЗНОСТОРОННЕ начитано, а потому дураков и вкладчиков уже нет, эксплуатировать и обирать НЕКОГО.

Как известно фашисты в Освенциме сварили огромное количество мыло из европейцев, упрямо не читавших трудов Ленина и отдавших предпочтение рыночной демократии. Сегодня рыночные демократы России готовят из бывших советских граждан полуфабрикаты для тех же мыловарен.

По мере возрождения в КПСС троцкизма, работа по соединению науки с рабочим классом была фактически свернута. Уже Хрущев, под трескотню "о построении коммунизма", обрек рабочих и колхозников своей ценовой политикой на "хозрасчетный" индивидуализм. В литературе стали насаждаться "аксеновщина" и "булгаковщина", т.е. сексуализированное мелкотемье, потворство малосодержательным журналам и газетам типа "Юность", "Литературка". А при Горбачеве "чернуха-порнуха" и "платоновщина" превратились уже в основное содержание разом обдемократившихся газет и журналов.

Приватизация в десятки раз "уронила" тиражи ВСЕХ изданий, а многие научные и "толстые" журналы или исчезли, или влачат ныне жалкое существование. Достаточно посмотреть, например, как происходило падение тиража журнала "Наука и жизнь" по мере разграбления общественной собственности частными предпринимателями.

В 1990 году было выпущено 1 700 000 экз. журнала "Наука и жизнь".

В 1991....................................... 1 309 000 экз.

В 1992............................................859 560 экз.

В 1994..............................................70 400 экз.

Журналисты так основательно переродились в товар, что даже в этой вопиющей статистике "не заметят" связи между приватизацией, падением тиражей научно-популярных журналов и... ростом преступности. Между тем, например, в Свердловской области число ежегодно регистрируемых преступлений возросло с 49000 в 1986 году до 122000 тыс. в 1993 году. В Башкортостане, соответственно, с 26000 до 49000, в Татарстане с 28000 до 67000. И так по всем регионам России. Даже при 50% раскрываемости преступлений лагерные зоны России уже переполнились МОЛОДЫМИ арестантами, а по общему числу заключенных превзошли все сталинские "нормы".

Таким образом, политика утверждения НАУЧНОГО уровня общественного сознания в СССР имеет как ВОСХОДЯЩУЮ, так и НИСХОДЯЩУЮ ветви. Грандиозные победы Советского Союза на внутренней и международной аренах имели место именно в той мере, в какой содержание НАУЧНОЙ политики ВКП(б) времен Ленина и Сталина усваивалось рабочим классом и превращалось в их революционную, т.е. СОЗНАТЕЛЬНУЮ СОЗИДАТЕЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. Рабочий класс СССР тех лет разительно отличался от мирового пролетариата именно растущей осознанностью своей роли во всемирном историческом процессе,

Но на НИСХОДЯЩЕЙ ветви истории КПСС, т.е. начиная с 1953 года, когда партию возглавили недоучки, когда она перестала бороться с мелкобуржуазностью в своих рядах и в сознании художественной интеллигенции, тогда и произошел фактический отрыв представителей умственного труда от рабочего класса и советский народ стал скатываться к своему современному скотскому состоянию.

Тем не менее, прочности, созданной Сталиным СИСТЕМЫ управления обществом на основе диктатуры рабочего класса, т.е. политики НАУЧНОГО ЦЕНТРАЛИЗМА, хватила еще на 30 лет.

Успех сталинской системы научного централизма был предопределен еще и теми связями, которые со временем были выстроены между политическим и научным руководством страны, в первую очередь, ЦК ВКП(б) с Академией наук СССР.

II

К началу 30-х годов ЦК ВКП(б) превратился в авторитетный мировой центр политической мысли. "Мнение Москвы" безусловно, учитывалось деятелями всего мира. В "сталинский период" монополистам не удалось осуществить ни одной программы борьбы против ВКП(б) и, наоборот, ВКП(б), с разной степенью блеска, удались практически все внутренние и внешние политические программы. В силу этих практических обстоятельств, даже в академических кругах, где особенно велико влияние "гениев", как признанных, так и непризнанных, состоятельность политических планов ЦК ВКП(б), со временем перестала вызывать сомнения.

Основная масса советских ученых под давлением фактов признала политическую компетентность ЦК и самого Сталина и, в силу этого, САМООЦЕНКИ академиков в области политических знаний были близки к объективным, т.е. скромными. Даже такие корифеи науки царской России, как академики Жуковский, Тимирязев, Павлов, со временем, поняли суть сталинской политики развития науки и СОЕДИНЕНИЯ ЕЕ С ПРАКТИКОЙ СТРОИТЕЛЬСТВА КОММУНИЗМА.

В частности, академик Павлов, выступая на XV Международном конгрессе физиологов в 1935 году, сообщал коллегам: "Мы, руководители научных учреждений, находимся прямо в тревоге и беспокойстве по поводу того, будем ли мы в состоянии оправдать все те средства, которые нам предоставляет правительство...". Долгое время Павлов считал себя человеком, стоящим вне политики, и часто ерничал в адрес власти Советов. Однако ужу в середине тридцатых годов Павлов коренным образом изменил свои оценки. "Советская власть, - говорил академик, - дала миллионы на мои научные работы, на строительство лабораторий. Хочу верить, что меры поощрения работников физиологии, а я все же остаюсь физиологом, достигнут цели, и моя наука особенно расцветет на родной почве... Что ни делаю, постоянно думаю, что служу этим, сколько позволяют мне мои силы, прежде всего моему Отечеству. На моей Родине идет сейчас грандиозная социальная перемена. Уничтожена ДИКАЯ пропасть между богатыми и бедными...".

Сегодня на Родине Павлова вновь осуществлена огромная перемена - выкопана ДИКАЯ пропасть бедности, в которую брошены большинство россиян, в том числе и несостоявшиеся "павловы" вместе с их физиологией.

После прихода на политическую арену полит-скомороха Хрущева, "пикейным жилетам" в СССР, а тем более академикам, стало казаться, что уж кто-кто, а они-то в политике разбираются. Даже Сахаров, который при Сталине занимался исключительно "железками", при Хрущеве, начал ощущать себя экспертом и в области военно-политической стратегии. Так, например, после успешного испытания водородной бомбы Сахарова удручала мысль об отсутствии надежного носителя для нее. "Я решил, - писал Сахаров, - что таким носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки. Я фантазировал, - вспоминал новоявленный "Жуль", - что можно разработать для такой торпеды прямоточный водо-паровой атомный реактивный двигатель... Конечно, разрушение портов - как надводным взрывом "выскочившей" из воды торпеды со 100 мегатонным зарядом, так и подводным взрывом - неизбежно сопряжено с очень большими человеческими жертвами. Один из первых, с кем я обсуждал этот проект, был контр-адмирал Ф.Фомин... Он был шокирован "людоедским" характером проекта, заметил в разговоре со мной, ...что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве." (См.: "Знамя", 1990 г., №10-12).

Сахаров ушел из жизни, не увидев ни плодов своего политического невежества, ни того, во что выродились его печально известная МДГ (Межрегиональная депутатская группа), которая, усилиями бесноватых МНСов (в полном смысле слова "младших научных сотрудников"), возвела Сахарова, профессионального бомбиста, в ранг гуманиста и поставила на грань вымирания академическую науку в СССР.

Но при Сталине политические предначертания ЦК ВКП(б) для академического "олимпа" являлись научно состоятельными ОРИЕНТИРАМИ. Большинство академиков искренне ставили свое ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ на службу ПОЛИТИКЕ строительства коммунизма в СССР. Великая Отечественная война, Победой СССР над МИРОВЫМ фашизмом доказала, что отставание царской России от уровня развития ведущих капиталистических стран преодолено, а на многих направлениях фундаментальной науки и технологии СССР вышел на первое место в мире. Достаточно напомнить, что в официальных стратегических доктринах империалистических блоков 50-60 годов, в теоретических разработках генеральных штабов их армий, отсутствовали какие-либо утверждения о технологическом отставании СССР. Напротив, эволюция буржуазных военно-стратегических доктрин происходила под мощным воздействием технологического и экономического превосходства СССР над США, особенно в области космических, ядерных, телеметрических и др. технологий. В частности крупнейшие американские теоретики в области военной экономики и стратегии, Хитч и Маккин писали в конце 50-х годов: "...людские ресурсы, включая народное образование, подготовка рабочей силы и уровень занятости, - один из ГЛАВНЫХ факторов, определяющий развитие экономики... Россия ЗНАЧИТЕЛЬНО опередила Запад в отношении этого вида ресурсов... и, вероятно, в дальнейшем будет идти впереди него".

Таким образом, до середины 50-х годов подготовка научных кадров и разработка стратегических программ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО прогресса СССР осуществлялась академической наукой на научной основе долгосрочных НАУЧНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ оценок международного и внутреннего положения страны, сделанных ЦК ВКП(б) под непосредственным руководством Сталина.

Так реализовалось марксистско-ленинские учения о возрастании роли диалектико-материалистической философии в развитии естествознания, о первенстве политических знаний над техническими и экономическими В ЭПОХУ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ , т.е. когда объективные предпосылки ликвидации эксплуататорских отношений уже созрели. Такой, в главном, была "технология" научно-технического, социально-экономического и военно-политического рывка СССР в период 30-50-х годов.

По большому счету ничто не понесло таких потерь от рыночной реформы в СССР, как именно фундаментальная наука. За последние 10 лет политическое руководство страны потеряло какую бы то ни было реальную связь с академической наукой и превратилось в тривиальную дворню конкурирующих групп олигархов.

Трагедия, постигшая народы СССР в конце 80-х годов показала, во что ему обходится троцкизм в ЦК КПСС и политическое невежество интеллигенции вообще.

ЧТО ДЕЛАЕТ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ПРОГРАММУ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ?

Как известно, "...коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности".

Воображение мещанина тут же услужливо нарисует картину всеобщего разрушительства. Фабрики и заводы, лежат в руинах... Демократические журналисты, поддакивая такому восприятию, посмеиваются над доверчивыми обывателями с высшим образованием, которые не могут самостоятельно додуматься до простой вещи: ЕСЛИ БЫ БОЛЬШЕВИКИ предпочитали РАЗРУШЕНИЕ, а не СОЗИДАНИЕ крупнейших в мире энергетических, производственных и культурных комплексов, то вокруг чего развернулась ЧУБАЙСОВСКАЯ "ВАУЧЕРИЗАЦИЯ" и ПРИВАТИЗАЦИЯ? Из-за чего ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ вот уже несколько лет "мочат" ДРУГ ДРУГА?

Большевики за 70 лет Советской власти, несмотря на непрерывный саботаж и вредительство со стороны демократов, церкви и патриотов, построили столько уникальных предприятий, что, несмотря на откровенно наглое разграбление общественного богатства демократами, к 2000-му году в государственной собственности оставались более 220 тыс . промышленных предприятий, от которых, бездарное российское правительство, не знает, как избавиться, поскольку не умеет управлять ими, а бизнесмены не могут купить, поскольку на это не хватает даже уворованных траншей МВФ.

Выражение "частная капиталистическая собственность" в коммунистической литературе означает не фабрики и заводы, а лишь определенную ФОРМУ экономических ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ по поводу этих самых фабрик и заводов, т.е. таких отношений, которые возникают между мизерной КУЧКОЙ паразитов, закрепивших за собой "право" (при помощи армии, полиции, тюрем, судов и наемных убийц) владеть Землей, заводами и фабриками, в то время как у большинства людей НИЧЕГО НЕТ , кроме его собственного голодного потомства и воздуха, который они вынуждены выдыхать. Следовательно, в "Манифесте коммунистической партии" речь идет не об уничтожении материальных ценностей, а об уничтожении архаичной формы отношений между людьми.

Выражение " капиталистическая частная собственность" принято для обозначения РАЗВИТОЙ ФОРМЫ ОТНОШЕНИЙ частной собственности между людьми, при которой БОЛЬШИНСТВО индивидов, непосредственно создающих ВСЕ материальные и духовные ценности, получают за работу лишь узкий набор предметов потребления, запаса которых хватает ТОЛЬКО для примитивного выживания. В то же время, подавляющее МЕНЬШИНСТВО индивидов, не занятых в процессе непосредственного производства материальных ценностей, владеют ВСЕМИ предметами потребления, средствами производства, и гигантскими участками земной суши, которые передаются в наследство по признаку кровного родства, т.е. точно так, как и при рабовладении.

Таким образом, "уничтожение частной собственности" по Марксу, означает лишь уничтожение садистской ФОРМЫ ОТНОШЕНИЙ между людьми, без ущерба для материальных ценностей , и открытие КАЖДОМУ человеку доступа ко всем материальным и духовным ценностям планеты. Но речь идет не об абстрактной "справедливости" или "уравниловке", а об устранении причин ДЕГРАДАЦИИ гигантского большинства населения, доступ которого к развитию, образованию и творчеству невозможен ввиду отсутствия "собственности" у большинства людей.

Начиная с 1848 года, коммунистическая теория исходит из того, что ликвидация ОТНОШЕНИЙ частной собственности есть важнейшее средство открытия доступа ВСЕМУ населения к средствам развития КАЖДОЙ личности и потому ликвидация ОТНОШЕНИЙ частной собственности будет сопровождаться резким ростом производительной силы общества, что, в свою очередь, самым благоприятным образом скажется на КАЧЕСТВЕ и количестве потребления, а точнее, снимет проблему уродливого потребления в том виде, в каком она существует при капитализме, т.е. проблему голода и унижений, на одном полюсе общества и "проблему" ожирения и развращенности, на другом полюсе общества.

В СССР, по мере ликвидации ОТНОШЕНИЙ частной собственности, особенно в период с 1921 по 1941 годы вопреки вредительству церкви, демократов и патриотов, блокаде и агрессиям западных монополий, мировидение советских рабочих и крестьян претерпело гигантские изменения, беспрецедентные по сравнению с пролетариями метрополий и колоний Запада. Советские рабочие, в основной своей массе, представляли собой самый развитый, информированный и социально защищенный отряд мирового рабочего класса.

Восстановление же ОТНОШЕНИЙ частной собственности в СССР породило обратный процесс, т.е. духовную и физическую деградацию не только рабочих и, тем более, интеллигентов, но и населения всего мира, о чем красноречиво свидетельствуют более высокие, чем до падения СССР, темпы роста терроризма, наркомании, суицида, эпидемий во всем мире.

Чтобы полнее представить гениальность сталинской экономической политики, приведшей к ликвидации капиталистической формы ОТНОШЕНИЙ частной собственности в СССР к началу 30-х годов, а потому и к культурной революции, необходимо понять диалектику, т.е. причинно-следственную связь между трудовой частной собственностью, стоимостью и капиталистической частной собственностью, увидеть предпосылки их возникновения и отрицания.

К сожалению, большинством экономистов до сих пор не усвоено, что категория "СТОИМОСТЬ" принята для обозначения СТИХИЙНОЙ и ТОЛЬКО СТИХИЙНОЙ ФОРМЫ экономических ОТНОШЕНИЙ, возникающих между ЧАСТНЫМИ производителями по поводу КОЛИЧЕСТВА абстрактного ОБЩЕСТВЕННО-НЕОБХОДИМОГО труда, затраченного ими для изготовления товара, т.е. продукта, предназначенного ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ ОБМЕНА.

Величина стоимости ОБЪЕКТИВНА, но производство и обмен товаров осуществляется ЧАСТНИКАМИ , т.е. обособленными производителями на основе коммерческой ТАЙНЫ. Поэтому частники не способны обменять свои товары эквивалентно количеству абстрактного, общественно-необходимого труда, затраченного на его производство. Чем больше товара поступает для обмена на рынок, тем больше суммарная ПОГРЕШНОСТЬ при его обмене. Абсолютная стихийность ОТНОШЕНИЙ стоимости, возникающих между ЧАСТНИКАМИ, исключает возможность ТОЧНОГО определения ВЕЛИЧИНЫ стоимости. По мере развития монополизма ценовое надувательство населения, мелких и средних товаропроизводителей, т.е. нарушение требований закона стоимости, приобретает устойчиво односторонний характер, диспропорции принимают грандиозный размер и порождают циклические кризисы "перепроизводства".

Экономисты по школярски буквально поняли слова Маркса о том, что величины цен колеблются вокруг величин стоимостей и в результате этих колебаний за достаточно большой промежуток времени устанавливается равенство суммы цен и суммы стоимостей. С одной стороны , эти теоретики "забыли", что, раскрывая проявление закона стоимости через закон цен, Маркс имел в виду домонополистический капитализм, полноценный обмен товара на золотые деньги, как частный случай полноценного товара, а не на бумажки. Как показала всемирная практика ХХ века монополистические "колебания" цен на товары, а точнее их постоянный рост, гиперинфляция бумажных "денег" делает отклонения цен от стоимости хроническими , увеличивающими диспропорции между товарной и денежной массой вообще, между товарной массой и покупательной способностью населения, в частности.

Поэтому, зная наперед о подверженности интеллигентов иллюзиям, Маркс не забыл напомнить им, что только "в кроткой буржуазной политической экономии искони царствовала идиллия", что в реальном рынке основные процессы, в том числе и выравнивание ЛЮБЫХ диспропорций, происходят не через "колебание цен вокруг стоимости", а при помощи киллеров, "моря крови", МИРОВЫХ ВОЙН за передел сегментов мирового рынка с разными уровнями доходности.

Экономисты "забыли" о предупреждении Маркса, что стоимость не так доступна, как "вдовица Куикли", что задача по измерению стоимости продукта НЕ МОЖЕТ БЫТЬ РЕШЕНА так же, как, например, задача по измерению его физического объема. Объем и вес неотделимы от самого продукта, т.е. является частью его физических свойств. Стоимость же продукта находится ВНЕ ПРОДУКТА, поскольку представляет собой ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО его ОБЩЕСТВЕННОЕ , а не физическое свойство и проявляет себя ТОЛЬКО В МОМЕНТ ОБМЕНА между частными лицами на рынке. "В прямую противоположность чувственной грубой предметности товарных тел, - писал Маркс, - в стоимость не входит ни одного атома вещества природы. Вы можете ощупывать и разглядывать каждый отдельный товар, делать с ним что вам угодно, он как стоимость остается неуловимым". Более того, продукт с ценником, пролежав на прилавке, может так и не проявить свою стоимость. Он часто выбрасывается на помойку, продемонстрировав тем самым, что труд, затраченный на его производство, не признан покупателем как труд создавший стоимость и потому данный товар вообще не имел стоимости НИКОГДА.

Более того, стоимость НЕ ПОДДАЕТСЯ СУБЪЕКТИВНОМУ ИЗМЕРЕНИЮ ДАЖЕ В ПРОЦЕССЕ ОБМЕНА . Открыв ЗАКОН стоимости, Маркс предупредил читателей, что знание содержания этого закона, в отличие от законов физики, не дает АБСОЛЮТНО никакой гарантии на его СОЗНАТЕЛЬНОЕ использование ибо это закон ИМЕННО стихийного рынка и действует только в рамках стихийного обмена. "Для появления этого научного понимания, - писал Маркс, - необходимо вполне РАЗВИТОЕ товарное производство потому, что ОБЩЕСТВЕННО НЕОБХОДИМОЕ для производства продуктов рабочее время прокладывает себе путь ЛИШЬ через случайные и постоянно колеблющиеся меновые отношения продуктов частных работ, ЛИШЬ насильственно в качестве регулирующего ЕСТЕСТВЕННОГО закона, действующего подобно закону тяготения, когда на голову обрушивается дом" .

Но закон тяготения действует непрерывно и крыша, неожиданно обрушившаяся на голову, лишь наглядно подтверждает перманентность силы тяжести. Закон стоимости нарушается дискретно, в каждом конкретном случае, но действует только по окончанию МИЛЛИОНОВ актов обмена, т.е. тогда, когда его требование безусловно уже нарушено миллионы раз. При этом, закон стоимости это не только закон обмена товарными массами. Он, одновременно, является и законом, предопределяющим пропорции на стадии производства. Нарушив необходимые общественные пропорции на стадии производства , СОВОКУПНЫЙ предприниматель обязательно вынесет на рынок товар в "лишнем" количестве, которое и опрокинет рынок в очередной кризис "перепроизводства".

Закон стоимости, как конденсатор, накапливает в себе отклонения цен от объективной стоимости товаров, аккумулирует все эти рыночные диспропорции до определенной меры, а потом обрушивается банковскими крахами, гражданскими, колониальными и мировыми войнами на головы чудаков, которые самонадеянно думали, что они разобрались в стоимости производимых ими продуктов и, следовательно, назначали за товар "правильные" цены.

Если бы обмен продуктами производился действительно эквивалентно, то закон стоимости не проявлял бы себя никак.

Если же учесть тираническую практику монопольного ценообразования, распространенность фиктивного и "пирамидального" капитала, то становится ясно, что если бы стоимость товаров можно было определить с аптечной точностью, то и тогда практика умышленного нарушения закона стоимости в эпоху монополизма была бы господствующей.

В рыночной экономике более талантливый деляга в каждом акте обмена имеет ЦЕНОВОЙ успех больший, чем его конкурент, пока сам не вступит в отношение обмена с еще более талантливым делягой. Деляга, следующий принципам отношений стоимости не может не быть разорителем себе подобных. В КАЖДОМ акте купли или продажи один из предпринимателей, будучи суровым католиком или сентиментальным мусульманином, обязательно обдирает своего ближнего. Причем, С КАЖДОЙ невольной победой, победитель приближается к той черте, перейдя которую он превращает удушение конкурентов в целенаправленное занятие. Он утрачивает связь с каким либо конкретным производством и сосредоточивает все внимание на росте символов стоимости в своих монополистических руках, т.е. на валюте, акциях, облигациях и т.п. ФИКТИВНЫХ формах капитала. Конкуренты, став монополистами, развязывают мировые войны не только потому, что они моральные уроды по обстоятельствам рождения и по воспитанию, а именно потому, что они наиболее последовательные, ЭТАЛОННЫЕ предприниматели и ничего другого, кроме ГЕНОЦИДА, закон стоимости предложить им не может.

Или предприниматель будет осуществлять геноцид на рынках своих конкурентов, или конкуренты ОБЯЗАТЕЛЬНО осуществят геноцид по отношению к его собственной персоне. Третьего не дано. Перефразируя известное изречение, необходимо сказать: "Хотите мира? Покончите с торгашеством!".

Расстрел Квантришвили, Скорочкина, Айдзерзиса, Листьева, Маневича, Старовойтовой, Копыша, Двали, "случайные" авиакатастрофы и т.д. в демократической России происходят не потому, что "заказавший" их демократ-рыночник испытывал к ним личную неприязнь. Напротив, он наверняка вместе со всеми демократами, систематически ходит на похороны своих жертв, ИСКРЕННЕ скорбит о том, что вынужден убивать этих, по своему талантливых, людей. Но что делать предпринимателю, понимающему, что отношения стоимости не способны обеспечить прибыль обоим конкурентам ни в одной из сфер "законного" и преступного бизнеса. Со смертью, например, Листьева или Старовойтовой количество субъектов, выкачивающих время жизни из граждан России сократилась и, следовательно, масса капитала в других руках увеличилась. А вместе с концентрацией капитала в руках пока еще живого олигарха растет его власть над всем обществом, превращаясь в наследственную тиранию, как бы не надували щеки всебабульно избранные президенты.

Зазубрив формулировку закона стоимости, взятую из учебника, экономисты до сих пор не усвоили, что невинное слово "стоимость" обозначает одну из форм поедания... времени жизни людей, т.е. отношения стоимости это слегка замаскированная форма людоедства, когда одни участники отношений стоимости пожирают не только физические и творческие силы других участников отношений стоимости, а именно ВРЕМЯ их жизни.

Экономическая политика Сталина убеждает наблюдательных читателей в том, что он один из немногих, кто понимал, что отношения стоимости и есть то самое "кощеево яйцо", разбив которое, можно ликвидировать частную капиталистическую собственность. Отношения стоимости это именно та "личинка" в которой живет, развивается и откуда вылезает всепожирающая "гусеница" частной капиталистической собственности.

Сознательно ограничивая анархию, т.е. сферу ВОЗНИКНОВЕНИЯ закона стоимости, сознательно сбалансировав различные отрасли общественного производства, а так же, обеспечивая развитие науки и соединение ее с производством, снижая количество абстрактного труда, содержащегося в каждой единице продукта, повышая, тем самым, производительность общественного труда, Сталин уничтожал "личинок" стоимости из которых могли бы вылупиться "гусеницы" частной капиталистической собственности в СССР.

Причина многих экономических побед Сталина коренится именно в том, что он перевел экономику на БЕЗНАЛИЧНУЮ основу финансовых расчетов, уничтожая, тем самым, почву для воровства и взяточничества - этих основных форм первоначального накопления. Во временах Сталина берет начало опережающий рост общественных фондов потребления по сравнению с темпами роста индивидуальной заработной платы. Достаточно напомнить, что СССР во второй пятилетке был и останется единственной страной в мире, в которой на развитие науки, образования и культуры было выделено почти 30% государственного бюджета . Стипендия студента, с учетом бесплатного общежития, копеечной стоимости проезда в транспорте и т.д. играла заметную роль в решении его материальных проблем.

Стоимость и строительство коммунизма НЕСОВМЕСТИМЫ, поскольку отношения стоимости делает неосуществимым основной принцип коммунизма: "От каждого по способности, каждому по ПОТРЕБНОСТИ". Отношения СТОИМОСТИ, например, делает детей жертвами трагедий мира взрослых людей. В рыночной экономике смерть или тяжелая болезнь родителя обрекает его детей на голод, поскольку закон стоимости допускает к еде ТОЛЬКО тогда, когда в ваших руках есть эквивалент, который можно обменять на жизненно необходимый вам продукт. А поскольку ребенок работать не может, постольку его жизнь зависит только от заработка родителей.

Это понимал даже Мальтус, когда писал, что капиталистическое общество способно получить работника только в том случае, если тот доживет до 16-18 лет, но этого до сих пор "не понимают" сторонники рыночной демократии. Поэтому во всех РАЗВИТЫХ рыночных странах, где к СТОИМОСТИ относятся особенно трепетно, низка не только рождаемость, но и рекордно высока частотность самоубийств, как среди молодежи, быстро осознающей невозможность иметь материальное обеспечение в рамках разумных потребностей, так и среди представителей зрелого возраста, утративших возможность зарабатывать столько, сколько необходимо для удовлетворения потребностей членов семьи. На цивилизованном Западе в кино и литературе достаточно эксплуатируемой является одна из тем о родительской любви: любящий отец, чтобы обеспечить детей материально, страхует свою жизнь, а потом совершает суицид, инсценируя естественную смерть. На этот "благой" шаг его толкают именно отношения СТОИМОСТИ и ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ. Однако более распространенным является сюжет, когда застрахованного родственника умышленно убивают во имя получения и дележа страховки.

Коммунизм несовместим с торгашескими отношениями, т.е. с отношениями стоимости потому, что в каждом акте купли-продажи его участники выступают сознательными КОНКУРЕНТАМИ. Но если люди являются конкурентами в области производства средств существования, то это автоматически исключает их сотрудничество, т.е. сложение усилий во всех других областях. Конкуренция в рыночной экономике абсолютна и всеобъемлюща, кооперация относительна и преходяща. Основным источником "свободной" кооперации наемных работников на частных предприятиях является страх перед голодом и необразованность. Взаимоистребляющая ненависть в надстройке - таково следствие всеобщей конкуренции в базисе.

Невежество советских официальных экономистов заключалось в том, что на протяжении всех лет истории СССР подавляющее их большинство пытались ЗАКОН СТОИМОСТИ, т.е. закон АНАРХИИ производства и обмена, поставить на службу делу строительства... плановой коммунистической экономики. Причем из абсолютного большинства "теоретических" трудов на эту тему следовало, что строительство коммунизма пойдет тем быстрее, чем полнее и буквальнее будут использоваться требования закона стоимости, т.е. пожелание эквивалентности обмена при анархии производства.

Гениальность Сталина заключалась в том, что он последовательно избавлял отношения людей в СССР от их стоимостной, т.е. и от товарно-денежной "скорлупы". Однако, как мы видели, это делалось совсем не так, как в Кампучии, где просто взяли и сожгли все денежные купюры на площади. Сталин сначала создавал новые экономические механизмы, доводил их работу до совершенства и только после этого приступал к "ампутации" буржуазных рудиментов. И, чем успешнее происходило "истончение" отношений стоимости, а, следовательно, и власти денег над людьми, тем стремительнее нарастали темпы научно-технического, культурного и социального прогресса советского общества, тем больше из жизни советских людей уходила частная буржуазная собственность. И наоборот. Чем услужливее старались горе-экономисты времен Хрущева, Косыгина, Андропова использовать закон стоимости для построения коммунизма, тем тучнее становился "теневой" капитал в СССР.

Иными словами, Сталин лучше своих соратников и противников понимал не только диалектику взаимосвязи отношений частной собственности и отношений стоимости, как отношение причины и следствия, но и диалектику обратной связи, когда следствие, т.е. отношения стоимости, превращается в причину реставрации, а именно, капиталистической формы отношений частной собственности.

Капиталистическую частную собственность невозможно уничтожить, не уничтожая форму его существования - ДЕНЕЖНУЮ форму ОТНОШЕНИЙ СТОИМОСТИ, именуемую в простонародье КАПИТАЛОМ. Капитал вырастает из частной собственности постольку, поскольку развитие форм отношений "стоимости" приводит к возникновению денег, а эта последняя форма развития отношений стоимости, т.е. деньги, и есть первая историческая форма капитала.

Именно эту трагическую цикличность на практике разомкнул Сталин, за что его и ненавидят грабители во всем мире.

КАК СДЕЛАТЬ ЭКОНОМИКУ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ?

Победа Октябрьской Революции означала, что рабочий класс России "де-факто" стал авангардом мирового пролетариата. Рабочие Советской России, в решающей своей массе, удивительно глубоко осознали глобальность произошедших изменений и степень свое ответственности за будущее мировой социальной революции. Ничем иным, кроме как ОСОЗНАННЫМ выбором рабочих, нельзя объяснить их жертвенность, боевой и трудовой энтузиазм первых трех десятилетий истории СССР. Массам пришлось СОЗНАТЕЛЬНО выбирать между троцкистской моделью "ситцевого социализма" (развитие легкой промышленности на иностранные кредиты) и сталинской моделью, учитывающей требования объективного закона о преимущественном развитии "тяжелой" промышленности. Рабочие поддержали сталинскую модель экономического развития СССР, ибо поняли, что успех строительства коммунизма в одной стране, в решающей мере зависит от ее воздействия на ход ВСЕМИРНОЙ БОРЬБЫ между формирующимся мировым рабочим классом и классом монополистов, тянущих ПРОЛЕТАРИЕВ на вторую мировую войну.

Задача эта была столь сложной, а времени олигархи Америки, Англии, Германии и Франции оставили населению СССР так мало, что решить ее за счет традиционных для капитализма мер, например, за счет повышения интенсивности труда, не представлялось возможным.

Сталин понимал, что в условиях агрессивного окружения, быстрый рост оборонного потенциала зависел от темпов внедрения в практику именно того ГЛАВНОГО, что и дает коммунистической экономике безусловное ПРЕВОСХОДСТВО над капиталистической, что не могло быть использовано рыночной экономикой ни при каких условиях. Таким единственным средством, дающим экономике СССР безусловное превосходство над капиталистической экономикой, являлась замена рыночных производственных отношений КОММУНИСТИЧЕСКИМИ производственными ОТНОШЕНИЯМИ.

Однако в литературе именно эта сторона учения о "переходном периоде", задачей которого и является построение коммунистических производственных отношений, т.е. ПЕРВОЙ ФАЗЫ КОММУНИЗМА, получило, мягко говоря, неверную трактовку. Из контекста большинства работ следует, одни авторы отождествляют "переходный период" с "социализмом", другие считают, что за "переходным периодом" следует период "строительства социализма" и только "построив социализм полностью и окончательно" можно приступать к строительству собственно коммунизма. На самом деле этапы перехода от капитализма к собственно коммунизму выглядят иначе.

"Переход от капиталистического общества, - писал Ленин, - развивающегося к коммунизму , в коммунистическое общество невозможен без "политического переходного периода", и государством этого периода может быть лишь революционная диктатура пролетариата". Сказано совершенно определенно: сущность и историческое место политического переходного периода - строительство коммунизма .

В содержательном плане политическим переходным периодом называется тот отрезок времени, на котором эксплуататорский класс еще борется за власть, оказывая реальное силовое сопротивление восставшему пролетариату; когда в экономике реально сохраняется МНОГОУКЛАДНОСТЬ, частное предпринимательство с эксплуатацией пролетариев, а коммунистический уклад не способен удовлетворить ВСЕ ГЛАВНЫЕ потребности общества; когда капитал уже не способен победить коммунизм в открытом военном противоборстве, а коммунистический сектор еще не достиг реального экономического превосходства над капиталистическим сектором.

С экономической точки зрения основной задачей диктатуры рабочего класса в переходный период является создание СИСТЕМЫ промышленных предприятий, отношений и учреждений, реально образующих то, что можно назвать собственно КОММУНИСТИЧЕСКИМ УКЛАДОМ в многоукладной экономике.

Не решив этой задачи двигаться к коммунизму, вообще невозможно.

Формулируя основной экономический закон движения к первой фазы коммунизма, Ленин на ХI съезде РКП/б/, в 1922 году, говорил: "За этот год мы доказали, что хозяйничать мы не умеем. Либо в ближайший год мы докажем обратное, либо Советская власть существовать не может... Если бы все коммунисты... ясно сознали: не умеем, давайте учиться сначала, тогда выиграем дело... Смешанные общества, ...в которых участвуют и частные капиталисты, ...и коммунисты, ...эти общества - одна из форм, в которой можно правильно поставить соревнование, показать и научиться тому, что мы умеем не хуже капиталистов установить смычку с крестьянским хозяйством, можем удовлетворить его потребности... Вот какое соревнование стоит перед нами как абсолютно неотложная задача. Вот в чем гвоздь новой экономической политики и вся суть партийной политики... Экзамен этот серьёзный, ибо тут нас могут побить экономически и политически. Позвольте это вам сказать без всякого преувеличения... тут предстоит "последний и решительный бой"... ибо это экзамен соревнования с частным капиталом. Либо мы это соревнование выдержим, либо это будет полный провал".

Характеризуя значимость закона соревнования для судьбы всей революции, Ленин, как видно из цитаты, противопоставляет СПОСОБЫ ПРОИЗВОДСТВА: капитализм и коммунизм. Более того, уже в 1920 году, в своей знаменитой речи на III съезде комсомола, Ленин говорил, что молодому поколению предстоит жить при коммунизме, имея в виду первую фазу коммунизма.

Ленин неоднократно указывал на диалектику исторического положения коммунистов в переходный период. Они должны осуществлять собственно коммунистические преобразования и одновременно, лучше самих капиталистов, владеть буржуазными приемами хозяйствования.

Налаживая плановый научный централизм, коммунисты вынуждены были некоторое время использовать "хозяйственный расчет", т.е. чисто буржуазный прием. "Вся наша государственная торговля, - говорил Ленин на ХI съезде, - и вся наша новая экономическая политика, являются применением нами, коммунистами, приёмов... капиталистических... Вот вещь, которую нам приходится проделывать в экономике: теперь выдержать соревнование с простым капиталистом, купцом, который к крестьянину пойдёт и не будет спорить о коммунизме, ...а станет спорить: что ежели нужно достать, правильно сторговать, суметь построить, то я-то построю дорого, а, может быть, коммунисты построят... в десять раз дороже. Вот какая агитация представляет теперь суть дела, вот в чём корень экономики". Следует иметь в виду, что эти слова были произнесены в условиях уже провозглашенной "новой экономической политики"(НЭП). Но сегодня суть НЭП бессовестно искажена сторонниками "рыночного социализма" во всех учебниках. Выпячивается как раз та сторона НЭП, которая не составляла сущность "новой" экономической политики РКРП(б), но, после блестящих побед в гражданской войне, бросалась в глаза, казалась действительным отступление большевиков.

В ленинском же варианте НЭП являлся не столько уступкой рыночной стихии, а, прежде всего, НОВОЙ ФОРМОЙ БОРЬБЫ КОММУНИЗМА ПРОТИВ КАПИТАЛИЗМА в России. Новой в том смысле, что уже исчезла необходимость и даже повод для применения военной силы в масштабах, в каких это делалось в период с 1918 по 1920 годы. Теперь коммунизм должен был и мог доказать свою состоятельность исключительно хозяйственной политикой, вытесняя из жизни архаичные рыночные формы хозяйствования не прибегая к войсковым формам насилия.

Заслуга практической организации борьбы "способов коммунистических против способов капиталистических" в рамках НЭП принадлежит Сталину. К 1936 году из жизни общества практически были изжиты все прямые формы буржуазных отношений. Экономика СССР превратилась в плановую, централизованную, бескризисную, с абсолютным уровнем занятости населения, с рекордной социальной однородностью, с высочайшими в истории человечества темпами развития материального производства, с устойчивым приростом населения и ростом его культуры, при исчезновении типичных для Запада, организованных видов преступности и проституированности верхов.

Речь о завершении переходного периода зашла ТОЛЬКО после того, как были выполнены: план ГОЭЛРО, первая и вторая "пятилетки" экономического и социального развития СССР; завершилась индустриализация промышленности и коллективизация сельского хозяйства на базе МТС; вся страна научилась читать и писать, вышла на одно из первых мест в мире по количеству студентов высших и средних специальных учебных заведений.

Задача переходного периода состоит в переходе от ФОРМАЛЬНОГО обобществления основных средств производства, т.е. от юридического оформлении факта их национализации в период "красногвардейской атаки на капитал", к РЕАЛЬНОМУ обобществлению производительных сил, т.е. к уничтожению частной собственности. Критерием же завершения борьбы за ликвидацию частной собственности является ЗАВЕРШЕНИЕ СТРОИТЕЛЬСТВА СИСТЕМЫ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ПЛАНИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА. Поэтому всякое умышленное посягательство на плановое ведение экономики или даже безграмотное планирование (что особенно опасно), следует расценивать только как вольное или невольное вредительство в наиболее важном звене строительства коммунизма.

Если отвлечься от целенаправленного вредительства троцкистов, то следует иметь ввиду, что Сталину пришлось осуществлять обобществление экономики на деле в условиях недопонимания сути законов коммунизма практически всем корпусом советских официальных экономистов. Достаточно обратится к трудам Вознесенского, некогда возглавлявшего Госплан, в которых легко заметить приверженность главного "плановика" страны, как и Косыгина, и Андропова, именно "хозрасчету", т.е. анархии производства, хотя препятствий, для дальнейшего развития плановости в экономике СССР, уже вообще не наблюдалось.

Вопреки субъективным помехам Сталину удалось построить централизованную экономику не только потому, что его политика соответствовала ОБЪЕКТИВНОМУ уровню развития монополизма в России до 1917 года, а потому, что в вопросах стратегии развития он апеллировал непосредственно к рабочему классу. Как ни парадоксально, на первый взгляд, но рабочие, в основной своей массе, усваивали экономическую политику ВКП(б) органичнее, а работали над ее воплощением в жизнь неизмеримо искреннее, чем многие члены ЦК. В СССР 20-30-х годов имело место редчайшее в истории совпадение, когда передовая часть "верхов" и основная масса "низов" хотели одного и того же. И, чем дальше, тем больше. Достаточно сказать, что беспрецедентный ленинский план ГОЭЛРО, рассчитанный на 15 лет и выдвинувший Россию в число индустриальных держав, рабочий класс СССР под руководством Сталина выполнил... всего за десять лет.

Это был план, системно учитывавший БАЛАНС внутренних и внешних потребностей строительства именно КОММУНИСТИЧЕСКОЙ экономики в одной стране в условиях блокады. Это был план в котором политические и натуральные факторы были сознательно поставлены во главу планирования, а ценовые выполняли лишь вспомогательную функцию. Именно освобождение плана от приоритета стоимостных и ценовых ограничителей, позволили в рекордно короткие сроки осуществить в СССР то, что невозможно в условиях рынка.

Знаменательно, в этом смысле, совпадение времени начала выполнения первого пятилетнего плана в СССР с экономическим кризисом 1929-32 годов в капиталистическом мире и многолетней депрессии в США. Достаточно сказать, что за три года кризиса объем промышленного производства в развитых капиталистических странах упал на 40%, а в СССР за те же годы объем промышленного производства вырос в ДВА раза. Такие темпы прироста экономического потенциала, на фоне рыночного кризиса Запада, есть прямое доказательство превосходства собственно коммунистического способа производства над капиталистическим.

На Западе предпринимателям приходится тратить время не только на разработку проекта, но и, что самое "хроноемкое", на поиск источников финансирования. Парадокс рынка в том всегда и состоит, что предприниматели, сидя на реальном богатстве, не могут пошевелить и пальцем, пока не придут в движение... массы бумажек в банках и на биржах. Советский Союз первым в истории человечества стал строить заводы для того, чтобы их продукция удовлетворяла РЕАЛЬНЫЕ политические, социальные, эстетические и биологические потребности людей, а не для того, чтобы рос банковский счет, например, лично Абрамовича.

Путаницу в умах искренних сторонников коммунизма по поводу соотношения переходного периода и "социализма" отчасти можно объяснить тем, что они недостаточно последовательно используют выводы учения Маркса об общественно-экономической формации. Между тем, в отношениях отрицания отрицания состоят именно КАПИТАЛИЗМ и именно КОММУНИЗМ, а не капитализм и социализм, как некоторым это кажется. Как известно, сразу после выхода в свет "Манифеста коммунистической партии", социалисты объявили Маркса и Энгельса раскольниками именно потому, что провозгласили ВСЕ существующие социалистические теории, феодальные, мелкобуржуазные, религиозные, "немецкие истинные" и т.п. - реакционными. Объективные преимущества над капиталистическим укладом экономики имеет только коммунистический уклад. Никакой собственно "социалистической формации" или "социалистического способа производства" не существует. Переходный период от капитализма к коммунизму завершается тогда, когда все материальное и духовное производство в стране поставлено на научную, т.е. централизованную плановую основу, когда рядом с общественной собственность существует только кооперативная форма собственности, исключающая наемный труд . Тем самым происходит завершение политического переходного периода, что и означает вступление общества в ПЕРВУЮ ФАЗУ КОММУНИЗМА , экономическим содержанием которой и является строительство ПОЛНОГО коммунизма и, следовательно, борьба с остатками буржуазности в обществе, например, с оплатой по труду, с государственностью, с кооперативной формой собственности, с зависимостью детей от нерадивых родителей.

Главная трудность в понимании содержания задач, стоящих перед коммунистами, заключалась в том, что строительство материальных объектов и строительство коммунизм, - это существенно разные вещи, хотя и взаимосвязанные между собой. Для строительства материальных объектов достаточно инженерных знаний. Для строительства коммунизма необходимы знания, которыми, на первых порах, не обладало и не обладает пока БОЛЬШИНСТВО населения, поскольку капиталистический базис делает эти знания недоступными для эксплуатируемых.

Трагичную роль в истории СССР сыграло и вульгарное представление экономистов о планировании как о, всего на всего, поддержании баланса между отраслями экономики, производством и потреблением. Оказалось недопонятым, что обеспечение баланса минимально достаточный признак и элемент планирования, причем не только коммунистического, но и всякого планирования вообще. Необходимым признаком коммунистического планирования является планирование УСКОРЕНИЯ социально-экономического развития. Если же ускорения социально-экономического развития не наблюдается, то это означает, что планирование не является коммунистическим по своему содержанию. Бесконечные рассуждения, наводнившие экономическую литературу в СССР 70-80-х годов, о необходимости перевода экономики на "рельсы" интенсивного развития, т.е. соединения экономики с научно-техническим прогрессом, не доводились до господства этой идеи в организационной работе ЦК КПСС, имевшего неограниченную власть над Госпланом СССР. Ничем иным как глубоким невежеством одних членов ЦК и вредительством других членов ЦК такое положение вещей объяснить невозможно.

Идиотизм экономистов в те годы проявил себя в попытке доказать, что интенсификация экономики, т.е. насыщение ее фундаментальной наукой, возможен через... хозрасчет. При этом от массового читателя скрывалось, что на Западе государство играет гигантскую роль не только в финансировании фундаментальной науки, не только в соединении ее выводов с производством, но и в ускоренной амортизации средств производства частных фирм в интересах поддержания высокого ВОЕННО-экономического потенциала стран НАТО. Под "сурдинку" о недостатках командно-административных методов, "видные советские экономисты" и другие прохвосты, организовали в прессе остервенелую атаку на централизованное планирование и к 1990 году добили Госплан СССР.

Между тем, коммунистическим планированием можно назвать только такое, которое обеспечивает УСКОРЕННОЕ социально-экономического развития всего общества. В соответствии с коренными выводами марксизма-ленинизма, КАЖДЫЙ очередной план, если он коммунистический, должен быть планом внедрения в жизнь следующего поколения научно-технических решений и социальных технологий.

В узком смысле слова, понятия "коммунистическая" и "плановая" экономика являются синонимами. Сбалансированность, а потому бескризисность, в экономике - есть достаточное подтверждение преодоленности отношений частной собственности, стоимости и массового рыночного невежества. Устойчивое ускорение социально-экономического развития является необходимым признаком собственно коммунистического планирования.

Гармоническое сочетание достаточного и необходимого условия коммунистического планирования было характерно для СССР в 30-е годы. В результате, тенденции развития СССР стали столь очевидными, что политическое руководство Запада приняло решение о военном походе против СССР, тем самым, признав свое поражение в экономическом соревновании. Единственное, на что оставалось уповать монополистам, это на внезапность и на количественное военное превосходство, которое пока сохранялось за империализмом. Незадолго до нападения фашистской Европы на СССР, Гитлер заявлял: "Мы не можем спокойно смотреть на то, как у нас под боком большевистская Россия осуществляет свои грандиозные пятилетние планы"(См.: "Совершенно секретно"- М.:Наука,1984г.).

Для максимальной мобилизации сил империализма, Рузвельт и Гитлер убедили своих монополистов временно не играть по правилам либерального рынка, а руководствоваться теорией Кейнса, т.е. теорией централизованного регулирования частной экономики. С целью преодоления депрессии в экономике Германии и США, Гитлер и Рузвельт практически одновременно развернули программу "государственных работ" в виде строительства шоссейных дорог, а 70% иностранных капиталовложений в военную экономику уже ФАШИСТСКОЙ Германии сделал, по планам "Юнга" и "Дауэса", именно Рузвельт.

Германии удалось осуществить свои циклопические военные программы только потому, что немецкие монополисты, как и американские, временно согласились на централизованное государственное управление экономикой. Т.е. исторически государственно-монополистический капитализм (ГМК) возник, прежде всего, в связи с началом вооруженной борьбы монополий за передел уже поделенного мира с позиции изменившегося соотношения сил монополистов, т.е. в связи с кардинальным ростом роли насилия в рыночном мире. Монополизм, влекущий за собой рост концентрации капиталов и производства, объективно требует централизма. Позднее точно так обстояло дело с японским, южно-корейским и чилийским экономическими "чудесами". Таким образом, не только при коммунизме, но и при капитализме централизм существенно повышает эффективность экономики.

Но коммунистический научный централизм, в сущностном плане, противоположен централизму ГМК.

Военный элемент внешней политики СССР не порожден внутренними экономическими потребностями строительства коммунизма и поэтому никогда не играл определяющей роли в развитии экономики СССР и НИКОГДА не превосходил военный потенциал США! Начиная с октября 1917 года, Советская Россия единственная страна мира, которая предлагала всем воюющим странам заключить мир без аннексий и контрибуций, а так же осуществить полное и всеобщее разоружение. Все эти предложения были отвергнуты именно капиталистическими странами. В 1941 году уровень военного потенциала СССР, уступал суммарным вооруженным силам даже самой коалиции фашистских стран. Коммунистический научный централизм, в отличие от ГМК, существует, как минимум, ради того, чтобы обеспечить СБАЛАНСИРОВАННОСТЬ И БЕСКРИЗИСНОСТЬ ЭКОНОМИКИ ВО ИМЯ ВСЕСТОРОННЕГО И ПОЛНОГО РАЗВИТИЯ КАЖДОЙ ЛИЧНОСТИ. Таков АБСОЛЮТНЫЙ экономический закон коммунизма. Свое влияние на мир, как и учил Ленин, Сталин оказывал именно ВНУТРЕННЕЙ экономической политикой. Поэтому военная составляющая его внешней политики ВСЕГДА была минимально необходимой. Особенно в годы первой и второй пятилеток.

С точки зрения внутренних потребностей СССР в насилии, очевидно, что, даже при НЕИЗМЕННОМ уровне привлекаемых сил, суммарное силовое воздействие на неуклонно сокращающуюся массу реакционеров ПОВЫШАЛОСЬ в связи с поражениями, уже понесенными контрреволюцией. Поэтому, в конкретно-исторических условиях СССР, силовое воздействие на контрреволюцию объективно возрастало даже тогда, когда репрессивный аппарат сокращался. Особенно наглядно это заметно на примере беспрецедентного сокращения Красной армии после победы в гражданской войне. Именно такова логика усиления классовой борьбы по мере строительства социализма. Такова ее диалектика: усиление репрессивного давления на остатки вредителей и террористов, при общем сокращении репрессивного аппарата.

И наоборот. Снижение авторитета центрального руководства, начиная с хрущевщины, потребовало наращивания военных и "кагебешных" усилий во внешней и внутренней политике. Прошедшие десять лет рыночного реформирования России доказали со всей определенностью, что именно внутренние экономические проблемы РЫНОЧНОЙ России требуют все более мощного силового оформления. В настоящее время формирования МВД, ФСБ, МЮ, МЧС, налоговой инспекции и частных охранных фирм численно существенно превосходят армию России. Закономерно, что самая богатая страна рыночного мира, США, содержит самые крупные вооруженные и полицейские силы в мире, самую развитую пенитенциарную систему с изощренными приемами казни преступников. То есть репрессивные силы США росли пропорционально экономическим "успехам" рынка США.

Существенное снижение роли репрессивного аппарата во внутренней политике СССР наблюдалось в самом начале переходного периода. Новая экономическая политика (НЭП) была провозглашена Лениным не потому, что волнения тамбовских крестьян напугали его, одержавшего победу над наемниками Колчака, Деникина, Врангеля и Юденича. Напротив, крестьяне требовали от уже признанного ими и потому победившего Совета Народных Комиссаров выполнения одного из лозунгов революции: "Земля крестьянам". Причем речь не велась о восстановлении частной собственности, а лишь о праве торговать излишками. Середняк не собирался свергать власть Советов. Даже "кронштадский мятеж" белогвардейцы вынуждены были проводить под лозунгом: "Вся власть Советам без большевиков". Поэтому уже на XI Съезде РКП(б) Ленин поставил задачу ДОКАЗАТЬ крестьянам, что большевики умеют не только побеждать контрреволюцию в ВОЕННОМ столкновении, но и созидать ЛУЧШЕ и БЫСТРЕЕ, чем частные предприниматели. Ясно само собой, что в какой мере решается задача созидания, в такой же мере партия приобретает реальный авторитет и исчезает необходимость силового воздействия на трудящиеся массы для проведения экономической политики.

С окончанием переходного периода, т.е. с ликвидацией опасности восстановления капитализма насильственным путём, с переходом экономики на плановые рельсы, с утверждением монополии власти Советов, вопрос о соревновании с остатками капитализма на первой фазе коммунизма, к сожалению, был практически снят. Усилиями академиков Варги и Иоффе вопрос об экономическом соревновании двух способов производства был переведён в теории исключительно в международную плоскость, в область созерцательного сопоставления экономических показателей двух мировых систем: капитализма и социализма. Строго говоря, Сталин не обратил внимания на труды этих академиков.

С "зияющих высот" поражения КПСС иначе выглядит и "драматургия" известной экономической полемики 50-51 г.г., завершившейся выходом в свет работы Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР". Создаётся впечатление, что победы, а может быть и возраст, притупили бдительность Сталина и он, сосредоточившись на частных "ошибках" таких "товарищей" как Венжер, Ноткин, Санина, Ярошенко, не вполне осознал, что за этими "ошибками" стоят не только покойные Троцкий, Каменев, Зиновьев, Вознесенский, но и пляшущий в подпитии Хрущёв и скромный Косыгин. После смерти Сталина эпигоны выхолостили из учебника "политэкономии" все то победоносное, что на практике опробовал Сталин и благодаря чему все лица демократической национальности, ныне глумящиеся над памятью о Сталине, не были истреблены в годы второй мировой войны.

Как стало ясно теперь, после поражений, понесенных рабочим и коммунистическим движением, восторги Дубчека по поводу строительства "социализма с человеческим лицом" в ЧССР, тихая радость Тито по поводу строительства "рыночного социализма" в Югославии, литературное фонтанирование буничей и абалкиных, косолаповых и медведевых, волкогоновых и яковлевых по поводу построения "развитого социализма" в СССР, были формой увода экономики в сторону от решения задач непосредственного строительства коммунизма. Непрерывное достраивание и перестраивание социализма превратилось в главное занятие компартий, пораженных оппортунизмом.

Таким образом, история доказала, методом "от противного", что если не строить коммунизм прямо и непосредственно, если проводить половинчатую политику в вопросах вытеснения капиталистических производственных отношений коммунистическими, то реставрация капитализма неизбежна, ибо как не существует возможности для "скрещения" идеологий антогонисических классов, точно так, как не существует путей победы над капитализмом помимо вытеснения его коммунизмом.

Строить коммунистическую экономику можно только путем строительства... коммунистической экономики. Невозможно идти вперед, не идя к коммунизму!

Заключение.

Таким образом, если моделировать принципиальную логическую схему общественного устройства, обеспечившую победы рабочему и коммунистическому движению до 1953 года, т.е. на восходящей ветви строительства коммунизма, то можно выделить в ней следующие важнейшие звенья.

1. Коммунистическая теория является естественно-историческим продуктом развития человечества и возникает, когда уже все необходимые материальные и духовные предпосылки для обеспечения всестороннего и полного развития природных и общественных задатков КАЖДОЙ личности созрели, но капиталистические производственные отношения продолжают бессмысленно расходовать силы общества на войны, кризисы, эпидемии, преступность, проституцию и наркоманию. Коммунистическая теория - единственная система научных знаний о законах построения общества, в котором всеобщее счастье достигается через обеспечение материальных, социальных и духовных условия для достижения счастья каждой отдельной личностью. С другой стороны коммунистическое общество основано на понимании каждым индивидом той очевидной зависимости, что максимальное индивидуальное счастье гарантировано лишь коммунистическим устройством всего общества. С точки зрения уровня духовного комфорта КАЖДОЙ личности, понятия "коммунизм" и "счастье" являются синонимами.

2. Коммунистическая формация, по сравнению со всеми предыдущими, ставит вопрос не о замене одной формы тирании и эксплуатации другой, более "добровольной", а именно об использовании объективных предпосылок полной ликвидации всех форм тирании человека по отношению к другому человеку. От общества, в котором насилие над личностью тысячелетиями являлось обязательной и естественной формой экономических отношений между людьми, только коммунизм ведет человечество к полной ликвидации всех форм отношений насилия между людьми. В эпоху политического переворота большинство населения страны, будь то католики, гугеноты, якобинцы, вандейцы, коммунары, версальцы, белогвардейцы или большевики, все они, воспитанные в рамках религиозности, каторжных тюрем, кризисов, войн, феодального и буржуазного аморализма, воспринимали насилие как нечто естественное. В то время как все докоммунистические формации без насилия и репрессий существовать не могут в принципе, коммунистическая формация, как таковая, единственная, гарантирующая решение общественные проблемы, не прибегая к насилию и репрессиям вообще.

3. Коммунистическая формация единственная в истории человечества функционирует на базе диктатуры... научных знаний , научного мировоззрения, т.е. сознательного использования законов социально-экономического движения общества. Данное свойство коммунистической формации является продуктом естественного движения общественного сознания от господства мистики, т.е. слепой веры в религиозные догматы, к осмыслению законов объективного бытия. Даже в буржуазных и современных полуфеодальных странах уровень религиозности населения планеты не идет ни в какое сравнение с тем, каким искренним он был всего двести лет тому назад, когда, например, не выборы, а "помазание" давало народу правителей. Такова господствующая тенденция. Степень осмысленности общественных реакций населения планеты неуклонно растет, хотя и недостойными Человека темпами. Коммунизм, в отличие от капитализма, развивается тем медленнее, чем дольше сохраняется религиозность и, следовательно, социально-политическое невежество основной массы населения. Капитализм, напротив, существует тем дольше и развивается в сторону господства олигархов тем стремительнее, чем больше "лохов" в обществе, чем обильнее общественное сознание "унавожено" невежеством. Поэтому в рыночных странах вся система государственного образования неимущих слоев населения построена именно так, чтобы замедлить интеллектуальное развитие молодежи пролетарских окраин.

Образно говоря, само существование капитализма является показателем преобладания в обществе людей, которых в простонародье принято называть тупыми. Однако, плач буржуазных экономистов о неумолимом снижении темпов прироста нормы прибылей в мировой рыночной экономике можно объяснить еще и тем, что за последние сто лет уровень тупости в мире понизился, и все большее количество людей начинают бороться хотя бы за то, чтобы доля их "заработной" платы в национальном доходе росла.

4. Коммунистическая теория признает, что важнейшей объективной предпосылкой крушения капитализма является то обстоятельство, что капитализм сам, логикой своего развития, подводит общество к необходимости ликвидации капиталистических производственных отношений, поскольку, с одной стороны, они переросли в монополистические, т.е. в сословно-феодальные и стремительно трансформируются в сторону олигархически-рабовладельческих, т.е. национал-социалистических, а с другой стороны, капитал вне всякой связи с коммунизмом, сконцентрировал и организовал фабрично-заводских рабочих всего мира так, что они привыкли работать в условиях глубокого общественного разделения труда, узкой специализации производства и роста его наукоемкости. Динамичная смена технологий преобразовала сознание значительных масс пролетариев, некогда самого темного и потому консервативного слоя непосредственных производителей, передававших "профессию" кочегара или молотобойца из поколения в поколение. Сегодня в среде пролетариев развитых стран борьба за образование - нормальное явление на рынке труда со всеми вытекающими последствиями.

Отсюда следует, что действительно беспрепятственное соединение науки, производства и социального прогресса общества, возможно только в условиях диктатуры рабочего класса , как класса, который, во-первых, более кровно, чем кто-либо, заинтересован в снижении интенсивности своего труда и, во-вторых, заинтересован в увеличении своего свободного времени для всестороннего развития своей личности, формирования в себе Человека, а не придатка машине.

5. Опыт восходящей ветви строительства коммунизма в СССР показал, что это строительство происходило успешно только там и тогда, где и когда страна прямо и непосредственно утверждала именно коммунистические производственные отношения, строго учитывая степень зрелости объективных предпосылок для внедрения коммунистических принципов в тех или иных областях политики и экономики.

ВКП(б) удались все основные коммунистические преобразования потому, что до 1953 года эта партия, особенно ее Центральный Комитет, являлась рекордно интеллектуализированной организацией среди ВСЕХ политических партий мира. Ее авторитет в пролетарских и академических кругах укреплялся в той мере, в какой развивались прогностические и организационные качества большевистской части членов Центрального Комитета. До 1953 года стратегическое, долгосрочное планирование социально-экономического развития СССР осуществлялось Академией наук СССР на основе политических прогнозов и стратегических решений ЦК ВКП(б), систематически подтверждаемых практикой. Именно признание технической "элитой" СССР научной состоятельности политического руководства ВКП(б) (политический прогресс художественной "элиты", в силу доминирования эмоциональной компоненты в их "ремесле", происходил все-таки медленнее и противоречивее, чем научных кадров, хотя претенциозность у художественной "элиты" всегда была выше, чем у ученых), а не формальное господство партии, обеспечили динамичное развитие коммунизма в СССР в те годы.

6. Успехи реализации долгосрочных программ социально-экономического прогресса СССР через систему пятилетних планов развития экономики до 1953 года объясняется, прежде всего, тем, что до 1953 года планирование предполагало не только и не столько поддержание общественно необходимых пропорций между отраслями народного хозяйства, между производством и потреблением, не столько и не только рост количественных показателей производства, сколько рост качественных показателей, рост производства за счет соединения его с прогрессом в науке и технологиях. К началу 50-х годов никто в мире не заводил речь о научном и технологическом отставании СССР.

Важнейшей причиной экономических успехов СССР и побед его Вооруженных Сил в борьбе с контрреволюцией и интервентами является то, что экономические пятилетние планы содержали в себе элементы борьбы с пережитками рыночного варварства. Пятилетние планы до середины 50-х годов были планами внедрения коммунистических производственных отношений в практику, планами поэтапной ликвидации анархии производства, через обобществление производительных сил СССР на деле и утверждение безналичного обращения финансов. Взяточничеству и воровству, которые веками пронизывали все поры рыночных "цивилизаций", только в СССР впервые в мире был поставлен действенный заслон.

Вместе с приватизацией, т.е. с восстановлением во всех сферах экономики наличного оборота финансовых средств в общество вернулась вся та грязь, от которой граждане СССР были практически свободны в течение нескольких десятков лет. Сегодня у многих вызывает улыбку уголовные дела в связи с "особо крупными хищениями" в СССР 70-х годов. Ныне "непойманный вор" составляет, по признанию олигарха Березовского, абсолютное большинство корпуса российских предпринимателей.

Пора бы людям, самочинно относящим себя к интеллигенции, разобраться, в какое положение они попали, кто их покупает, и чьи похоти они удовлетворяют. Есть большая вероятность, что официальную интеллектуальную "элиту" конца ХХ века, в подавляющем большинстве, потомками окрестят, геростратами, недоумками и подлецами. Кто из современных телеведущих, известных публицистов и художников хочет, чтобы его внуки думали о нем с презрением? А опасность такая существует реально. Тем более, что все материальные предпосылки для построения общества, свободного от тирании олигархов и их цепных президентов, уже сложились. Не видеть их невозможно. Не бороться за их актуализацию - преступно и позорно.

Земля вполне созрела, чтобы стать планетой Людей, т.е. планетой Счастья.

Май - сентябрь 2000
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента