Валерий Подгузов

Коммунизм против «кумунизьма»

Введение

Учреждение Российской Коммунистической Рабочей Партии (РКРП) 23 ноября 1991 года является закономерным следствием развития Движения Коммунистической Инициативы (ДКИ), образованного 22-го апреля 1990 года коммунистами, осознавшими необходимость перехода к бескомпромиссной борьбе с ОППОРТУНИЗМОМ, поразившим значительные массы рядовых коммунистов и практически весь ЦК КПСС вместе с его Генеральным Секретарем. Ход событий подтвердил научную точность не только наиболее общих прогнозов, но и многих частных оценок политической ситуации в СССР и в КПСС, данных на I и II съездах ДКИ, на 28 съезде КПСС и на учредительном I съезде РКРП. Программа и Устав РКРП объединяют людей, чье мировоззрение построено на фундаменте марксизма-ленинизма, т.е. на знаниях СИСТЕМЫ ОБЪЕКТИВНЫХ ЗАКОНОВ движения современного общества, на подтвержденных практикой ХХ-го века выводах о коммунизме, как основном пути избавления человечества от мировых войн, экономических и экологических кризисов, от катастрофической моральной деградации молодежи и всеобщего вымирания.

Исторические судьбы коммунизма

В середине XIX века, характеризуя распространенность коммунизма, К.Маркс и Ф.Энгельс в “Манифесте коммунистической партии” писали: “Призрак бродит по Европе - призрак коммунизма”. В настоящее время население Китая, а также Корейской Народной Демократической Республики, Кубы и Вьетнама, т. е. более миллиарда человек, находится на первой, низшей фазе КОММУНИЗМА, которую, на бытовом уровне, принято называть социализмом. Более того, несмотря на временные трудности, переживаемые коммунистами, на планете уже практически не осталось частей света и стран, в которых не действовали бы коммунистические партии той или иной степени зрелости. Иными словами, коммунизм из ЕВРОПЕЙСКОГО ПРИЗРАКА превратился во ВСЕМИРНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ самым предметным образом учитываемую всеми без исключения политиками и правительствами. Актуальнее, чем прежде, звучит вопрос основоположников теоретического коммунизма, заданный человечеству почти 150 лет тому назад: “Где та оппозиционная партия, - спрашивали они, - которую ее противники, стоящие у власти, не ославили бы коммунистической? Где та оппозиционная партия, которая в свою очередь не бросила бы клеймящего обвинения в коммунизме как более передовым представителям оппозиции, так и своим реакционным противникам?”. Жажда коммунизма у одних, ненависть к коммунизму у других, спекуляции на коммунизме у третьих, все это указывает на превращение коммунизма в неистребимую реальность современного мира. Знаменательно, в этом смысле, что на территории Советского Союза после развала КПСС возник целый спектр мелкобуржуазных партий, которые во имя привлечения избирателей на свою сторону называют себя коммунистическими. Подобные мистификации, в конце концов, обязательно проваливаются, как это уже произошло, например, с “руцкистами” в России, но, с точки зрения науки, важно, что на ОБЫДЕННОМ уровне общественного сознания восприятие слова “КОММУНИЗМ” значительной частью населения планеты ныне более рассудочно, чем в недалеком прошлом, когда жупел коммунистической “угрозы” облегчал фашистам и прочим демократам “хождение во власть”. Распространенность теории и практики коммунизма еще долгое время будет находиться в строгом соответствии с законами распространения ... КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ производственных отношений, повсеместного формирования класса “национальных” предпринимателей на базе растущей индустриализации стран “третьего мира”. Иначе говоря, там и тогда, где и когда трудящаяся часть населения не хочет, не может или не торопится ТЕОРЕТИЧЕСКИ овладеть коммунистическим мировоззрением , там и тогда свой, т.е., в абсолютном большинстве случаев, компрадорский КАПИТАЛ, через ПРОЛЕТАРИЗАЦИЮ СВОЕЙ НАЦИИ, т.е. через сдирание семи шкур со своих же соплеменников, пробуждает в людях интерес к коммунистической идеологии и к партийной организации в особенности. Крушение КЛАССИЧЕСКОГО рабовладельческого колониализма ЕВРОПЕЙСКИХ “демократических” стран в начале 70-х годов и, в связи с этим, резкий рост вывоза АМЕРИКАНСКОГО капитала в Азию, Африку и Латинскую Америку, развитие на этой основе местной “неоколониальной” промышленности привели к росту общей массы пролетариев в мире, которые, с завершением серии экономических “чудес” и вступлением мирового рынка в стадию стагнации, именно в наши дни будут все динамичнее втягиваться в новую “великую депрессию” со всеми вытекающими из этого идеологическими и политическими последствиями. Если учесть к тому же факт постоянного пополнения пролетарских рядов разорившимися мелкими предпринимателями и начитанными интеллигентами, особенно в бывших социалистических странах, безработными студентами и военнослужащими, то становится ясно, что современный рабочий класс по своему объективному потенциалу качественно и количественно многократно превосходит тот, который третьей русской революцией открыл всемирную эпоху коммунистических революций. Следующей важнейшей предпосылкой победы коммунизма в мировом масштабе является растущее глобальное разделение труда, специализация товаропроизводителей, их органическая, продиктованная технологическими необходимостями, кооперация и превращение, на этой основе, мирового производства во взаимозависимое ОБЩЕСТВЕННОЕ производство. Сегодня уже никому не нужно доказывать, что производство автомобилей и самолетов, атомных электростанций и компьютеров возможно ТОЛЬКО при условии непрерывности “кровотока” мирохозяйственных связей, благодаря которым полуфабрикаты, комплектующие узлы и агрегаты мощными потоками пересекают “священные” национальные границы, фактически стирая их с политических карт Мира. При всей своей реакционности, современные международные учреждения, будь то Организация Объединенных Нации или Международный Валютный Фонд, НАТО или “Общий рынок” - все они являются ублюдочным отражением объективного процесса превращения мира в единое сообщество под давлением необходимости бесперебойного воспроизводства материальных условий жизни, И в той мере, в какой будет усиливаться понимание людьми технологической, сырьевой, энергетической и т.п. взаимообусловленности “национальных рынков”, в той же мере будет обнаруживаться главное болезнетворное противоречие современного ОБЩЕСТВЕННОГО бытия, провоцирующее новые войны, экономические кризисы, рост преступности, проституированность населения и т.д., то есть антагонистическое противоречие между ЧАСТНЫМ и ОБЩЕСТВЕННЫМ, между ХОЗЯИНОМ и ОБЩЕСТВОМ, между неофеодалом и неохолопами, между мультихалявщиками и НЕПОСРЕДСТВЕННЫМИ производителями ОБЩЕСТВЕННЫХ материальных благ - пролетариями. Уже сегодня в подавляющем большинстве художественных произведений Запада, особенно в кино, крупные предприниматели рисуются, как правило, или рекордно последовательными мерзавцами, или законченными преступниками. Иначе говоря, даже в кривом зеркале западного искусства, вопреки воле хозяев, постепенно начинают проявлять себя массовидные пласты стихийного реализма, отдаленно напоминающего социалистический реализм ДОРЕВОЛЮЦИОННЫХ произведений Чернышевского, Гончарова, Терпигорева, Короленко, Набокова, Бунина, Куприна, Андреева, Толстого и, конечно же, Максима Горького, вызвавших отвращение к капитализму у сотен тысяч своих современников и пробудивших к активным действиям десятки тысяч первых революционеров. Исторический оптимизм

коммунистов основывается еще и на том, что современные буржуа, пережив крупные социально-политические потрясения ХХ-го века, и потому, ценя гражданский мир в странах своего проживания, вынуждены применять псевдокоммунистические методы ослабления социальной напряженности в обществе. Наиболее заметным из них является институт пособий по безработице, который доказывает, что распределение по потребностям, а потребности сотен миллионов мелких западных обывателей, т.е. плебеев, как и в СНГ, сводятся к объему желудка, т.е. к “потребительской корзине”, существенно снижает уровень конфликтности и политической нестабильности в обществе. Иными словами, реальное применение коммунистического принципа: “От каждого по способности, каждому по потребностям”, даже в капиталистической форме, приводит к оттягиванию сроков начала гражданской войны в обществе, хотя и не избавляет его от периодических массовых погромов магазинов в крупных городах США, от роста количества средних канадцев, ворующих в супермаркетах, от неуклонного роста самоубийств, алкоголизма, наркомании и других форм суицида во всех демократических странах. Мировая рыночная практика последних десятилетий характеризуется дальнейшей общей деградацией денежного обращения. Подобно тому, как развивающийся рынок отказался в свое время от использования золотых монет и заменил их бумажными ассигнациями, подобно этому современная товарная масса, обращающаяся на рынке, заставляет предпринимателей прибегать к бартерным операциям, к безналичному расчету и к использованию пластмассовых кредитных карточек. Сегодня ВЕСЬ рыночный мир охвачен инфляцией. Государства соревнуются с мафией в выпуске все большей массы практически фальшивых денежных знаков, не обеспеченных товарами, а тем более, золотом. Сегодня, для осуществления среднего хозяйственного проекта, тонны купюр курсируют между банками в гигантских автофургонах. И нет признаков, что РЫНОЧНАЯ экономика способна обуздать собственный идиотизм, не признав рационализма коммунистических методов управления экономикой. История капитализма имеет случаи, которые даже в марксистской литературе получили название “буржуазного коммунизма”. Например, уже в глубокой древности, купцы, эти отъявленные предприниматели, СОЗНАВАЛИ, что перемещение товаров возможно ТОЛЬКО в составе больших, военизированных сухопутных и морских караванов. Между купцами заключалось соглашение, в котором утверждалось, что если товар одного из купцов, участника каравана, будет полностью разграблен бандитами, или потоплен пиратами, то потерпевший купец, после завершения торгов, из общей массы прибыли все равно получит долю прибыли, пропорциональную стоимости его товара, первоначально включенного в состав каравана. То есть даже купцы СОЗНАВАЛИ, что, не проявляя внутрикланового альтруизма, очень трудно будет в дальнейшем найти желающих совершать торговые операции в регионах, таящих большие опасности, но еще большие прибыли. Неизбежность победы коммунизма просматривается и в факте существования акционерных обществ, которые самим своим существованием доказывают, что на основе классической формы частной собственности: один хозяин - одно предприятие, - уже НЕВОЗМОЖНО создание производств, способных выпускать продукцию современных потребительских качеств. Только масштабная кооперация политических, финансовых, научных и ресурсных потенциалов делает возможным осуществление современных проектов, среди которых многие вообще не возможны без участия международных организаций и государственных учреждений. Внутри большинства акционерных обществ уже сегодня зачастую невозможно вычленить фигуру конкретного хозяина. Даже владелец контрольного пакета акций не может определить, на какие материальные объекты акционерной собственности, конкретно, распространяется его “священное право” частной собственности, поскольку вся недвижимость принадлежит не отдельным смертным, а только всем вместе и всесильным справкам, акциям, которые могут, несмотря на всю свою бумажную тщедушность, превращать покупателя акции в хозяев, но только дивидендов. И наконец, что самое важное, современная сравнительно успешная “рыночная” практика наиболее динамичных рынков, таких как Япония и Южная Корея, доказала необходимость не только СОЗНАТЕЛЬНОГО стратегического планирования в национальном масштабе многих тысяч конкретных пропорций и номенклатур продукции в натуральном выражении, но и то, что наилучшей мотивацией трудовой деятельности является не индивидуальное стимулирование работника, не апелляция к его личным интересам, а глубокое ОСОЗНАНИЕ пролетариями важной истины: если процветает ВСЯ фирма, то вместе с ней процветаешь и ты; если обанкротится ВСЯ фирма, то вместе с ней обанкротится и каждый рабочий; если процветает ВСЯ страна, то растет благосостояние самого отъявленного неудачника и т.д. Ежедневное обязательное пение японцами гимнов “своим” фирмам, превосходящим суверенные страны Прибалтики, показывает начало важного, при всей своей примитивности, смещения всезнании лиц наемного труда, - осознания примата общего над частным, что в принципе необходимо для дальнейшего коммунистического просветления интеллекта эксплуатируемой массы. Подобные “мелкие” социальные новшества подтверждают верность марксистско-ленинского учения об ИДЕЕ, как предельно мощном мотивационном средстве роста сознательной трудовой активности индивида даже в условиях капитализма, и показывают архаизм “социалистических” рыночных “теорий”, апеллирующих к дисциплине кнута и пряника, страха и эгоизма, алчности и конкурентности. Таким образом, прошедшие десятилетия показывают, что не только наиболее общие, но и самые частные детали учения марксизма-ленинизма об историческом месте империализма, готовящем все необходимые материальные предпосылки мировой коммунистической революции, полностью подтверждаются самим развитием капитализма и именно поэтому циклопические усилия, уже затраченные западной “цивилизацией” на дело уничтожения коммунизма, не увенчались успехом. Николай-кровавый и Керенский, Деникин и Колчак, Муссолини и Гитлер, Франко и Салазар, Черчилль и Трумэн, Дювалье и Стресснер, Маккарти и Сомосса, Горбачев и Ельцин старательно и безрезультатно использовали все самые высшие достижения буржуазной техники и морали в борьбе против коммунизма, начиная с виселиц, костров из людей и книг и кончая газовыми камерами и электрическими стульями, подлостью и запугиванием. Однако неистребимость коммунизма, как и плодовитость капитализма на материальные предпосылки коммунизма не означают автоматического приближения светлого будущего всего человечества. Дальнейшее развитие капитализма делает библейскую легенду о конце света быстро приближающейся реальностью.

Современный капитализм

Процессы, происходившие в лагере социализма за последнее десятилетие, существенно изменили геополитическую обстановку в мире. Человечество вновь оказалось заложником монополистов США, Западной Европы и Японии, готовых к новому раунду борьбы за передел мирового рынка. Поэтому разработка научно обоснованной стратегии деятельности компартии невозможна без точного учета особенностей современного капитализма. Существование антимонопольного законодательства является прямым признанием и косвенным подтверждением рабовладельчески-империалистического характера современного буржуазного общества. “Священный” принцип КРОВНОГО наследования ЗЕМЕЛЬ и МОНОПОЛИЙ подчеркивает органическую близость “цивилизованных” стран к “ценностям” эпохи расцвета древнегреческой и римской рабовладельческих ДЕМОКРАТИЙ, осуществлявших империалистическую политику в зоне военной досягаемости. Содержание “мирных” договоров, заключенных по итогам первой и второй мировых войн, история борьбы демократических стран против национально-освободительных революций в колониальных странах в 50-70-е годы XX века, современные различия между внутренней и внешней политикой ведущих западных держав свидетельствуют о победе НЕОМАЛЬТУЗИАНСКОЙ, НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ идеологии в сознании буржуазных демократов крупнейших капиталистических стран. Более того, и первая, и вторая мировые войны велись именно за то, чтобы выяснить, кому, - Англии, Америке, Франции или Германии, Австро-Венгрии, Японии, НА ДЕЛЕ осуществлять политику НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА в мире. Строго говоря, в борьбе, возникшей между гитлеровским и рузвельтовским, победил американский национал-социализм, а Трумен и Эйзенхауэр впоследствии не отходили от общей стратегии Рузвельта, тем более в вопросах монополии на мировой ядерный шантаж. Не вызывает сомнения, что если бы не СССР, то предпринимателям одной из сторон удалось В ПОЛНОЙ МЕРЕ Осуществить их стратегические замыслы и мир вернулся бы к эпохе безграничного рабовладения, к всемирному Освенциму, причем не столько в силу морального разложения самого класса предпринимателей, сколько в силу экономической “необходимости”, ибо осуществить “американскую мечту”, к которой стремятся все рыночные страны, можно ... если подавляющая часть остального населения планеты будет отстранена от потребления энергетических и сырьевых ресурсов ВООБЩЕ, со всеми вытекающими из этого последствиями. Сегодня наиболее полно и последовательно в состояние национал-социализма втянулись сионизированные круги американской буржуазии. Ни в коей мере не отвергая военно-техническую доктрину фашизма, современные демократы приняли на вооружение некоторые новые достижения научного и “гуманитарного” прогресса. В частности, вместо примитивного насилия в практику геноцида внедрены многочисленные формы массового неосознаваемого суицида, методики которого, разработанные западными экспертами, вполне соответствуют международным соглашениям о “правах человека” и не оставляют следов с точки зрения буржуазной юриспруденции. Например, современные, по-иезуитски филигранные формы вывоза капитала приводят к такому уровню “добровольной” специализации стран “третьего мира”, которая исключает возможность самостоятельно производить средства производства, предметы первой необходимости и, следовательно, отступление этих “суверенных” стран от проамериканской политики в считанные часы обрекает население большинства стран “третьего мира” не только на “добровольную” эпидемию общенационального голода, но и на элементарную жажду. Однако и в промежутках между ритмичными вспышками голода, “культура” питания трудящихся в развивающихся странах условно-съедобными, а тем более залежалыми продуктами Запада такова, что дистрофия и слабоумие у детей, незначительная продолжительность жизни у взрослых превращается в “естественное” расовое свойство населения Азии, Африки, Латинской Америки, а теперь и народов СССР. Снабжая Запад, где на 50%, а местами и на 100% сырьем для обеспечения “американского образа жизни”, заваливая рынки неометрополий витаминной тропической продукцией для снижения процента смертности среди тамошних детей, жители Африки, имея самый высокий в мире процент детской смертности, в порядке “эквивалента” получают большие партии бесплатных презервативов для дальнейшего сокращения общей численности своего коренного населения.

Как известно, Африка является самым богатым в геологическом и почвенно-климатическом отношениях континентом, и поэтому западные “цивилизаторы” вывели его на первое место в мире сначала по вывозу природных богатств и невольников, а ныне по распространенности СПИДа и других искусственно спродуцированных возбудителей массового уничтожения.

Успехи Запада в неоколонизации Африки и биотехнологии сопровождаются появлением ранее не наблюдавшихся видов эпидемических заболеваний как в странах Запада, так и Африки, при легко прогнозируемом лидерстве африканского континента.

Сегодня трудно не прийти к мысли, что одна из причин осатанелой борьбы демократов против исламского фундаментализма заключается еще и в том, что при НЕУКОСНИТЕЛЬНОМ следовании законам шариата ИСКЛЮЧАЕТСЯ сколь-нибудь заметное распространение сексопатологических заболеваний, алкоголизма, наркомании и, следовательно, эпидемий СПИДа в большей части мусульманских стран Азии и Африки.

Учтя опыт ведения бактериальной войны США против Китая и Северной Кореи, не желая вновь привлекать к себе внимание со стороны прогрессивной мировой общественности, демократические спецслужбы разработали новые методики биологической войны против населения Африки, предполагающие ослабление влияния социализма и, на этой основе, быстрое СНИЖЕНИЕ грамотности населения, его санитарной культуры, РОСТ влияния порно- и наркокультуры Запада и, как следствие, РОСТ общего аморализма, невежества, антисанитарии (кстати, традиционной для колониальной демографической политики западных стран) и, следовательно, РОСТ континентальной пандемии и эпидемий импортного характера.

“Естественно”, что даже полное вымирание населения “независимой” Африки не повлечет за собой ответственности на уровне Нюрнбергского трибунала ни для одного крупного руководителя Запада, поскольку для осуществления геноцида найдены формы “самообслуживания”, обеспечивающие не только высочайшую продуктивность, но и полную анонимность его авторов, их формальное алиби, предусмотренное буржуазным правом.

Сказанное об Африке с незначительными дополнениями относится и ко всем другим регионам мира, включая и Западную Европу, и Японию, и Китай, и, тем более, СССР. Стараниями американских экспертов найдены безотказные, санкционированные ООН, методики вовлечения стран НАТО в демократические бомбардировки и блокады суверенных ближневосточных и европейских государств. Именно “благодаря” им десятилетиями шла, а местами и до сих пор идет, война в Ливане, Эфиопии, Сомали, Анголе, Мозамбике, Курдистане. Американские эксперты прилагают огромные усилия, чтобы как можно дольше шла война в Афганистане, не ослабевала военная напряженность между Пакистаном и Индией, Ираном и Ираком, Ираком и Кувейтом, на Цейлоне и в Кампучии. Большие средства затрачивает Америка на поддержание всех участников самоистребительных войн на территории Югославии, России, Армении, Азербайджана, Приднестровья, Молдовы, Абхазии, Грузии и Крыма.

Показательно, что среди ныне “суверенных” народов, уже понесших невосполнимые потери в людях, на первом месте стоят ИМЕННО ТЕ, которые раньше других пошли по обезьяньей тропе “американской мечты”. Неисчислимы и безвозвратны потери трудящихся Армении, Азербайджана, Грузии, Таджикистана, задолго до “перестройки” отдавших предпочтение капитализму и, серией диких националистических погромов, оформивших свой разрыв с коммунизмом. В разрушении Советского Союза грандиозна роль маленькой Литвы, закономерно вышедшей на первое место в мире по количеству самоубийств на душу населения по итогам 1994 года. В строгом соответствии с темпами приватизации Россия стремительно догоняет Литву поэтому показателю. Отчаянно сражающиеся чеченцы до сих пор не поняли, как много сделали американские эксперты и их миротворцы типа Ковалева для прихода братских могил на вайнахскую землю.

Однако “забавно” и то, что в богатой Японии за последнее, победное над социализмом, десятилетие, неуклонно падает доля детей в общей структуре населения. Неуклонно стареет население Германии, Франции и “даже” Америки. Иными словами, вся мощь современного буржуазного общества объективно настроена как на провоцирование самоистребления у других народов, так и на физическое и духовное вымирание “своего” собственного.

Таким образом, историческая практика со всей определенностью свидетельствует, что марксистско-ленинская теория, характеризующая монополистическую стадию развития буржуазного общества как последнюю, загнивающую, безусловно точна. Многие советские и югославские интеллигенты, зубоскалившие в условиях “застоя” по поводу “благоухания загнивающего капитализма”, теперь могут насладиться его ароматом у себя дома. Сладковатым запахом трупов на улицах Сараево, Грозного, Буденновска, на пустырях, лесополосах, в квартирах и на городских свалках; запахом свежей крови на местах ограбления и мафиозных разборок между сторонниками рыночной демократии; запахом тротила, взорванного в подъездах, где живут крупные предприниматели, министры и другие мошенники. Капитализм вошел во многие семьи запахом наркотиков от сыновей и дочерей, запахом паленой кожи на животах заложников и т.д.

Современный уровень подготовки основной массы обществоведов не позволяет им увидеть органическую связь между ввозом в страну иностранного, прежде всего американского, капитала и ростом напряженности в обществе. Упускается из виду, что капитал вывозится ТОЛЬКО в те регионы, где предварительно удалась политика обнищания масс (гайдаризация-чубайсизация), где, следовательно, трудовая дисциплина голода сулит наибольшую степень эксплуатации при наименьшей оплате рабочей силы. Кроме того, забывается, что вывоз капитала - это не столько вывоз “лишних” денег из страны, сколько ВВОЗ в чужие страны наиболее вредных, грязных, трудоемких, опасных, рутинных видов производств. Этим, с одной стороны, частично замедляется развитие социальных конфликтов в странах-экспортерах и создается им же слава общества “всеобщего благоденствия”, а с другой стороны, страны, принявшие иностранные капиталы, превращаются в средоточие всех мыслимых мерзостей мира предпринимателей: кровопролитных междоусобиц, повальных эпидемий, массового голода и циничных диктаторов.

Печатной продукцией арбатовско-абалкинских институтов из сознания советских людей десятилетиями выхолащивалось понимание очевиднейших фактов истории, а именно, что сравнительно цивилизованно, в виде прямых, портфельных, долгосрочных и краткосрочных инвестиций, капитал вывозится лишь при НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ для монополистов условиях, т.е. тогда, когда им приходится взаимодействовать с суверенными государствами, обладающими достаточно высокими экономическим и военным потенциалами и связями с мировым социализмом.

Когда же страны “третьего мира” утрачивают социалистическую ориентацию, разрывают отношения с лагерем социализма и существенно снижают свою обороноспособность, “вывоз капитала” упрощается и реализуется в своей классической, первородной форме - путем прямого военного захвата территорий, наглого строительства на них своих поселений и предприятий, закабаления “суверенных”, но беспомощных народов. Такова НОРМАЛЬНАЯ концепция “вывоза капитала”, стоившая человечеству двух мировых войн. Все остальные формы “вывоза”, широко известные академической науке, для нормального предпринимателя, являются ненормальными. ПЯТНАДЦАТЬ атомных авианесущих групп американского военно-морского флота и выступают главным источником американского экономического “везения”, предпринимательской хватки и деловитости. В силах быстрого реагирования заключены основные премудрости и чикагской, и станфордской “экономических” школ.

За все послевоенные годы именно в мировой капиталистической системе перманентный ГОЛОД И БЕЗДОМНОСТЬ являются уделом сотен миллионов людей, но, НЕ произведя средств, необходимых для обеспечения питанием своего населения хотя бы в течение одного года, современная АМЕРИКАНСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ уже создала двадцати пяти кратный потенциал средств, способных уничтожить ВСЁ живое на Земле в течение одного дня, и продолжает совершенствовать свой военный арсенал.

Поэтому, чтобы ответить на вопрос, какова действительная сущность современного капитализма, достаточно попытаться представить его без американских вооруженных сил, без военно-промышленного комплекса, без ЦРУ и сразу станет ясно, что без гигантского аппарата насилия капиталистические производственные отношения осуществляться НЕ МОГУТ.

В сложившихся условиях избавление человечества от самоистребления, от господства национал-социализма, следовательно, от новых ОСВЕНЦИМОВ, всецело зависит от того, насколько последовательно и однозначно человечество приступит к строительству коммунизма. Никаких иных путей, как показывает практика, просто не существует.

Сущность коммунизма

КОММУНИЗМ - это очередная естественная ступень развития общества, на которой, впервые в истории человечества, отношения между людьми строятся не на инстинктах и эгоистических интересах, как это происходило все предыдущие тысячелетия, а в соответствии с требованиями системы ПОЗНАННЫХ объективных законов развития природы и общества, и потому характеризуются ОТСУТСТВИЕМ предпосылок для возникновения антагонизмов между индивидуумами, а тем более для возникновения войн.

Коммунистическим называется общество, осознающее себя жизненно важным элементом среды обитания человека, столь же необходимым как кислород, вода и т.п. Поэтому забота о пригодности общества для проживания в нем индивидов не будет противопоставляться заботе об окружающей среде, об условиях производства материальных благ. Впервые триада: человек - общество - природные условия существования, будет лишена антагонистических противоречий и объективная диалектика их взаимосвязей будет сознательно использована человеком.

В недалеком будущем всем станет ясно, что между массой и набором УДОВЛЕТВОРЕННЫХ потребностей, с одной стороны, и количеством высокоразвитых людей в обществе, с другой стороны, существует прямая и непосредственная связь. Чем меньше в обществе высокоразвитых людей, тем меньше удовлетворенных высокосодержательных потребностей, тем больше нерациональных потребностей и разрушительных способов их удовлетворения генерируется в обществе, тем чаще к власти приходят Муссолини и гитлеры, Горбачевы и ельцины.

Забота об обществе станет формой проявления личного ЭГОИЗМА каждого человека, поскольку всеми без исключения будет осознано, что жить в постоянно совершенствующемся обществе не только комфортно, но и бесконечно интересно. Забота о каждом индивиде превратится в важнейшую функцию всего общества. Общество наконец станет действительно пригодным для счастливой жизни в нем всех без исключения людей.

Но сегодня, в стихии агрессивных НЕкоммунистических общественных отношений КАЖДАЯ развивающаяся личность является потенциальным КОНКУРЕНТОМ для ВСЕХ и, следовательно, ей удастся развить свои таланты, если только удастся ВЫЖИТЬ, поскольку вместе с НЕАГРЕССИВНЫМ конкурентом погибает практически вся масса его личных еще неразвившихся талантов.

Нетрудно оценить людоедский характер подавляющей массы современных родителей, построивших для своих детей систему, в главном похожую на спартанскую, когда для отсеивания неперспективных индивидов местные демократы укладывали детей на пути буйволов, возвращающихся с пастбищ, а мелких младенцев, типа Есенина, просто сбрасывали со скал. При коммунизме человечество будет ЭГОИСТИЧНО стремиться к развитию всех индивидов, сознавая, что каждый отдельный человек является средоточием многих талантов и, только создав ОБЩЕСТВЕННЫЕ условия для всесторонней и полной реализации КАЖДОЙ ЛИЧНОСТИ, человечество будет иметь в своем распоряжении материальные и духовные блага с предельно высокими потребительными свойствами, в неиссякаемом количестве, а общественные отношения высокоразвитых людей будут характеризоваться предельно благожелательным рационализмом.

Отсутствие в коммунистическом обществе демократов делает излишними предположения типа: “Как быть, если вдруг все захотят иметь по сто автомобилей или по пять пирамид Хеопса в личном пользовании?”. Нет сомнения, что медицина будущего уже найдет способы амбулаторного лечения всех видов шизофрении. При коммунизме исчезает противоречие между личным и общественным, производительным и непроизводительным потреблением, поскольку все общество будет поглощено творчеством воспроизводства не каких-либо отдельных экономических фрагментов. будь то товар или прибыль, а самого ОБЩЕСТВА во всем его качественном многообразии, и поэтому потребление черной икры и чугуна, музыки и дизельного топлива, строительство электростанции и наслаждение детей пирожным в детском садике одинаково необходимо обществу. Подобно тому, как современная нормальная мать с удовольствием смотрит на своего, с аппетитом кушающего ребенка, точно так общество будет ощущать комфорт лишь при бесперебойном потреблении предметов потребления и средств производства КАЖДЫМ индивидом, поскольку только ПОТРЕБЛЯЯ духовные и материальные блага, личность и общество способны себя ВОСПРОИЗВОДИТЬ к взаимному удовольствию.

ТОЛЬКО при коммунизме ликвидируются предпосылки для существования непроизводительных и, тем более, паразитических форм потребления.

Иначе говоря, при коммунизме устанавливается полная гармония между личным и общественным, между производством и потреблением. Исчезает, так называемое, личное непроизводительное потребление, которое наибольшим образом травмирует “нежную” душу правоверного предпринимателя, поскольку для него потребление благ отдельным человеком имеет смысл только как воспроизводство рабочей силы для эксплуатации.

Объективной предпосылкой неизбежного перехода человечества в коммунистическую фазу своего развития является превращение частных производительных сил в общественные уже при капитализме. Сегодня практически ни одно изделие, имеющее потребительную “стоимость”, не может быть произведено с начала и до конца одним мастером. Более того, в современном самолете, автомобиле, изделии радиоэлектроники заложено не только текущее мировое разделение и кооперация труда, но и вся многовековая МИРОВАЯ культура, представляющая собой непрерывную цепь, пролегающую от первого колеса, через летающую этажерку братьев Райт до первого в истории человечества советского реактивного пассажирского самолета Туполева.

Сегодня гигантские империи круппов и рокфеллеров, вполне соизмеримые с некоторыми “суверенными” странами, вынуждены производить свои товары лишь на основе детально разработанных пропорций в рамках стратегического (20 - 25 лет) и краткосрочного (5 - 10 лет) ПЛАНИРОВАНИЯ. Японские и южнокорейские экономические “чудеса” стали возможны лишь потому, что предприниматели этих стран в борьбе с американскими и европейскими конкурентами превзошли их в стратегическом экономическом ПЛАНИРОВАНИИ, взяв на вооружение методику сталинских пятилеток, и через государственное централизованное планирование тысяч совершенно конкретных номенклатур базовых изделий обеспечили себе почти бескризисное развитие, высокие темпы роста экономики, предельно низкие издержки производства и обращения.

Таким образом, в отличие от утопического социализма, научный коммунизм основывается не на благих пожеланиях, а на конкретных ОБЪЕКТИВНЫХ предпосылках, на понимании объективных ЗАКОНОВ, от воздействия которых монополисты не могут освободиться, даже имея в своих руках гигантский аппарат насилия. Однако каждый день продления существования частнособственнических производственных отношений капитализма в условиях общественных производительных сил обходится человечеству мировыми и беспрерывными “локальными” войнами, ростом проституированности общества, обострением проблем преступности, наркомании, алкоголизма, суицида, возникновением парникового эффекта, озоновых дыр, расползанием средств массового уничтожения жизни на планете и т.д.

Единственным путем избавления человечества от угрозы самоистребления является реализация основного принципа научного коммунизма - уничтожение людоедских частнособственнических производственных отношений или, говоря кратко, ЧАСТНОЙ собственности.

Демонстрируя человечеству все свои сложности и противоречия, триумфы и трагедии, процесс революционной замены частной собственности общественной собственностью, капитализма коммунизмом, развертывается в соответствии с учением марксизма-ленинизма, которое до сих пор не усвоено подавляющей массой людей, в том числе и теми, кто иногда самонадеянно называет себя “коммунистами”, а потому научный коммунизм прокладывает себе дорогу через завалы невежества стихийной борьбы, среди новых братских могил жертв агонизирующего капитализма.

В своем развитии коммунизм, после преодоления тягот переходного периода, проходит две фазы: первую низшую и вторую - высшую, собственно коммунизм.

АБСОЛЮТНЫМ экономическим законом коммунизма является объективная, существенная, неустранимая взаимосвязь между неуклонным процветанием человечества и всесторонним РАЗВИТИЕМ природных задатков, способностей и талантов КАЖДОЙ отдельной личности при всеобщности труда. Именно поэтому В. И Ленин после окончания гражданской войны связывал окончательную победу или поражение коммунизма в России с победой или поражением коммунистов на поприще КУЛЬТУРНИЧЕСТВА. Под культурой личности В.И. Ленин понимал не утонченную салонность, а соответствие человека содержанию переживаемой эпохи, его способность участвовать в созидательном общественном творчестве на современном ему моральном, научном и техническом уровне.

Следование требованиям АБСОЛЮТНОГО экономического закона коммунизма является НЕОБХОДИМЫМ условием для функционирования коммунистической общественно-экономической формации на всем протяжении ее существования, на всех его фазах, вплоть до возможной космической катастрофы.

ДОСТАТОЧНЫМ же условием существования и развития коммунизма является выполнение требований ОСНОВНОГО экономического закона низшей фазы коммунизма, отступление от выполнения требований которого в середине 50-х годов и стоило нынешнему поколению советских людей нашествия орд демократов.

Формулируя основной экономический закон первой фазы коммунизма, Ленин на Xl-м съезде РКП(б), состоявшемся в 1922 году, говорил: “За этот год мы доказали, что хозяйничать мы не умеем. Либо в ближайший год мы докажем обратное, либо Советская власть существовать не может... Если бы все коммунисты... ясно сознали: - не умеем, давайте учиться сначала, тогда выиграем дело... Смешанные общества,... в которых участвуют и частные капиталисты,... и коммунисты,... эти общества - одна из форм. в которой можно правильно поставить соревнование, показать и научиться тому, что мы умеем не хуже капиталистов установить смычку с крестьянским хозяйством, можем удовлетворить его потребности... Вот какое соревнование стоит перед нами как абсолютно неотложная задача. Вот в чем гвоздь новой экономической политики и вся... суть партийной политики... Экзамен этот серьезный, ибо тут нас могут побить экономически и политически. Позвольте это вам сказать без всякого преувеличения... тут предстоит “последний и решительный бой”... ибо это экзамен соревнования с частным капиталом. Либо мы это соревнование выдержим, либо это будет полный провал”.

Как показала практика, экономическое соревнование коммунизма с капитализмом во внутреннем и международном масштабе является ОСНОВНЫМ экономическим законом для всей низшей фазы коммунизма, которую в обыденном смысле называют социализмом. Однако выполнить требования ОСНОВНОГО экономического закона коммунизма можно только в том случае, если вся экономическая практика протекает в русле требований АБСОЛЮТНОГО экономического закона коммунизма. Поэтому вполне естественно, что уже во второй сталинской пятилетке расходы государственного бюджета на науку, образование и культуру в Советском Союзе по абсолютной величине занимали первое место среди прочих статей бюджета.

И.В.Сталин творчески следовал требованиям абсолютного и основного законов, целенаправленно формировал и использовал коренные преимущества первой фазы коммунизма в борьбе за окончательное торжество общественной собственности над частной. И уж если ряд заслуг Сталина является сегодня объектом нападок со стороны волхогоновых всего буржуазного мира, то одного они и не пытаются отрицать: - сталинский период характеризуется неуклонным сокращением сферы частнособственнической, товарно-денежной формы производственных отношений, практически полным исчезновением не только капиталистических, но и мелкобуржуазных укладов в советской экономике.

Этим и объясняется решающий вклад Советского Союза тех лет в дело разгрома мирового фашизма, рабовладельческого колониализма демократических стран и ускорения распространения коммунизма по земному шару.

Однако политическая победа над персонифицированными частниками, т.е. над внутренней крупной и мелкой буржуазией, как показала практика, была одержана в СССР уже к 1936 году и увенчалась принятием Конституции победившего социализма. Более сложной задачей, возникающей в русле требований ОСНОВНОГО экономического закона низшей фазы коммунизма, является задача освобождения от идиотизма товарно-денежной формы производственных отношений, без чего построение коммунизма НЕВОЗМОЖНО ВООБЩЕ, поскольку именно товарно-денежная форма производственных отношений исключает реализацию и АБСОЛЮТНОГО, и ОСНОВНОГО экономических законов коммунизма. Однако именно эта задача осталась невыполненной вплоть до 1983 года, “благодаря” чему и произошла реставрация капитализма в СССР.

Главные причины кризисных явлений в коммунистическом блоке

Трагедии, переживаемые ныне народами большинства стран коммунистического блока, имеют объективные и субъективные причины, неоднократно описанные классиками марксизма более ста лет тому назад. Но поскольку в обществе объективные предпосылки реализуются только через активную деятельность людей, постольку весьма важным является исследование субъективных причин, которые, в условиях наличия и великих починов коммунизма, и мерзких пережитков капитализма, привели к временному торжеству менял.

Не полагаясь на уже одержанные грандиозные победы, Сталин неоднократно предупреждал коммунистов о неправомерности отождествления успехов в строительстве заводов и фабрик с успехами в строительстве коммунизма. Даже в середине 30-х годов, когда враги индустриализации и коллективизации были посрамлены, Сталин видел главную опасность для дела строительства коммунизма в недопустимо низком уровне теоретической обществоведческой образованности не только рядовых, но и заметного числа руководящего состава партии. Между тем, тормозящее влияние предыдущих столетий религиозного лукавства, воинствующего мещанства и массовой неграмотности было столь значительным, что, несмотря на все усилия партии, к середине 40-х годов шестьдесят процентов членов ВКП(б) все еще не имели полного среднего образования, хотя ВПЕРВЫЕ в истории Руси именно БОЛЬШЕВИКИ обучили чтению, письму и счету практически ВСЕ население и ВСЕ нации страны.

С другой стороны, оказалось, что хозяйственными, техническими и художественными навыками комсомольцы, рабочие и крестьяне способны овладеть за сравнительно короткий срок. За годы двух первых советских пятилеток партия подготовила плеяду молодых вполне удовлетворительных хозяйственников (Косыгин, Устинов, Брежнев), великих ученых (Королев, Курчатов, Келдыш), талантливых пилотов, поэтов, писателей, художников, музыкантов мирового класса.

Однако принципиально иначе обстоит дело с освоением научного коммунизма. Под ударами ужасов буржуазного быта людям приходится примыкать к рабочему движению, не успевая понять сущности коммунистической программы, особенно если все это происходит на стадии скачкообразного роста политической напряженности. В большинстве случаев практическая карьера молодого энергичного политика значительно опережает его научно-теоретический рост. Миллионам членов партии в силу непролетарского происхождения, молодежной самонадеянности или синдрома “доктора Живаго” не хватило морального здоровья, а главное, ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО трудолюбия, чтобы освоить марксизм не для личной карьеры, а для строительства коммунизма.

Безыдейность и мелкое мешочничество хронически процветали в, так называемых, “творческих” союзах. Будучи высококлассными ремесленниками узкого художественного промысла, “богема”, в своем постыдном большинстве, брезгливо дистанцировалась от человека честного труда, оправдывая свою творческую бесплодность “тисками” социалистического реализма. Кое-какая индивидуальность многочисленных гангнусов и глазуновых органически сочеталась в них с комическим самолюбованием, лубковой духовностью и философским невежеством. По аналогичным причинам рассадниками оппортунизма в СССР были кафедры общественных наук и академические институты обществоведческого уклона. В те годы доктором философии мог стать любой усидчивый и, тем более, беспринципный человек, даже “безмыла партийный” Волкогонов.

Практика показала, что весь институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, КГБ, Главпур и т.п. “вооруженные отряды партии” “оказались” антипартийными на деле. Анализ “трудов” таких, например, партократов как Хрущев, Горбачев, Ельцин, Лигачев, Рыжков, Назарбаев, Шеварднадзе, Зюганов, Яковлев, Арбатов, Шаталин, Волкогонов и т.д., показывает, что они всегда были убежденными мещанами. И подобно тому, как один известный мольеровский “герой” не подозревал, что всю жизнь говорил прозой, наши академики не позволяли себе роскоши задуматься над своим мировоззрением.

Всесоюзная экономическая полемика, проведенная Сталиным в 1951-52 годах, показала, что большинство экономистов совершенно сознательно “заблуждались” в коренных вопросах политической экономии и тонко препятствовали строительству коммунизма в СССР. В полемике со Сталиным “товарники” потерпели поражение, а запаса прочности теоретической и практической победы Сталина над рыночниками хватило на 30 лет, т.е. до 1983 года, когда плановой системе в СССР был нанесен действительно уничтожающий удар. Однако подготовка к нему шла все эти тридцать лет.

Главным оружием оппортунистов того времени в их борьбе против перерастания низшей фазы коммунизма в высшую было обоснование необходимости сохранения товарно-денежной формы производственных отношений путем настойчивого внедрения, так называемого, ХОЗРАСЧЕТА, т.е. экономического обособления предприятий, капиталистическая сущность которого маскировалась профессорским словоблудием об “относительной экономической самостоятельности” предприятий.

Основная “хитрость” этого подхода заключалась в том, чтобы, не вызывая у общественности раньше времени настороженности , не трогая централизованного планирования, наполнить его самоликвидирующим содержанием. Многолетней целенаправленной демагогией адептам хозрасчета удалось закрепить в массовом сознании мысль о том, что строительство коммунизма, т.е. общества без товарно-денежных, торгашеских отношений необходимо осуществлять через “временное” повышение роли... “социалистических товарно-денежных отношений” и “социалистического закона стоимости” в решении проблем интенсификации экономики, создания материально-технической базы коммунизма. Образно говоря, подобное “лечение” коммунизма капитализмом напоминало лечение ожогового больного... наркотиками.

Иезуитство большинства советских экономистов заключалось в том, что, воспевая прелести капитализма, порожденные якобы эффективностью товарно-денежной формы производственных отношений, они молчали о МНОГОСОТЛЕТНЕЙ истории непрерывного РАБОВЛАДЕНИЯ дюжины капиталистических стран, что и является ГЛАВНЫМ источником их процветания до сих пор. Именно потребностями неоколониализма объясняются особенности современной эпохи “локальных” войн и бесконечных “демократических” переворотов, осуществляемых под руководством США в странах Азии, Африки, Латинской Америки и, тем более, в СССР.

Начиная с Хрущева, стоимостной вал, борьба за рост прибыли в денежной форме вытесняли народно-хозяйственные пропорции, продиктованные реальными потребностями строительства коммунизма в СССР. Планирование удовлетворения реальных потребностей развития всего общества стало заменяться “планом” освоения капиталовложений. Из далеко не лучшего подмастерья закон стоимости, т.е. закон анархии производства, превратился в главного распорядителя советской экономики. Из простых управленцев, из представителей ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ветви власти с высоким уровнем ответственности перед партией и обществом, министры и директора превратились в капиталистов с партийными билетами КПСС, обладающими правом распоряжаться общенародными средствами производства по своему личному усмотрению и, что самое гнусное, в интересах получения ЛИЧНОЙ выгоды в ущерб всем общественным собственникам.

Рабочий класс из строителя коммунизма вновь превратился в подзарабатывающую, эксплуатируемую рабочую массу задолго до того, как демократы втащили Ельцина на танк. Из класса-диктатора рабочие вновь превратились в массу, униженно выпрашивающую подачки у бывших партократов, т.е. у нынешних демократов.

По мере того, как на “западе” господствующие высоты занимали конвейерные, малолюдные, гибкие, высокоавтоматизированные технологии, советские обществоведы с остервенением пропагандировали шизоидные идеи о возможности подзаработать на современном рабочем месте за счет личного усердия.

Научно разработанная в СССР в тридцатые-пятидесятые годы, а также апробированная в шестидесятые годы в Японии и Южной Корее концепция плановой зависимости роста личного благосостояния от успехов всего “национального” общественного производства постепенно уступала место иллюзии решения всех личных материальных проблем за счет собственных талантов, даже вопреки общему упадку экономики.

К началу “перестройки” интеллектуальный уровень большинства членов партии пал столь низко, что экономистам не составило особого труда убедить функционеров практически всех уровней в том, что наполнить прилавки советских магазинов конкурентными товарами, достичь японского и западногерманского изобилия рынка товаров и услуг можно, создав ... кооперативы. Никому из академиков не пришло в голову проверить, действительно ли “изобилие и разнообразие” западного рынка прирастает за счет... кооперативов, а не благодаря господству монополий и неоколониализму. Воодушевленные “гениальной” простотой рецепта, Горбачевы и лигачевы на скорую руку “слепили” законы о кооперативах, а авторитеты демократического мира, многочисленные Федоровы и япончики с вожделением принялись четвертовать цельное тело общественно организованного производства.

Верхом бесстыдства явилась компания, начатая одним из зятьев Хрущева, кумунистом Шмелевым, по разъяснению трудящимся пользы от безработицы и банкротства предприятий. Среди сегодняшних безработных, в том числе и членов КПСС, судорожно ищущих работу, сходящих с ума и кончающих жизнь самоубийством, в те дни нашлось достаточно много “умных”, поддержавших идею профессора Шмелева о том, что безработные - это дураки, бездельники и алкоголики. Ныне оказалось, что в их число попали огромные производственные коллективы, выпускавшие недавно аэрокосмическую технику непревзойденного качества, а также большое количество, пьющих только за чужой счет, сотрудников академических институтов физико-математического уклона.

Немало усилий потратили члены КПСС, чтобы в среде трудящихся укоренилась мысль о том, что советское государство платит рабочему только 15 копеек с заработанного рубля, а остальные забирает себе. Потребовалось ДЕСЯТЬ лет “перестройки”, чтобы многие из них, не получающие зарплату по полгода , начали слегка понимать, сколько объедков со своего стола оставляет хозяин пролетарию, намерен ли он вообще платить покорному, политически необразованному, неорганизованному люмпену, и во что обходилось тоталитарному советскому государству пятикопеечное метро, бесплатные квартиры для рабочих, пионерские лагеря, обучение в школе и институте их детей.

Но, пожалуй, наиболее характерным примером массовой идиотизации советских “обществоведов” и журналистов явился широко разрекламированный ими и принятый электоратом на веру тезис о том, что рыночная экономика и ее людоедский атрибут конкуренция ведут к... снижению ЦЕН, тем более, что нигде и никогда не называлась страна, в которой эта тенденция действовала бы дольше одного дня сезонной распродажи залежалых товаров в специальных “шопах” для престарелых и хронических неудачников.

Таким образом, при высокой физико-математической и художественной подготовленности значительных масс населения их обществоведческая образованность вполне соответствовала уровню Лени Голубкова и тем задачам, которые “великие комбинаторы” ставили перед десятками миллионов своих “дураков-партнеров” из “акционерных обществ” с очень ограниченной ответственностью, таких как МММ, Хопер, Чара, Властелина и т.д.

Иного, к сожалению, не могло и быть, поскольку, как показала практика, в сознании подавляющего большинства членов современных коммунистических партий до сих пор гнездится нечто, безнадежно далекое от марксизма-ленинизма, но называемое ими, как ни странно, именно марксизмом-ленинизмом.

Таким образом, если вести речь о главной причине кризиса коммунизма, то можно без преувеличения сказать, что Советский Союз, социалистическое содружество пали под ударами ОППОРТУНИЗМА в КПСС и в других “братских” партиях.

Причем нетрудно заметить, что пали не стены фабрик и плотины электростанций, а “просто” изменилось содержание отношений людей друг к другу. Вместо отношений коллективизма установились отношения классического эгоизма. Отняв обманом и насилием заводы и фабрики у рабочих, воры и партократы превратились в господ, а рабочие в их личное быдло. И все то, о чем молчали ОППОРТУНИСТЫ, разрисовывая прелести будущей рыночной жизни, стало явным. “Вдруг” началось бурное падение экономики и рост преступности, падение рождаемости и рост смертности, закрытие институтов, библиотек, детских садов и открытие церквей, домов терпимости и тюрем.

Что же такое оппортунизм? С гносеологической точки зрения, почвой для оппортунизма всегда являлось НЕВЕЖЕСТВО. Человек появляется на свет ТОЛЬКО невеждой, не обладающим даже даром речи, и дальнейшая его человеческая биография складывается ровно в той мере, в какой он освобождается от своей внутриутробной безграмотности. Только в ЕДИНИЧНЫХ случаях человек вступает в коммунистическую партию, уже обладая НЕОБХОДИМЫМИ познаниями в области теоретического коммунизма, т.е. в каждом “молодом”, независимо от биологического возраста, коммунисте, сидит “бес” невежества и, следовательно, оппортунизма. Поэтому, только неустанное САМООБРАЗОВАНИЕ при непрерывной проверке своих теоретических знаний в ПРАКТИКЕ политической борьбы рабочего класса выдавливает по капле из человека раба, т.е. оппортуниста, и формирует коммуниста, т.е. предельно свободную от эксплуатации личность.

Сегодня большое хождение среди официозных журналистов имеет тезис о том, что коммунизм является объективно хрупкой конструкцией, что причины кризиса коммунистического блока кроются именно в нежизнеспособности самого коммунизма.

Но, во-первых, слом этой “хрупкой” конструкции только за четыре последних года уже стоил ЖИЗНИ многим сотням нуворишей, их детям, женам и родителям от взрывов, ядов, кинжалов и пуль, примененных против них по заказу более последовательных бизнесменов, Ломая интернационализм, националисты решительно взялись за оружие в Югославии, Казахстане, Азербайджане, Армении, Грузии, Молдове, Таджикистане, Чечне... Многие из них уже погибли и уничтожили значительное количество своих единомышленников другой нации. Зарегистрировано 80 (!) миллионов халявщиков, лишившихся всех своих сбережений благодаря последовательному применению к ним антикоммунистических приемов со стороны коммерческих структур. Иными словами, активные борцы против коммунизма уже понесли многомиллионные потери убитыми, изувеченными, напуганными, обобранными до нитки, эмигрировавшими и разочаровавшимися.

Во-вторых, не говоря даже о миллиардном Китае, практически во всех странах социалистического содружества от выборов к выборам все яснее проявляет себя тенденция поворота электората к коммунистам.

Следовательно, хотя известия о смерти коммунизма оказались сильно преувеличенными, тем не менее, разрушительная, мертвящая сила оппортунизма безусловно доказана самим ходом событий последних лет. Строительство коммунизма в стране, где партия, назвавшаяся коммунистической, утратила свой главный признак- научное мировоззрение в области обществоведения - НЕВОЗМОЖНО. Не преодолев оппортунизм в своих рядах, т.е. дипломированное невежество и мелкотоварную продажность интеллигенции, партия не может считать себя авангардом рабочего класса.

Некоторые задачи РКРП по восстановлению авторитета идей коммунизма в рабочей среде

Анализ поведения рабочих масс в условиях жестких социально-политических притеснений и экономического ограбления, последовавших за переворотом, совершенным демократами в августе 1991 года, показывает, что драматизм ситуации заключается не столько в том, что КПСС, как конкретная политическая организация, переживает вполне закономерный профилактический КРИЗИС и даже не в том, что коммунистическая идея несколько утратила моральную привлекательность в сознании основной массы рабочих и представляется им чем-то устаревшим, опровергнутым опытом жизни, а в том, что рабочий КЛАСС, некогда диктующий политическую линию всем остальным слоям населения, превратился в покладистую, обманутую и обворованную, униженно лебезящую перед любым хозяином, эксплуатируемую рабочую МАССУ.

Спасает положение лишь то обстоятельство, что молодое поколение современной России в обществоведческом отношении безграмотно вообще и в частности совершенно незнакомо с содержанием коммунистического учения. Поэтому, если в недалеком будущем им, прошедшим “университеты” безработицы, бирж труда и ночлежек, попадут коммунистические брошюры, свободные от ОППОРТУНИЗМА, то они окажут воздействие на их умы более сильное, нежели гелиоцентрическая концепция устройства Вселенной, которая, как известно, с каждым новым костром инквизиции приобретала все большее количество сознательных сторонников.

Следовательно, важнейшей стратегической задачей РКРП является организация целенаправленной работы по подготовке коммунистов к грядущим идеологическим боям, когда ужасы рынка заставят маргинальную молодежь задуматься о своей партийности и пробудят у активных рабочих интерес к чтению материалов, дающих точный и однозначный ответ на вопрос: “Что делать?”.

Не подняв научно-теоретический уровень членов партии на ОБЯЗАТЕЛЬНУЮ для коммуниста высоту, не овладев знаниями всего богатства, которое выработал МАРКСИЗМ на базе анализа и синтеза всего лучшего, что создало человечество за тысячелетия истории, бессмысленно тешить себя утопиями о превращении желеобразной эксплуатируемой рабочей МАССЫ в закаленный рабочий КЛАСС.

С исторической точки зрения МАРКСИЗМ имеет три источника: классическую буржуазную философию, классическую буржуазную политическую экономию и утопический социализм, которые были творчески переработаны, главным образом самим К.Марксом, поставлены с идеалистической и метафизической “головы” на диалектико-материалистические “ноги” и, таким образом, избавлены от груза принципиальных ошибок. Так возникли три составные части первого в истории человечества НАУЧНОГО мировоззрения: диалектико-материалистическая философия, научная политическая экономия и научный коммунизм.

Следует заметить, что выражение “научный социализм” в принципе ненаучно и потому использовалось классиками марксизма с обязательными оговорками. Дело в том, что до возникновения марксизма в прогрессивных кругах общества широкое распространение получило течение мысли под названием “социализм”, предполагавшее построение справедливого общества в обход классовой борьбы, путем добровольного перевоспитания... монархов, феодалов и капиталистов в добропорядочных трудящихся. Поэтому третью составную часть марксизма имеет смысл называть теоретическим коммунизмом, памятуя при этом, что коммунизм есть научное ОТРИЦАНИЕ более раннего и в главном глубоко ошибочного, домарксового “социализма”.

Перечисленные три составные части марксизма являются первым диалектическим отрицанием своих классических буржуазных источников. Вторым отрицанием, т.е. отрицанием первого отрицания является то, что марксизм это не сумма перечисленных составных частей и даже не система из трех наук: философии, политэкономии и научного социализма, а их диалектический СИНТЕЗ. Образно говоря, если где-то и когда-то сойдутся три человека, из которых один назовет себя философом-марксистом, другой марксистом-политэкономом, а третий марксистом-социологом, то в этом собрании... нет ни одного марксиста. Более того, даже взявшись за руки, они не образуют ни одного целого марксиста. В попытке невежд решать вопросы сообща и заключается абсурдность не по-ленински, а по-хрущевски понимаемого тезиса о “коллективном разуме партии”.

Остепененные шабашники от обществоведения приняли ленинские разъяснения по поводу трех составных частей марксизма, как сапожники эпохи внутри-мануфактурного разделения труда, как призыв к “относительному” обособлению теоретиков друг от друга, и, тем более, от революционной практики преобразования общества. Такова история возникновения оппортунистических “тейпов” в коммунистической партии: банд философов, не знающих “Капитала”; шаек политэкономов, не имеющих ни малейшего представления о “Науке логики”; и “малины” социологов, не знающих ни первого, ни второго.

Волкогоновы и Шмелевы никогда не понимали, что марксист отличается от философа, политэконома, социолога примерно так, как хирург отличается от Чикатило. Первый владеет искусством “анализа” и “синтеза”, т.е. ПРАКТИЧЕСКИ вскрывает операционное поле, ликвидирует очаг заболевания, зашивает рану и долечивает пациента, а вторые, современные профессора-потрошители, умеют только резать по живому без наркоза, не имея представления о том, как лечить и сшивать раны.

Быть марксистом - это значит, по меньшей мере, во-первых, овладеть диалектическим методом мышления, т.е. стать диалектиком, во-вторых, последовательно применять этот метод при анализе и синтезе фактов истории производства материальных условий жизни общества, доводя исследование до открытия или, по меньшей мере, глубокого понимания объективных экономических законов, т.е. стать материалистом, в-третьих, научиться на практике управлять борьбой рабочего класса, руководствуясь требованиями объективных экономических законов, т.е. стать революционером-практиком.

Не овладев диалектическим мышлением, невозможно постичь смысл жизни в ее беспрерывной динамике, во всем многообразии форм ее проявления и развития, невозможно сколь-нибудь надежно воздействовать на происходящие процессы, поскольку диалектический метод, все еще непонятый и недооцененный основной массой человечества, является единственным научным методом, приводящим “механизм” человеческого мышления и действия в полное соответствие с объективными законами развития природы и общества.

Пытаться стать коммунистом, не ставя перед собой задачи овладения диалектикой, это все равно, что выковыривать сапожным шилом нейтроны из атомного ядра. Нет нужды доказывать, что среди многих десятков миллионов обобранных средь бела дня “партнеров” МММ, сотен миллионов вкладчиков ваучеров, десятков тысяч шахтеров Воркуты, Кузбасса, Донбасса и других простофиль, выставленных демократами на всеобщее посмешище, НЕТ НИ ОДНОГО (!) человека, который бы прочитал всего две книги: “Науку логики” Г.В.Ф.Гегеля и “Капитал” К.Маркса. Верно и обратное. Все, кто постиг смысл этих двух книг, не поддались ни на одну из афер демократов. Диалектика, это как бы интеллектуальная прививка против “бубонной чумы” невежества, универсальная страховка от всех идиотизированных “случайностей” демократической жизни.

Нынешние беды советского народа предопределены еще и тем обстоятельством, что книга Гегеля “Наука логики” была издана на весь Советский Союз один раз в 1970 году в количестве 42 тыс. экземпляров, а литературное недоразумение под названием “Исповедь на заданную тему” Б.Н.Ельцина только в ленинградском отделении Союза писателей СССР было издано в 1990 году тиражом в 200 тыс. экземпляров, т.е. почти с пятикратным превосходством. Это ли не зеркало сознательной умственной деградации питерских беллетристов?

Тысячи кандидатов всяческих наук, сдавших “минимум” по марксистской, КАК ИМ КАЗАЛОСЬ, философии на “отлично”, даже не задумываясь о философском максимуме, давились от смеха, рассказывая на досуге, как им удалось обвести вокруг пальца простофилю профессора, сдавая экзамен по шпаргалке. Ныне, многие из этих “мудрецов” бегут из зеленоградских, троицких и других академических форпогостов демократии и не понимают, что их “хождением по мукам” еще долго будет незримо руководить их же собственное диалектическое невежество.

В настоящее время для того, чтобы стать коммунистом, необходимо овладеть не только МАРКСИЗМОМ, но и ЛЕНИНИЗМОМ.

В отличие от марксизма, который имел три источника своего возникновения, ленинизм имеет два источника: первый - теоретический, т.е. сам марксизм и второй - практический опыт борьбы народников и трех русских революций эпохи капитализма, в которых гегемоном был пролетариат, сумевший самостоятельно найти новую форму диктатуры пролетариата - Советскую власть. Говоря словами Сталина, ленинизм - это марксизм, развитый Лениным применительно к эпохе империализма и пролетарских революций. Ленинизм есть первый абсолютно успешный опыт соединения революционной борьбы пролетарских масс с наивысшими достижениями человеческой мысли в области обществоведения.

Следующим выдающимся этапом развития коммунистического мировоззрения был сталинский этап. В свою очередь СТАЛИНИЗМ есть марксизм-ленинизм эпохи победоносного строительства коммунистического общества в одной отдельно взятой стране, крушения классического колониального рабовладения буржуазных демократий и распространения коммунизма, как мировой социальной системы.

Сталин, как Маркс и Ленин, силой своей гениальности и образованности при жизни одержал несомненные победы не только над всеми своими теоретическими противниками, дипломированными лакеями буржуазии, над внутренними контрреволюционерами, вредителями и предателями, не только реализовал в циклопическом объеме все свои созидательные замыслы во всех сферах человеческой деятельности, начиная с подъема на новую высоту русской классической музыки и классического балета и кончая атомными и лазерными технологиями, но и лично руководил разгромом небывалой в истории человечества всемирной акции демократического капитализма, направленной на восстановление в мире рабовладения, превосходящего по степени каннибализма древний Рим. До сих пор в Польше, в качестве сувениров, в больших количествах продается немецкое мыло, сваренное из евреев.

Сталин - это последний Генеральный Секретарь ЦК КПСС и единственный после Ленина мыслитель в СССР, который не только сам писал свои труды, не только обладал гениальной методикой соединения теории коммунистического строительства с революционной практикой, но и существенно расширил круг формулировок объективных экономических законов эпохи строительства коммунистического общества, важнейшим среди которых является закон взаимосвязи между СНИЖЕНИЕМ темпов целенаправленного строительства коммунизма и НАРАСТАНИЕМ контрреволюции.

Иначе говоря, ровно в той мере, в какой затягивается топтание общества на стадии, так называемого, социализма, а, тем более, “развитого социализма”, в той же мере буржуазия получает передышку и обостряет классовую борьбу по всем направлениям, вплоть до вооруженного свержения Советской власти.

Практика показала, как много дала китайскому народу Великая культурная революция, как основательно она подорвала психологические и материальные корни, власть и традиции китайской мелкой и крупной буржуазии, как мощно преобразовала она содержание мировоззрения китайской молодежи тех лет, что, несмотря на глубочайший кризис социализма в СССР, порожденный как раз недооценкой ленинского учения о роли культурной революции в деле окончательного уничтожения идиотизмов буржуазного устройства общества, Китайская Народная Республика устояла в борьбе с мировым империализмом и с внутренней мелкой буржуазией - самой мелкой и потому самой дикой, невежественной и самой кровожадной.

Даже Дэн Сяопин, китайский Горбачев, и тот вынужден был признать, что только при СОХРАНЕНИИ СОЦИАЛИЗМА в Китае возможно проведение экономических “реформ”. Однако не вызывает сомнения, что впереди у китайского народа еще много тяжелейших испытаний, которые будут порождены кажущимися успехами в применении “рыночных” механизмов. Будет чудом, если Китаю удастся не повторить финал рыночного “рывка” югославских оппортунистов. Большой удачей для Китая является то, что в нем нет национального и религиозного вопроса той остроты, какая присуща ему в Югославии или в СССР.

Огромный, но пока недостаточно изученный, вклад в сокровищницу коммунистического мировоззрения внесло учение Чучхе, созданное Ким Ир Сеном и воплощенное в Северной Корее. Главной особенностью этого учения является не только точный учет особенностей своего этноса, влияния империалистической экономической блокады на развитие страны, но и очень твердая и последовательная самоизоляция корейского народа от ОППОРТУНИЗМА, которым, начиная с середины 50-х годов, все более пропитывалась культура, политика, экономика и идеология социалистических стран СЭВ. Антибуржуазность, с одной стороны, и последовательная коммунистичность, с другой стороны, таковы “секреты” устойчивого, бескризисного, бесконфликтного развития КНДР, нижайшего уровня преступности и проституции в этой стране.

Таким образом, главной стратегической задачей РКРП в конкретной современной исторической обстановке, сложившейся в мире и в России, является бескомпромиссная и напряженнейшая борьба российских коммунистов за быстрый и качественный подъем научно-теоретического уровня членов партии, за безусловное овладение теоретическим коммунизмом, за окончательное очищение своих рядов от дураков, которые, как известно, ОПАСНЕЕ врагов и являются питательной средой для возрождения самых грязных форм оппортунизма.

Не подняв теоретический уровень коммунистов, партия выродится в организацию юродивых, способных произносить заклинания, слезливые проклятия, коммунистические лозунги, смысл которых сами не понимают и не могут никому разъяснить.

Следующей не менее важной стратегической задачей для членов РКРП является преодоление комчванства, восстановление навыков общения с рабочими массами, навыков большевистских пропагандистов и агитаторов, сокращение той пропасти, которая возникла между членами КПСС и рабочими людьми, между партократами и рядовыми коммунистами. Необходимо вести дело так, чтобы на определенном этапе рабочие сами сказали: “Вот теперь мы партии снова верим, в ней мы видим восстановленный ум, отвоеванную честь и непоколебимую совесть нашей эпохи!”.

Стратегической задачей партии является преодоление глубоких заблуждений, свивших гнезда в сознании граждан России и даже некоторых коммунистов, смотрящих на коммунистическую партию, как на своего рода благотворительную организацию, спасающую упорствующий в своей неразумности и вымирающий русский народ, который и не торопится сам себя спасать.

Коммунистическая партия лишь тогда сможет выполнить свою историческую миссию, когда она, до возможной степени сольется с рабочим классом, превратится в его абсолютно признанный авангард, просветит его настолько, что именно САМ многомиллионный рабочий класс СОЗНАТЕЛЬНО поднимется на борьбу за право на Человеческое существование для себя и своих потомков, причем не только в момент свержения власти предпринимателей, воров и спекулянтов, что принципиально одно и то же, а далеко за пределами момента политического переворота, когда каждый рабочий будет понимать жизненную необходимость преобразования производственных отношений на коммунистический лад и всю мощь своей рабочей диктатуры САМ будет направлять против тех, кто тормозит создание плановых централизованных основ для всестороннего и полного развития всех самых лучших задатков, заложенных природой в КАЖДОМ человеке.

Диктатура рабочего класса и демократия

Как показала практика, отношение различных общественных слоев к идее необходимости установления диктатуры рабочего класса, как и сто лет тому назад, различно, - от категорического признания до истерического отрицания. Это обусловлено не только социальным положением заинтересованных лиц, особенностями условий их труда и быта, но и сложностью внутренних противоречий процесса становления рабочего класса, а также изменчивостью исторических форм диктатуры как явления политической жизни общества.

Для понимания сущности диктатуры рабочего класса важно видеть коренное различие между эксплуатируемой рабочей МАССОЙ и революционным рабочим КЛАССОМ.

История рабочей МАССЫ берет свое начало на стадии разложения первобытно-общинного коммунизма, когда произошло разделение труда на преимущественно ФИЗИЧЕСКИЙ и преимущественно УМСТВЕННЫЙ труд.

Спустя некоторое время носители преимущественно умственного труда институировались в эксплуататорский КЛАСС, а носители преимущественно физического труда были насильственно оформлены в эксплуатируемую МАССУ рабов, и все последующие века НЕВЕЖДЫ, испытывая адские муки подневольного труда, кормили стаю относительно умных, прожорливых и наглых господ.

Эксплуатируемая масса отличается от эксплуататорского класса не только тем, чем рыхлый графит, отличается от алмаза, а хаос от системы, но и прямой противоположностью ролей в экономической жизни, т.е. именно тем, чем отличается безвольная жертва от организованной и вооруженной банды грабителей, т.е. от предпринимателей.

Сознавая, что неорганизованная масса не способна защитить себя от ограбления со стороны хорошо структурированного класса, К.Маркс и Ф.Энгельс в “Манифесте коммунистической партии” уже в 1847 году писали: “Ближайшая цель коммунистов та же, что и всех остальных пролетарских партий: формирование пролетариата в класс...”. К сожалению, это требование до сих пор и теоретически, и практически не усвоено подавляющим большинством партий, взявших на себя ОТВЕТСТВЕННОСТЬ называться КОММУНИСТИЧЕСКИМИ.

Следовательно, в строго научном смысле слова, в эксплуататорском обществе классами имеет смысл называть ТОЛЬКО рабовладельцев, феодалов и капиталистов, присваивающих чужой труд, и ТОЛЬКО до той поры, пока им эта операция удается. Бессмысленно называть бывших банкиров и помещиков эксплуататорским классом, если они уже ударно трудятся на строительстве, например, Беломор-канала, как, впрочем, невозможно называть их и рабочим классом, пока они работают ТОЛЬКО под наблюдением стрелков ВЧК-ОГПУ.

Столь же непедагогично называть пролетариат “классом” раньше, чем он начнет бороться за создание своей политической партии нового типа, за объединение пролетариев всех стран, за завоевание пролетариатом политической власти. Смешно называть классом массу индивидов, убого толпящихся на биржах труда, словно проститутки на панели, торгующих своей шкурой за нищенскую “зарплату”, пресмыкающихся даже перед мастером, безропотно отдающих продукты своего труда хозяину и только раз в 10-20 лет устраивающих уличные беспорядки во имя мелочных добавок к зарплате, съеденной инфляцией.

Поэтому, когда в быту говорят: “эксплуататорский и эксплуатируемый классы”, то допускают некоторое УПРОЩЕНИЕ, доступное пониманию домохозяек и демократов, подобное тому как первую низшую фазу коммунизма иногда называют социализмом. КЛАССОМ имеет смысл называть только ту общность людей, которые уже вступили в процесс самоорганизации и включились в борьбу за условия наиболее полного удовлетворения потребностей своего развития. Нежелание, а равно и неумение бороться за свои права делает Человека рабом.

Причем, чем последовательнее люди проявляют пассивные свойства ДЕПОЛИТИЗИРОВАННОЙ рабочей массы, тем азартнее предприниматели дерут с них шкуры. В этом смысле классические рабы имели больше прав называться классом, поскольку работали на “дядю” лишь тогда, когда их насильно обращали в рабов, заковывали в цепи и нещадно секли плетьми. Нынешние рабочие во всем рыночном мире хуже рабов, поскольку наперегонки ищут себе хозяина. Однако, чем наглее господа “доят” рабочих, тем раньше в голову пролетариев приходит ГЕНИАЛЬНАЯ мысль о необходимости избавления себя от власти эксплуататоров.

Как известно, формирование класса эксплуататоров началось в одну из эпох скачкообразного роста производительности труда, когда новые средства и приемы производства позволили иметь продуктов труда больше необходимого минимума. Наиболее ленивые индивиды сразу увлеклись идеей потребления этого прибавочного продукта, не участвуя лично в его производстве. Из общей массы людей выделились и СОРГАНИЗОВАЛИСЬ отдельные лица, постепенно переложившие проклятье “всевышнего” на плечи наиболее несообразительных детей Адама и Евы, которые добывали, как и предписывалось богом, хлеб в поте лица, к удовольствию тех, кто умел в изысканных формах и скотских объемах лишь уплетать этот хлеб.

Достаточно продолжительная история патриархального рабовладения свидетельствует, что люди далеко не сразу поняли все выгоды оттого, что не в один присест съедали своих пленников, пойманных во время охоты на территории соседних племен, а некоторое время принуждали их работать вместе с собой на семейном поле, после чего нередко отпускали на все четыре стороны. Но как только прибыль от нового способа потребления людей стала бросаться в глаза, протосемиты-египтяне, жившие в экономически благоприятной климатической зоне Нила, систематически сытые и потому умственно более шустрые, чем племена, жившие в скудных почвенно-климатических условиях, фактически первые поставили дело приобретения рабов на постоянную основу и образовали свою политическую ПАРТИЮ,... т.е. ГОСУДАРСТВО, а в государстве - регулярную АРМИЮ, которая с тех пор и до настоящего времени является ГЛАВНЫМ условием непрерывной семидесятивековой истории ДИКТАТУРЫ класса эксплуататоров.

Еще Аристотель писал, что “война по природе своей есть как бы дело приобретения. Такова охота, которая будучи частью воинского дела, имеет целью приобретение диких животных и тех людей, которые по природе своей будучи назначены к подчинению, противятся своему назначению. Такая война, как дело естественное, конечно справедлива”.

Со временем, получив многочисленные подтверждения тому, что невежество закабаляет человека прочнее, чем военное насилие, эксплуататоры превратили невинное языческое суеверие пращуров во всепроникающую систему государственной религии, с набором самых оглупляющих сказок, с системой нелепо-восхитительных храмов и армией изощреннейших лжецов-жрецов, “доказавших” тогдашним патриотам-египтянам БОЖЕСТВЕННОЕ происхождение всей египетской нации, а также богоизбранность ее фараона.

Эта идея так понравилась представителям регулярно грабящего класса, что все императоры, короли, цари, мандарины, султаны и т.п. тираны во все последующие века объявляли себя “помазанниками” самых разных богов.

Однако, являясь органической частью класса эксплуататоров, монархи уже не могли вызывать к себе ту же симпатию, которую испытывало большинство индивидов первобытного общества к своим вождям, мудростью приобретавших себе авторитет и, следовательно, авторитарную власть в рамках племени. В эксплуататорском обществе постоянно растущая ненависть подданных к “помазанникам” компенсировалась религиозным воспитанием чувства ... страха перед ГОСУДАРЕМ и его вооруженными силами;

Не строя иллюзии относительно надежности религии и насилия в деле удержания рабочей массы в состоянии рабской покорности, идеологи РАБОВЛАДЕНИЯ в поисках более надежного средства обезволивания людей изобрели выдающийся “фиговый лист” для прикрытия очевидного срама эксплуататорского общества: ДЕМОКРАТИЮ.

В 508 году до нашей эры образцовый рабовладелец-аристократ Клисфен из рода Алкмеонидов одержал победу в гражданской войне над другим таким же прохвостом, Гиппием, сыном Писистрата, установил свою диктатуру, объявив ее... демократией. Несколько позднее образцовый партократ Ельцин сверг прохвоста Горбачева и тоже объявил свою диктатуру... демократией. “Различие” между этими двумя историческими примерами состоит лишь в том, что Клисфен умудрился ввести демократию, не отменяя ... РАБОВЛАДЕНИЯ, а Ельцин, введя демократию, одновременно ввел и ... РАБОВЛАДЕНИЕ, ибо как иначе назвать систему, при которой миллионы людей или месяцами не получают зарплату вообще, или получают ее в размере, позволяющем населению постепенно и незаметно для самих себя вымирать, несмотря на демократическое “разделение” властей и наличие у каждого безработного избирательного голоса.

Практически в эти же годы в рабовладельческом Риме, как и в Греции, была установлена республиканская, выборная форма правления. Следовательно, господство рабовладения в экономике, а демократии в политике, не случайность. Это две стороны одной “медали”, органично связанные между собой .

Возникновение демократии свидетельствует не столько об очередном этапе общественного развития вообще, сколько о том, что НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМ имеет “большую бороду”. Расистские законы, принятые в демократических рабовладельческих государствах, разрешавшие обращать в рабов только иностранцев и запрещавшие делать это с “богоизбранными” соплеменниками, убедительное тому подтверждение. Хотя никто не может отрицать и “отдельных” частных исключений, которые лишь подтверждают правило. Просто, каждый раз, когда бог, закон или трезвый рассудок в душе менялы сталкивался с лукавым, бес ВСЕГДА “по путы вал”.

Демократия полнее и удачнее, чем религия и военная сила дополнила институт диктатуры класса эксплуататоров. Демократия, как и мафия, законодательным образом “повязала” всю нацию на “мокрухе”, создала ситуацию, при которой нация выбирала во власть представителя господствующего класса, а затем “всенародноизбранный” формировал из рядовых избирателей войско или для похода за новой порцией рабов, или для защиты своей демократической империи от иноязычных рабовладельцев, или для подавления восстаний, а также для расстрела Дома Советов в Москве в 1993 году или бомбардировок чеченцев и сербов в 1995 году. В любом случае, именно демократия делала и будет делать народ “сознательным” соучастником ВООРУЖЕННОЙ борьбы предпринимателей за передел мира и раздел своих собственных народов на нацию рабов и нацию господ.

Из приведенного краткого экскурса в историю становления класса эксплуататоров видно, сколь целенаправленной, напряженной и изощренной должна быть идеологическая и организаторская работа по превращению людей в класс, способный диктовать остальной части населения свою волю.

Вот почему сегодня НЕЛЬЗЯ, не занимаясь самообольщением, называть рабочих капиталистических стран, в том числе и России, КЛАССОМ и становится ясно, как надо “попотеть” коммунистам всего мира, чтобы современный, местами ожиревший в холуях, а местами люмпенизированный и пауперизированный пролетариат стал, наконец, рабочим КЛАССОМ.

Одна из главных субъективных причин долгожитель-ства класса эксплуататоров заключается именно в том, что интенсивно работающая мысль эксплуататорского класса смогла генерировать такую удачную форму оболванивания масс, как демократия. Созерцание этой массовой идиотизации населения не может не вызвать у думающего человека ощущение некоторого восторга перед гениальностью человеческого ума, сумевшего одним словосочетанием стреножить ум миллиардов эксплуатируемых на протяжении многих тысячелетий.

С одной стороны, перед взором мало-мальски наблюдательного человека бревном в глазу торчат неоспоримые факты: огромные участки земной поверхности находятся в личном пользовании ничтожного количества индивидов настолько, что на эти участки постороннему нельзя ступить ногой, не рискуя быть застреленным; гигантские заводы принадлежат столь же конкретным, сколь и ничтожным фордам и валенбергам; залежи полезных ископаемых на территориях, например, арабских народов, принадлежат конкретным хаммерам; гигантские виллы, яхты, “конюшни” для десятков “мерседесов” принадлежат одному какому-нибудь онасису; трущобы всех демократических столиц мира заселены лишь безграмотными и бездомными, алкоголиками и наркоманами, преступниками и проститутками; огромный армейский и полицейский аппараты совершенно нагло и открыто стоят на страже именно этого “порядка” вещей, а с другой стороны, таким же неоспоримым, но и необъяснимым для умственно полноценного человека является факт терпимого отношения миллиардов людей к этому “порядку” лишь потому, что он называется ... демократическим.

Миллионы мелких интеллигентов делают вид, что их устраивает демократия, при которой они вынуждены отправлять своих родных жен работать на совершенно чужих мужчин (причем, широко известно, что настоящие хозяева эксплуатируют все части тела своих работниц в зависимости от своей частной демократической похоти), они благословляют своих родных дочерей на “работу” в порнографических изданиях, массажных салонах и ночных кабаках, отправляют своих .внуков мыть стекла чужих частных машин, не имея возможности обеспечить им учебу в обычных университетах и т.д. Но такова уж кандалоподобная сила абсурдных идей. Трудно сказать, сколько еще лет потребуется людям, кичащимся своей образованностью, чтобы понять, что все докоммунистические демократии - это “голый король” ДИКТАТУРЫ подкрасившихся рабовладельцев.

История свидетельствует, что во все века эксплуататоры знали истинную, людоедскую цену своей демократии и ни на секунду не забывали о постоянно грозящей им опасности РАЗОБЛАЧЕНИЯ, о внешних и внутренних врагах и, как зеницу ока, берегли свою агрессивную готовность. Эксплуататоры всех стран объединялись, забывая о своих национальных и религиозных пристрастиях, когда нужно было задушить политическое движение прозревших трудящихся, поднявшихся на защиту своих человеческих прав, или когда агрессия сулила особенно быстрое и обильное обогащение.

Для того, чтобы оценить по достоинству всю глубину нравственного и интеллектуального падения современных политологов, их бессовестную спекуляцию на невежестве рабочей массы, чтобы понять утонченную абсурдность словосочетания “демократия”, достаточно перевести его на русский язык ,

Как известно, в переводе с древнегреческого это словосочетание означает народовластие. Но понятием НАРОД чаще всего обозначают всю совокупность населения без учета каких бы то ни было социальных различий. Поэтому говорить, что весь народ осуществляет сам над собой ВЛАСТЬ, это значит уподобляться “унтер-офицерской вдове”, которая сама мочит розги, сама себя сечет и насильно заставляет саму себя самой себе подчиняться тогда, когда она сама же этого не хочет, тем более, что из этого подчинения ничего, кроме убытка для самой себя, не прибавляется. Как правило, совершенно “случайно” упускается из виду, что слово “демос” в переводе с древнегреческого означает не столько народ вообще, сколько, во-первых, мужчин, во-вторых, не аристократов, но и не “охлос”, а состоятельных мужей, ведущих оседлый образ жизни, имеющих движимость и недвижимость. Следовательно, неимущие граждане и рабы не являлись демосом и лишались даже избирательных прав. Отсюда становится очевидным, что демократия это грубо односторонняя политическая конструкция не только не устраняющая причины социальных конфликтов вообще, но и способствующая поддержанию в сообществе состояний перманентной гражданской войны.

Демократия есть глубоко продуманная система разделения труда в политической сфере. Народная масса, эта простодушная “унтер-офицерская вдова”, поверив демократам, не задумываясь над последствиями, действительно сама себе готовит и мочит “розги”, т.е. отправляет своих рабоче-крестьянских детей служить в буржуазную армию и полицию, сама, по простоте душевной, голосует за патриота Гитлера или ядерного маньяка Трумэна, за обаяшку Ельцина или демороса Гайдара, за Беспартийного Гангнуса или будто-безпартийного Якунина, которые затем принимают законы о начале второй мировой войны, о “плане Маршалла”, о развале СССР, о банкротстве предприятий, о введении безработицы, об усилении борьбы с экстремистами, т.е. с этими самыми “вдовами”, которые, став безработными, пытаются бороться за право не умереть от голода и, следовательно, становятся “экстремистами”.

Таким образом, с точки зрения филологии, слово демократия имеет меньше смысла, чем, например, древнеиудейское слово абракадабра. Причем, если все словари утверждают, что слово абракадабра не имеет смысла, а потому не переводится, то те же словари, не моргнув глазом, утверждают, что древнегреческое слово демократия переводится на русский язык как власть народа и потому имеет смысл. Можно подумать, что наличие буквального перевода выражения “перпетуум мобиле” с древнегреческого на русский язык означает возможность постройки вечного двигателя.

Для академиков, расстриг, воров и шутов, составляющих основную массу сторонников демократии в России, единственным извиняющим обстоятельством является то, что они в студенческие годы пренебрегали изучением диалектики и поэтому до сих пор не замечают, что институт ВЛАСТИ и институт УПРАВЛЕНИЯ это, как любят говорить демократы, объективно “две большие разницы”.

Исторически, категория и сам институт ВЛАСТИ возникли и развились исключительно из потребности одних индивидов навязывать свою эгоистическую ВОЛЮ другим людям. Институт и категория управления возникли и утвердились как реакция на разделение труда и его кооперацию, как продукт ОСОЗНАНИЯ необходимости координации усилий групп людей или всего социума. Поэтому для достижения общественно значимых целей человеку вполне достаточно осознать необходимость УПРАВЛЕНИЯ деятельностью общества. Однако для того, чтобы ЗАСТАВИТЬ человека действовать против его воли и сознания, необходимо учредить институт ВЛАСТИ, т.е. государство (армию, полицию, прокуратуру, тюрьмы, палачей и т.д.), позволяющее одному индивиду, заставлять миллионы других людей выполнять его волю.

Таким образом, в каждом акте власти присутствует момент управления людьми, но не в каждом акте управления людьми присутствует элемент власти. Более того, в редкие мгновения просветления массового общественного сознания не только властители-диктаторы, но и управленцы самых высоких рангов несли предельно высокую ответственность перед народом за низкое качество своего руководства, вплоть до расстрела. В демократическом же обществе, основанном на частной собственности, при любом качестве управления, ХОЗЯИН ПОЛНОВЛАСТЕН и не отвечает перед своими подчиненными даже если годами не будет выплачивать им заработную плату.

Поэтому надо обладать бездной нахальства, чтобы в обществе, в котором сохраняется частная собственность и фигура ХОЗЯИНА, искать НАРОДОВЛАСТИЕ.

Органы управления могут создаваться на самой совершенной соревновательной основе между претендентами, при самом пристальном и гласном контроле со стороны всего общества, или господствующего класса, но это вовсе не означает, что кто-то из управленцев получит ВЛАСТЬ, т.е. право распоряжаться жизнью, имуществом и даже временем людей по своему ЛИЧНОМУ усмотрению, что и является главным признаком наличия ВЛАСТИ,

Управленцы имеют право повелевать людьми и проявлять личное творчество лишь с точки зрения оптимизации способов решения задач, выработанных и одобренных самим обществом или господствующим классом. Как известно, в демократической Америке несколько президентов поплатились жизнью только за то, что спутали свое право УПРАВЛЯТЬ обществом по указке толстосумов с правом принимать решение отличное от мнения даже части этих самых толстосумов, т.е. ненароком вторглись в область, которая действительно именуется ВЛАСТЬЮ.

Демократы успешно делают вид, что не знают, что ХОЗЯИН, этот МОНАРХ и ИМПЕРАТОР в своей фирме, позволяет им избирать лишь представителей СВОЕЙ ЛИЧНОЙ интеллектуальной дворни, главной задачей которых является проведение политики по сохранению и упрочению ВЛАСТИ ХОЗЯИНА.

Многовековая попытка построить БЕСКОНФЛИКТНОЕ общество на принципах демократии потому и не имеет сегодня заметного положительного итога, что обрекает человечество на погоню за идеей более абсурдной, чем сама абракадабра. Искать демократию в обществе, разделенном на класс богатых и массу бедных также абсурдно, как и ловить в здании университета преступника только потому, что известна его воровская кличка: “профессор”.

Таким образом, с гносеологической точки зрения, т.е. с точки зрения теории познания, демократия, как словесно-логическая конструкция - абсурдна.

С исторической же точки зрения приходится признать, что семьдесят веков писаной истории человечества прошли под знаком ДИКТАТУРЫ сильного над слабым, образованного над невеждой и слово “демократия” ничего не меняло во взаимоотношениях хозяина и его работника, скольких бы императоров и президентов демос не выбрал на свободных голосованиях, пока, существовали отношения частной собственности между людьми.

Диктатура рабочего класса является естественным развитием прецедентов, имевших место в истории, когда, например, раб, за счет возросших умственных способностей, разорял своего владельца, дошедшего от безделья до обезьянодебильного уровня, и становился его хозяином, когда крепостной крестьянин превращал своего кутилу-дворянина в должника, скупал его имение и сам превращался и в диктатора, и в паразита одновременно.

Рабочая угнетаемая масса, когда она становится действительно классом, разрывает порочную цепь замены одного типа эксплуататоров другим его типом, превращения бывшего эксплуатируемого в нового эксплуататора. Рабочий класс делает диктатуру человека труда над закоренелым паразитом - правилом всего переходного периода от капитализма к коммунизму. Придя во власть, вместо гнусненького использования сладеньких словосочетаний, вроде демократии, рабочий класс, со свойственной ему прямотой и непринужденностью, открыто заявит об установлении своей диктатуры, не перерождаясь в класс паразитов.

Именно эта перспектива вызывает у демократических приживалок наибольшее смущение. Анекдотичность же ситуации заключается в том, что, пробыв семьдесят веков под безжалостной пятой диктатуры фараонов, императоров, царей, буржуев, короче говоря, ХОЗЯЕВ, большинство современных интеллигентов проявляют типично лакейскую гордость: покрутившись у господского стола, привычно косясь на палку, вылизав все блюда после хозяйской трапезы, они не желают подчиняться диктатуре какого-то там рабочего класса. Семьдесят веков самая беспардонная диктатура прикрывалась фиговыми листками сначала богопомазания, затем демократии, а когда впервые человечеству предложили не играть словами, а называть вещи своими именами и заменить диктатуру паразитов на диктатуру рабочего класса, то почти вся графоманствующая дворня буржуазии выступила против рабочих.

В ОБЫДЕННОМ смысле слово ДИКТАТУРА означает ничем, никакими писаными законами не ограниченную, никакими “жентельменскими” обязательствами не связанную ВЛАСТЬ кого-то над кем-то.

Не требуется дополнительных разъяснений относительно того, что диктатура и как явление, и как термин возникли вне какой бы то ни было связи с Марксом или Сталиным. Диктатура, как форма отношения между людьми, есть целиком и полностью продукт человеческой культуры периода возникновения и господства ЧАСТНОЙ СОБСТВЁННОСТИ. Поэтому рабочий класс ничего не изобретает, а наоборот, родившись на закате эпохи частной собственности, он берет себе на вооружение все те общечеловеческие ценности, которые были освоены не только задолго до возникновения идеи диктатуры рабочего класса, но и самой фигуры промышленного рабочего.

Коренное отличие диктатуры рабочего класса от диктатуры эксплуататоров заключается в том, что диктатура рабочего класса преследует цель организации жизни общества в соответствии с ОБЪЕКТИВНЫМИ ЗАКОНАМИ развития общества и индивидов, в то время, как диктатура эксплуататоров стремится удержать жизнь в русле ЮРИДИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ, т.е. правил, сформулированных на основе обыденного уровня мышления.

Следовательно, диктатура рабочего класса в строго научном смысле слова является НЕ диктатурой людей над людьми, а диктатурой объективных законов.

Как известно, авторитет математики объясняется тем, во-первых, что все математические истины признаны действительными не в результате голосования, а в силу ЛОГИЧЕСКОГО доказательства, не оставляющего места для любого другого логического построения и одновременно логически опровергающего все иные подходы, применявшиеся для анализа этой же теоремы, во-вторых, и это самое главное, математические истины миллионы раз проверялись ПРАКТИКОЙ в самых сложных сферах науки и техники и ни разу не опровергли себя, если исследователи были научно корректны.

Законы философии, открытые Гегелем и творчески доработанные Марксом, законы политэкономии, открытые Марксом, Лениным и Сталиным, столь же объективны, а их теоретическое обоснование столь же логично, как и в математике, физике и т.д., с той лишь разницей, что законы математики не затрагивают непосредственно интересы ворующего класса, а теоретически сформулированные общественные законы раскрывают эксплуатируемым глаза на содержание механизмов ограбления большинства людей кучкой проходимцев. Поэтому все мыслители, подвергавшие сомнению “учение” о божественном происхождении блиноподобности Земли и необходимости, в связи с этим... выплаты церковной десятины, были или сожжены на костре как Джордано Бруно, Джулио Ванини, Ян Гус, или заживо погребены в каменных мешках, как Томмазо Кампанелла. Естественно, что при подобной постановке дела, осведомленность общества в отношении математики была всегда выше, чем в области общественных наук.

В условиях рабовладения цари, а равно и демократы, являясь представителями господствующего класса, просто сочиняли законы, которыми закрепляли СВОИ привилегии, начиная с законов царя Хаммурапи и кончая знаменитым демократическим рабовладельческим римским правом, являющимся теоретическим основанием правовых норм современного, самого раздемократического буржуазного общества. В условиях капитализма демократия дополнила себя якобы многопартийностью, после чего законами стали называться те чеканно сформулированные нелепости, которые рождаются в спорах эаангажированных депутатов и принимаются большинством голосов.

Иначе говоря, если в условиях коммунистического руководства основанием для принятия решения является диктатура ЛОГИКИ объективных законов, то при Многопартийности законом может стать и пьяный бред, лишь бы за него проголосовало большинство. Каким образом достигнуто это большинство, невежеством, подкупом или страхом, для демократической “системы” безразлично.

Попутно следует заметить, что название “коммунистическая” не делает партию ни коммунистической, ни, как некоторые себе наивно представляют, автоматически монолитной. К сожалению, на протяжении всей своей истории, КПСС была фактически многопартийной, большинство в которой всегда составляли “партии” мелкобуржуазного, ельциноидного, слабоинтеллектуализированного толка. Важнейшим же признаком коммунистичности партии является то, насколько основная масса ее членов овладела содержанием объективных законов развития общества.

Таким образом, ДИКТАТУРА РАБОЧЕГО КЛАССА - это не беззаконие, но и не юридически оформленная законность, а последний этап борьбы НАУКИ С МРАКОБЕСИЕМ, человека разумного с человеком-желудком, когда юридические законы перестают по своим формулировкам отличаться от формулировок объективных законов развития общества.

ДИКТАТУРА РАБОЧЕГО КЛАССА впервые в истории человечества ставит перед собой цель уничтожения всякой диктатуры человека над человеком, в том числе и диктатуры самого рабочего класса, поскольку каждый рабочий, низвергнутый буржуазной технологией и социологией до уровня придатка машины, расходного материала для предпринимателя, компенсатора его экономического головотяпства, стремится жить в неунижающем его БЕСКЛАССОВОМ, т.е. БЕСКОНФЛИКТНОМ обществе.

Однако, в качестве главного аргумента против власти пролетариата демократы используют спекулятивный тезис о том, что насилие является синонимом диктатуры рабочего класса. Симптоматично, что аналогичной позиции придерживаются и идеологи партии Зюганова. Это просматривается в отказе программы КП РФ от принципа диктатуры пролетариата, в признании ими того, что “Россия исчерпала свой лимит революций”. Подобное провокационное отождествление революции, диктатуры рабочего класса и насилия свидетельствует о непонимании сущности учения марксизма-ленинизма по вопросам соотношения насилия, диктатуры пролетариата и революции членами партии Зюганова.

“Забавно” слышать от адвокатов буржуазии нравоучения по поводу насилия, если учесть “заслуги” капиталистов в развязывании первой и, особенно, второй МИРОВЫХ войн. Класс предпринимателей, столетиями торговавший рабами, травивший их собаками, изобретший и применивший гильотину, динамит, электрический стул, боевые самолеты, боевые отравляющие вещества, танки; первый и единственный класс, применивший против женщин и детей атомное оружие и напалм, обвиняет в насилии пролетариат, занимавший, после крестьян, второе место в поставках “пушечного мяса” на фронты, понесший огромные физические и моральные жертвы в войнах, организованных буржуазией.

Для понимания диалектики взаимоотношения насилия и диктатуры пролетариата необходимо отметить, что процесс революционного переустройства общества распадается по меньшей мере на два этапа.

Первый этап свержения старой власти, осуществимый постольку, поскольку в БЕСКОМПРОМИССНУЮ политическую борьбу против всевластия феодальной аристократии и монополистического капитала стихийно вступает ОСНОВНАЯ МАССА населения, включая и МЕЛКУЮ буржуазию, духовно убогое, постоянно униженное существование которой, делает ее ДИКО революционной в дни всеобщего политического потрясения.

Однако организованность пролетариата, воспитанная в нем фабрично-заводской муштрой, привычка действовать сообща, под командованием “унтерофицеров” - мастеров, выдвигает рабочий класс по последовательности, результативности и стойкости на первое место среди всех участвующих в свержении прогнившей системы, т.е. делает пролетариат ГЕГЕМОНОМ, что проявило себя в дни Парижской Коммуны и трех Революций в России.

Разумеется, коммунистам приятно, когда пишут об их выдающейся роли в мобилизации рабочих на свержение царизма в феврале 1917 года. Но истины ради следует заметить, что в марте, когда РСДРП вышла из подполья, в ее рядах насчитывалось всего... 24 тыс. человек, а вожди находились за рубежом. Иначе говоря, антимонархическая революция была типично буржуазной, в форме малоуправляемого возмущения большинства населения, в значительной мере питерских ЖЕНЩИН, при нейтралитете армии, но с одобрения таких, патриотов как Деникин и Колчак. Как известно, даже Советы этого периода оказались объективно не большевистскими.

В полной мере качества пролетариата, как гегемона восставшего на род а, начали проявляться лишь в дни корниловского мятежа, который, по мнению его двуличных союзников, и является моментом начала гражданской войны в России. Благодаря руководству со стороны большевиков, рабочие Питера заняли безошибочную позицию в запутанных событиях сентября 1917 года, но по способам борьбы, по формально провозглашенным целям этого периода пролетариат еще только начинал выделяться в некую особую группу субъектов революционного процесса. Уже начиналась борьба за сохранение парламентской республики не только между буржуазией и монархистами, но и между крупнейшей буржуазией и пролетариатом.

Только взяв политическую власть в свои руки, рабочий класс коренным образом меняет свое положение в обществе и превращается в диктатора, а гражданская война переходит во второй этап, в завершающую фазу, когда эксплуататорские классы уже не защищают свою власть, а пытаются ее восстановить. Причем уже в этой фазе борьбы победа рабочего класса определяется не самим фактом его готовности к адекватному ответу на белый террор, не столько осознанной готовностью к самопожертвованию, а тем, что рабочий класс объективно выше своих противников по способности к осуществлению всего комплекса задач, обеспечивающих победу в борьбе за власть.

Каждому, знакомому с теорией побед и поражений известно, что победа в ВОЙНЕ, а не в отдельных сражениях достается тому, кто способен превзойти противника в экономическом обеспечении своих вооруженных сил и придании устойчивости всей экономике. Иными словами, с первого дня утверждения диктатуры пролетариата, ее устойчивость определяется не насилием, а способностью рабочего класса к созиданию. Более того, необходимость прибегать к насилию возникает там и тогда, где и когда класс, находящийся у власти, не справляется, именно и прежде всего с задачами положительного созидания. Если, например, коммунизм в СССР, по многочисленным признаниям его противников, до 1953 года развивался по явно восходящей экспоненте, то это означает, что именно в эти годы экономическая система диктатуры пролетариата имела безусловное превосходство над буржуазной системой экономических отношений. Показательно, что ровно в той мере, в какой осуществлялось наступление на принципы диктатуры рабочего класса в СССР, В ТОЙ ЖЕ МЕРЕ НАРАСТАЛИ негативные тенденции во всех сферах жизни нашего общества.

Попытка поставить насилие в диктатуре пролетариата на первое место означает признание неумения осуществлять диктатуру в экономике и культуре. Преобладающая забота о спецслужбах и органах насилия является формой признания упадка политической власти рабочего класса и предательства со стороны партии, которая взяла на себя ответственность называться коммунистической.

Иными словами, диктатура рабочего класса не может обойтись без насилия, поскольку зарождается в обществе, построенном на частной собственности, но, в то же время, не может решить своих задач одним лишь насилием, поскольку абсолютным экономическим законом диктатуры пролетариата является РАЗВИТИЕ всех задатков КАЖДОГО родившегося индивида во имя неуклонного обогащения ВСЕГО человечества.

Не обладающему навыками диалектического мышления трудно понять, что единый мир соткан из множества противоположностей, что единство и борьба этих противоположностей, как говорят философы, тезы и антитезы, венчаются их СИНТЕЗОМ, образующим нечто новое, принципиально отличное от свойств составляющих его элементов. Но это новое имеет ярко выраженную и предсказуемую определенность, доминантой в которой являются свойства одной из противоположностей, так называемой, ведущей противоположности.

Дело в том, что даже при диктатуре буржуазии, как показала история, созидание доминирует над насилием. Иное дело, что ни один предприниматель не откажется от услуг киллера или корпуса морской пехоты, если устранение конкурента сулит завоевание нового рынка. Но, завоевав рынок, предприниматель вынужден организовать производство и уровень прибыльности его дела будет тем больше, чем большими навыками организатора обладает предприниматель. То есть, в душе предпринимателя в добром согласии живет и бог и дьявол и только это противоречивое, на первый взгляд, единство и делает буржуя тем, чем он является в миру.

Если абстрагироваться от внутренних противоречий, то сам рабочий, как противоположность предпринимателя, является исключительно созидающим элементом демократического общества, поскольку он обладает только одним товаром - своей способностью к целенаправленной созидательной деятельности, т.е. рабочей силой. В связи с этим, нетрудно решить головоломку: могла ли возникнуть первая мировая война, если бы в парламентах демократических стран пятьдесят один процент депутатов составляли РАБОЧИЕ, а не один Карл Либкнехт. Могла ли прийти в голову питерскому рабочему мысль о необходимости завоевания Дарданелл ценой гибели трех миллионов российских рабочих и крестьян? Конечно, нет.

Но когда у миллионов российских рабочих и крестьян, по воле царя и буржуазии, оказались в руках миллионы единиц оружия и трехлетний опыт стрельбы в людей, то верхом цинизма является обвинение рабочих в том, что для выхода из кровавого круга рабочим приходится некоторое время осуществлять насилие по отношению к классу, для которого насилие является таким же органическим признаком, как и для рабочего - ТРУД.

Анализ истории гражданской войны в России показывает, что в эпоху диктатуры пролетариата масштаб насилия ослабевал ровно в той мере, в какой ликвидировалась диктатура буржуазии. Начавшись в виде массированных походов “белой гвардии” и четырнадцати иностранных государств, борьба предпринимателей против пролетариата выплеснулась затем в кронштадтский путч, потом в локальное тамбовское восстание кулачества, наконец, выродилась в убийства из-за угла первых председателей колхозов - рабочих, в поджоги хлеба, в организации троцкистско-бухаринским блоком голода в некотором, хотя и немалом, количестве уже учрежденных колхозов.

В данном вопросе коммунисты солидарны с демократами, утверждающими, что количество жертв открытой гражданской войны в России многократно превышает количество репрессированных после ее окончания, тем более, что у апологетов буржуазии не хватило духа реабилитировать такую “жертву” сталинских репрессий как, например, Ягоду, признавшегося, как и Бухарин, в организации уничтожения огромного числа подлинных коммунистов по заданию антикоммунистических центров.

Однако, как показала практика, нельзя упрощать тезис Сталина об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма, тем более во всемирном масштабе. Начавшись в преимущественно насильственной форме, классовая борьба быстро переходит в бескомпромиссное СОРЕВНОВАНИЕ двух способов организации общественного производства.

Победа колхозного строя в СССР произошла не в результате насилия, а в результате диктатуры рабочего класса, давшего на деревню, в кишлак и аул грамотность, электричество, радио, удобрения и трактора. Именно наличие в руках рабочего класса основных средств производства, замена с их помощью средств производства в деревне, ПРОДИКТОВАЛИ крестьянину необходимость превратиться в разновидность общественного рабочего и одновременно в головную боль приватизаторов, вот уже несколько лет безуспешно пытающихся вновь окрестьянить Россию.

Советская экономика, созданная в сталинский период диктатуры пролетариата как единый комплекс, способный выдержать даже прямой удар фашизма, уже несколько лет не поддается ни приватизации, ни, тем более, разрушению, что вызывает раздражение Запада, поскольку именно ликвидация конкурентов являлась главной и “тайной” целью всей иностранной “помощи”.

В большинстве случаев “новые русские” даже не поднимают вопрос о классическом растаскивании, например. атомных электростанций, понимая всю абсурдность этой мысли, а попытка приватизации “Аэрофлота” ничего, кроме сокращения перевозок и роста числа катастроф не дала.

Поэтому диктатура рабочего класса заключается не столько в том, что рабочий класс выступает активной и все более сознательной силой мирового революционного процесса, а в том, что даже интеллигенция постепенно сознает самоубийственные для человечества итоги возвращения диктатуры буржуазии и, не очень уверенно, но начинает возвращаться на позиции служения именно этому, самому бесхитростному, порой грубоватому, но не способному ни на что, КРОМЕ СОЗИДАНИЯ, классу.

Ровно в той мере, в какой советская интеллигенция добровольно ставила себя на службу самой гуманной в истории человечества диктатуре - диктатуре рабочего класса, в той же мере советский народ первым в мире получал в свое распоряжение, например, реактивные пассажирские самолеты и водородную бомбу, первый искусственный спутник Земли и первого в мире космонавта, вакцину против полиомиелита и лазер. Сегодня, когда бывшая советская интеллигенция нанялась в услужение буржуазии, ее самоуничижение не нуждается в комментариях.

Декабрь 1995
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента