Валерий Подгузов

Рынок и фашизм

Продолжаем публикацию работы В.Подгузова «Основные характеристики общества начала XXI века». Первая часть этой работы, «Рынок и проблема общественной безопасности», была опубликована в сборнике «Прорыв» №1.

1. Рынок в РФ — свершившийся факт.

Не так давно, на саммите «Россия-ЕС», европейские бонзы пообещали Путину признать РФ рыночной страной. Правда, в дополнительных протоколах продиктовано, во-первых, что Калининградская область должна быть поставлена в положение фактической блокады и, во-вторых, РФ должна существенно поднять внутренние цены на энергоносители. То есть чиновники Западной Европы берут с российских предпринимателей своеобразную взятку за рыночную «регистрацию» (почти как московская милиция с лиц «кавказской национальности») и, что самое знаменательное, закрывают полемику на тему: «Построен ли в РФ рынок»? Теперь спор может вестись лишь о сроках реализации предложений ЕС, после чего РФ получит «аккредитацию» в качестве рыночной страны.

На практике это означает, что огромная часть граждан РФ, страны, обладающей самыми большими в мире запасами энергоносителей, должна... ВЫМОРАЖИВАТЬСЯ в зимние месяцы, почти как тараканы. По крайней мере, в августе 2002 года Путин пообещал губернаторам «зауральной» России, что внутренние цены на энергоносители будут подняты до уровня общемировых.

Последнее десятилетие обыватели без конца твердили, что «в РФ еще не построено рыночное общество, И ПОЭТОМУ... население ВЫМИРАЕТ, а проституированность (прежде всего, чиновников), терроризм, юношеская преступность, детская беспризорность РАСТУТ». Держа друг друга за пуговицы, «пикейные жилеты» убеждали себя в том, что «жизнь в РФ превратится в сказку, почти как на Западе, когда в стране будет построен НАСТОЯЩИЙ рынок, а не тот бардак, который ныне, по недоразумению, называют рынком».

Но, как оказалось, Европу, в действительности, не шокируют ни преступность, ни погромы футбольных «наци», ни масштаб демократической коррупции в РФ, ни рост нищеты, смертности, бездомности, наркомании и терроризма. Нынешний «новый порядок» на территории РФ признан, наконец, рыночным. Оказалось, что правительству РФ, чтобы войти в круг рыночных стран Европы, нет нужды выводить свою страну в число процветающих. Достаточно опустить цену на рабочую силу еще ниже, и... все!

Таким образом, с точки зрения «отцов» Европы, между рынком и процветанием страны нет никакой прямой и непосредственной связи. Подлинно рыночной страной лидеры рыночной Европы признают, как показал саммит, не ту, в которой имеют место социальный прогресс, процветание науки и рост экономики, а... любую, даже Литву, Латвию, Эстонию, Грузию и т.д., лишь бы они были... дезорганизованы и ослаблены настолько, чтобы монополии Запада могли установить в них колониальные порядки.

Таким образом, при помощи рынка, разрушив СССР, низведя сверхдержаву до предколониального состояния, западные монополии приступают к установлению своих порядков на территории РФ. То, что Гитлер пытался сделать для своих монополистов при помощи танковых «клиньев», а Рузвельт — при помощи «ковровых» и ядерных бомбардировок, отцы русской демократии — Солженицын, Ельцин, Горбачев, Яковлев, Войнович, Убожко, Зиновьев, Новодворская, Евтушенко, Чубайс и Кох сделали при помощи пропаганды рынка. Подбирая выражения, приходится признать, что именно эти изуверы наиболее остервенело способствовали превращению территории СССР в предмет реального дележа между западными монополиями. И если бы не острейшие противоречия между США, Западной Европой и Японией, то оккупация территории бывшего СССР была бы завершена в 1993 г., сразу после расстрела Верховного Совета РСФСР.

Абсурдом является мысль о том, что США до сих пор не захватили, например, Туркмению, Киргизию или Казахстан потому, что уважают их суверенитет, или боятся их военной «мощи».

Но магнаты США упустили время. В РФ уже откормлены собственные олигархи «в первом колене», т.е. субъекты, имеющие ЛИЧНЫЕ мировые экономические интересы, соизмеримые по масштабам с интересами западных магнатов. В частности, российский нефтяной магнат, Ходарковский, выступил в первых числах октября с.г. в прессе от своего имени и осудил готовящуюся агрессию США против Ирака, предупреждая о негативных последствиях для мирового нефтяного рынка, т.е. и для себя. Как видим, не президент России, не правительство, а сам олигарх. И нет сомнения, что Ходарковский воспользуется не только словом в борьбе за свои нефтяные интересы. Любое лицо, имеющее в своем распоряжении доходы, соизмеримые с доходами ЮКОСа, может приватным образом, руководствуясь личными интересами, «заказать» любого конкурента или его холуя, будь тот хоть президентом.

Или, например, некто, гражданин О.Дерипаска, совладелец «Русского алюминия» и других крупных компаний, заявил о своем участии в «тендере» на покупку немецкого завода Дорнье (FD), принадлежащего американской инвестиционной и немецкой страховой компаниям. На этот «заводик» приходится «всего» 20% мировых продаж региональных самолетов. Есть повод понервничать.

В жилах новых «руских» течет свежий адреналин. Для полноты «счастья» им недостает всего лишь еще... еще, и еще нескольких десятков миллиардов долларов на каждого. Именно поэтому в многонациональной РФ заговорили о национальных интересах и стала осуществляться... военная реформа, начали расти размеры денежного содержания военнослужащих, возросло внимание к военно-промышленному комплексу, ведется «чеченская» война. То есть...

2. Фашизм в РФ — бесспорный факт.

Кого-то может смутить столь «неожиданный» поворот. Многие из бывших обладателей «ваучеров» и билетов «МММ» до сих пор не видят органической взаимосвязи между развитием рыночной экономике, как таковой, и неуклонным нарастанием фашизма. Однако можно ли было представить, чтобы по улицам Киева, Риги, Вильнюса или Таллинна в советские времена шаркали и шлепали подошвами престарелые эсэсовцы, принимавшие непосредственное участие в «холокосте», а в скверах им ставили памятники? А при Горбачеве, Ельцине и Путине интенсивность фашистских акций неуклонно нарастает.

Нужна была победа именно рыночной экономики, чтобы в прибалтийских странах и на Украине демонстрации старых и молодых фашистов превратились в едва ли не любимое зрелище туземного населения. Теперь российские журналисты демократической национальности, сделавшие все необходимое для массового возрождения носителей «холокоста», т.е. фашистов в РФ, с деланным возмущением ведут пространные репортажи с нацистских шабашей или мест подрыва лиц, пытавшихся убрать «плакаты антисемитского содержания».

Можно ли было представить до утверждения рыночных отношений в СССР, чтобы на улицах Москвы маршировали колонны национал-сопляков со свастикой на рукавах? Такое было абсолютно исключено. Теперь же свастика на рукавах и стенах рыночной Москвы так же обычна, как «незалэжные» проститутки на Тверской. Сегодня во всех СМИ рыночной РФ слово «фашисты» в новостях стало таким же привычным, как и слово, например, «осадки» в прогнозах погоды.

Таким образом, фашизм стал повседневностью рыночной РФ. Причем, он уже вырос из детских штанишек Баркашова. На некоторых каналах дем. телевидения уже прозвучали редкие по здравомыслию слова: «Раз в России появились местные олигархи, то фашистские организации получат энергичную финансовую поддержку и будут развиваться динамичнее, чем прежде».

3. Экономическая сущность фашизма.

Всякому, знакомому с методологией научного анализа ясно, что, рассматривая, даже под микроскопом, рядового гестаповца или самого Мюллера, ничего собственно фашистского в этих «препаратах» обнаружить невозможно. Тривиальная биология. Дело не выиграет, если таким образом рассмотреть сотню фашистов. Не «штурмовики» и «эсэсовцы» приводят к возникновению фашизма, а, наоборот, ФАШИЗМ делает из людей «штурмовиков» и «эсэсовцев». Т.е. сущность фашизма, подобно «кощеевой смерти», заключена не в самих фашистах и, в то же время, проявляет себя именно в массовом движении фашистов.

Для постижения сущности фашизма, как и вообще сущности любого другого явления, необходимо выявить причину, т.е. противоположности, «тезы» и «антитезы», борьба и единство которых делает ЯВЛЕНИЕ СУЩЕСТВУЮЩИМ во всем многообразии его общих и частных сторон.

Подобно тому, как в химических процессах соли синтезируются в результате взаимодействия противоположностей, кислот и щелочей, подобно этому, в общественной жизни, фашизм может возникнуть только как синтез неких конкретных противоположностей.

Наиболее очевидными и универсальными противоположностями, синтез которых порождает практически все ОБЩЕСТВЕННЫЕ процессы, являются объективные и субъективные факторы. Причем, далеко не любой уровень зрелости объективных и субъективных предпосылок в процессе своего синтеза порождает фашизм в полном смысле этого слова. Т.е. на стадии становления рыночной экономики преобладает бытовой фашизм, эпизодические взрывы у синагог, отдельные случаи кладбищенского вандализма и мелкомасштабные погромы на базарах. По мере развития рынка, его все большей либерализации и, следовательно, достижения всевластия монополистов, фашизм приобретает характер государственной политической системы.

С формальной точки зрения, первая фашистская партия возникла в Италии ближе к финалу первой мировой войны, потом в Австрии, Германии, т.е. в странах, у которых Англия и Франция, по итогам этой войны, отняли колонии. Именно фашисты сыграли довольно заметную роль в развязывании второй мировой войны, хотя и не являлись причиной ее возникновения, как «думают» многие, зачарованные СМИ.

Поэтому для выявления ОБЪЕКТИВНЫХ причин возникновения фашизма необходимо вспомнить о причинах, приведших мир к первой и второй МИРОВЫМ войнам, рассмотрев неопровержимые факты истории мировой РЫНОЧНОЙ экономики.

В частности, за много лет до начала первой мировой империалистической войны Ф.Энгельс писал: «Что означает в настоящее время война, знает каждый, это означает Франция и Россия с одной стороны, Германия, Австрия и возможно Италия — с другой».

А вот что писал в 1898 г. один из крупнейших банкиров царской России, И.Блиох. «Германская промышленность и торговля в последнее время отбила у Англии заметную часть сбыта на вне-европейских рынках, и эта конкуренция начинает тревожить английских мануфактуристов. Французская производительность также нуждается во всемирном рынке. Держится убеждение, что война в общеевропейском масштабе неминуема».

Известный российский экономист-теоретик, Б. Брандт, в том же 1898 г. писал: «Так как не все страны находятся на одинаковой ступени промышленного и политического развития, то взаимные отношения не носят характера тесной солидарности, а выражаются в стремлении к преобладанию и укреплению своего экономического господства... и уже теперь эти народы... начинают завоевывать новые РЫНКИ, считавшиеся до сих пор монопольным достоянием англичан. Главным конкурентом Англии как за Атлантическим океаном..., так и на европейском континенте, является Германия».

Незадолго до начала первой мировой войны будущий главнокомандующий объединенными вооруженными силами Антанты, фельдмаршал Ф.Фош, по-солдатски откровенно писал, что «война это КОММЕРЧЕСКОЕ предприятие нации, интересующее националистов более, чем в прошлом, и потому сильно возбуждающее страсти отдельных лиц. Чего мы ищем? Рынков для торговли, промышленности, которая, производя больше, чем может сбыть, постоянно угнетена возрастающей конкуренцией. Так вот ей и добывают новые РЫНКИ, под гром орудийной пальбы».

Из приведенных цитат следует, во-первых, что к возникновению первой мировой войны марксизм не имеет никакого отношения и, во-вторых, что для действительно образованных людей той эпохи, независимо от их классовой принадлежности, приближающаяся мировая война была абсолютно понятным, естественным, а потому неизбежным моментом РЫНОЧНОЙ жизни. Рынок и только рынок является действительным генератором ситуации, которая могла разрешиться только через мировую войну.

Первая и вторая мировые войны очень похожи друг на друга даже по составу участников, развязавших их. Но уровень политического слабоумия обывателей накануне первой мировой войны был так велик, что для отправки их на бойню, не требовалось никакой идеологической подготовки. «Бройлеры» всего мира, распевая патриотические песни, отправились «под нож».

Но поскольку в каждой войне есть побежденные и победители, то вполне естественно, что буржуазия стран, потерпевших поражение в первой мировой войне, будет остервенело готовиться к реваншу. Было столь же ясно, что буржуазия стран-победительниц будет делать все, чтобы не расстаться с награбленным. Оставался «открытым лишь один «небольшой» вопросик, как загнать очередное поколение европейских обывателей на бойню? Социологические исследования привели проигравших магнатов к выводу о необходимости играть на патриотизме обывателей, «униженных» военным поражением «своей родной» армии и потерей статуса жителей колониальной метрополии, а магнатов-победителей — играть на национальной гордости и зажиточности обывателей Англии и Франции, одолевших в войне «противных бошей». Нужно было лишь отыскать наиболее бесстыжих демагогов для пропаганды этих идей.

В частности, один из таких агитаторов, Гитлер, писал: «Англия видит в нашем развитии опасность возникновения господствующей державы, которая подорвет ее могущество. Поэтому Англия наш враг и борьба будет с ней не на жизнь, а на смерть... Борьба, — говорил Гитлер, — стала сегодня иной, нежели сто лет тому назад, сегодня мы можем говорить о РАСОВОЙ борьбе. Сегодня мы ведем борьбу за нефтяные источники, за каучук, полезные ископаемые и т.д.». Вторя фашисту, демократ Де Голль накануне второй мировой войны писал, что «мечта французов увидеть мир организованным, — такой мир, где строгость законов, умеренность желаний и прочность охраны гарантировали бы всем мир и спокойствие, а каждому его владение. Мы настолько богаты землями, заводами и КОЛОНИЯМИ, что с этой мечтой совпадают и наши интересы». Поэтому, писал далее Де Голль, «меч не только последний довод Франции» в защите ее богатств, в том числе и колоний, но и «опора в ее слабости».

Таким образом, между мотивами, сформулированными экспертами накануне первой мировой войны, когда о фашизме не велось и речи, и мотивами, озвученными экспертами накануне второй мировой войны, когда фашизм во всех рыночных странах стал заметным явлением политики, НЕТ НИКАКОЙ, тем более, принципиальной разницы. Цели западных демократов и фашистов были абсолютно идентичны: мировая частная собственность должна принадлежать магнатам ОДНОЙ нации.

И патриот Де Голль, и фашист Гитлер видели НЕИЗБЕЖНОСТЬ второй мировой войны и поэтому даже не искали путей ее предотвращения, поскольку интересы французских и немецких магнатов ничем не отличались друг от друга. Предмет их противоречий был один — колонии, т.е. рынки. Де Голь лишь ратовал за подготовку «профессиональной армии» Франции, а Гитлер за фашизацию армии Германии.

Т.е. и Фош, и Муссолини, и Де Голль, и Маннергейм, и Гитлер, и Черчилль, и Рузвельт, и Буш, посвятили свою политическую жизнь удовлетворению именно имперских потребностей монополистов своей нации.

Задолго до начала первой мировой войны К.Маркс, предрекая ее, говорил, что «Открытие золотых и серебряных приисков в Америке, искоренение, порабощение, и погребение заживо туземного населения в рудниках, первые шаги по завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих — такова была утренняя заря капиталистической эры производства. Эти идиллические процессы суть главные моменты первоначального накопления. За ними следует торговая война европейских наций, ареной для которой служит ЗЕМНОЙ ШАР».

После превращения рыночной экономики в господствующую, после колонизации всех нерыночных стран, исчезают возможности по обогащению предпринимателей путем экспроприации феодальной собственности и собственности, основанной на личном труде крестьян и ремесленников. Капиталисты начинают экспроприировать собственность друг друга методами конкуренции сначала на внутреннем рынке, т.е. превращаются в монополистов внутри своей нации, а затем приступают к экспроприации рынков у капиталистов других, естественно, «низших» наций. Как писал К.Маркс еще в 1867 году: «Эта экспроприация совершается игрой имманентных законов самого капиталистического производства, путем централизации капитала. Один капиталист побивает многих капиталистов».

Рассмотрим теперь субъективные предпосылки к возникновению фашизма. Наиболее продуктивным тезисом, который, попав на почву, унавоженную гуманитарным НЕВЕЖЕСТВОМ, способен превратить обывателя, т.е. представителя «среднего класса» в фашиста, является идея о национальной полноценности одних индивидов и неполноценности других.

Именно эта идея провоцирует возникновение в сознании обывателей ВСЕХ наций иллюзию их превосходства друг над другом, что позволяет обывателю на время компенсировать упадок самоуважения и «забыть» о своем действительном ничтожестве. Как и «теория относительности» Эйнштейна, «теории» национального и расового превосходства вызывают у читающих невежд меньше всего вопросов. Удобство национализма в том и состоит, что он не требует для усвоения какой бы то ни было образованности или культурной развитости. Он даже не требует действительной этнической «единокровности». Чем ниже уровень культурного развития человека и его образованности, тем большее впечатление производит на него идея о его принадлежности к «высшей расе». Именно «глубокое осознание» узкоразвитыми обывателями своей расовой и национальной «исключительности» и коренится одна из важнейших СУБЪЕКТИВНЫХ предпосылок возникновения, например, массового итальянского фашизма, немецкого национал-социализма, еврейского сионизма, североамериканского панамериканизма, армянского дашнакства, японского синтоизма, русского черносотенства, украинской бандеровщины, дагестанского вахабизма и т.д.

Исключения, как известно, подтверждают правило. И практика подтвердила, что осознание себя представителем той или иной «великой» нации, процесс достаточно субъективный. Например, не так давно в Тель-Авиве (См.: «Независимое военное обозрение» №26 с.г.) были опубликованы материалы о многих тысячах лиц еврейской национальности, имевших прямое отношение к осуществлению «холокоста». Они геройски служили в вермахте, получали «Железные кресты» и генеральские звания. Правда, как говорится в статье, один из таких кавалеров «Железного креста», находясь в отпуске, навещал своего папу, сидящего в Освенциме. Иными словами действительные этнические корни и кровные узы не играют абсолютной роли. Гораздо большее значение имеет обывательская тяга к рыночным формам благосотояния. Если служба в фашистской армии, т.е. участие в грабительских походах сулило определенному числу евреев реальную выгоду, то, как показала массовая практика, выгода всегда перевешивала и они становились лучшими из немцев.

Следовательно, для возникновения фашизма той или иной разновидности необходимы, во-первых, не гены, а низкий, обыденный уровень общественного сознания, т.е. массовое гуманитарное НЕВЕЖЕСТВО, а во-вторых, широкая пропаганда в среде обывателей именно их «генного превосходства» над такими же обывателями, но иных рас и наций.

Таким образом, причинами возникновения фашизма являются, во-первых, РЫНОЧНАЯ конкуренция частных производителей, НЕИЗБЕЖНО приводящая к возникновению отдельных МОНОПОЛИСТОВ и, следовательно, к неизбежному перераспределению ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ между отдельными олигархами пропорционально их экономическим силам. А единственным средством осуществления этого передела является война, сначала в виде вооруженных «разборок» внутри страны, а затем во всемирном масштабе. Во-вторых, важнейшим средством превращения людей в пушечный фарш, возбуждение в соотечественниках страстного желания убивать «недочеловеков» и героически превращать самих себя в трупы, является воспитание в соплеменниках ощущения своей расовой и национальной «исключительности», т.е. фашизация нации.

Следовательно, в ХХ веке, массовое невежество граждан рыночных стран, с одной стороны, и господство монополистов в обществе, с другой стороны, явило собой именно ту систему субъективных и объективных противоположностей, единство и борьба которых породила и вновь порождает фашизм.

Поэтому, если кто-то искренне ненавидит фашизм, если «холокост» действительно наполняет чьи-то души скорбью, то он должен знать, что абсолютно надежным средством избавления грядущих поколений от этой напасти является ликвидация уже состоявшихся монополий и всех экономических предпосылок возрождения монополий, т.е. ликвидации РЫНКА с его экономической анархией. Все разговоры о борьбе против фашизма без реальной борьбы против тирании РЫНКА, порождающего монополизм, является наиболее замаскированной, но эффективной формой защиты фашизма НА ДЕЛЕ.

4. Некоторые исторические аспекты возникновения фашизма.

Как и полагается в условиях рынка, покупные журналисты, подняв по команде циничный хай вокруг периодических нацинал-сопливистых шествий по улицам Москвы, не пытаются показать широкой аудитории действительные исторические корни фашизма. Газетной и тележурналистской братве запрещено подниматься в вопросе разоблачения фашизма выше ёрничества, напоминающего многозначительную поверхностность киноленты «Обыкновенный фашизм», снятой еще в шестидесятые года прошлого столетия.

Буржуазным идеологам за счет систематического массового оболванивания удалось сформировать в обыденном общественном сознании абсурдную картину возникновения фашизма. В настоящее время большинство обывателей отождествляет фашизм только с немецким нацизмом, поскольку «не знало, но уже забыло», что Гитлеру предшествовал Муссолини, а в одном из советских философских словарей (под редакцией Розенталя и Юдина) сказано, к тому же, что Ницше является «прямым предшественником фашистских «идеологов». Т.е. фашистская идеология в развитой, философской форме, появилась задолго до появления нацистской партии в Германии и, как было показано выше она вообще ничем принципиально не отличается от того, что в буржуазной литературе начала ХХ века называлось ИМПЕРИАЛИЗМОМ.

Практически все войны эпохи частной собственности, т.е. начиная с египетских фараонов и кончая Бушем, развязывались для создания империи. Даже отъявленный демократ Черчилль и тот в своих мемуарах откровенно заявлял, что он всегда гордился своим служением Британской империи.

Но после ужасов и мерзости первой мировой империалистической войны Муссолини было невыгодно применять слово «ИМПЕРИАЛИЗМ», для обозначения действительных целей своих спонсоров, итальянских монополистов. Знаменательно, что Ленин сразу и по достоинству оценил итальянских фашистов, как только о них вообще заговорили в западной прессе. После поражения власти Советов в Венгрии Ленин писал, что «революция в Западной Европе повсеместно пошла на убыль. Посмотрим, — добавлял Ленин, — может быть итальянские фашисты научат европейских социал-демократов». К сожалению Ленин слишком хорошо думал о европейских социал-демократах, об их способности учиться у истории.

Действительно, для восстановления на всем Средиземноморье рабовладения на манер древнеримского, монополистам необходимо было поднять простых итальянцев на новые завоевательные походы. Поэтому Муссолини и использовал приятное для итальянского уха слово «фашизм», поскольку слово «фашио» принято для обозначения пучка, связки (отсюда фашина, В.П.), следовательно, объединения. В буквальном переводе с итальянского на русский «фашист» примерно то же самое, что и «заединщик». Однако этой дешевой обманки эмоциональным итальянцам хватило на двадцать лет. Но теперь и для итальянцев слово «фашизм» уже не ассоциируется только с «пучком».

Гитлер, для маскировки истинных целей своих хозяев, круппов и фликов, использовал другие модные в то время слова: «национальный социализм». На самом же деле целью спонсоров Гитлера был все тот же... ИМПЕРИАЛИЗМ германских монополистов. В США свои имперские, т.е. фашистские цели монополисты прикрывают термином, например, «панамериканизм».

Вот так, время от времени «переодеваясь» в новые словесные одежки и продолжал свою историю обыкновенный ИМПЕРИАЛИЗМ, рожденный в эпоху... классического рабовладения. Сначала фараоны и жрецы «пушечным фаршем» своих дураков-подданных осуществляли ИМПЕРИАЛИЗМ в Северной Африке, затем латифундисты и их оракулы, в Европе, затем короли, мандарины, халифы, султаны их священослужители, продолжили традиции ИМПЕРИАЛИЗМА в Азии и Европе.

Ныне монополисты через своих карманных президентов осуществляют ИМПЕРИАЛИЗМ на всем земном шаре. То есть «фашизм» это словечко и политическая форма, рожденные началом ХХ века для продолжения дела, органически вытекающего из самой сущности... ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ на основные средства производства и обращения. Ибо частная собственность, — это неизбежное расслоение земного сообщества на богатое меньшинство и убогое большинство, это паранойя безграничной концентрация материального богатства в руках одного единственного «императора». В силу этого неизбежны попытки НАСИЛЬСТВЕННОГО удержания человечества в рамках имперской традиции, т.е. в рамках постоянного сокращения прослойки императоров, владеющих ВСЕМИ материальными и культурными ресурсами планеты и роста числа возмущенных людей, вынужденных продавать свою рабочую силу императорам, получающим власть над человечеством в наследство по кровному признаку.

А для насильственного удержания народа, тем более «чужого», в рабском положении олигархам необходимо превратить значительную часть собственного народ в жандармов и палачей, а массовое сознание соплеменников опустить до уровня стада, высокомерно злобствующего в адрес такого же стада инородцев.

Именно по этой схеме мыслят и действуют все олигархи всех наций, поэтому наивно полагать, что нацизм присущ каким-то конкретным нациям. Думать, что могут появиться фашисты одной рыночной национальности и не появятся фашисты всех остальных рыночных национальностей — верх ненаучности. В случае возникновения фашистской партии одной национальности, буржуа всех остальных наций вынуждены под страхом гибели формировать свои пестрые по названиям, фашистские по сути, организации быстрее, чем возникают свободные нейтроны при цепной реакции в атомной бомбе.

Нацизм (наряду с религиозным фанатизмом) — одно из важнейших условий выживания монополистической национальной буржуазии в условиях конкуренции как внутри страны, так и на мировом рынке. Опыт показывает, что момент появления монополий и момент начала борьбы за возрождения имперского сознания в толще обывателей и национальной интеллигенции — это, с исторической точки зрения, один и тот же момент.

Рыночная РФ обречена повторить историю развитых рыночных стран. Чем более определенным будет процесс формирования слоя олигархов той или иной национальности на территории РФ, тем больше им потребуется поддержка самоубийц, одурманенных идеей своей национальной исключительности, тем масштабнее будет осуществляться фашизация соответствующей национальной республики.

Чем дальше удаляется в историю момент крушения СССР, главного врага фашизма во всем мире, тем больше фашистских проявлений в европейской экономике и политике. Бесспорным ФАКТОМ является рост практического влияния нацистов в Австрии, Франции, Голландии. Растет число мест в правительствах и парламентах Европы, занятых, как отмечают демократические СМИ, фашиствующими политиками.

Утверждение европейской единой валюты, «евро», это форма объявления мировой войны американским монополистам. Во имя чего европейские олигархи решились на такой шаг? Ясно, что во имя выравнивания финансовых возможностей «европейской» и «американской» наций. Чем такая политика отличается от классической фашистской? С научной точки зрения — ничем. А как пели и плясали европейцы, когда наступил день введения «евро» в оборот. Так, как будто на территории Европы не было ни первой, ни второй мировых войн. Более того, об истинных намерениях европейских магнатов говорит и тот факт, что, несмотря на охаивание монополизма в учебниках для ВУЗов, европейские судебные органы начали на практике принимать решения, ограничивающие возможности влиять на ход монополизации капиталов не только со стороны европейских правительств, но и со стороны специальных антимонопольных органов Европы. Предпринимателям Европы давно ясно, что без достижения американских уровней концентрации и централизации капиталов ни о какой победе в конкуренции, а тем более в войне, говорить не приходится.

Фашизм стал повседневной реальностью в глобальном масштабе. Сбылась мечта мелких и средних обывателей, т.е. тех, кому предстоит нести основное бремя последствий от такого развития рыночной экономики.

Вместо заключения

Но чем можно объяснить ту терпимость, которую проявляет современный демократический мир к ФАКТУ возрождения и развития фашизма? Ведь за окнами не двадцатые годы прошло столетия и миру уже на практике известно многое о фашизме, о второй мировой войне, начавшейся обычными бомбами, а закончившейся атомными бомбардировками, о фашистских газовых камерах, о фашистских детских лагерях смерти, о перчатках и абажурах из кожи людей, об удобрениях и мыле из их тел, о тоннах золотых зубных «коронок», о матрасах из женских волос и т.д.

Среди субъективных причин «равнодушия» интеллигенции к проблеме наступления фашизма, наряду с традиционной безответственностью, профессиональным кретинизмом, беспринципностью, необходимо отметить наиболее ТИПИЧНУЮ — непонимание ими СУЩНОСТИ большинства политических и экономических явлений, в том числе и фашизма, т.е. НЕДООБРАЗОВАННОСТЬ при формальной дипломированности и узкопрофессиональной начитанности. Сегодня в мире практически нет людей, даже экономистов, которые осилили бы четыре тома «Капитала» К.Маркса. От такого человечества невозможно ожидать сколь-нибудь грамотной реакции на артистически поданную ложь, будь то религиозная или наукообразная ложь о чьем-то генном превосходстве над кем-то.

Последний экономист-теоретик (после Сталина), который внимательно прочитал все четыре тома «Капитала» Маркса и сам признавался в этом, усвоил многие чисто технические моменты этого гениального труда, и подтвердил их полную состоятельность на практике, организовав Японское и Южно Корейское «экономические чудеса», испольховав основные выводы второго тома «Капитала», был лауреат нобелевской премии В.В. Леонтьев. Но он умер, так и не поняв в «Капитале» главное. Он, как, например, А.Зиновьев или А.Солженицын, не понял, в какого монстра неизбежно переродятся США, как только рухнет СССР.

Среди объективных причин вялой реакции интеллигенции на фашизм является ОТСУТСТВИЕ оплаченного заказа на идеологическую и практическую борьбу с фашизмом со стороны частных владельцев СМИ. Не будет телемагнат платить за материал, содержащий в себе угрозу диктатуре хозяина. Журналисту же, как и любому пролетарию, необходимо питаться, одеваться и иметь жильё. Чтобы питаться бесперебойно, ему необходимо ЕЖЕДНЕВНО готовить материалы, которые владелец того или иного СМИ гарантированно оплатит.

Вот и делают демократические журналисты всего мира вид, что не видят всплеска настоящей, а не скоморошной фашизации политики монополистов всего мира.

Сентябрь-октябрь 2002
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(2) 2002
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента