Валерий Подгузов

Или революция, или вымирание

Почему забуксовало наше правое дело?

Прошло десять лет со дня расстрела из танковых пушек Дома Советов и остатков Советской власти в Москве, на Красной Пресне. Победа березовских, абрамовичей и ходорковских над Советской властью привела к тому, что население РФ ежегодно сокращается почти на миллион душ. «Празднование» годовщин крупных террористических актов превратилось в ежемесячный ритуал, а потенциальные заложники апатично наблюдают за геноцидом или носят «дулю» в кармане.

В литературе левого толка причину поражения Советской власти и нынешней пассивности бывших советских людей РЕДКИЕ авторы видят в том, что члены коммунистических партий лагеря социализма, в подавляющей своей массе, не знали, что такое РЕВОЛЮЦИЯ, а тем более, КОММУНИЗМ, а потому, строя коммунизм, построили… капиталистический рынок.

Но и в Октябре 1917 г., к сожалению, пожалуй, только Ленин и Сталин могли дать научно состоятельные ответы на коренные вопросы теории революции и коммунизма. Благодаря их компетентному руководству, Октябрьский политический переворот, разгром иностранной интервенции и новая экономическая политика БОРЬБЫ С БУРЖУАЗИЕЙ (НЭП) были осуществлены практически идеально. Разумеется, в рядах большевистского крыла РСДРП действовали и другие образованные революционеры, например, Дзержинский, Киров, Фрунзе. Однако большая часть их теоретического наследия посвящена «горячим», совершенно конкретным вопросам текущих дней, а не фундаментальным проблемам коммунистического строительства. Нехватка в партии научно подготовленных кадров и активный саботаж со стороны большей, проституированной части русской интеллигенции, оценивались Лениным как самые гнусные наследия царизма. (См.: В.Ленин «Очередные задачи Советской власти). Тот уровень подготовки партийцев, который оказался достаточным для совершения скоротечного политического переворота, «красногвардейской атаки на капитал», был абсолютно недостаточен для строительства коммунизма. Недообразованность большинства партийных руководителей привела к тому, что смена Сталина на Хрущева превратила КПСС в партию, образно говоря, вообще без головы, а партийное образование молодых коммунистов (на протяжении последующих пятидесяти лет истории КПСС) было превращено в сплошной формализм, самообман, господствующий до сих пор.

Признавая решающую роль научной теории в революционном коммунистическом движении рабочих, Ленин, сразу после поражения российских пролетариев в Революции 1905-07 г.г., предпринял попытку организовать серьезную учебу в партии (См.: А.Вознесенский, «Лонжюмо»). Позднее, в своем выступлении на третьем съезде РКСМ в 1920 году Ленин детально разъяснил делегатам, членам РКСМ(б), что значит, учиться коммунизму, как избавить эту учебу от формализма. Но не так, как вульгаризаторы «цитировали» Ленина в учебниках: «Учиться, учиться и еще раз учиться», а именно «учиться КОММУНИЗМУ». Ленин категорически настаивал, что «коммунистом можно стать лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество». Именно «знанием БОГАТСТВ», а не «монблана» мусора, воздвигнутого графоманами, служителями культов и платной профессурой за всю историю эксплуататорских формаций. Кроме того, Ленин требовал, чтобы учеба коммунизму сопровождалась постоянной практической проверкой полученных знаний и передачей проверенных знаний следующим поколениям.

Однако, как это часто бывало с гениями, Ленин был недопонят многими своими современниками (тем более, молодыми), большинством соратников и тонко извращен карьеристами, проникшими в ряды руководства партии. По крайней мере, Хрущева, Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе и Ельцина никто не обвинит в образованности, хотя, судя по мемуарам, в преданности «ленинизьму» они клялись не раз. Недаром русская пословица гласит: «Услужливый дурак опаснее врага».

Решая вопросы гигантского производственного значения, будь то строительство Беломоро-Балтийского канала, Комсомольска-на-Амуре, Сталинградского тракторного завода, большинство эмоциональных коммунистов недопонимали, что создание промышленных гигантов не исчерпывает суть задач по строительству коммунизма и, уж тем более, не тождественно строительству коммунизма. Сосредотачивая ВСЕ внимание на материально-технической базе, на «хозрасчете», личной материальной заинтересованности и не понимая ленинского учения о необходимости всестороннего развития КАЖДОЙ личности, КОРЕННОЙ трансформации «чрезвычайно тонкой» системы производственных и других социальных отношений, они, силой своего невежества, замедляли, а затем и вовсе прекратили процесс Коммунистической Революции. К тому же меньшевистско-троцкистское засилье в большевистской партии и в «богемных» кругах отняло невообразимо много времени, сил и здоровья у Ленина, Сталина, Кирова, Куйбышева и фактически помешало поднять до научного уровня сознание большинства технических и художественных интеллигентов. Да и сегодня господствующим является тип «интеллигента» с узкой профессиональной, практически ремесленной подготовкой.

Строго говоря, лишь произведения Маяковского и Н.Островского (даже не Горького, А.Толстого и Шолохова), можно отнести к числу удачных художественных произведений о Коммунистической Революции. Что же касается легиона советских докторов и кандидатов общественных наук, армии политработников, то они вообще не дали советскому обществу НИЧЕГО сколь-нибудь ценного по теории Революции и Коммунизма. Сталин был последним генеральным Секретарем в мировом коммунистическом движении, чьи личные научные труды, как и труды Ленина, до сих пор верны, актуальны и являются высочайшими образцами революционного движения научной мысли в обществоведении.

Нет никакого преувеличения в утверждении, что ВСЕ современные «маленькие» трагедии, переживаемые отдельными людьми и народами, в том числе и грозящая экологическая катастрофа, и стоящая у порога третья мировая война, есть следствие упорного нежелания одной части человечества и стойкое неумение другой его части понять, развить и воплотить в жизнь положения теории Маркса-Ленина-Сталина по вопросам Революции и Коммунизма.

К сожалению, уровень понимания этих проблем миллионами представителей российской интеллигенции не выше уровня воинствующего невежества всевозможных Убожко, Сванидзе…

Качество, количество, эволюция, революция?

Прежде всего, следует сказать, что дело не в словах. Исследователь должен не столько погружаться в этимологию, сколько изучить реальные явления и выявить их сущность. Не выявив СУЩНОСТЬ явления, невозможно дать ему необходимое определение, выработать понятие.

А исследование окружающего нас реального мира едва ли не ежеминутно демонстрирует два важных и неустранимых его свойства — устойчивость и изменчивость. Сотни миллионов лет, например, Земля устойчиво вращается по своей орбите вокруг Солнца, но эта повторяемость осуществляется не по замкнутому эпициклу, как думали Птолемей и Коперник, а по спирали, т.е. проявляя одновременно и устойчивость, и изменчивость, где каждый виток является новым. За эти миллионы лет в космосе образовалось и погасло бесконечное множество звезд. Т.е. однажды возникнув, каждая звезда двигалась в пространстве и во времени, изменяясь и поэтому неизбежно «исчезая», проявляя, тем самым, устойчивую ВСЕОБЩУЮ закономерность бытия Вселенной, т.е. СМЕНУ ФОРМ СУЩЕСТВОВАНИЯ. При этом материал звезды никуда не исчезал, он образовывал очередную форму.

На Земле образовались и одряхлели горы, исчезли динозавры и появились «человеки». Возникли, развились, загнили и рухнули общественно-экономические формации. На их месте ИЗ ТЕХ ЖЕ ЛЮДЕЙ сформировались новые формации. Возникли, развились и исчезли древние религии. Возникли новые и бесчисленные секты.

Даже Ветхозаветное религиозное сознание, одно из самых консервативных видов сознания, и то вынуждено основу своего возникновения искать в ИЗМЕНЕНИИ поведения бога, создавшего «В НАЧАЛЕ небо и землю». «Земля же была безвидна и пуста, — утверждает Библия, — и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водой». А дальше последовала целая серия изменений, как в потребностях самого «духа божьего», так и в формах создаваемого им мира, и каждое изменение приводило «дух божий» к выводу, что изменения хороши. И уж если «дух божий» видел в изменениях хорошее, то нам, материалистам-жизнелюбам, изменения представляются синонимом самой жизни.

Устойчивость и изменчивость, есть фундаментальные и неотделимые друг от друга противоположности, свойства бытия. Но, как показывают практика и выводы науки, устойчивость форм окружающего нас мира — относительна, сравнительно скоротечна, а ИЗМЕНЧИВОСТЬ форм — абсолютна, всеобща и является самой устойчивой чертой бытия, его содержанием.

Неизменным в мироздании является лишь ПРОСТРАНСТВО, поскольку оно бесконечно во всех направлениях и потому движимо лишь во времени. Пространство стареет, оставаясь неизменным. Пространство есть объективная форма покоя. А поскольку, к тому же, пространство не имеет субстрата, т.е. оно есть объективная и абсолютная пустота, неделимая и неуничтожимая, постольку пространство, в полном смысле этого слова, бесформенно.

Время, в отличие от пространства, является воплощением чистого движения, монотонного и неделимого. Но, как и пространство, время не имеет субстрата. Его «субстанция» нематериальна, а потому в своем движении время не может породить какие-либо формы и новые отношения внутри себя. Время бесконечно в том смысле, что его «начало»… не имеет начала, и «течет» оно во всем бесконечном пространстве в будущее одинаково и синхронно во всех точках пространства. Только в сознании некритически мыслящего человека время субъективно дробится на части, привязываясь к смене сезонов, амплитуде колебания маятника, фазам Луны, «ускорясь или тормозясь» в зависимости от исправности хронометров, объема выпитого спиртного или силы удара по голове.

Материя же, в отличие от пространства и времени, и субстратна, т.е. «вещна», осязаема, и ОБЪЕКТИВНО бесконечно корпускулярна. Только элементы материи имеют возможность перемещаться в пространстве из «пункта А в пункт Б», т.е. абсолютно, но и относительно других материальных образований. Только материя, благодаря ВЗАИМОСВЯЗЯМ тел, частиц и полей, способна объективно передавать в точки, например, В, Г пространства энергию от движении тела А из точки А в точку Б, не перемещающегося непосредственно в точки В, Г, и обратно в точку А. Иными словами, только материальная среда обладает способностью к распространению энергии движения, т.е. к движению в форме колебаний, на расстояния, существенно превышающие длину первичного перемещения тела А из точки А в точку Б. Только материя способна образовывать бесконечное множество макро- и микро-композиций из своих перемещающихся и колеблющихся элементов. Только материя в своем движении может последовательно рождать ФОРМЫ тел, частиц и «полей», занимающих объемы в бесконечном пространстве, которые, рельефностью своих форм, создают в умах, склонных к спекуляции, иллюзию «искривления» пространства. Многообразие форм объектов позволяет материи (по ходу движения) образовывать бесконечное же множество форм связей, отношений и отражений. Человеческое общество — это форма материи, отличающееся от прочих форм материи наличием социальных связей и наличием (помимо объективных форм отражения) субъективных форм отражения, т.е. индивидуальным и общественным сознанием.

Таким образом, общей объективной предпосылкой изменчивости форм в мироздании является само фундаментальное свойство МАТЕРИИ — двигаться (перемещаться, перемещать, колебаться, резонировать, рефлексировать и т.д.).

Изменение — есть процесс и результат взаимодействия материальных объектов, момент объективной актуализации очередной формы связи материальных образований. Установить бесспорный факт многообразия форм окружающего нас мира и многообразия связей не составляет большого труда для наблюдательного человека. Но необходимо объяснить конкретную, общую причину этого многообразия форм и сущность такой формы движения как изменение.

Известно, что под сущностью явления в диаматике понимают реальное отношение противоположностей, породивших это явление, т.е. единство и борьбу противоположностей. Любое явление выступает как следствие предшествующих взаимодействий чего-то с чем-то как внутри явления, так и вне его (хотя внутренние взаимодействия являются ведущими). Поэтому выявить сущность чего-либо — это значит найти те причины, т.е. конкретные, прежде всего, внутренние противоположности, отношения которых (единство и борьба) порождают явления.

Изменчивость неустранима потому, что никто и ничто не способны устранить всеобщую связь явлений внутреннего и окружающего нас мира и, следовательно, устранить взаимовлияния. Более того, огромной проблемой всех естественных наук является постановка абсолютно чистого опыта, т.е. познание чего-либо как такового, взятого в полной изоляции от внешних и внутренних влияний. Ученым, лишь ценой огромных ухищрений, порой, удается несколько снизить влияние «искажающих» факторов взаимодействий до приемлемого уровня. Только в научных абстракциях, лишь в узких пределах, ученым удается пооперировать, например, «абсолютным нулем температуры», «абсолютно упругим телом», «точкой», «абсолютной скоростью», «товаром вообще» и т.д.

Зафиксировать смену форм материи науке удается лишь потому, что каждая форма абсолютно конкретна. В каждый момент времени, каким бы малым он не казался наблюдателю, форма именно «такая», а не «иная». Но даже тогда, когда «некое» переходит в «иное», то и это происходит абсолютно конкретно, тем более, независимо от того, как мы воспринимаем содержание этих переходов. Конкретность состояний, как и конкретность переходов, имеет качественную и количественную стороны.

Качественная сторона конкретности есть ее определенность. Качество есть то, что делает явление, прежде всего, отличным от других явлений, или похожим на другие явления. Но «похожесть» явлений порождает явление количества.

Вопрос «сколько» приобретает смысл, если рядом со «сколько» есть ответ на вопрос «Сколько чего?». В пределах этого вопроса качество — первично. Количество — вторично. В реальной действительности качество и количество неразрывны. Любая качественная определенность имеет количественные параметры.

Можно ли осуществить арифметическое сложение, например, барана и «демократа»? В арифметике невозможно, а в философии можно, если найти в названных «вещах» тождество, делающее их подобными или даже конгруэнтными. Например, их продаваемость и покупаемость, т.е. их товарность. Не знаю, что общего нашел бы сатирик Задорнов в баране и «демократе», но для философа, перечисленные объекты одинаковы как реально существующие явления. Для верующего они одинаковы как «твари божии». Очевидно, что бог рассуждал примерно так же, когда замыслил всемирный потоп и повелел Ною, не вдаваясь в детали, ввести в ковчег «каждой твари по паре».

Если теперь дать предельно краткие определения, то качество — это слово для обозначения ОПРЕДЕЛЕННОСТИ, прежде всего, РАЗЛИЧИЯ, ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ явлений, а количество — для определения масштабов СХОДСТВА, ТОЖДЕСТВЕННОСТИ явлений.

Абстрактные количественные определения (от нуля до бесконечности) сами по себе бесформенны, бессодержательны, монотонны. Абстрактные единицы, образуя бесконечный числовой ряд, лишь отражают, тем самым, одно из свойств бытия — бесконечность.

Когда же мы переходим от абстракции к реальной действительности, то обнаруживаем, что в зависимости от количества однотипных материальных объектов, заключенных в каждом из множеств, определенность этих множеств различна. Невозможно отрицать, что литр воды и океан воды качественно несопоставимые явления, хотя океан есть всего-навсего относительно большое количество совершенно одинаковых литров воды. Горсть песка от пустыни отличается количеством однотипных песчинок и, как показывает практика, в силу именно этой причины «океан» песка приобретает качества, кардинально отличные от горсти песка. Таким образом, важнейшая, но не единственная причина различия форм окружающего нас материального мира есть количественное различие в КОНЦЕНТРАЦИИ ОДНОТИПНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ. А разница в концентрации означает неравновесность потенциалов взаимодействующих сторон явления и, следовательно, наличие «ведущих» и «ведомых» противоположностей в каждом акте их единства и борьбы.

Следовательно, после определенных количественных изменений любое множество неизбежно превратится в свою качественную противоположность. Образно говоря, «кто был ничем», после достижения определенной величины концентрации, «тот станет всем». В этом и состоит один из важнейших механизмов изменчивости окружающего нас мира, что и трактуется во многих учебниках как закон перехода количественных изменений в качественные, который можно более широко сформулировать как периодический закон смены качеств в результате количественных изменений.

Иллюстрацией этого закона является, например, ядерный взрыв, происходящий в результате простого увеличения количества атомов плутония до, т.н., «критической массы», после чего происходит разительная перемена в качестве ядерного материала. Металл превращается во… взрыв. Причем, чем «однотипнее» атомы, тем выше гарантия перехода их новой суммы в новое качество.

Согласно современным физическим теориям и наблюдениям астрономов, даже абсолютно инертные материалы, после достижения определенной их концентрации в небесном теле, взрываются.

Но не все процессы смены определенности происходят через накопление единиц субстрата. Так, например, превращение графита в искусственный алмаз происходит в результате роста величины давления в реакторах. Здесь энергия взрыва (скачкообразного изменения количества единиц давления) или монотонного роста количества единиц давления используются для изменения качества материала. Под воздействием роста давления черный мягкий графит «вдруг» превращается в свою противоположность, в самый прозрачный и твердый минерал. Однако, не количество атомов углерода (поскольку и в графите и в алмазе оно одинаково), а количество «атмосфер», т.е. «накопление» чего-то иного, явилось решающим условием трансформации внутренних связей графита во внутренние связи алмаза, состоящего из того же количества атомов, но связи между которыми качественно изменились. Иначе говоря, исследуя причины произошедших изменений, необходимо абсолютно конкретно отвечать на вопрос: «Количество чего, конкретно, лежит в основе изменения качества исследуемого материала».

В русле проблемы о причинах поражения КПСС, это означает: не количество членов определяет качество партии, а количество знаний, усвоенных членами партии, количество приобретенных навыков, — определяют качество внутрипартийных связей, качество партийной организованности, что, как говорил Ленин, и «удесятеряет ее силу».

Следовательно, качество материальных объектов, их систем и «скоплений» не только поддается количественной оценке и сущностному осмыслению, но и целенаправленному воссозданию во все более широком спектре промышленных и социальных технологий, что доказывает абсолютную адекватность человеческого мышления природе материи, пространства и времени.

Сегодня людей перестало удивлять то обстоятельство, что можно воздвигать качественно различные архитектурные сооружения из абсолютно одинаковых кирпичей. Теперь даже школьников не удивляет, что воздух, вода, гранит, железо, алмаз, живая клетка, диэлектрик и проводник состоят из одинаковых электронов, протонов и нейтронов.

Чем дальше, тем больше процесс создания качественно новых систем из однотипных элементарных частиц превращается в обычное человеческое дело, превзошедшее божественные фантазии.

Высокооплачиваемым «ученым», занятым поиском подтверждений состоятельности божественных концепций происхождения вселенной, все труднее отрицать тот факт, что, подобно периодической системе земных химических элементов, свойства различных небесных тел (астероидов, комет, планет, звезд и «галактик» и «туманностей») и «полей», а также формы, масштабы, траектории и силы их взаимодействия находятся в периодической зависимости от массы материи, образующей данные небесные тела и явления. Недавно в СМИ появились сообщения о том, что «западные ученые» обнаружили в глине соединения, которые идентичны мембранам живых клеток и, «следовательно», версия о том, что бог создал человека из глины, верна! Физики забыли, что, по писанию, вылепленный богом глиняный истукан, ожил не потому, что в нем заработали мембраны, а потому, что бог вдохнул в глину бессмертную «душу». Между тем, если в глине действительно есть соединения, способные выполнять роль клеточных мембран, то можно считать доказанным ЕСТЕСТВЕННОЕ происхождение живой клетки из неживой материи без «вдутия духа». А уж откуда в лужах берутся водоросли и головастики, теперь материалистам гадать не придется.

Качественный и количественный анализ элементов космоса, земной природы и общества показывает, что многообразие их форм не является следствием промысла или случайности. Качественная разнородность элементов мира предопределена действием объективных законов, среди которых закон единства и борьбы противоположностей, в данном случае, качества и количества, т.е. закон периодической смены КАЧЕСТВЕННОЙ определенности в результате роста КОЛИЧЕСТВА взаимодействующих факторов, выступает как непосредственный закон изменений. Причем, не просто закон изменений, а как закон непрерывного РАЗВИТИЯ, поскольку каждому последующему изменению негде взять материал для новой формы иначе, как в старой, уже существующей форме. В этом случае новая форма может появиться на свет, только вобрав в себя материал старой формы, отрицая, тем самым, старую форму. Но после этого, все старые формы, соседствующие с новой, не смогут вести себя по старому. В этом и состоит исходный пункт понимания той причины, которая делает процесс ИЗМЕНЕНИЙ ПОСТУПАТЕЛЬНЫМ и НЕОБРАТИМЫМ. Т.е. каждая последующая форма изменения, по меньшей мере, масштабнее, сложнее, но и совершеннее предыдущих. Изменения могут происходить, в конечном итоге, только по восходящему «графику» качества.

Количественный рост и качественное ВОЗВЫШЕНИЕ составляют сущность процесса изменений, как таковых. С научной точки зрения важно понять, что в ходе изменений материя, в какой бы форме она не пребывала, никуда не исчезает. Меняются величины концентрации, формы связей, возникают новые связи, а количество взаимодействующей материи остается неизменно бесконечным.

В «неживой» природе ничто не «мешает» процессам смены форм. Всё вовлекается в процесс развития, и всё выходит из него обновленным. Но в человеческом обществе процессу объективного изменения предшествует процесс субъективного осмысления. Процесс изменений в обществе начинается с активных выступлений наиболее просвещенных «одиночек» или политических партий при полном непонимании сути происходящего большинством населения. Поэтому процесс изменений в обществе идет колебательно, в режиме метания между крайностями, всегда в форме конфликта между теми, кто понял сущность грядущих перемен, и теми, кто не понял, или делает вид, что не понял, а потому желает остановить процесс изменений, особенно качественных.

Изменения, содержанием которых является накопление однотипных факторов в структуре явления, в науке принято обозначать словом «эволюция». Изменения, суть которых составляет смена определенности на противоположную, в науке принято обозначать словом «революция». Строго говоря, все случаи замены одного качественного состояния явления на другое, одной определенности на другую, особенно в обществе, подпадают под «юрисдикцию» слова революция. Произошла эта смена конфликтно или мирно, для революции не является существенным. Революция есть НЕИЗБЕЖНАЯ смена качества и ничего более. Насилие лишь «повивальная бабка» революции, а не сама революция. Она лишь примет роды, если младенец реально дает о себе знать.

Но вся буржуазная литература старается увести читателя от научного понимания значения слова «революция» в область эмоциональных потрясений дней политического переворота, хотя, на самом деле, слово «революция» в общенаучном смысле означает всего лишь объективный качественный скачек, а в социальной сфере лишь неизбежную замену консервативной, непродуктивной ФОРМЫ бытия на новую ФОРМУ в тот момент истории, когда все необходимые количественные изменения уже практически состоялись. Однако если в природе, например, бабочка из кокона вылезает объективно без советов посторонних, то в обществе огромное количество невежд и психически ущербных людей начинают бурные дебаты по поводу несвоевременности «бабочки», когда та уже вполне созрела в «коконе».

Это напоминает современную ситуацию с деторождением, когда при наличии всех необходимых предпосылок к деторождению, молодые пары отказываются производить на свет потомство, потому, что рыночная экономика грозит и молодым супругам, и младенцу серьезными материальными лишениями. Вместо того чтобы ИЗМЕНИТЬ экономические отношения, люди отказывают себе в счастье отцовства и материнства. Еще более абсурдно выглядит большинство современных людей с точки зрения распространенной практики абортов, когда фактически состоявшегося человека умерщвляют без суда и следствия лишь на том основании, что в обществе, пронизанном денежными отношениями или его пережитками (что было свойственно в какой-то мере даже социализму), новорожденному и его маме жить будет трудно. Т.е. во имя наемной стабильности люди уничтожают будущее поколение, вместо того, чтобы ликвидировать условия, делающие жизнь большинства наемных работников трагичной.

А может все-таки эволюция?

Сегодня буржуазные обществоведы совершенно спокойно относятся не только к слову, но и к процессу эволюции. Они считают, что, увлекая людей идеями эволюции, они отвлекают их от революции. Эволюция пропагандируется как благо, как признак цивилизованности, а революция как зло.

Но, во-первых, авторы нападок на революцию игнорируют, что наибольшую популярность слово «революция» приобрело в период Великой французской революции. Причем, пока мелкая буржуазия гильотинировала венценосцев и аристократов, отводя душу за столетия пресмыкания перед феодалами, выражение «Великая революция» не сходило со страниц газет и монографий и писалось с большой буквы. Когда же победившая буржуазия (в результате конкуренции и концентрации капитала) образовала монополии и монополистические союзы, людей, произносящих слово «революция», повсеместно стали отправлять на каторгу, вешать, сотнями расстреливать прямо на улицах, сажать на электрические стулья, душить в газовых камерах и т.д.

Во-вторых, не понимают или делают вид, что не понимают, что революция может произойти только и исключительно как продукт эволюции. Поэтому каждый коммунист приветствует эволюцию общества, понимая, что это и есть естественный путь к созреванию объективных и субъективных количественных предпосылок революции как, например, в научно-технической, так и в социальной областях.

О том, что коммунистическая революция явится естественным продуктом эволюции рыночного капиталистического способа производства, говорит огромное число фактов.

Например, коммунизм, это способ производства, в котором развитие КАЖДОЙ личности является объективным экономическим законом развития всего общества. Но развитие каждой личности требует соответствующего уровня развития материального производства. Следовательно, чем больше капитализм кичится темпами и объемами роста материального производства, тем динамичнее материально-техническая база капитализма (с количественной точки зрения) эволюционизирует в сторону достаточной для строительства коммунизма. В свое время Ленин сетовал, что совершить политический переворот в развитых капиталистических странах будет неимоверно трудно из-за засилья мелкобуржуазной тупости и гигантского полицейского аппарата, но построить социализм в них будет много легче, чем в России. Сегодня построить социализм в таких странах как Швеция, Япония, Южная Корея, стало еще легче, чем во времена Ленина. Но полицейский аппарат, система комфортных тюрем, спецслужбы, армия усиливаются во всех демократических странах после крушения СССР едва ли не в геометрической прогрессии, что указывает на осознание невозможности удержать современное рыночное общество от социальных столкновений иначе как силой. Других гарантированных средств сохранения капитализма уже практически нет, если не считать массовой алкоголизации и наркотизации населения. Коммунизм превращается во все более ясно осознаваемую альтернативу. Недавняя обструкция, устроенная Чубайсу митингом «жертв сталинских репрессий» в Москве, говорит о том, что «грачи уже прилетели».

Сегодня нет учебника по менеджменту, в котором бы проблема «бизнес-плана» не рассматривалась бы как важнейшая и обязательная. Такая форма эволюции теории рыночного управления не противоречит генеральной линии теории коммунизма. Просто экономическая теория коммунизма доводит идею планирования до высших степеней эффективности. Более того, за полтора десятилетия, прошедших с момента демонтажа крайне изуродованной уже Хрущевым плановой системы и культуры СССР, экономика всех бывших советских республик демонстрирует лишь одно: рост капиталов олигархов и неуклонную деградацию всех отраслей экономики, кроме индустрии интимных услуг. Поэтому рост числа фактов применения плановых походов к экономике предприятий в развитых рыночных странах не противоречит тенденции движения человечества к коммунизму, а является лишь ублюдочной формой применения плана в экономике.

Известно, что идеалом коммунизма является творческий, развивающий, высокопроизводительный, не изнуряющий, не отупляющий, не опасный труд. Труд как потребность морально и физически здоровой личности, труд как важнейшее условие умственного и физического её развития. Идеалом же капитализма является производство с постоянно сокращающимися издержками на заработную плату наемным работникам. В связи с этим идет борьба за создание безлюдных технологий и автоматизированных систем производства буквально во всех отраслях, что сопровождается ростом безработицы на одном полюсе рыночного общества и ростом изнурительности труда для тех «счастливчиков», кто сохранил за собой рабочее место. Но даже эта тенденция абсолютно не противоречит технологическим идеалам коммунизма. Количественный рост автоматизированных систем производства ведет к революции в потреблении, к превращению продуктов производства в разновидность даров природы. Количественные характеристики современного рыночного производства позволят при коммунизме кардинально и повсеместно сократить продолжительность рабочего дня до действительно комфортных пределов, особенно на вредных производствах. Коммунизму лишь останется избавить людей от капиталистических последствий процесса автоматизации производства, вызывающего рост безработицы, проституции, бродяжничества, самоубийств, алкоголизма, психических расстройств, преступности.

В количественном отношении класс частных собственников, связанных с производством основной массы материальных и духовных благ, СОКРАЩАЕТСЯ. Такая эволюция объективно отвечает потребностям коммунизма. Именно поэтому в рыночных странах СРОЧНО претворяется в жизнь стратегия поддержки класса мелких и средних капиталистов за счет государственного бюджета, чтобы в количественном отношении весь класс капиталистов не превратился в жалкую группку выродков-олигархов. За последние сто лет класс крупный собственник объективно утратил возможность управлять своим бизнесом. Он все больше напоминает класс феодалов. Современный крупный капиталист уже физически не способен контролировать движение своего монополизированного капитала и пресекать квалифицированное мошенничество наемных управленцев. Он вынужден пользоваться услугами аудиторских фирм, которые, как показала практика, сами не без успеха и удовольствия грабят своих заказчиков. Управление современными отраслями держится на дипломированных и абсолютно бессовестных специалистах, наемных менеджерах. Наемные управленцы уже начинают понимать цену своему положению. Уже не «луддизм», не экономическая борьба пролетариев, а квалифицированная экспроприация части прибыли хозяев верхним эшелоном наемных управленцев, превращается в масштабную форму разрешения противоречий между реальными управленцами и номинальными собственниками. Однако рост количества научно состоятельных управленцев, капитанов производства, ослабление роли хозяина и усиление роли фундаментальной науки отвечает потребностям коммунизма. Но коммунизм, базируясь на компетентности «капитанов» производства и науки, избавит их от приобретенного синдрома клептомании, холопства, чванства. Коммунизм даст специалистам возможность применять ВСЁ свое искусство не для сокрытия своих афер, не для удовлетворения больных потребностей олигархов, а для полной реализации своих природных задатков в деле развития общества, являющегося средой обитания и признания талантов истинных новаторов.

Потребности конкуренции с олигархами США вынудили европейских олигархов отказаться от внутреннего европейского валютного рынка. Впервые в истории человечества произошел осмысленный, сознательный отказ от стихийности рыночного развития экономики, осуществлена добровольная ликвидация нескольких национальных валют во имя повышения эффективности европейской экономики, снижения уровня рыночной анархии, что не противоречит выводу коммунистической науки о необходимом и неизбежном отмирании денег как мощного средства торможения экономического развития, как эффективного консерванта животных страстей в натуре человека.

Маркс и Ленин не раз сетовали на национальную замкнутость отрядов пролетариев. Призывали пролетариев всех стран к объединению в борьбе за свои права. Эволюция национальных отношений в мире происходит в режиме даже опережающем прогнозы Манифеста коммунистической партии 1847 года. Уже не только капиталы, а наемная рабочая сила всех типов и уровней пересекает границы национальных рынков. Транснациональные корпорации делают работу по интернационализации пролетариата абсолютно бескомпромиссной. Сталинские «переселения народов» не идут ни в какие сравнения с тем, как переселил, перемешал народы СССР демократический рынок. Никогда за годы Советской власти люди «кавказской национальности» не говорили на улицах Москвы на таком чистом русском языке, как они это делают сегодня. Бывшие украинские, эстонские, молдаванские школьницы, прежде получавшие дутые тройки по иностранным языкам, в том числе и по русскому, теперь бегло разговаривают на многих языках мира во всех борделях демократических стран и эмиратов. Огромные массы грузин, армян, азербайджанцев, таджиков, узбеков бегут из своих «нэзалэжных» отечеств, спасаясь от голодной смерти, гарантированной любимым национальным правительством. Т.е. народы, совсем недавно бесновавшиеся под вопли всевозможных Капутикян, Черновилов, Гамсахурдиев, проклинавших «русских свиней», «совковую» дружбу народов, миллионами пар ног «голосуют» против национализма в своих рыночных республиках, ставших кладбищами для сотен тысяч земляков. Именно капитализм своим кровожадным идиотизмом, успешнее, чем тысячи коммунистических агитаторов, вбивает в головы бывших советских людей чувство презрения к бездарным, вороватым «спасителям наций», «отцам свободы». Такая эволюция в сознании и поведении людей находится в русле коммунистических прогнозов и соответствует перспективе коммунистической революции.

Таким образом, множество крупных и мелких фактов эволюции современного мирового рыночного хозяйства не дают ни одного существенного доказательства усиления собственно рыночных, «свободных» капиталистических отношений в экономике. Наоборот, каждый мелкий и крупный количественный сдвиг в мировой рыночной экономике не противоречит коммунистической перспективе человечества.

Возникает вопрос. Если эволюция в экономике рыночных стран происходит, действительно, в русле коммунистических тенденций, то может быть и революции не потребуется. Может прав был «ренегат Каутский». Но об этом в следующем номере журнала.

Ноябрь 2003
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№4(6) 2003
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента