Валерий Подгузов

Соотношение теории и практики
Назревший вопрос пролетарского движения в России

Труднее всего не открытие истины, а доказательство ее полезности людям.
Конфуций

Вместо вступления

Как известно, появление произведений литературы, независимо от жанра, обусловлено, в большинстве случаев, наличием весомой причины. Но непосредственным поводом, вынуждающим взять в руки перо, не откладывая «в долгий ящик», порой служит мелкий курьез.

Очередным мелким курьезом, дающим повод взяться за перо, явилась публикация, но уже не «левых анархо-примитивистов» некогда состоявших в РКРП, чья группка закономерно, как и предсказывалось, распалась на мельчайшие секточки, а статья некоего А.Пихоровича, «Рабочий класс и социализм», помещенная на сайт communist.ru (третий выпуск). Автор, как и наши анархо-примитивисты, не утруждает себя разъяснением того, как и в связи с какими объективными и субъективными факторами класс наемных рабов - пролетариев, трансформируется в рабочий класс, способный свергнуть тиранию буржуазии и установить диктатуру именно рабочего класса. Особо качественно оказывается обойденным коренной вопрос коммунистического движения: о привнесении научной теории в практику пролетарского движения с целью формирования сознательного рабочего класса.

Между тем проблема соотношения социальной теории и практики, заслуживает того, чтобы сосредоточится именно на ней, а не на уморительных «ашипках» отдельных философов. Исследование этой проблемы назрело и потому, что потребность в теории марксизма, угасшая в ожиревшей совести многих бывших советских интеллигентов, просыпается в российском пролетариате, о чем убедительно глубина полемики и заинтересованное участие в ней рабочих - делегатов VIII и последующих съездов РКРП.

Рабочие России, Румынии, Индонезии, крестьяне в Польше получили в 1998 году поучительные уроки. Они подняли крупную волну СОПРОТИВЛЕНИЯ капиталу, каждый национальный отряд сельского и городского пролетариата выдвинул из своей среды полетариев-лидеров, пошел за ними и… проиграл, как это было не раз и сто, и двести лет тому назад, когда выступление пролетариев не было связано с движением коммунистов большевистского толка. Однако «поражение» пролетарских МАССОВЫХ выступлений 1998 г., как и, позднее, рабочих, например, на Выборгском ЦБК, ни в коей мере не являются действительным поражением пролетарского движения. Пока существует капитализм, выступления пролетариев гарантированы. Достаточно сказать, что эти выступления для шахтеров Воркутинского и Ростовского угольных бассейнов закончились… созданием партийных организаций РКРП. Рабочие отступили, не понеся никаких невосполнимых моральных потерь. Из подобных поражений большинство пролетариев извлекают лишь уроки. Они уже требуют от компартии, и сами ищут научно обоснованные ответы на насущные вопросы своего движения...

Предельно коротко отвечая на вопрос о соотношении теории и практики пролетарского движения, можно сказать - изучите биографии классиков марксизма, и вы получите исчерпывающий ответ.

Триумфаторы

Одним из главных качеств, присущих марксистам, является их предрасположенность к... победам. Представители других мировоззрений могут, конечно, периодически и выигрывать и проигрывать. Но «визитной карточной» марксиста, В КОНЕЧНОМ ИТОГЕ, является именно победа. Поражение лишь подтверждает отсутствие в побежденном марксиста.

По крайней мере, Маркс и Энгельс, Ленин и Сталин, Хо Ши Мин и Ким Ир Сен, Фрунзе и Макаренко, каждый в свое время, на своем месте и в своей сфере одержали победы над всеми своими противниками и обстоятельствами. Плоды их побед пережили Организаторов и оказывают РЕШАЮЩЕЕ влияние на современный мир до сих пор.

Естественно должен возникнуть вопрос, что превращает марксизм в лучший образец «Науки побеждать», а марксистов в лучших последователей Суворова в политике?

Если искать чисто внешнее отличие марксистов Ленина и Сталина, например, от антимарксистов Хрущева, Горбачева, Ельцина, Новодворской, достаточно сопоставить количественную сторону их персональных сочинений, чтобы понять, что первые два отличаются от второй четверки, по меньшей мере, так же, как трудолюбивые люди отличаются от ленивых.

Однако в РСДРП не только Ленин и Сталин написали много. Этим показателем мог похвастаться и Троцкий. Но количество не главный показатель для марксистов, хотя и довольно естественный. А поскольку речь идет о теоретических трудах Ленина и Сталина (многократно «высекших» Троцкого) и не единожды переизданных в некоммунистических странах, то ясно, что марксисты отличаются от немарксистов, прежде всего, тем же, чем отличаются компетентные люди от невежественных.

Вне обществоведения грамотным может быть, например, математик, владеющий ЗАКОНАМИ движения величин, а грамотным физиком можно считать того, кто познал ЗАКОНЫ физических процессов. Любой другой подход - хлестаковщина.

Победоносность марксизма предопределена тем, что это ЕДИНСТВЕННОЕ направление обществоведческой мысли, с самого начала запрограммировавшее себя на открытие исключительно объективных ЗАКОНОВ развития общества.

Иные течения мысли, во-первых, таких целей не могут ставить, не рискуя подписать себе смертный приговор, а во-вторых, если их представители и открывают иногда объективные законы, то, тем самым, создают для себя большие неудобства.

Так, например, католический священник, Мальтус, открыл объективный закон, согласно которому ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ эпохи СВОБОДНОЙ КОНКУРЕНЦИИ производство материальных благ растет МЕДЛЕННЕЕ, чем численность населения. Мальтус, на большой массе примеров доказал, что капитализм плодит нищету. Но, открыв объективный закон, он обвинил во всем... детей, которые рождаются якобы быстрее, чем природа позволяет производить материальные блага для них. Мальтус «не заметил», что все его статистические выкладки взяты из КАПИТАЛИЗМА эпохи СВОБОДНОЙ КОНКУРЕНЦИИ, а не из ботаники и что ненавистью к детям пронизан КАПИТАЛ, а не матушка Земля.

Совершенно естественно, что Мальтус, воспитанный в духе христианской добродетели, выход из создавшегося положения узрел в... эпидемиях и войнах, уничтожающих «лишних» детей.

Связь между КАПИТАЛИЗМОМ и НИЩЕТОЙ еще более рельефно проявляет себя в условиях господства МОНОПОЛИЙ. Так, например, в книге Стефана Шмидхейна, «Смена курса», написанной им по заданию международного Совета предпринимателей, включающего в свой состав пятьдесят монополистов из двадцати двух стран, отмечено, что «производство продуктов питания в мире ОПЕРЕЖАЕТ рост населения» (Стр.1).

Но КАПИТАЛ превращает рост производства в... КРИЗИС «перепроизводства», а не в рост потребления.

Именно в развитых капиталистических странах ликвидация залежалых продуктов, особенно в США, и полуголодное существование - НОРМА повседневной жизни миллионов граждан (См.:В.Коротич «Лицо ненависти» - М.:Прогресс, 1983.). Мы уже не говорим о «развивающихся рыночных странах», где продажа органов и частей тела ради спасения от голодной смерти - легальный бизнес.

Социалистическое содружество это единственный регион на планете, в котором, начиная с 1947 года, ГОЛОД был изжит АБСОЛЮТНО. После того, как в странах социализма восстановился капитализм, голодная смерть и дистрофия вновь стали нормой для миллионов поляков, россиян, румын на фоне обжорства отдельных демократов и демократок.

Маркс, исследуя законы капиталистического накопления, тоже пришел к открытию абсолютного закона. Он установил объективную связь между величиной накопленного капитала и ростом «резервной армии труда», т.е. безработицы. Но Маркс, в отличие от Мальтуса, доказал, что «лишние» люди в обществе, - есть продукт функционирования самого КАПИТАЛА.

Поэтому совершенно закономерно, что, как только на территории Советского Союза были ПОБЕЖДЕНЫ рыночные экономические отношения времен НЭПа и присущее им накопление капитала, исчезла и безработица.

Сегодня, когда на территорию СССР вернулся, его препохабие, рынок, то, по мере накопления российского капитала, растет и безработица.

Таков ЗАКОН.

Сотни лет буржуазные «ученые» убеждали мещан Запада в естественности безработицы и делали вид, что изнуряют себя в борьбе с ней при помощи презервативов и стерилизации женщин.

Сталин был ПЕРВЫМ руководителем в истории человечества, который, применив знание объективных законов марксизма, на практике ПОБЕДИЛ безработицу, как оказалось, сугубо РЫНОЧНЫЙ феномен, и заставил производительность труда расти быстрее численности населения, что позволило СССР, ЕДИНСТВЕННОЙ СТРАНЕ МИРА, начиная с 1947 года, на 15-30 процентов, ежегодно СНИЖАТЬ ЦЕНЫ на ВСЕ предметы потребления. Мы уже не говорим о такой «мелочи» как Победа СССР в Великой Отечественной войне, доказавшей превосходство плановой экономики над рыночной.

В последнее десятилетие демократические пигмеи написали много книг, в которых высмеивали такую особенность поведения Сталина в туруханской ссылке, как ежедневную и напряженную работа над научной литературой. Эпигоны отмечали, что, холодными сибирскими вечерами, Сталина, несравненно чаще, чем Бухарина, можно было видеть сгорбившимся у мерцающей свечи с фолиантами в руках. Поэтому стоит ли удивляться тому, что, когда жизнь столкнула этих людей в политических «шахматах», победил тот, у кого «домашние» теоретические заготовки «сибирской защиты» оказались мудрее.

Иначе говоря, достаточным условием превращения политика в марксиста является доведение его ТЕОРЕТИЧЕСКИХ знаний до такой степени, когда на практике ему начинают устойчиво сопутствовать победы, имеющие стратегическое значение.

Что же такое теория?

Для анархо-примитивистов, как показала практика, слово «теория» - ругательство, тогда как для марксиста, ТЕОРИЯ, это категория, принятая для обозначения ПРЕДЕЛЬНО ВЫСОКОГО уровня отражения человеком окружающей действительности, а теоретик, это человек овладевший данным уровнем отражения.

Как известно, сознание получает первичную информацию об окружающем его мире через органы чувств: зрение, слух, осязание, обоняние, вестибулярный аппарат. Поэтому представления человека об окружающем мире первоначально могут быть только поверхностными. Но мозг ЧЕЛОВЕКА способен ВЕРНО и УСТОЙЧИВО СОХРАНЯТЬ, т.е. запоминать информацию о конкретных явлениях, не путая их, а мышление способно извлекать из памяти запечатленные в ней образы и «манипулировать» ими.

А поскольку любое реальное явление есть следствие единства и борьбы противоположностей, т.е. конкретных причин, то УСТОЙЧИВАЯ фиксация в сознании человека следствий служит залогом того, что, со временем, будут выявлены и причины, породившие их. Так, например, многократно повторенные и, следовательно, запомнившиеся людям ощущения ожогов от огня, позволяют человеку в светящейся подкове заподозрить то же свойство, что и у самого огня, при помощи которого эта железяка была раскалена, хотя не исключено, что первые кузнецы не ленились проверять достоверность своих догадок пальчиком.

Счастливая особенность работы человеческого мозга заключается в том, что в нем, независимо от воли его хозяина, непрерывно происходят автоматические операции с «битами» информации, полученными в результате живого пассивного созерцания.

В этих операциях «биты» информации, сравниваются с уже имеющимися, классифицируются, раскладываются по «полочкам» категорий: качество, количество, единичное, частное, общее, случайное, закономерное, форма, содержание, сущность и т.д. В результате такой обработки «биты» образуют смысловые конструкции, соответствующие реальности (истина) или противоречащие природе вещей (заблуждение).

Правила выстраивания в уме конструкций, из заложенных в память «бит», принято называть логическими операциями или логикой. Т.е. словом «логика» обозначают систему приемов, способы осмысления явления, порядок интеллектуальных операций («раздвоение» единого, движение от общего к частному, от единичного к общему, от простого к сложному, от конкретного к абстрактному, от анализа к синтезу и т.д.).

Выводы, возникшие в сознании после подобных операций, подтверждаются или опровергаются ПРАКТИКОЙ.

Стихийный процесс пассивной обработки поверхностной информации называется ОБЫДЕННЫМ уровнем сознания. Продукты этого уровня сознания ПРИМИТИВНЫ (инстинкты, интересы, вера). Они обладают низкой прогностической и разрешающей способностью, что делает человека крайне зависимым от обстоятельств.

Однако наличие в психике человека волевого механизма привело к тому, что, с определенного момента, индивиды начинают придавать логическим операциям с «битами» информации ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ и целенаправленный характер. Человек сознательно формирует из одних и тех же «бит» множество различных сочетаний (гипотеза), проверять их практикой (эксперимент) и делает обобщенные абстрактные выводы (собственно теория) о причинно-следственных связях, порождающих те или иные конкретные явления, что и выводит сознание на высший, т.е. на НАУЧНЫЙ уровень.

Теория есть система ОБЩИХ умозаключений о СУЩНОСТНЫХ причинах, порождающих явления.

Теоретически построения, доказанные логически, но НЕ ПОДТВЕРЖДЕННЫЕ ПРАКТИКОЙ, называются НАУЧНЫМИ ГИПОТЕЗАМИ. Теоретические построения, подтвержденные практикой, называются НАУЧНЫМИ ЗНАНИЯМИ. Высшим уровнем научных знаний является знание ОБЪЕКТИВНЫХ ЗАКОНОВ.

Теория бесплодна, если она не выходит за пределы письменного стола ее создателя. Но теория уже РЕВОЛЮЦИОННА если в ней логически последовательно доказано неизбежное появление НОВОГО.

Служители культов, демократы и фашисты давно поняли, что теория превращается в мощную движущую силу и тогда, когда она уже изложена на бумаге, а тем более тогда, когда ее ВЫВОДЫ начинают овладевать сознанием масс. Именно этим объясняется стремление инквизиторов, фашистов и демократов жечь книги, тем более по марксизму, уничтожать библиотеки, которые в СССР имелись на каждом заводе.

Область умственной деятельности человека, имеющая своим следствие открытие объективных законов развития природы и общества, есть, несомненно, РЕВОЛЮЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ независимо от того, в какой области знаний открываются объективные законы, прежде неведомые человечеству. (Одно это должно подсказать анархо-примитивистам ответ на вопрос: «Что важнее для революционера, голова или ноги?).

Систему открытых законов, охватывающих какую-либо область реальных явлений и подтвержденных практикой, называют наукой, В этом смысле наука революционна уже по своему определению и поэтому мракобесы всегда стремились или затормозить развитие науки вообще, сжигая гениев на кострах, или сделать научные знания недоступными для масс.

Как показала практика, к знаниям НАУЧНОГО уровня, за всю историю человечества смогли подойти немногие. Однако знаменательно, что от века к веку количество таких людей росло, особенно в области естествознания. Что касается обществоведения, то здесь теоретиков, в полном смысле слова, до сих пор можно пересчитать по пальцам, да и то в прошлом.

Не будет преувеличением, если сказать, что, во-первых, подавляющая масса объективных законов обществоведения открыта основоположниками марксизма и составляет содержание теории марксизма, а во-вторых, история не знает другой такой общественной теории, которая была бы известна массам в такой степени, в какой был известен им марксизм.

Однако теоретическая культура большинства советских людей, так и не достигнув своего пикового значения, со времен Хрущева начала стремительно снижаться и, к началу «перестройки», фактически уже была... минусовой величиной.

Что такое марксизм как наука

Предвижу вопрос; «А разве это не сказано в ленинской работе «Три источника и три составные части марксизма»?».

Практика показала, что подавляющее большинство членов КПСС эту работу Ленина прочли, но... НЕ ПОНЯЛИ. Было зазубрено, что классики буржуазной философии и экономии, а так же социалисты-утописты являются предшественниками марксизма, а диалектико-материалистическая философия, политическая экономия и научный коммунизм - составными частями марксизма.

А дальше произошло трагическое.

Традиционное для феодальной и буржуазной науки деление ученых на философов, политэкономов и социологов постепенно было перенесено в систему организации общественной науки в СССР. Постепенно сформировались советские '''философы», советские «политэкономы» и советские «социологи», а из научной жизни исчезли универсалы, характерные для ленинской школы, такие как, например, Сталин, Киров, Дзержинский, Фрунзе, Макаренко, Калинин. Последним универсалом-новатором в советском марксизме был Сталин.

Иначе говоря, со временем оказалась забытой истина, что марксист это не социолог или политэконом. Он или марксист или оппортунист.

Подавляющее большинство советских обществоведов, членов ЦК КПСС и секретарей обкомов, зазубривших строки о составных частях марксизма, не смогли усвоить, что эти части имеют смысл ЛИШЬ в их НЕРАЗРЫВНОМ ЕДИНСТВЕ и что такое положение вещей предопределено природой и функцией каждой из составных частей.

Диалектика является универсальной методологией мышления марксиста независимо от того, на исследование какого явления направлено мышление. Из всех школ мышления, со времен Аристотеля, наиболее продуктивной, давшей миру наибольшее количество признанных демиургов, является диалектическая школа мышления. Достаточно сказать, что Александр Македонский был учеником Аристотеля, а Давид Рикардо и Клаузевиц лично учились у Гегеля.

Методология есть система законов мышления, конкретных и универсальных, ведущих познание от постижения истин низшего порядка к постижению не истин более высокого порядка в любой области объективной и субъективной реальности.

Этим марксистская диалектика отличается от идеалистической, Которая определяет методологию как врожденную принадлежность «абсолютного духа», как логику саморазвивающейся «абсолютной идеи» и т.п. химер, не предусматривающих наличие мозга. Методология марксизма не выходит за пределы отражения объективных законов материального мира при помощи законов работы такого «зеркала», каким является мозг.

Поэтому «вторая» составная часть марксизма, которую принято называть «политической экономией марксизма», есть ни что иное, как продукт применения марксистской методологии, т.е. диалектики, для исследования и открытия законов материального воспроизводства общества.

Не владея диалектикой, невозможно познавать объективные экономические законы, т.е. нельзя стать МАТЕРИАЛИСТОМ.

Попутно следует заметить, что применение диалектики при исследовании капитализма рождает науку, которую называть «политэкономией» можно только с известными оговорками. «Политэкономия» приобрела свое название потому, что существует объективная реальность - рынок, который не может быть ничем иным кроме как политической экономией, построенной на столкновения противоположных интересов и, следовательно, на насилии.

Для возникновения политической экономии необходимы известный уровень развития производительных сил, известная степень общественного разделения труда и обособление товаропроизводителей, т.е. частная собственность. НО рыночная экономика существует только там и тогда, где и когда собственник может СИЛОЙ защитить свое владение или захватить чужое. Если частный собственник не способен применить насилие, то, как показывает многовековая практика, его «частная собственность» ОБЯЗАТЕЛЬНО становится достоянием другого собственника.

Между тем, советские «политэкономы», так увлеклись заучиванием первой главы «Капитала», о товаре, что забыли содержание последних глав I тома.

Характеризуя политическую экономию, в последних главах «Капитала», Маркс писал:

«Как известно, в действительной истории большую роль играют завоевание, порабощение, разбои, - одним словом насилие. Но в кроткой политической экономии искони царствовала идиллия. Право и «труд» были искони единственными средствами обогащения - всегдашнее исключение составлял, разумеется, «этот год». В действительности методы первоначального накопления - это все, что угодно, но только не идиллия... Открытие золотых и серебряных приисков в Америке, искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках, первые шаги по завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки и заповедное поле охоты на чернокожих - такова была утренняя заря капиталистической эры производства. Эти идиллистические процессы суть ГЛАВНЫЕ моменты капиталистического накопления. За ними следует торговая война европейских наций, ареной для которой служит земной шар».

Две мировые войны, развязанные монополистами, являются неотъемлемым итогом и предпосылкой капиталистического предпринимательства. Доказано, что война лишь внешнее проявление сущности внутренней ПОЛИТИКИ монополистов.

Без политической «дубинушки», т.е. без атомных авианосцев за экономику США ни один бизнесмен ни даст и цента «Само НАСИЛИЕ, - писал Маркс в конце I тома «Капитала»,- есть ЭКОНОМИЧЕСКАЯ потенция».

Поэтому, совершенно закономерно, что Маркс, как и Монкретьен в XVII веке, пришел к выводу, что рынок есть политическая экономия, диалектический анализ которой есть КРИТИКА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. Что Маркс и вынес в заглавие книги. То есть на смену политической экономии идет аполитичная экономия, а РЫНОК в подготовке объективных предпосылок уничтожения политики играет важную роль.

''Капитал» Маркса есть теоретическая революционная фирма отрицания политической экономии.

Бесплодно называть «политической экономией» науку, которая в своем развитии переходит от исследования производственных отношений капитализма к исследованию экономики БЕСКЛАССОВОГО общества, в котором вообще НЕТ предпосылок для возникновения насилия, т.е. ПОЛИТИЧЕСКИХ отношений.

Однако до победы ПОЛНОГО коммунизма марксистам придется учитывать действие уже открытых законов рынка, чтобы точно представлять механизм вытеснения из жизни общества производственных отношений капитализма, т.е. политической экономии. Но то, что теория, отражающая экономические законы коммунизма, не может называться политической экономией - очевидно.

Как известно, кроме «политической экономии» составной частью марксизма является «научный коммунизм».

Одним из важных выводов этой части марксизма является то, что до победы полного коммунизма общество будет разделено на классы. Вне диалектики продуктивное исследование объективных законов ликвидации классового деления общества, НЕВОЗМОЖНО.

Следовательно, третья составная часть марксизма, которую иногда называют «научным коммунизмом» (масло масленое), есть продукт применения марксистской методологии для исследования общественных отношений на уровне классов. Правомерно применять выражение «научный социализм», поскольку существует множество ненаучных «социализмов». Коммунизм же исключительно научное течение мысли, к которой, например, хрущевина, горьбачевщина и зюгановщина вообще никакого отношения не имеет.

Таким образом, быть коммунистом это значит: ОБЯЗАТЕЛЬНО овладеть марксистской диалектикой и применять ее при исследовании производственных отношений людей и, вытекающих из них, борьбы классов.

Подобно тому, как знаток теоретической механики умеет применять высшую математику для исследования проблем статики, кинематики и динамики, не удивляя этим себя и не шокируя окружающих универсализмом математики, подобно этому, марксист обязан, ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ, знать и уметь применять диалектику при исследовании проблем общественного бытия.

Образно говоря, «политическая экономия» марксизма есть первая «производная», а «социология» марксизма есть вторая «производная» от методологии марксизма, т.е. диалектики.

Как показала практика последних сорока лет, знатоков такого марксизма в КПСС не наблюдалось. Система подготовки коммунистов в КПСС была построена так, чтобы... не подготовить ни одного марксиста. В частности, по многим обществоведческим специальностям программы обучения предусматривали изучение диалектики в объеме... технических вузов. Так формировались монстры и маньяки невежества: абалкины, волкогоновы, гайдары, горбачевы, ельцины, заславские, пияшевы, шмелевы, шаталины, явлинские. Такая КПСС обязана была сгнить.

Характеризуя Высшую партийную школу при ЦК КПСС, Травкин, известный ренегат конца 80-х годов, в одном из своих многочисленных интервью говорил: «Спасибо партии Родной за трехлетний выходной».

Подобная «школа» наследила и в РКРП. «Цитирование произведений классиков марксизма, - убеждает Богатырев при помощи «Дубинушки», - есть неотъемлемый атрибут [!] научной культуры и квалификации марксиста, показатель [!] степени свободного владения им [! - т.е. как могу, так и владею этим показателем, В.П.] и применения первоисточников марксизма в научном познании и в идеологическом противоборстве с ненаучными буржуазными идеями, направлениями, течениями, школами и т.д.».

От цитирующих анархо-прмитивистов чаще, чем от других слышишь предельно скромное: «А что? Я как Маркс...». Так что не надо «карабкаться по каменистым тропам» науки, набивая синяки и. шишки. Цитируйте Маркса, и к вам придет слава культурного и квалифицированного марксиста.

Но, во-первых, если Богатырев откроет «труды» Волкогонова, Горбачева, Троцкого, Хрущева, целого выводка Яковлевых, то он найдет в них массу цитат Маркса и Ленина. Однако все это не помешало им быть антикоммунистами.

Во-вторых, если посмотреть, кого чаще цитирует Богатырев, Маркса или Подгузова, то получается, что для Богатырева большего классика, чем Подгузов и не существует.

В-третьих, был ли марксистом Маркс, который не цитировал Маркса, а просто открывал объективные законы и предупреждал потомков, что сделал на этом пути далеко не все. Ленин, например, в работе «Великий почин» не указал, из какой работы Маркса он взял «цитату» о классах, а в работе «Материализм и эмпириокритицизм», не ссылаясь на Маркса, дал свое определение... материи!

МАРКСИЗМ ВЫРОС НЕ ИЗ ЦИТАТНИЧЕСТВА, А ИЗ ТВОРЧЕСТВА НАУЧНОГО и, следовательно, РЕВОЛЮЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ САМОЙ ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

Марксизм есть система законов, открытых в результате применения диалектического материализма к исследуемым общественным феноменам, будь то производственные, классовые, политические, религиозные и любые другие общественные отношения. В связи с этим, марксистом может стать лишь тот, кто революционно мыслит, т.е. ПРАКТИЧЕСКИ применяет материалистическую диалектику для «расшифровки» еще не познанного или недостаточно познанного, для отрицания заблуждении, а не тот, кто цитирует классиков, во имя демонстрации своей «степени свободного владения»... искусом цитирования-с.

Что такое общественная практика?

Трудно найти в марксистском лексиконе более значительный термин, чем практика - критерий самой истины. Однако практика же и показывает, что достаточно большое количество людей, называющих себя марксистами, умудряются так построить свою практику, что не только не достигают каких бы то ни было результатов, но и наносят коммунистическому движению ощутимый вред.

Особенно «забавны» случаи, когда члены партии прощают друг другу отрицательные последствия их нынешней деятельности на том основании, что «бракодел» имеет заслуги перед историей. Такая «практика» имела место в КПСС, порой ее отрыжка ощущается и в РКРП. Отчасти это объясняется недопониманием некоторыми товарищами сущности такой «простой» вещи как практика.

Если слово история принято для обозначения ВСЕХ уже состоявшихся актов общественного движения, то слово практика принято для обозначения только актуальных, иначе говоря, текущих актов движения общества и личности. Поэтому, произнося фразу: «Практика показала...», мы говорим о факте, уже ставшем историей, а не о практике в подлинном смысле этого слова.

Если искать первичную иллюстрацию для слова «практика», то выращивание искусственных кристаллов, когда на затравке оседают и «затвердевают» атомы, мгновенье назад парившие в растворе, достаточно наглядное, иллюстрирующее превращение «атомов» практики в историю, но не исчерпывающее суть дела, сравнение.

В первом приближении, словом «практика» можно было бы обозначить любое действие человека, тем более что, в переводе с греческого, «практика» и означает «дело». Но это приемлемо, если в понимании сути ДЕЛА, т.е. ПРАКТИКИ, «окостенеть» на уровне грека, который первым, привязав камень к палке, изрек: «Вот это практика!». Стоит ли называть себя марксистом, если в понимании сущности Человеческой практики не продвинуться дальше древнего грека? Тем более что после победы демократии в рабовладельческой Греции человеческая практика развертывалась как цепь гигантских трагедий, в которой и Освенцим не самый крупный пункт.

Для марксистского понимания истории достаточно не забыть, что писанная история человечества есть единство и борьба антагонистических классов, в конечном итоге, синтез, а не сумма, двух противоположных вариантов практики, т.е. практики и антипрактики. Нет ничего примитивнее, чем, признавая на словах историю как результат единства и борьбы ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ, ставить деятельность антагонистических классов на одну «полку», представлять историю как сумму «атомов» практики, одинаково дорогих «матери-истории», абстрагируясь от качественной противоположности этих «атомов», от выяснения вопроса: какие из этих «атомов» практики, «замерших» в «кристалле» истории, прогрессивны, а какие регрессивны? Какое действие исторично, а какое антиисторично?

Для спекулятивного мышления анархо-прнмитивиста практикой является все, что происходит вообще, независимо от последствии. Для диалектика практика есть действие, создающее предпосылки для ПРОГРЕССА, т.е. нового, еще более продуктивного действия. Практика - это действие, подтверждающее конкретную ИСТИНУ и, тем самым, опровергающее ВСЕ заблуждения по этому поводу.

Не трудно представить реакцию анархо-примитивистов на данное утверждение. В их сознании никогда не было НАУЧНОГО ответа на один из важнейших вопросов политики: «Что делать?». Анархо-примитивистов легко спровоцировать на ЛЮБОЕ «дело». Но, отдавшись ему всей душой, потратив массу драгоценного времени, анархо-примитивисты лишь в очередной раз убедятся в ошибочности выбранной тактики. Зачастую дело спасает лишь то обстоятельство, что даже ошибочное действие, направленное против тирании демократов, вынуждает демократов дубинками и одиночными камерами вбивать в сознание бунтарей-одиночек научные основы борьбы за социальные права.

Для анархо-примитивистов, которые пока еще встречаются в РКРП, принципиально характерно то, что они делают не то что НЕОБХОДИМО, а только то, что МОГУТ. Но поскольку то, что НЕОБХОДИМО они делать НЕ УМЕЮТ, учиться НЕ ХОТЯТ, а подчиниться партийному решению не позволяют «убеждения», постольку им и приходится со всей страстностью доказывать, что вся партия должна делать только то немногое, что могут делать анархо-примитивисты.

Дела же анархо-примитивистов показывают, что их понимание «практики» созвучно той «строительной» технологии, когда на каждый кирпич, затраченный на возведение стены, из этой же стены изымаются семь кирпичей. Для добросовестных анархо-примитивистов не так важно, закончится ли вообще их «строительство». Для них важно, чтобы их не обвинили в бездеятельности. Как говаривал в свое время Горбачев: «Надо что-то делать, а потом будем это наращивать!».

Анархо-примитивисты путают два понятия: бытие и практика. Общественное бытие, действительно, включает в себя все, что происходит в жизни населения планеты и в окружающем его мире: и созидание, и разрушение, и прогресс, и регресс, и мудрость и дурь.

В силу этого обстоятельства вся современная общественная практика, взятая в целом, не может не быть диалектическим единством и конструктива, и деструктива, т.е. и созидания, и разрушения, причем не только относительного, но и абсолютного.

О том, в каком соотношении находятся эти стороны современного прогресса, можно судить по тому простому факту, что только американская «цивилизация» накопила 25-ти кратный потенциал ядерного уничтожения всего живого на Земле. Так что у людей еще НЕТ оснований почивать на лаврах «человека разумного» и оценивать результаты своей деятельности как однозначно разумные.

В ходе своего развития, как показала история, классы и партии достигают такого уровня зрелости, что, чем энергичнее они действуют в борьбе за свои интересы, тем быстрее складываются предпосылки их самоликвидации, тем больше кровавых потерь несет все общество.

Причем, в эксплуататорском обществе, «восходящая» ветвь истории класса-победителя, после его прихода к политической власти, с первых дней начинает перерождаться в реакционную, т.е. в нисходящую. Особенно наглядно это просматривается на примере буржуазии, сменившей феодалов.

Однако здесь некоторые могут вновь впасть в заблуждение, спутав вопрос о прогрессивном развитии СРЕДСТВ ПРОИЗВОДСТВА, которым есть некоторый простор для развития и в условиях капитализма, с вопросом о развитии ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ самой буржуазии которые после победы развиваются ТОЛЬКО в сторону загнивания, паразитизма и неуклонной деградации.

Поэтому человечество мною выиграет от того, если все случаи дури будут обозначаться исключительно словом «ДУРЬ», а не словом «практика».

В известном литературном недоразумении, «Архипелаг ГУЛАГ», Солженицын столкнул в споре политзаключенных бывшего комиссара и будущего демократа. Последний был уверен, что понял диалектику и поэтому способен ее развенчать.

Демократ предложил комиссару мысленно навинтить на болт гайку и усмотреть в этом первое отрицание гайки и болта, обособленных друг от друга. Затем комиссару было предложено мысленно свинтить гайку с болта и усмотреть во вновь обособленных гайке и болте второе отрицание или, говоря словами Гегеля, отрицание отрицания. При этом Солженицын, устами своего литературного героя, ехидно вопрошал; «Ну что, видите, комиссар? Отрицание отрицания есть, а развития нет. Значит, закон диалектики опровергнут!».

Ясно, что, волей писателя, комиссар только развел руками, но почитателям Солженицына в недалеком будущем будет неудобно за то, что они не разглядели в Солженицыне Щукаря, опровергающего классика буржуазной философии Гегеля.

Кому, кроме шизофреника, придет в голову непрерывно свинчивать и навинчивать гайку на болт? Какое «развитие», кроме обострения душевного заболевания демократического «слесаря», можно ждать от этой «мастурбации»?

Вся практика умалишенных, как известно, осуществляется в виде пустой непрерывной суеты и словоизвержения. Если бы ВСЕ человечество было бы таким, то «история», выкристаллизовавшаяся из подобной «практики», была бы еще «забавнее» нынешней, но то, что в ней полностью отсутствовал бы прогресс, доказано практикой всех психиатрических лечебниц мира. Короче говоря, пока ни у кого, за всю историю человечества, не повернулся язык назвать суету умалишенных практикой.

Показательно, что и Солженицын, и Абрам Терц, и Зиновьев, и некоторые другие потрепанные западной жизнью «инакомыслящие» уже прокляли результаты своих «побед» над большевизмом в России.

Практика показывает, как много должно быть сделано, чтобы история признала ту или иную личность гениальной. Поэтому легко понять тех, кто, не дотянувшись до действительной гениальности, натягивает на себя тогу «инакомыслящего», не смущаясь, что любого идиота с полным основанием можно назвать инакомыслящим.

К сожалению, многими недооценивается простой факт истории: как только в древней Греции была введена, гак называемая, демократия, идиотов лишили права на участие в политической практике, прежде всего, в избирательной. Особо следует отметить, что в древней Греции звание ИДИОТ закрепилось И за теми, кто ДОБРОВОЛЬНО отказывался от участия в политической практике, особенно от борьбы за власть.

Как известно, не только люди, но и животные двигаются, жуют, приспосабливаются к среде обитания, мутируют, но так и остаются животными, а некоторые их виды полностью исчезают с лица Земли. История не зафиксировала зоолога, который сказал бы о животном мире, что животные практикуют, а тем более прогрессируют. Мир микроорганизмов являет собой образец репродуктивности, но показательно, что ни у кого не хватило глупости назвать «практикой» то, что происходит в колониях микробов.

Термин ПРАКТИКА обозначает сугубо ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ форму самореализации, особенностью которой является то, что она осуществляется ЧЕЛОВЕКОМ РАЗУМНЫМ. Причем, чем дальше, тем больше становится ясно, что в СОВРЕМЕННЫХ условиях разумным является не тот, кто обладает физиологически безупречным «серым веществом», а тот, чье «серое вещество» ОБУЧЕНО адекватно отражать НЕОБХОДИМЫЕ условия общественного ПРОГРЕССА без чего практика превращается в ДЕСТРУКЦИЮ ПО ВСЕМ НАПРАВЛЕНИЯМ.

Предположим, что в условиях нарастания угрозы взрыва на атомной электростанции к пультам управления поставят или классического идиота со справкой, или Солженицына. Ясно, что в этой ситуации действия лауреата нобелевской премии и идиота будут одинаково неумными.

Современный уровень развития производительных сил уже таков, что дилетантизм граничит с идиотизмом и ОБЯЗАТЕЛЬНО влечет массовую гибель людей.

Даже у демократов не хватит глупости посадить в кресла пилотов аэробуса, Ельцина и Новодворскую. А вот посадить одного в кресло президента, а другую в кресло председателя партии у демократов «ума» хватило. Им казалось, что политика это область свободной импровизации, а не научных истин.

Разумеется, найдутся «умники», которые будут ломиться в «открытую дверь» и утверждать, что ни Ельцин, ни Новодворская не учились на пилотов. Но всем известно, как Ельцин учился на строителя-волейболиста. Точно так он учился и «на президента». О Новодворской вообще невозможно говорить без смеха.

В «своем» мемуаре «Исповедь на заданную тему», Ельцин, не заглядывая вперед, писал:

«Брежнев, по-моему, в последний период жизни вообще не понимал, что он делал, подписывал и произносил. Вся власть была в руках его окружения. Он и этот документ о свердловском метро подписал, не задумываясь над смыслом того, что я диктовал. Ну, хорошо, в результате этого было сделано доброе дело. А сколько проходимцев, нечестных людей, в конце концов, просто преступников, окружавших его, использовали Брежнева для своих грязных дел? Сколько он тихо и бессмысленно начертал резолюций, которые принесли обогащение одним и беды, страдания другим. Страшно представить!..».

Историческая точность будет восстановлена, если фамилию Брежнева заменить на Ельцина, поскольку, по степени маразматической услужливости, равных Ельцину в истории России нет. Сегодня читателю уже не нужно объяснять, что дали народам СССР «беловежский сговор», «гайдаризация» и «ваучеризация», тихо и с заданным умыслом подписанные Ельциным.

Таким образом, в современных условиях ПРАКТИКА возможна, если ее творцы КОМПЕТЕНТНЫ. В противном случае «практика» осуществляется только в форме РАЗРУШЕНИЯ.

Следующим важным обстоятельством, проливающим свет на сущность человеческой ПРАКТИКИ, является то, что даже самые эгоистические поступки самого «свободного» индивида объективно обусловлены.

Показательно, например, что в период экономических кризисов в США количество самоубийств растет, а в период подъема остается стабильным (около 30 тыс. в год).

Но даже при наличии свободного выбора способов и мест совершения самоубийства, многие ньюйоркцы предпочитают прыжок в Гудзон с моста. Иначе говоря, в такой «свободной» стране как Америка, многие современные ньюйоркцы осуществляют суицид по одной и той же схеме, поскольку уже построен мост через Гудзон и действуют законы, сформулированные Ньютоном и Архимедом. Закономерно и то, что большинство предсмертных записок в Америке написаны не по шумерски и, чтобы обвинить рыночное общество в своей смерти, американскому демократу приходится использовать бумагу, изобретенную китайцами при феодализме, а писать на языке некогда крупнейшей колониальной империи мира, т.е. на английском языке.

Таким образом, в любой демократической стране каждый последующий акт ПРАКТИКИ обусловлен ВСЕЙ массой объективных и субъективных условий, сформированных предыдущими эпохами.

Но нельзя забывать, что объективные условия, это не только космос, горы, города, мосты, заводы и т.д. Сами люди являются окружающей средой ДРУГ для ДРУГА. Люди, «окружающие» людей, являются РЕШАЮЩИМ элементом среды обитания, без чего собственно ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ практика НЕОСУЩЕСТВИМА вообще.

Следовательно, в диалектическом смысле, ПРАКТИКА есть, в то же время, ОТНОШЕНИЯ ЛЮДЕЙ, поскольку вне производственных, политических, технологических и т.д. отношений жизнь в среде современных средств производства и предметов потребления НЕВОЗМОЖНА вообще.

Очевидно, что в социально НЕОДНОРОДНОМ обществе основными формами отношения людей являются, прежде всего, экономическое обособление, т.е. частная собственность и, следовательно, насилие, эксплуатация, расовая, национальная и религиозная нетерпимость, мошенничество и конкуренция. Ясно, что в таких условиях практики не может осуществляться в оптимальном режиме.

В социально ОДНОРОДНОМ обществе первичной и основной формой отношений является общественная форма отношений собственности и, следовательно, аккумуляция усилий, чем, собственно, и объясняются победа СССР в Великой Отечественной войне или успехи СССР относительно США в освоении космического пространства. Другое дело, что последние сорок лет истории СССР отмечены невежеством руководства КПСС именно в вопросах сплочения тружеников вокруг программы строительства коммунизма, без чего невозможна аккумуляция творческих сил общества

Но и в современных партиях, называющих себя коммунистическими, отдельные руководители до сих пор не поняли, что коммунистической называется ТОЛЬКО такая практика, которая основана на принципе «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Практика, не содержащая в себе борьбу на неуклонное усиление сплоченности в пролетарской среде, не является коммунистической.

Уже одно это обстоятельство показывает, как отстали от жизни анархо-примитивисты, считающие, что революцию может совершить компактная конспиративная группа нелегалов, возвышающаяся над пролетариями и. строящих свою борьбу так «искусно», что о ней больше знает ФСБ. чем пролетариат.

Но приходится считаться с реальностью. В современном обществе достаточно большое хождение имеет иллюзия «свободы выбора», независимости человека от класса и т.п. бредни.

В Москве кое-кому кажется делом свободного выбора: зажечь или выключить в квартире свет одним щелчком выключателя, открыть кран с горячей или холодной водой. Но миллионы граждан Дальнего Востока, Закавказья, Прибалтики, Средней Азии уже забыли не только о праве выбора между говядиной и капустой, но и для чего существуют электровыключатели, а в ванной комнате два «вентиля» на кране. В рыночной экономике даже глоток поды возможен ТОЛЬКО через общественные отношения, т.е. если индивид В ОБЩЕСТВЕ добудет сумму ДЕНЕГ, достаточную для оплаты собственнику водопровода, своего «свободного» желания пить.

Таким образом, для понимания сущности ПРАКТИКИ совершенно недостаточно увидеть в ней деятельность. Для марксиста принципиально важно видеть в практике ЕДИНСТВО научного уровня общественного сознания и всей ЦЕЛОКУПНОСТИ общественных отношений, вне которых ни один вид СОВРЕМЕННОГО КОНСТРУКТИВНОГО действия неосуществим.

А поскольку писанная история есть история классового общества, постольку любой вид индивидуальной деятельности, по независящим от субъекта обстоятельствам, превращается, одновременно, в классовую деятельность, т.е. в практику или антипрактику

Завершая исследование проблемы диалектико-материалистического понимания практики можно сказать, что для коммуниста практика должна ассоциироваться, как минимум, с УСКОРЕННЫМ движением. А это возможно только тогда, когда на «тело», т.е. на общество, НЕПРЕРЫВНО действует СИЛА КАЧЕСТВЕННО НОВОГО ЗНАНИЯ, диалектически отрицающего УСТАРЕВШИЕ знания или знания соответствующие более примитивному, низкому уровню практики

Таким образом, практика является коммунистической, если она осуществляется в соответствии с законом ОТРИЦАНИЯ ОТРИЦАНИЯ, т. e. когда каждый новый «шаг» практики КАЧЕСТВЕННО ВЫШЕ предыдущего.

Специалист в области конструирования телеги не сможет построить ракетный двигатель, если не усвоит взамен устаревших знаний принципиально новых знаний. Человек никогда не освободится от позора эксплуатации, если не овладеет наукой побеждать, т.е. ТЕОРИЕЙ КОММУНИЗМА.

Для многих анархо-примитивистов, как уже отмечалось, одно из самых простых дел - овладение теорией коммунизма, Они считают, что достаточно отыскать в сочинениях Ленина соответствующую цитату, произнести ее вслух, как заклинание, и... результат будет однозначно ленинским, даже если у цитирующего сильно развиты надбровные дуги.

Однако сегодня успешно двигаться в сторону коммунизма сможет лишь тот, чья методологическая подготовка будет не ниже уровня Ленина и Сталина, а знание особенностей производительных сил современного общества будет таким же конкретными и глубокими, каким оно было у Ленина и Сталина в их времена.

«Строительство» коммунизма обернется новым поражением, если его организуют «кумунисты», «слегка» уступающие Ленину и Сталину в образованности,

Беда современных анархо-примитивистов коренится в непонимании ими того, что из всех условий, которые необходимо соблюдать, чтобы затраты их калорий приобрели значение практики, они соблюдают только одно, ОНИ ДВИГАЮТСЯ, но по принципу: «Шаг вперед, два шага назад». Два шага назад они совершают каждый раз, когда, восстают против необходимости изучения и развития революционной теории марксизма и, когда без острой необходимости сами себя загоняют не в подполье, а в камеры, сужая и без того узкие каналы взаимодействия с промышленным пролетариатом, т.е. с главной силой, оппозиционной рыночному бандитизму.

Противопоставление сознания и практики, попытка оторвать теорию от практики, практику от классовых отношений, т.е. тяга к безмозглой практике, к надклассовой «революционной» элитарности, т.е. к групповщине - главная особенность кучки анархо-примитивистов в РКРП. Их «практика» напоминает энергичную беготню курицы по двору, после того как... повар уже отрубил ей голову, с той лишь разницей, что анархо-примитивисты этот вид «обрезания» норовят осуществить сами себе.

«Цена» недооценки роли теории в истории

Социальные революции, предшествовавшие Великому Октябрю, как известно, являлись продуктом СТИХИЙНОЙ классовой борьбы. «Благодаря» этому обстоятельству, т.е. отстраненности от науки, социальные революции прошлых эпох приводили народные массы, т.е. движущие силы всякой революции, к трагическим «победам»: к классическому, феодальному и, наконец, к наемному... РАБСТВУ. Иначе говоря, пользуясь скачком в развитии производительных сил, новый нарождающийся класс эксплуататоров поднимал народные массы на свержение УСТАРЕВШЕГО способа эксплуатации. Но после победы «новый» способ всякий раз оказывался еще более ЭКСПЛУАТАТОРСКИМ, чем предыдущий.

В XX веке рыночный мир, усугубляя невежество масс, развивал преимущественно технократические элементы общественного сознания и потому добился выдающихся результатов в создании... оружия ГЛОБАЛЬНОГО УНИЧТОЖЕНИЯ ВСЕГО ЖИВОГО НА ПЛАНЕТЕ, доказав, что практика революционного развития средств производства в условиях РЫНОЧНОЙ СТИХИИ обрекает людей на САМОУНИЧТОЖЕНИЕ.

Елена Бонер, видимо, частенько пытала трижды Героя социалистического труда СССР, академика Сахарова, вопросом: «Андрюша, ну за каким чертом, под общим руководством Лаврентия Павловича, именно ты, так старательно создавал оружие всемирного уничтожения, т.е. самых мощных в мире водородных бомб?». Ведь, как стало ясно впоследствии, Сахаров обожал Америку и ненавидел СССР. Вероятнее всего математические формулы были единственным содержанием его душевного мира. Во всем остальном Сахаров до последнего дня оставался тщеславным подростком с комплексом Герострата.

Что касается России, то сегодня, как и в 1918 году, «благодаря» обществоведческому невежеству масс и усилиям демократов, Россия вновь погружается ВО ТЬМУ. На ее выстуженных просторах, без света, угля, дров, солярки, хлеба, лекарств медленно погибают миллионы россиян, недооценивших призыв Ленина - «Учиться коммунизму».

Не будет преувеличением, если сказать, что непосредственно катастрофическим для народов СССР был апрельский 1987 года Пленум ЦК КПСС, провозгласивший начало практической перестройки социализма в... капитализм.

ЦК КПСС и рядовые труженики поддержали идею «перестройки», хотя обнаружить в ней смысл, кроме того, который содержался в инструкциях «агентам влияния», было невозможно. Сегодня многие на своей коже, обтянувшей ребра, уже кое-что поняли, но не все.

Похмелье от «вакханалии» перестройки уже испытали МИЛЛИОНЫ молодых людей. Они теперь не по фильмам знают, что такое МНОГОМЕСЯЧНЫЙ ГОЛОД. Это поколение уже не испугать «страшилками» о периоде «застоя», когда демократам приходилось по тридцать минут стоять в очередях за копченой колбасой, или о пенсиях, которые равнялись 130 рублям... при десятикопеечной стоимости картофеля. Или рассказами о том, как по ночам в эпоху «застоя» черт гнал демократов стоять в очередях за мебельными гарнитурами, коврами, хрусталем и о том, как они ДОБРОВОЛЬНО писали сами себе номера на руках. Или рассказами о том, как из Москвы шли электрички, в которых туляки, рязанцы и т.п., по воле демократов, уже заполонивших ЦК КПСС, везли рюкзаки полные колбасы, производимой в... Туле, Рязани и т.д.

Можно ли испугать современного россиянина рассказами о том, что большинство Новодворских при Советской власти сидели в «психушках»?

Теперь количество певцов рынка резко пошло на убыль. Уже все знают, что рынок это когда у подавляющего большинства родителей нет денег ВООБЩЕ, чтобы накормить своих детей хоть чем-нибудь. Все большее распространение получает практика убийства матерями и бабушками своих детей и внуков для... спасения их от голода.

Ныне миллионы бывших советских детей ложатся спать ГОЛОДНЫМИ. Передать то, что им еще предстоит ПЕРЕЖИТЬ в рыночной демократии не под силу ни Диккенсу, ни Пикассо. Его «Гернике» - это детская шалость по сравнению с тем, как отразят нынешнее подлое время художники России, когда в них опять проснется дух Передвижников. Короче говоря, рынок уже формирует новое общественное СОЗНАНИЕ молодых россиян, в котором негативные оценки современных форм общественного БЫТИЯ превалируют.

Однако, как показала тысячелетняя ПРАКТИКА, «благородное» недовольство сложившимся общественным бытием способно породить лишь бунт, т.е. ВИДИМОСТЬ борьбы, наскок на устои классового общества. Такова подоплека всех сугубо пролетарских бунтов XIX и XX веков.

Великая Октябрьская Революция была первым в истории человечества восстанием, в котором пролетариат, поднявшийся на свержение буржуазно-демократической тирании, знал, в ОСНОВНЫХ ЧЕРТАХ, программу и конечную цель этого восстания - коммунизм. Тем не менее, как показала практика, глубины этих знаний не хватило, прежде всего, самим РАБОЧИМ и, начиная с 1953 года, под громкие заявления Хрущева о коммунизме к 80-му году, их впрягли в строительство... капитализма.

Рабочие не ПОНЯЛИ того, что творят, потому, что этого не поняли и миллионы дипломированных членов КПСС. Где тонко, там и рвется, гласит народная пословица. Если КПСС поглупела, то и политическое поведение рабочего класса не может быть мудрее глупости его «авангарда».

И дело было бы безнадежным, если бы общественное бытие не определяло в конечном итоге общественное сознание вопреки всем усилиям буржуазных средств массовой дезинформации. По крайней мере, 1998 год войдет в историю, как год очередного пробуждения сознания пролетариата и полупролетарских масс России, Индонезии, Румынии, Польши... Там, где порезвился «царь-голод», там мозг трудящихся заработал в режиме попыток ПРАКТИЧЕСКОГО преодоления рыночного идиотизма.

Разрозненная пролетарская масса в разных концах планеты «вдруг» заговорила на одном языке ПРАКТИЧЕСКОЙ борьбы за свои интересы. Находясь за тысячи километров друг от друга, рабочие разных стран и наций «вдруг» стали делать одно и то же, демонстрируя тем самым, что объединение рабочих это не только теоретический призыв Маркса, но и объективная реальность, время от времени проявляющая себя без малейшего участия партий и вождей.

Однако патетика СТИХИЙНЫХ бунтов пролетарских масс, их периодическое единство, как показала практика последних двух веков, НЕИЗМЕННО венчается ПОРАЖЕНИЕМ.

Более трех месяцев провели сотни шахтеров на Горбатом мосту в Москве, тысячи - на рельсах Транссиба и... убедились лишь в том, что их гигантская сила растрачена без пользы для рабочего дела. Главный урок летнего, 1998 года, выступления шахтеров России таков: ЭКОНОМИЧЕСКАЯ борьба пролетариата под руководством профсоюзов и, следовательно, «не освященная» наукой, ОБРЕЧЕНА НА БЕЗУСЛОВНОЕ ПОРАЖЕНИЕ,

Можно без преувеличения сказать, что цель, поставленная бизнесменами перед... профсоюзами, достигнута, - «пар» негодования из пролетариата выпущен без ущерба для капитала.

Еще более хрестоматийную победу капитал одержал над румынскими шахтерами. Стихийное возмущение «карбонариев»' было обусловлено только двумя обстоятельствами, во-первых, очередным снижением жизненного уровня и, во-вторых, без преувеличения, инициативой героического Козьмы.

В силу этого, как и сто и двести лет тому назад, буржуазное правительство, после небольшого «бодания» ПООБЕЩАЛО шахтерам удовлетворить их требования. Естественно, что Козьма ПОВЕРИЛ. Шахтеры вернулись домой. Предприниматели выиграли время. А поскольку все «руководство» восстанием осуществлял один Козьма, то, естественно, его и приговорили, заочно, к тюремному заключению сроком на 18 лет. Когда же возмущенный Козьма попытался еще раз поднять шахтеров на борьбу за справедливость, то часть пролетариев осталась сидеть дома, ожидая выполнения обещаний правительства, а правительство подготовилось к настоящему силовому подавлению шахтеров.

Так был задушен очередной бунт, который еще раз показал, что экономическая борьба обречена на поражение, а на одном вожаке, даже самом героическом, далеко не уедешь, если у пролетариев нет собственного ПОЛИТИЧЕСКОГО АВАНГАРДА, т.е. коммунистической партии большевистского толка, способной превратить пролетарскую массу в РАБОЧИЙ КЛАСС и повести его на борьбу за политическую власть.

Таким образом, низкий уровень идейно-теоретической подготовки шахтерских масс, отсутствие у них политического авангарда, вооруженного научными знаниями о законах классовой борьбы, при вполне удовлетворительных харизматических вожаках, все это предопределило неизбежное поражение ярких по форме пролетарских выступлений в 1998 году.

Практика в очередной раз доказала народу жестокую истину, что общественное бытие и общественное сознание НЕРАЗРЫВНЫ и всякая недооценка этого обстоятельства обходится человеку труда цепью лишений и унижений, гибелью десятков миллионов, а то и сотен миллионов доверчивых избирателей.

Возникает вопрос: почему рабочий класс СССР, проявлявший НЕБЫВАЛЫЕ образцы НАУЧНОЙ СОЗНАТЕЛЬНОСТИ, МАССОВОГО героизма, глобального мировидения, разгромивший беспрецедентное нашествие европейской цивилизации, т.е. фашизма, на Советский Союз, «вдруг», после 1953 года, стал медленно погружаться в самоубийственный узколобый ИНДИВИДУАЛИЗМ.

Множество бытовых вариантов, «объясняющих» причины поражения СССР, на практике вылились в неприличное количество партий на левом фланге политического спектра. Но это обилие не является следствием перенаселенности России вождями, а лишь продуктом политического инфантилизма большинства россиян. В последние годы множество оппозиционно настроенных россиян посещали все антиельцинские митинги, создавая одну и ту же аудиторию и Анпилову, и Зюганову, и Бабурину, и Баркашову, и даже Жириновскому. То есть беспорядочная реакция трудящихся на острейшие общественные трагедии последних сорока лет, как и обилие партий и «вождей» есть следствие одной и той же причины - недостаточно развитого теоретического уровня общественного сознания.

Это вовсе не означает, что 130 наций и народностей, населяющих России, умственные увальни от природы. Напротив. Народы, жившие по периферии России, зачастую оценивали свою многонациональную «соседку» адекватно, примерно так же, как летчик оценивает малоподвижную грозовую тучу, способную разрядиться в самолет мгновенно и с невероятной силой. Но иногда «соседи» России вводили сами себя в заблуждение относительно ее «слабости». Скифы, половцы, варяги, татаро-монголы, немцы, ливонцы, поляки, французы, англичане, американцы, японцы, европейские фашисты, демократы... каждый в отдельности и «группами» пытались подчинить Россию себе. От ВСЕХ нашествий, как известно, остались лишь могилы.

Тем не менее, факт, что Россия, периодически, впадала в состоянии временной умственной беспомощности, сродни той, в которой оказывается девушка, выпившая в компании отъявленных демократов. Мир частной собственности всегда использовал бездумно распахнутые ворота московского Кремля по полной программе.

Но дважды в истории Москва все-таки не была сдана иноземцам. Первый раз в 1918 году, когда в Кремле работало большевистское правительство под руководством Ленина, а второй раз, когда страной руководило сталинское правительство. Эти два факта истории показывают насколько большевистские вожди, по уровню патриотизма и теоретической подготовки, выше монархов и демократов. Сегодня, когда в Кремле сидят буржуазные демократы, вновь, как ив 1612, и в 1812 никто не рискнет сказать, что Москва суверенная столица России.

Диалектика соотношения теории и практики

Наблюдательный читатель уже понял, куда клонит автор.

Действительно, нет ничего абсурднее, чем называть себя коммунистом и противопоставлять теорию практике, а тем более отрывать одно от другого. Даже физик, который пилит магнитный стержень, надеясь отделить северный полюс от южного, выглядит умнее.

Ранее было указано на то, что анархо-примитивисты не видят разницы между понятиями «бытие» и «практика». Более того, полемика в Московской организации РКРП показала, что анархо-примитивисты не видят разницы между понятиями «революционная практика» и «коммунистическая практика», хотя вполне очевидно, что они не являются равнозначными.

Революционную практику осуществляли даже крестьяне, во времена «крестьянской войны» в Германии, не говоря уже о пролетариях, во времена Великой французской буржуазной революции. Но ни крестьяне, ни пролетарии, в силу политической наивности и не предполагали, что победа над аристократией обернется для них 14-ти часовым рабочим днем для одних и массовой безработицей для других, а затем первой и второй мировыми войнами, в которых им уготована была роль исключительно пушечного мяса.

Пролетарии России, напротив, в октябре 1917 года вершили уже не просто революционную практику, а именно КОММУНИСТИЧЕСКУЮ, т.е. руководствовались НАУЧНОЙ ТЕОРИЕЙ, а потому взяли ПОЛИТИЧЕСКУЮ ВЛАСТЬ в СВОИ руки и, используя все выгоды ДИКТАТУРЫ по отношению к буржуазии, решили свои социальные проблемы, что автоматически повлекло за собой положительное решение социальных проблем для всех остальных слоев населения, начиная с детей и кончая интеллигентами.

Таким образом, к огорчению анархо-примитивистов, коммунистической может быть не всякая, а только такая практика, которая, в качестве необходимого условия ее наличия предполагает ТЕОРИЮ, а в качестве достаточного условия ее наличия предполагает ПОБЕДУ. Если вместо победы, в конечном итоге, мы имеем поражение, то это говорит лишь о том, что в основе такой «практики» лежала лжетеория и, следовательно «практика» НЕ ЯВЛЯЛАСЬ коммунистической. Может возникнуть вопрос. А не является ли поражение КПСС следствием ошибочности теории марксизма?

Однако теория марксизма к поражению КПСС не имеет ни малейшего отношения, ибо нет ни одного доказательства, что руководители, вставшие к рулю КПСС после Сталина, были знатоками марксизма. Марксизм же существует в виде текста уже с 1848 года. Но практика генсека не могла быть автоматически коммунистической только потому, что, например, и у Хрущева в кабинете стояли тома собрания сочинений классиков марксизма, а у Горбачева в дипломах стояли пятерки по «Истории КПСС». Практика доказала, что в сознании названных генсеков марксизм никогда и не ночевал. Более того, наличие в КПСС, со времен Мартова и Троцкого, убежденных антикоммунистов, типа Ягоды и Бухарина, Яковлева и Шеварднадзе остервенело и сознательно истреблявших коммунистов и коммунизм, - печальная реальность.

Всякая, даже революционная практика, обречена на перерождение в реакционную, если ее носители фактически не владеют теорией марксизма.

Коммунистическую практику может осуществлять только тот, знания и МЕТОД мышления которого соответствуют объективным законам развитии природы, общества и сознания, кто способен критически оценить соответствие своей практики требованиям теории марксизма и привести теорию в соответствие изменившимся условиям практики.

Таким образом, теория есть органическая, неотъемлемая часть революционной практики, если эта практика коммунистическая.

Противопоставление теории и практики в умах отдельных видных янархо-примитнвистов возникает (если абстрагироваться от принципиальной возможности социального заказа), в силу школярского понимания ими марксистского положения о соотношении материи и мышления, общественного бытия и общественного сознания.

Широко известен генеральный вывод марксизма о первичности материи и вторичности сознания.

Только признавая первичность материи можно признать наличие у нее вторичного свойства - отражения. Только признавая материальность человека и общества, можно исследовать их «вторичное» свойство - личное и общественное сознание.

С философской точки зрения содержанием материи являются вся целокупность ее свойств, начиная с объективности ее бытия. Бытие материи и ее свойств НЕРАЗДЕЛИМЫ.

Материя порождает сознание, но сознание неспособно породить материю. В этом и только в этом смысле материя первична. За пределами ОСНОВНОГО ВОПРОСА ФИЛОСОФИИ вывод о первичности материи и вторичности сознания не работает и приводит к вульгарному материализму. В практике человека акт мышления того или иного качества ВСЕГДА предшествует движениям конечностей.

Полемика вокруг отношения материи к сознанию порождена проблемой признания или отрицания наличия объективных ЗАКОНОВ движения материи, существующих независимых от сознания, тем более от «духа».

Материалистическая философия исходит из того, что формы развития материи обусловлены действием объективных законов, а сознание вынуждено отражать эти законы, двигаясь от неполного их познания к все более полному знанию.

Однако, ровно в той мере, в какой материя совершает качественный скачек, порождая свою принципиально НОВУЮ форму, ОБЩЕСТВО, в той же мере происходит качественный скачек роли отражения в развитии общества.

Каждый интеллигент со студенческой скамьи знает, что общественное бытие, по Марксу, первично, а общественное сознание вторично. Но, как показало общественное бытие, на территории СССР почти невозможно найти философов, которые бы знали, с чем «едят» эту мысль. Иначе говоря, вывод по вопросу о соотношении общественного бытия и общественного сознания, сформулированный в сочинениях Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина вновь превратился в истину «в себе».

Между тем словосочетание ОБЩЕСТВЕННОЕ БЫТИЕ, принято в марксизме для обозначения, не просто существования общества, его наличествования, а, как говорил Гегель, ВСЕЙ целокупности отношений, возникающих между людьми в процессе воспроизводства материальных условий бытия и ВСЕХ форм развития общества. ОБЩЕСТВЕННОЕ бытие не есть механическая сумма текущего бытия отдельных людей. Оно есть НЕОБХОДИМАЯ и единственно возможная форма существования человека именно как Человека, вне которой Человек исчезает, перерождаясь в прямоходящее животное.

Не случайно с момента возникновения частной формы собственности и, следовательно, государства, существует наиболее садистская форма наказания в виде пожизненного одиночного заключения или ссылки на необитаемый остров, т.е. насильственного исключение из общественного бытия.

Умственные, эмоциональные и физические свойства и задатки Человека исключают одиночное его существование.

В отличие от одноклеточных, для человека размножение, развитие и обмен с веществом природы возможно только через общественное бытие, только благодаря необходимости и возможности осуществлять многообразные формы отношений между людьми при неизбежном развитие этих форм.

Если в «неживой» материи момент ее бытия, движения и отражения абсолютно неотделимы друг от друга, т.е. непосредственны и одномоментны, то движение общества как материи, опосредовано, т.е. происходит только после того, как объективные законы движения, так или иначе, отразятся в индивидуальном и общественном сознании. Только после этого личность и общество начинают свое движение к триумфу или трагедии, в зависимости от того, что они выбирают в качестве ответа на поставленный жизнью вопрос - истину или заблуждение.

Практика сулит обществу ГИБЕЛЬ, если принятое им решение, противоречит ОБЪЕКТИВНЫМ законам бытия материи.

В общественной практике СУБЪЕКТИВНОЕ решение ВСЕГДА предшествует действию и, в зависимости от степени соответствия решения требованиям объективных законов, предопределяет результат практики. Особенно это наглядно просматривается в судьбе сапера, которому объективная действительность ДАЕТ право на ОШИБКУ, т.е. на отклонение от требований объективных законов взрывного дела, но только на одну и ВСЕГДА ПОСЛЕДНЮЮ.

Очень часто те или иные общественные структуры терпели поражение от того, что им не хватило времени на принятие решения. Именно поэтому рыночные авторитеты всего мира, генетически запрограммированные на жадность, тем не менее, расточительно кормят гигантские массы аналитиков, экспертов, адвокатов, огромные бесприбыльные корпорации типа «РЭНД», международные конъюнктурные институты, коллективных информационных маньяков, типа ЦРУ, ФБР и т.п., за миллионы покупают вышколенных информационных проституток, типа гордиевских, резунов... И все это делается ради того, чтобы постичь суть дела и принять объективно обусловленное решение, ПРЕЖДЕ ЧЕМ НАЧАТЬ ПРАКТИКУ.

На этом фоне борьба анархо-примитивистов против, как они выражаются, «высоколобых», «интеллектуалов» в РКРП выглядит весьма симптоматично. И если согласиться с выводами некоторых товарищей, что наши анархисты не такие уж примитивисты, то призывы анархо-примитивистов к партии: «Реже думать, а чаще делать», - заставляют задуматься о заданности такой пропаганды.

Но для искренних анархо-примитивистов не меньшие трудности, чем основной вопрос философии, создает одно из коренных положений марксизма о том, что в процессе производства материальных условий своего существования, люди вступают между собой в, независящие от их воли и сознания, объективные производственные, т.е. экономические отношения.

Школярский, вульгарно-материалистический подход к этой формулировке не позволяет анархо-примитивистам постичь ДИАЛЕКТИЧЕСКУЮ глубину это формулировки. Между тем, даже римлянину, чтобы заставить северного европейца стать своим рабом, т.е. вступить с ним в объективные производственные отношения, когда все объективные предпосылки к рабовладению (в виде средств производства) уже созрели, необходимо было не только субъективно принять решение, но и обязать сенат принять закон, подготовить легионы для охоты на северных европейцев, т.е. поставить политику ВПЕРЕДИ экономики.

В эпоху рынка, чтобы вступить в производственные отношения, т.е., например, чтобы наняться в частный колледж преподавателем, или врачом в частную клинику, или инженером на частный завод, НЕОБХОДИМО иметь соответствующе субъективное образование.

То есть в условиях рынка люди, действительно, вступают в экономические отношения найма независимо от своего сознания, независимо от степени согласия с самим принципом рыночного найма (частная собственность в этом смысле исключает возможность выбора), но если уровень образования низок, то любителю пожить придется спускаться в шахту, а если уровень образования высок, то есть шанс подняться на экономический «олимп».

Различие в судьбах людей В КЛАССОВОМ, Т.Е. ЭКСПЛУАТАТОРСКОМ ОБЩЕСТВЕ, есть следствие различий в уровнях умственного развития наемных работников, взятых, к тому же, в отношении к потребностям господствующего класса, который эти различия целенаправленно УСИЛИВАЕТ.

Если не касаться олигархов рыночного общества, для которой невежество так же типично, как и для феодалов на стадии их вырождения, то, по соотношению уровней умственного развития отдельных индивидов, общество выглядит довольно пестро. Дурак среди идиотов, дурак среди умных, умный среди дипломированных, умный среди умных и т.д. Многообразие этих сочетаний затмевают суть дела. Господствует представление, что преуспевание в рыночной среде зависит только от свободной конкуренции соискателей карьеры. На самом же деле, в развитом классовом обществе ГОСПОДСТВУЕТ кастовость, т.е. невежество ютится в хижинах, а образованность в... лакейской.

Иными словами, «мозг» нации, современная рыночная интеллигенция никак не поймет, что материальное процветание некоторых ее представителей не является следствием чистого проявления их талантов, и даже чистой конкуренции между самими интеллигентами, а достигается ровно в той мере, в какой интеллигент лакействует перед экономическими «паханами». Только преуспевая именно в холопстве, интеллигент может рассчитывать на обильные подачки с «барского» стола. Если же интеллигент позволит себе роскошь поработать на объективную истину, которая не преувеличит доходов ХОЗЯИНА, то его гениальность признают... только после смерти.

Джордано Бруно, Компонелла, Радищев, Пушкин, Чернышевский, Толстой, Гарсия Лорка, Виктор Хара...

Хозяева рыночной экономики хорошо понимают роль общественного сознания в формировании форм общественного бытия. Они сознают, чем динамичнее будет развиваться научный уровень общественного сознания, тем стремительнее будет происходить крушение отжившего базиса. И наоборот, чем дольше задержится общественное сознание на уровне массового невежества, тем дольше просуществует рыночная тирания.

Таким образом, признание вторичности сознания в пределах ОСНОВНОГО ВОПРОСА ФИЛОСОФИИ не избавляет коммуниста от ОБЯЗАННОСТИ предметно исследовать СОЗНАНИЕ как КОНКРЕТНОЕ свойство МАТЕРИИ, от необходимости понять его сущность, количественные характеристики, динамику и этапы его развития.

Отдельные члены РКРП, терпя поражение в борьбе за влияние на партию, пытаются прикрыть свое непонимание сущности субъективных факторов революции «лисьим» тезисом об их... «вторичности», дескать, «Зелен виноград!», а потому мы и пробовать его не будем. Но парадокс состоит в том, что, яростно атакуя тезис о неуклонно возрастающей роли субъективного фактора, т.е. прежде всего НАУКИ в осуществлении КОММУНИСТИЧЕСКОЙ революции, анархо-примитивисты в основу своей практики закладывают не науку, а свое горячее ЖЕЛАНИЕ совершить революцию немедленно и быть ее героем. Иными словами, вместо субъективного фактора революции в его материалистическом понимании, анархо-примитивисты предлагают... волюнтаристический фактор в самом авантюристическом его понимании.

Как уже отмечалось, марксистом, т.е. победителем, может считать себя только человек, овладевший диалектико-материалистическим методом мышления, при котором, отражение бытия объективного мира, складывающееся в сознании человека соответствует самому объективному миру. А поскольку, во-первых, бытие объективного мира БЕСКОНЕЧНО во всех своих качественных и количественных определенностях и, во-вторых, необратимо ИЗМЕНЧИВО, то и отражение такого мира в сознании будет диалектическим только в том случае, если оно в качестве НАЧАЛА мышлении закладывает, во-первых, понятие БЕСКОНЕЧНОСТИ бытия объективного мира, т.е. его НЕСОТВОРИМОСТИ и, во-вторых, если содержание мышления непрерывно приводится в соответствие содержанию процесса РАЗВИТИЯ объективного мира.

Бесконечность материального мира и, следовательно, заведомая бесконечность процесса его познания сознавались классиками марксизма-ленинизма. Но, в отличие от анархо-примитивистов, они не боялись интеллектуального труда, сознавая его революционную НЕОБХОДИМОСТЬ. Классики марксизма, в том числе и Сталин отчетливо сознавали, что «в науке НЕТ широкой столбовой дороги, и ТОЛЬКО тот может достигнуть ее сияющих вершин, кто, не страшась УСТАЛОСТИ, карабкается по ее каменистым тропам».

Многолетний опыт общения с анархо-примитивистами убеждает в том, что они категорически, остервенело не приемлют завет Ленина о том, что «коммунистом можно стать только тогда, когда обогатишь свою память знаниями ВСЕХ тех БОГАТСТВ, которое выработало человечество». Ссылаясь на утопичность этого ленинского призыва и, якобы, его крайнюю несвоевременность, анархо-примитивисты торопятся посмеяться первыми над теми, кто в современных условиях пытается воплотить ленинский призыв, «Учиться коммунизму!», в жизнь.

Представление о недостижимости знаний такого объема у большинства анархо-примитивистов возникает в сознании еще и потому, что они до сих пор НЕ ЗНАЮТ правил усвоения ВСЕХ интеллектуальных богатств человечества, хотя, еще в 1920 году Ленин, изложил методику их усвоения перед делегатами III съезда РКСМ. Но был и тогда, и до сих пор не понят ни московской молодежью из РКСМ(б), ни их седозадыми «лидерами».

Тем не менее, основной причиной периодически разгорающейся драчки за места вождей в рабочем движении, является не столько их методическая и методологическая недообразованность, а как раз переоценка ими своих теоретических знаний, усугубленная элементарной интеллектуальной ЛЕНЬЮ и детской болезнью шапкозакидательства. Попробуйте намекнуть анархо-примитивистам на их невежество, и вы увидите фурию, большую, чем сама частная собственность.

ОСВОБОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ОТ ЭКСПЛУАТАЦИИ ВОЗМОЖНО ИМЕННО В ТОЙ МЕРЕ, В КАКОЙ ЭКСПЛУАТИРУЕМЫЙ КЛАСС ПРЕВЗОЙДЕТ СВОЕГО ЭКСПЛУАТАТОРА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО.

Но и это положение нельзя понимать вульгарно: «Сначала поднимем теоретический уровень пролетариев до уровня Маркса, а потом будем поднимать их на переустройство общества».

Достаточно, чтобы пролетариат имел СВОЙ научно состоятельный авангард, т.е. партию, которая, одновременно будет и коммунистической, если ее члены, и основной массе, будут компетентны в диалектике, и рабочей, если пролетарии пойдут в эту партию, т.е. практически соединят силу своею движения с силой знания.

Замена власти «закона джунглей» авторитетом объективных законов, познанных людьми, замена управления людьми управлением процессами производства материальных условий для расцвета творческих сил КАЖДОГО Человека - таково НЕОБХОДИМОЕ условие свершения СОВРЕМЕННОЙ социальной революции, частное название которой - коммунистическая революция.

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА есть как раз та неразрывная пара противоположностей, которые друг без друга СЕГОДНЯ существовать не могут. Их единство и борьба является необходимым условием РЕВОЛЮЦИОННОГО развития СОВРЕМЕННОГО общества. Их борьба относительна, их единство в революционной деятельности абсолютно.

Вместо заключения

В одной из своих работ, обращаясь к коммунистам, Ленин писал, то «мы ДОЛЖНЫ построить свою работу так, чтобы рабочие нам верили, чтобы в партии они видели УМ, ЧЕСТЬ и СОВЕСТЬ нашей эпохи». Потому, как бы не кричали анархо-примитивисты о своем, КОММУНИСТУ необходимо помнить, что Ленин на первое место в коммунисте ставил УМ, и если его пока у отдельных членов нашей партии объективно НЕДОСТАЕТ, то, как бы героически они не суетились, рабочие никогда не смогут увидеть то, чего в них ЕЩЕ НЕТ.

Сентябрь - ноябрь 1998
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента