Валерий Подгузов

Вульф как зеркало рыночной интеллигентности

Не бойтесь друзей - они могут лишь предать вас; не бойтесь врагов - они могут лишь убить вас; бойтесь равнодушных, ибо только с их молчаливого согласия совершаются предательства и убийства.
Бруно Ясенский

Можно ли хоть на миг представить, что в современном безнадёжно конфликтном обществе, в этом, как говорит Гафт, террариуме единомышленников, существует личность, вызывающая у всех исключительно положительные эмоции? Совершенно очевидно, что таких персон в рыночной действительности нет и быть не может по причине именно всепроникающей зависти и, следовательно, как минимум, психоза конкурентности. Но, ежедневно воспевая конкуренцию, т.е. войну всех против всех, рыночные СМИ, как по команде, разразились хвалебными некропанегириками, как только господь забрал к себе гражданина Вульфа.

Правда, беззастенчиво хвалить усопшего и нетрудно, и выгодно. Во-первых, сойдешь за независтливого человека, а во-вторых, безопасно, поскольку покойник уже не конкурент.

Это упокоившихся Ленина и Сталина в рыночных СМИ можно поносить, не боясь нарушить принцип: «о покойниках только хорошо», поскольку вожди пролетариата бессмертны. По той же причине в демократических средах сегодня отважно поносят Горького, злословят в адрес Маяковского, поскольку понимают, что их воздействие на умы людей, бесспорно, продолжается. Но о Вульфе, можно говорить только хорошее, так как рыночные журналисты понимают, что Вульф, действительно, умер и, причем, навсегда. Иллюстрацией тому является, например, и повестка, присланная недавно Налоговой инспекцией РФ писателю Василию Аксенову, умершему два года тому назад. В повестке указывалось, что Аксенова хотят видеть в качестве свидетеля, в связи с подозрениями кое в чем незаконном в деятельности издательства «Астрель», которое и печатало Аксенова.

Что бы ни говорили о чиновниках рыночной РФ нелицеприятного, тем не менее, они ни разу, за последние 20 лет, не присылали повесток Максиму Горькому или В.В. Маяковскому. Видимо читали. Поэтому возникает подозрение, что многие, воспетые в рыночных СМИ персоны, как писатели неизвестны даже служителям Фемиды?

Справедливости ради, следует заметить, что о Вульфе как жителе демократической РФ, как индивиде, ничего особенно плохого и сказать-то невозможно, разве что отметить его высокую пригодность быть предметом внимания со стороны пародистов. Но здесь уместнее говорить о хамстве некоторых пародистов, способных осмеивать явные физические недостатки людей, чем о недостатках самого Вульфа.

Не вина Вульфа, что он, как говорится, пришелся ко двору, т.е. оказался в нужное время и в нужном месте. Человеку с забавными дефектами дикции на советском телевидении, действительно, ничего не светило. В те времена только генеральным секретарям ЦК КПСС разрешалось говорить «сиськимасиськи», «лОжить» и рассуждать о «новом мЫшлении». Вульф был обречен, в лучшем случае, на должность обыкновенного театрального литератора, и он никогда бы не появился на телеэкранах, если бы не перестройка. Она подняла на поверхность всё, что считалось крикливо серым при социализме. Интеллигенты, абсолютно непригодные для строительства здорового, совершенного, с точки зрения научной социологии, общества, пригодились при строительстве рынка.

Не будем спорить с теми, кто считает задачу строительства совершенного общества невыполнимой, т.е. с олигархами, бандитами, коррупционерами, попами, с заказчиками убийств, с их исполнителями, с педофилами, демократическими депутатами, рыночными журналистами, с террористами, графоманами, с... любыми другими ярыми сторонниками рыночной демократии, давно достойными пера Островского, Чехова, Горького, Ильфа и Петрова. Подумать стоит о том, почему человек, открыто говоривший о том, что его, почти как Обломова, в этой жизни ничего не увлекало, кроме театральных спектаклей и наблюдений за частной жизнью известных актеров, сам стал объектом внимания со стороны именно рыночных СМИ.

Сложилось впечатление, что это не просто знак дежурного внимания рыночных и правительственных СМИ к специалисту, но и встречное тайное желание самого Вульфа навязать доверчивым гражданам абсурдную мысль, что может существовать такой тип индивида, который удачно вписался в информационное рыночное пространство и, в то же время, остался носителем высокой культуры, уход которого в мир иной является большой потерей для всего народа.

Но, что, собственно, утрачено с уходом именно В.Вульфа, и утрачено ли?

В чем состоит предназначение, например, политехнических учебных заведений? Ясно, что для подготовки технических специалистов. По каким признакам можно судить о результатах учёбы и оправданности общественных затрат? Ясно, если в обществе постоянно происходит техническая модернизация, и она благотворно сказывается на социальной ситуации, то такая учеба заслуживает всяческого одобрения.

В случае с Вульфом, как и со всеми остальными «культурными» рыночными программами, все происходит с точностью до наоборот.

Ради чего имеет смысл систематически появляться на экране телевизора и вести разговор с аудиторией? Ясно, чтобы телезритель, просидевший почти час у экрана, развился, пополнив свою память знанием культурных богатств, выработанных человечеством. А что получилось на самом деле? Очередная серия передач в режиме, типичном для рыночной свободы слова: один высокопарно вещает на всю страну, как Познер, остальные слушают, попивая и пожевывая, а потом переключают TV на... «Анфису Чехову», затем переходят к новостям о террористических актах на религиозной почве, о пропавших подростках, найденных, чуть позже, в колодце, изнасилованными, о миротворческих бомбежках Ливии, о стрельбе из автомата по покупателям в голландском супермаркете или о поножовщине среди московских школьников и… спокойно засыпают.

Поклонники Вульфа могут сказать, что, в условиях рыночной свободы, каждый волен слушать или не слушать, и в этом большое её достоинство. Но такой свободы было полно и при Сталине, и при Брежневе. По крайней мере, автор этих строк, практически никогда не слушал выступлений Брежнева в силу их тривиальности. Как выяснилось позже, это было оправданной экономией времени жизни, поскольку доклады Брежневу писали такие «корифеи» недомыслия как, например, академики Абалкин, Аганбегян, Арбатов, Яковлев, Волкогонов и другие абсолютно забытые уже авторы. Но в СССР можно было не только выключить, но и переключить канал, не рискуя нарваться на Ксюшу Собчак, Трахтенберга или влететь в «Окна» к Нагиеву. В СССР даже детей можно было оставлять перед телевизором без присмотра со стороны родителей и быть уверенными, что на экране не возникнет Павел Воля и не начнет испражняться в своей калофилии.

И не уговаривайте меня, что слушать Новодворскую, Сванидзе, Млечина, Толстую или Парфенова, полезнее, чем, в своё время, Генриха Боровика, Зорина, Дунаева, Фесуненко, Сейфульмулюкова, Бовина, Сенкевича, Светланова и даже Цветова. Это был совсем иной, не кухонный, уровень интеллектуальной школы. Так что, правом выключать телевизор на территории бывшего СССР никого удивить невозможно, как невозможно не прийти к выводу, что, по замыслу инициаторов цикла передач, Вульф должен был сыграть роль потемкинской деревни в рыночном информационном пространстве. Дескать, у нас не только Парфенов, Толстая, Ерофеев, Воля и Сванидзе уродуют общественное сознание, но есть и утонченный Вульф, способный окунуть массового зрителя во всё то, изысканное, во что тоталитаризм мешал вляпаться людям.

Но в чем изысканность материи, приподнятой Вульфом? Как оказалось, Вульф был необычайно осведомлен не только в вопросах «творческой кухни» широкого списка известных лиц, но ещё больше в кухонно-амурных сторонах личной жизни «жертв» и «узников» принципа социалистического реализма. Один из тоже литераторов писал вслед усопшему, что Вульф делал из персонажей своих передач рыцарей. Правда, эти рыцари «могли иметь слабости - пить, бросать любимых, замыкаться в себе, страдать от непонимания. Но во всем был внятный аромат идеала. Если идеала не было, его необходимо придумать». Понятно, что указание на выдуманный характер рыцарских идеалов, есть утонченный пинок завистника в адрес покойника, но, как уже было сказано, таков мир рыночных петухов и кукушек.

Передачи Вульфа должны были компенсировать «страшные» потери культурной революции, в ходе которой народные массы перестали посвящаться в интимные подробности жизни публичных персон. В социалистическом обществе, как представляют СМИ, царила полная неосведомленность интеллигенции относительно запоев, причин болезней и смертей, и разводов знаменитых творцов искусства. Издавались массовыми тиражами их художественная продукция, рекламировались и демонстрировались их фильмы и... ни слова об их белье. Лоханкиным было от чего впасть в меланхолию, требовать свободы слова и «Большой стирки».

В результате систематических трансляций программ Вульфа должен был возродиться человек, свободный от комплексов «хомо советикуса». Забегая вперёд, можно сказать... и он возник. Открылись потемки многих душ и из них «поперло» всё то, что так ценит Павел Воля, что прежде удавалось эффективно сдерживать в годы социализма за счет отстранения церкви от детей, победы образованности над организованной преступностью, организации лучшего в мире пионерского и комсомольского воспитания.

Сегодня, «благодаря» развитию рыночной демократии и внедрению религиозного воспитания и детской токсикомании на свет вновь выползли религиозное мракобесие, организованная преступность и массовая проституция, кустарное киллерство и высокотехнологичный массовый терроризм, грубое «крышевание» и изящное банковское мошенничество, плавно переходящее в возрождение финансовых пирамид.

Несомненно, такие телепередачи, как «Окна» Нагиева, «Дом-2» Собчак... сказались на моральном состоянии многомиллионной аудитории телезрителей. По мере заполнения эфира современными авторами и ведущими, население страны закономерно и все динамичнее перерождалось в «дикое скопище пьяниц», в «романтиков большой дороги», в нацистов, в путан, в религиозных мракобесов-террористов, олигархов, коррумпантов, иммигрантов и в прочие социально позорные прослойки населения.

Не будет преувеличением сказать, что, по своей сущности, передачи Вульфа отличались от программ, например, «Пусть говорят» или «Счастливы вместе», лишь меньшим количеством внешних эффектов. Вульф неподвижно восседал, эпатируя в одиночку, негромко, сквозь стиснутые зубы, культурно говорил о том же, о чем... Ксения или Воля вещают на рыночно-матерном сленге. Вольф знакомил нас с «застекольем» известных персон, а Ксюша знакомит с потемками душ, найденных, если судить с психолингвистической точки зрения, у шестого подъезда Казанского вокзала. Павлик Воля, просто, как он выражается, «обси...ет» всех присутствующих по очереди, все натужно смеются и думают лишь об одном, чтобы каждому «обоср...му» досталось не больше чем другим. Вот если бы Ксения Собчак пригласила в свою передачу, например, Грефа, Миллера, Немцова, Лимонова, Матвиенко, Набиуллину, Толстую, Сорокину возможно, что диалоги героев были бы столь же изысканны, как и богато грассированные монологи Вульфа. Ведь поднялся президент Медведев до того, что, после очередного совещания с кабинетом министров, встретился с расширенным активом камедиклаба. И ничего, даже Воля не острил в обычной своей манере. Почему же нашим администраторам не заехать в следующий раз на огонек, например, в «Дом-2»? Возможно, хоть в этот день там не будут бить девушек по лицу.

Двадцатилетняя практика неуклонного сползания, некогда самого читающего и пишущего, населения СССР в самое лоно западной цивилизованности доказывает, что всем рыночным СМИ, вообще, и Вульфу, в особенности, было принципиально наплевать на судьбы своих поклонников. Как говорится: «Кто платит девушку, тот её и танцует». Появилась возможность говорить, говорить, говорить... И Вульф не отказал себе в удовольствии, тем более, что за это приплачивали пропорционально длительности монологов.

Бегло о фоне,
на котором протекали монологи Вульфа

Чтобы лучше понять место «творчества» Вульфа в современном информационном пространстве, следует не упускать из виду суть стратегии частных рыночных СМИ. Но, чтобы это было наглядно, необходимо использовать метод исторического сопоставления.

Например, в течение первых двадцати лет существования СССР (1917 - 1937 г.г.) были ликвидированы наиболее паразитические формы крупной частной собственности и, в связи с этим, никто не смог помешать электрификации европейской части СССР. Впервые (за последние триста лет истории человечества) в СССР всего за двадцать лет были полностью ликвидированы безработица, бездомность, беспризорность детей и массовая проституция, в том числе и крупных чиновников, воспитанных в буржуазно- монархических традициях. Советская Россия заняла одно из последних мест среди стран Европы по количеству самоубийц на душу населения. За это же двадцатилетие была не только ликвидирована повальная неграмотность населения, особенно окраин царской России, но и создана лучшая и самая массовая система высшего образования, позволившая СССР создать многие превосходные образцы социальных и индустриальных технологий и техники, которые предопределили победу СССР в темпах экономического развития, в военном столкновении с объединенной фашизированной Европой и сделали невозможной агрессию США и Англии против СССР после второй мировой войны, хотя планы атомной бомбардировки СССР рассматривались и составлялись совершенно конкретно.

За время, прошедшее после победы массовой глупости демонстрантов над истериками ГКЧП в 1991 году (т.е. за те же двадцать лет), на территории бывшего СССР была восстановлена ТИРАНИЯ владельцев крупной частной собственности (до понимания этого обстоятельства дорос даже АиФ, даже Костиков и Зятьков) и, естественно, остановилось и пошло вспять «развитие» энергетики. Не успел Горбачев нАчать «перестройку», как взорвалась атомная электростанция и было заморожено строительство даже гидростанций. Следующей была Саяно-Шушенская ГЭС. Впервые в истории СССР были брошены на произвол судьбы города Ленинакан и Спитак в Армени, разрушенные землетрясением. Возродилась массовая безработица, бездомность, беспризорность, мафиозность, проституция, прежде всего, чиновничья. Количество самоубийств в России в три раза превысило средние показатели по планете Земля. За годы демократии была разгромлена лучшая в мире система среднего и высшего образования. В российскую армию и в полицию, как и в царскую, стали вновь призываться лишь малорослые, малограмотные и вовсе неграмотные жители окраин РФ. Массовая культурная деградация привела к тому, что мировоззрение основной части населения все больше скатывается на религиозно-криминальные позиции бытового нацизма. Пока ещё бытового, всё еще уступающего ККК, возникшему в США раньше итальянского и немецкого фашизма, но не отличавшегося от него по содержанию. Многие до сих пор не понимают, что челка Гитлера и свастика не самые обязательные атрибуты нацизма.

Наибольшая заслуга в деле данной трансформации принадлежит диссидентам СССР и западным СМИ. Они всегда утверждали, что обладают превосходством над маразматическим руководством КПСС и теорией марксизма и готовы взять на себя роль коллективных «моисеев», уведя народы СССР в пустыню более «счастливого», по сравнению с коммунизмом, будущего. Поэтому или придется признать, что повсеместное распространение религиозного нацизма есть сознательный итог деятельности диссидентов, или они существенно уступают в своем развитии даже козлам, которые обычно идут впереди стада и «думают», что именно они его ведут. Ведь нельзя же отрицать, что именно по мере роста числа побед диссидентов над пропагандистским аппаратом КПСС, в азиатских и закавказских республиках СССР началась религиозно-националистическая резня, а в прибалтийских республиках и на Украине фашисты уже в 1989 году открыто вышли на площади. Поэтому не будем отнимать славу побед религиозного мракобесия и нацизма на территории СССР у диссидентов.

Бесспорно, что диссиденты оказались, в конечном итоге, грамотнее партийных боссов в области PR, изощреннее, настойчивее, чем их коллеги по пропаганде из КПСС и, уж если они одержали победу над КПСС, возглавленную на заключительном этапе борьбы США против СССР такими откровенными предателями как Горбачев и Яковлев, и восславленную директором ЦРУ, Робертом Гейтсом, то невозможно отрицать, что утвердившиеся ныне порядки на территории бывшего СССР, т.е. нарастающий религиозный фанатизм, фашизм, проституция (в том числе и коррупционная), геноцид, одичание молодежи, все более широкое распространение колониальных войн, есть важнейший элемент стратегии демократов-диссидентов.

Изощренной идеологической диверсией СМИ является, например, лозунг: «О спорт, ты мир!». Автор этой лжи точно знал, что современная молодежь не сможет оценить по достоинству, какой заряд взаимной массовой ненависти, национализма рождают все современные спортивные состязания внутри стран и на мировой арене, транслируемые практически по всем каналам СМИ. Непримиримые массы фанатов множатся повсеместно. Достаточно вспомнить предыдущее побоище на Манежной площади в Москве, спровоцированное результатами международного матча, транслировавшегося на большом экране. Практически ежедневно «ролики», тиражируемые СМИ, о массовых драках на спортивных полях, о массовых побоищах и вандализме болельщиков, о бесконечных финансовых махинациях, о террористических актах на олимпиадах, о допинговых скандалах, планомерно способствуют перерождению значительных масс молодежи в агрессивных приматов.

Если сравнить восемнадцать брежневских лет в истории СССР, с восемнадцатью годами торжества рыночной демократии, т.е. после массового октябрьского расстрела 1993 года в Москве, то не будет большим «перебором» сказать, что, по показателям разгула терроризма они соотносятся как два с бесконечностью. В брежневские годы не взрывались дома, не брались в заложники переполненные театральные залы, не становились заложниками и целые школы, не взрывались аэропорты. В брежневские годы премьер-министр не докладывал телезрителям о том, что вымирание населения к Празднику 1-го мая остановить не удалось. А сегодня демократическая РФ вымирает. Рыночные матери продолжают выбрасывать на помойки младенцев, а церковь деланно заламывает рученьки по поводу абортов. Но ревнители прав человека, в том числе, и Старовойтова, и Юшенков, и Политковская и многие бизнесмены, расстрелянные в подворотнях, называли самый мирный и созидательный период в истории народов СССР - «эпохой застоя». Они жаждали потрясений.

Опыта последних восемнадцати лет рыночной экономики вполне достаточно, чтобы сделать квалифицированный вывод о неразрывной связи между растеканием рыночных отношений по планете с ростом терроризма и нацизма. Многие политические деятели связывают это обстоятельство с ростом нищеты во многих субъектах РФ. И это действительно так. Рыночные капиталистические отношения возможны только в том случае, когда подавляющее большинство населения планеты не имеет доступа к средствам существования иначе как через фильеру наемного труда на капиталиста.

Как известно, нищета - это не только реальные и ежедневные муки голода и холода, но и полная беспросветность в деле развития личности. При капитализме большинство людей лишаются возможности приводить уровень своего развития не только по отношению к постоянно меняющейся структуре общества, но и по отношению к собственным природным задаткам. Образно говоря, нищета постепенно, сантиметр за сантиметром, ампутирует в мозгу индивидов зоны талантов. Именно в среде обездоленных людей, с ампутированными потребностями и гипертрофированным, в связи с этим, звериными инстинктами и вербуются террористы.

Рост терроризма пропорционален развитию рыночных отношений, поскольку терроризм является лишь предельно развитой и ничем не сдерживаемой формой конкуренции, полностью освободившейся от совести, т.е. от важнейшей функции мозга.

Такой вывод не противоречит одному из самых фундаменталистских выводов западной теории совершенной и несовершенной конкуренции. Конкуренция - коренное отличие рыночной экономики от «командно-административной» экономики. Львиная доля заказных убийств состоялась не на любовной основе, а по мотивам конкурентного меркантилизма. По мнению рыночных экономистов, развитие есть следствие конкуренции, т.е. обязательного роста конфликтности общества на базе концентрации и централизации капиталов, при которой друг другу противостоят уже не башмачники и булочники, живущие на соседних улицах и состоящие в отношениях конкуренции помимо их воли, а империи частных владельцев, по размаху соизмеримые с рабовладельческими, поставившие себе на службу парламентские партии, правоохранительные органы и налоговые системы всех развитых стран.

Как известно, конечный успех борьбы за коммунизм классики марксизма связывали с реализацией принципа: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Это было не утверждение, а призыв ко всем пролетариям мира объединиться в борьбе за свои разумные права и интересы, чтобы не позволить буржуазии настроить пролетариев друг против друга расистскими и религиозными спекуляциями. Как показала история, пролетарии не смогли в силу своей низкой грамотности, освоить марксистский лозунг самостоятельно, а КПСС не смогла поднять свою просвещенность ни выше пролетарской, ни выше диссидентской.

Ясно, если буржуазия отрицает коммунизм, то она, в первую очередь, будет делать все для поддержания конкуренции между различными национальными и религиозными отрядами мирового пролетариата. Многовековая практика показала, что нет более продуктивной технологии доведения разных народов до предельно высокой взаимной нетерпимости, чем теологизированный нацизм.

Для атеиста безразлично, с именем какого бога совершаются массовые убийства. Не атеисты делят верующих на концессии. Это верующие дробят общество на религиозные кланы. Для атеиста существует лишь одно общее понятие, ВЕРА, исключающая рассудочное отношение людей к действительности и предполагающая неизбежное сползание на позиции убийственного и самоубийственного фанатизма. Победа атеизма над теизмом была бы гигантским шагом к миру во всем мире.

Но уже несколько десятилетий идет непрерывная братоубийственная война народа, который во всех энциклопедиях относят к семитам, т.е. между арабами и евреями. Одни из них верят, что они последователи Магомеда, а другие верят, что они последователи Моисея. Правда, мусульманам достаточно поверить, что одни из них сунниты, а другие шииты, чтобы веками истреблять друг друга. Симптоматично, что, как только заканчиваются погромы под знаменами, например, Будды в Китае, начинается избиение мусульман в Югославии под знаменами православного христианства. Как только вмешалась ООН, началось массовое избиение христиан-сербов косовскими мусульманами. Как только количество взрывов в Афганистане пошло на убыль, американский пастор сжигает Коран, и начинается новый раунд бойни в Афганистане. И эта взаимоистребительная карусель работает практически без перерыва уже много веков, а СМИ продолжают внушать, что вера, как и спорт, делает человека миролюбивее.

Важно понимать, что большая часть современных убийств «неверных», совершенных религиозными террористами, как и убийств без суда и следствия религиозно ориентированных террористов, совершенных правительственными войсками во всех странах мира, происходит именно по мере побед теологов над научным мировоззрением в сознании обывателей.

Может возникнуть спор о том, что считать нацизмом, а что национализмом. Господствует мнение, что нацизм это слишком грубо, что национализм это терпимо, а патриотизм это даже хорошо. Между тем, национализм и патриотизм, это, всего-навсего, нацизм в «коротких штанишках», еще не профинансированный местными олигархами, не поставленный на довольствие в министерстве финансов и не освященный церковью. Национализм это любительская форма нацизма, пекущаяся лишь о «чистоте национальной крови», и не успевшая заявить во все горло о нехватке жизненного пространства, за которое, однако, не жалко пролить море своей и чужой крови. Но, как только олигархи ЛЮБОЙ национальности проникнутся личным интересом в разделе мировых рынков, у них тут же, как и у их западных коллег, возникнет жгучая потребность в пушечном мясе, не столько любящем свою Родину, сколько яростно ненавидящем иноверцев.

Различные современные формы ненависти: межконфессиональной, межрасовой, бытовой, межфутбольной, половой, возрастной, внутрисемейной… уже буквально пропитали поры российского рыночного сообщества и его информационное пространство. Дело осталось за малым, - за деньгами олигархов, налогоплательщиков, благословением СМИ, принадлежащих олигархам, и религиозных верхов. Идея неизбежности третьей мировой войны уже озвучена на уровне многих президентов, а в Африке и в Азии она уже идет.

А поскольку вопрос о месте служителей культов в составе армейских подразделений, в молодежных организациях во всех странах решен положительно и обязательно, постольку молодежь каждой нации сегодня уверена: «С нами бог». Поэтому и в солдаты, и в нацисты, и в смертники идут, прежде всего, молодые, доверчивые парни и девушки. Так что, за религиозными благословениями на братоубийство дело не встанет, как и в первую мировую войну.

Сегодня уже трудно встретить армянского, азербайджанского, грузинского, еврейского, молдавского, русского, украинского, таджикского пацана-нациста, чтобы он не демонстрировал горячую приверженность к «своей» нации и вере, чтобы он не призывал божью и ракетную кару на головы всех остальных наций и рас. Религиозные системы всех стран слились с местными нацистскими системами. Официальные речи иерархов ВСЕХ конфессий практически во всех странах о терпимости произносятся на фоне практической их борьбы за расширение сфер СВОЕГО и только СВОЕГО религиозного влияния.

Симптоматично, что, в последнее время, ВСЕ армии цивилизованного мира, все ВПК вновь получают рекордные пожертвования налогоплательщиков. Демократ Обама даже посыпал голову пеплом, признавая, что был не прав, когда, будучи конгрессменом, голосовал против республиканца Буша, т.е. против увеличения государственного долга США. Теперь, когда, лауреат нобелевской премии мира, Обама, сам занял место Буша и ведет несколько войн в еще большем масштабе, он просит конгресс не останавливать печатный станок и снабжать ВПК США в рекордных объемах. Поэтому напечатанных денег хватает США и его союзникам на бомбардировки и Югославии, и Ирака, и еще раз Ирака, и Афганистана, и Ливии, и Кот-Дивуара. Всё больше «горячих точек на планете», всё сильнее пахнет паленым человеческим мясом.

То, что американская администрация в очередной раз решила бомбами вбить в умы иракцев, афганцев или ливийцев любовь к демократии, не удивляет. «Ценности» европейской и американской цивилизации на протяжении всей истории рабовладения, феодализма и капитализма вбивались в умы народов силой оружия, огнем канонерок, а не возведением объектов машиностроения, и научно-исследовательских институтов в захваченных странах.

Однако то, что делалось в иракских и секретных европейских тюрьмах ЦРУ рядовыми солдатами коалиционных войск с пленными мусульманами, то, как «случайно» они расстреливали мирных жителей в захваченных странах, доказывает наличие патологических отклонениях не только в сознании «аристократии», но и в психике большинства рядовых обывателей стран НАТО.

«Цивилизованные» обыватели супердержав вновь жаждут нового цикла колониальных войн и морально готовы к очередной всемирной бойне за передел стран Азии, Африки и Латинской Америки, утративших оборонный потенциал. В число предметов дележа все больше скатывается и демократическая рыночная РФ. Ей уготована судьба Югославии. Работа по подготовке «армагеддона» ведётся в современном мире с предпринимательской предметностью.

А чем занимается российская рыночная информационная интеллигенция, воспитанная на писаниях Пастернака и Солженицына, в этой пожароопасной обстановке? Она, как и церковь, с одной стороны, время от времени призывает к миру, а с другой стороны, заполнила информационное пространство нарастающим объемом провоцирующих, кровоточащих текстов и фото о межнациональных и религиозных столкновениях, содержание которых лишь подливает масла в огонь ненависти, давая все новые и новые поводы для раздувания кровной мести.

Пастернак был, едва ли не одним из первых послевоенных авторов, который написал антисоветскую по сути книжонку, отмеченную нобелевской премией. Радует прозорливость тех советских писателей, которые признали эту писанину не только блеклой по форме, но и аморальной по содержанию.

Когда писались эти строки, интернет принес сообщение, что в США выставлен на аукцион дневник главного врача концлагеря Освенцим, Иозефа Менгеле, который, по некоторым данным, причастен к смерти 400 тысяч человек. Менгеле, как известно, ставил опыты над детьми, в том числе сшивал близнецов.

Дневник относится к 60-м годам XX века, когда Менгеле уже проживал в Аргентине.

В большинстве своем, дневниковые записи бытовые, что, как считает автор публикации в интернете, придает им еще более мрачный характер, учитывая преступления, которые совершил автор дневника. Менгеле, в частности, сообщает, что охотно читает... «Доктора Живаго» Бориса Пастернака и наблюдает жизнь обезьян. Это вполне адекватная оценка, данная «Доктору Живаго» его коллегой, «доктором» Менгеле. Как видим, не «Поднятая целина» Шолохова, не «Как закалялась сталь» Островского, а именно творение Пастернака способно разохотить садиста вселенского масштаба на чтение. Свой свояка видит даже из подполья.

Т.е. все обстоит много драматичнее, чем в известном фильме Ромма, «Обыкновенный фашизм». Если Ромм показал, что значительная часть западной интеллигенции просто дурачилась, искренне не замечая, в силу инфантилизма, становления фашизма и, следовательно, приближения второй мировой войны, то современная российская демократическая интеллигенция, всеми своими произведениями стремится интеллектуально опустошить молодого человека, т.е. как можно больше оскотинить его, решительно уничтожая какие бы то ни было различия между людьми и животными. Например, в передачах «Дом-2», «Интерны», «Бои без правил», «Школа злословия», «Пусть говорят», «Секс» с Анфисой Чеховой... невозможно обнаружить ничего такого, что позволяло бы думать о людях лучше, чем, например, о стаях гиен, бабуинов, сурикатов.

А причём тут Вульф?

А при том, что именно на этом историческом фоне, в контексте именно этих драматических событий вселенского масштаба и разворачивалась деятельность Вульфа. Рушилась социальная система, ориентированная на благополучие всех трудящихся, происходила динамичная фашизация и клерикализация общества, а Вульф говорил лишь о своём, о любимом, правда, не совсем так, как это делал Кашпировский, но тоже гипнотически. И многие, кто слушал его, шли после передачи задумчиво и одухотверенно на кухню… пить чай с твердой уверенностью, что, приобщившись к информации высочайшего класса, к светлым тайнам семейной жизни элиты, к сокровенной информации об их изящных запоях, о тонких квартирных неурядицах и милых склоках театральных «звезд», они постигли неизмеримые высоты чего-то особо интеллигентного из жизни клуба полубогов...

Поэтому, коль скоро СМИ настаивают на том, что из жизни ушел лучший из телевизионных «гуру», самый светлый и пушистый, то имеет смысл присмотреться и понять, куда его светлость вела массы бездумных любителей монологов из «ящика».

Можно ли, находясь в здравом уме, зная о пережитых двух мировых войнах, будучи Вульфом, оставаться безучастным к проблеме нарастания религиозного терроризма и нацизма? Складывается впечатление, что у Вульфа «не все дома», ибо, имея огромное телевизионное время в своем распоряжении, приобретя известность, он оставался в рамках сюжетных границ «Дома-2». Следовательно, или Вульф был рекордно инфантилен, или он был частичкой той же стратегии СМИ: заполнение ноосферы информацией, обеспечивающей, незаметно, но гарантированно, успешное развитие нацизма, клерикализма и терроризма в РФ.

Как говорил о Вульфе один из его почитателей: «Виталия Вульфа к нам занесло из Серебряного века. Он даже грассирует, как Вертинский. И, как Вертинский, с трудом терпит современную рутину с ее примитивом, грубостью нравов и стриптизом мало интересных личностей». Вот именно, ТЕРПЕЛ. Об этом можно догадаться, поскольку стриптиз остается стриптизом, независимо от того малоинтересная это или интересная душа раздевается перед телезрителями с помощью Собчак, Малахова или Вульфа. Мне, например, хватало терпения слушать Вульфа лишь в той части, где он еще говорил о творческом уровне своего героя, но когда он доходил до стриптиза, то, если верить Вульфу, почти всегда оказывалось, что его герой, отличный лицедей, сожительствовал с никудышной личностью «в одном флаконе». Но при ином подходе, т.е. если бы творческую душу, Вульф, постепенно и незаметно для зрителей, не подменял бы душонкой, то в рыночных СМИ Вульфу не дали бы и слова сказать.

Или взять, для примера, Севу Новгородцева. Казалось бы, всё просто. Человек не одно десятилетие за определенную плату от Би-Би- Си, рассказывал о «поп», а затем и «рок-музыке», которую слушает вся молодежь свободного Запада, и не слышит молодежь тоталитарного Востока. Является ли подобное «просвещение» советской молодежи частью стратегии рыночно ориентированных западных СМИ по её разложению? Несомненно, да. Надо быть вкладчиком МММ, чтобы верить, что руководство Би-Би-Си платило Севе деньги из одной лишь любви к музыке и запоем слушало его «талантливые» передачи на русском языке. Даже английская королева, не понимающая больше одного слова по-русски, никогда не слушавшая Севу, была настолько уверена в правильном понимании Севой причин, по которым ему платили английскими фунтами, что произвела его в свои дворяне.

Я не раз слушал в свои молодые годы «голоса», в том числе и передачи Севы, и пытался понять причину, по которой он не пропагандирует произведения музыкальной классики. У многих моих знакомых с возрастом менялись их музыкальные пристрастия: от горячей привязанности к песне о зеленой ёлочке в розовом детстве, к популярным песням о любви в отрочестве, а затем к джазу, который многие в детстве не любили, искренне считая какофонией, пока не приобщились к алкоголю. Затем, чаще всего к тридцати годам, музыкальная культура некоторых моих знакомых достигала такого уровня, что они начинали понимать и любить классику. Они стали слушать музыку Чайковского, Рахманина, Грига, Моцарта, Бетховена и даже Шнитке, ходить изредка в оперу. А многие, мои знакомые, так и не переросшие поп и рок музыку - спились.

Достаточно сравнить поведение аудитории на симфонических концертах, на концертах знаменитых оперных вокалистов с поведением толпы на стадионах во время «поп» и «рок» концертов, чтобы прийти к неизбежному выводу о господстве животных начал в «поп» и «рок» музыке. Т.е. дело не только в том, что на классику идут индивиды, достигшие собственно человеческой зрелости, но и в том, что «поп» - музыка соответствует НЕЗРЕЛОЙ, возрастной эстетике «тинейджеров», что эта музыка, как своеобразный наркотик, замедляет умственный прогресс вообще, тем самым, замедляя и процесс эстетического развития.

Но Сева, словно опытный животновод, как зоотехник-осеменитель помогал выводить особую породу прямоходящих млекопитающих на территории своей бывшей Родины, неспособных в своих музыкальных пристрастиях выйти за пределы примитивного восприятия музыкальной поп «культуры». Я уверен, Сева понимает, что закрепощение ума в какой-либо одной области помогает закрепощению ума во всех остальных сферах. Сегодня, порой, трагикомично наблюдать обрюзгших, заметно испитых, рано постаревших «рокменов»: Гарика Сукачева, Кинчева, Гребенщикова, вынужденных с отвращением продолжать «косить» под крутых пацанов и по инерции «петь рок» против страшных КПСС и КГБ, поскольку ничего другого не умеют (трогать олигархов - опаснее, чем КГБ), не замечая, что многие гонители «рока» из КПСС и КГБ давно уже превратились в капитанов рыночной демократии. Но именно на это и работала «Машина времени».

Например, режиссер Станислав Говорухин, как показывает практика, никогда не вырвется за пределы «пацанов», «балдевших» и «косивших» под Высоцкого. Говорухин ведь не снял фильм про Моцарта. Он снял фильм про Высоцкого. И, как он сам признался, только выпустив в свет фильмы «Так жить нельзя» и «Россия, которую мы потеряли», он вдруг осознал, что благодаря и его усилиям произошла «Великая криминальная революция». Но понимание пришло слишком поздно. Пока над Говорухиным стояла тень Суслова, он выдавал картины относительно высокого художественного и содержательного достоинств: «Крушение империи», «Место встречи изменить нельзя». Как только он освободился от простых и ясных законов социалистического реализма, его не стало как крупного режиссера, как и Соловьева, как и Климова, и даже Быкова... Правда, фильм «Ворошиловский стрелок» чуть-чуть извиняет Говорухина и Ульянова за все те гадости, что они успели наделать, но это - исключение из правил.

Как и ожидалось, по законам рыночной жизни, кухонная «героика» гонимых правдорубов, с довольно скромными режиссерскими, вокальными и композиторскими талантами, превратилась в жалкий фарс приживалок на «корпоративках» и на банкетах ВИП персон. Своей незавидной судьбой, ранней смертью, алкоголизмом, наркозависимостью, СПИДом, печальной старостью многие «рок-мальчики» 80-х, в огромной степени, обязаны и личным стараниям Севы Новгородцева, и программе Фулбрайта по дегенерации искусства и системы художественного образования молодежи в СССР.

Симптоматично и то, что большинство современных ведущих телепрограмм о животных всегда умиляются тому, «как животные похожи в своем поведении на людей», не отдавая себе отчет в том, что это осовремененные люди все больше становятся похожими на животных. Складывается впечатление, что заметная часть российской рыночной интеллигенции вполне сознательно участвует в продолжении реализации плана, известного в народе, как «план Даллеса».

Многие современные интеллигенты оспаривают авторство этого плана, но не оспаривают логики документа, потому что невозможно оспорить содержание текста, в котором ясно описаны технологические приемы и последствия политики оскотинивания людей. Поэтому совершенно не случайно, что, именно вернувшись в РФ из США в 1994 году после 4-х летнего срока, Вульф начал вести свои передачи, а Листьев сначала удалился от политики в «Поле чудес» рыночной РФ, а затем, вполне предсказуемо, и в мир иной.

Стая

Нет сомнения, что старт делу одичания и вымирания населения демократических рыночных республик на территории бывшего СССР, Восточной Европы, Азии и Африки в XX веке дал Хрущев. С этой точки зрения, вклад Вульфа не так велик, если его сравнивать с вкладом Косыгина, Андропова, Горбачева, Ельцина, Яковлева, Шеварднадзе или Калугина. Но без поддержки линии Хрущева-Горбачева видными интеллигентами СССР, уже забытыми молодежью современной РФ, такими как Лихачев, Сахаров, Нуйкин, Селюнин, Карякин, Черниченко, Пияшева, Заславская, Захаров, Адамович, Астафьев, Бакланов, Гердт,... шансов у рыночных демократов и нацистов не было бы. Всю свою глупость эти мастера «культуры» направили против СССР. Когда же началась массовая резня в Оше, в Приднестровье, в Грузии, на Северном Кавказе, когда началось вымирание страны, они, в основном, вымерли и сами, а остальные приумолкли.

Представляется символичным, что год начала первой «чеченской войны» в рыночной демократической РФ совпадает с началом выступлений Вульфа на демократическом телевидении. Действительно, эти два события друг другу абсолютно не противоречат. Они органичны друг другу

Разумеется, найдутся читатели, которые не обнаружат и связи между тем, что в 1990 году Влад Листьев предложил Вульфу идею цикла, а в 1994 году на первом канале Останкино вышла в свет первая передача Вульфа, и в том же году Листьев был приговорен к расстрелу внесудебными инстанциями, а приговор был немедленно приведен в исполнение. Позднее, так же демократично, были приговорены и расстреляны многие другие борцы за рыночную демократию, среди которых была и широко известная Галина Старовойтова, и Сергей Юшенков, и Анна Политковская. Незадолго до кончины Вульфа были изуродованы еще два журналиста, тоже сторонники рыночной демократии, пытавшиеся освещать проблемы Химкинского леса... Нетрудно догадаться, как должен был отреагировать на эти трагедии человек, которого теперь именуют в рыночных СМИ «рыцарем» интеллигентности, как он должен был отнестись к системе, способной хладнокровно расстрелять Листьева, тележурналиста, который расчищал места у телекамеры для таких, как Вульф, Новодворская, Лимонов, Воля, Бульдог-Харламов.

Где-то, кто-то достаточно обтекаемо по поводу этих потерь высказывался. Остервенело журили лишь милицию за то, что она не «может» найти виновных, или, что ещё смешнее, не может обеспечить безопасность таким людям. Но наш «рыцарь», Вульф, ни «забрала», ни «перчаток», в изобилии брошенных паханами олигархитета в физиономию демократической интеллигенции и журналистике, так и не поднял. Причем, он не делал вид, что он равнодушен. Он, действительно, был абсолютно безразличен к подобным пошлым мизансценам рыночной жизни. Современный театральный спектакль, по слухам, еще мог вызвать у него раздражение, да и то, от воцарившегося безвкусия. Но то, что весь рыночный мир превратился в сплошной грязный спектакль, в котором большинство людей «играют» вынужденно и не по-«гамлетовски» страдают, не порождало в душе Вульфа потребности высказаться. Он же не какой-нибудь Рошаль.

Не было случая, чтобы Рошаль не отозвался на людскую боль, чтобы не высказался честно, нелицеприятно и мудро. Но его не тянули к телеобъективам. У него тележурналистам лишь иногда разрешалось брать интервью, но только тогда, когда террористы уже захватили сотни или тысячу заложников, когда сотня или три сотни заложников уже погибли, и только тоща тележурналисты спрашивали что-нибудь дежурное у врача, чудом избежавшего расстрела, всякий раз спасавшего хоть нескольких детей из лап фанатиков.

Не так давно Рошаль выступил на крупном форуме медиков, как всегда, с содержательной и смелой, критически и конструктивно насыщенно речью. Однако, не только СМИ, но и многие «интернет- провайдеры» вырезали, как сообщает «Новая газета», эту речь. А ведь она была посвящена не проблемам многочисленных браков Гурченко, а проблемам борьбы за повышение продолжительности жизни и здоровья всех людей в РФ. Но, Рошаль не так ценен современной художественной интеллигенции, как Вульф.

Сегодня редкие, выжившие в ходе рыночной реформы и единомышленники Вульфа, с гордостью называют себя пятидесятниками или шестидесятниками. Эти звания они ставят неизмеримо выше звания, например, ветерана Великой Отечественной войны или космонавта, врача или педагога. В этой секте паролем для взаимного опознания всегда было презрительное отношение к рабочему и колхозному большинству населения СССР, к их «совковой» гастрономической непритязательности. Ни один верующий не брал в рот просфору с таким благоговением, приобщаясь к телу Христову, с какой пятидесятники брали в рот американскую жвачку. Их не устраивало все советское. И то, что СССР был первой страной в мире, где частное лицо не могло открыто и официально тиранить другое частное лицо, и то, что в этой стране нет кока-колы, а люди, не замечая этого ужаса, с удовольствием пьют примитивный лимонад и не модифицированный яблочно-вишневый сок. Их не восхищала военная победа социалистической страны в борьбе с мировым фашизмом. Их радовало только то, как трудно складывалась для народов СССР первая фаза Отечественной войны.

У них не вызывал никаких положительных эмоций тот факт, что всего за пять послевоенных лет социалистическая экономика позволила практически полностью ликвидировать разруху, что была успешно освоена целина, началось массовое строительство бесплатного жилья по всей стране по т.н. сталинским проектам. Сегодня именно в домах сталинской эпохи стремятся купить квартиры все хулители сталинизма, т.е. современная коррумпированная элита РФ. В этих домах даже лестницы были оформлены так любовно, что они не провоцировали на гадости даже подростков. И, если бы не хрущевская оттепель, то большинство современных граждан жили бы не в хрущобах, а в сталинских высотных домах, полных оригинальных архитектурных «излишеств». На пятидесятников и шестидесятников совершенно не производило впечатление то, что СССР первым добился крупных успехов в освоении космоса, что по количеству студентов СССР превзошел большинство развитых стран мира, а по качеству образования и развитию академической науки вышел на первое место в мире, и не было отраслей науки и образцов техники, в которых империалистические страны имели бы ощутимое превосходство над СССР. Даже в области легкового автомобилестроения. Величие этих свершений было недоступно их «уму» . Их мироощущения были сродни зрению дальтоника, для которого красный цвет всегда сер.

Справедливости ради стоит сказать, что кое- что в советской действительности всё же оценивалось диссидентами, в том числе и Вульфом, как высшее достижение человеческого духа. Читатель никогда не догадается, что именно воспринимается сегодня пятидесятниками и шестидесятниками в качестве наиболее значительного культурного достижения тех трудных и полных свершений лет. Нет, не космонавтика и, тем более не целина. Но об этом чуть позже.

Чтобы ощутить всю полноту абсурда их культурного предпочтения, необходимо показать тех «слонов», которых не замечали в своё время пятидесятники и шестидесятники. Это, конечно, сложно, глядя под ноги, заметить «слона», но здесь и физиологам необходимо основательно поработать, чтобы определить причины врожденной инвалидности левого полушария у некоторого количества прямоходящих млекопитающих, считающих, что правого полушария вполне достаточно, чтобы называть себя диссидентом, и учить всех остальных демократии.

Итак, к 50-м годам Советский Союз был все еще слаб в военно-техническом отношении, и хотя у СССР уже было несколько атомных бомб, у США их было уже более сотни. К этому времени у СССР еще не было средств межконтинентальной доставки ядерного оружия. Стратегическая же авиация США была самой мощной в мире и почти достаточной для уничтожения всего живого в СССР (вместе со всеми «детьми Арбата»). Именно в США, как только удалась ядерная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, начали практически готовиться к нанесению 300 ядерных ударов по всем крупным городам СССР в 1957 году. А до той поры, своеобразно оценивая состояние военного потенциала СССР, США нагло вмешались, например, в гражданскую войну в Корее, естественно, на стороне компрадорской буржуазии. Разумеется, СССР и Китай помогли северокорейцам в их борьбе против внутренних паразитов и интервентов, но три года США безжалостно бомбили гражданские объекты на территории суверенной Кореи.

Как всегда, по- свински, повели себя в это время и французские расисты. Не успев закончить вылизывание сапог немецким нацистам, французские расисты уже в 1946 году начали войну за реколонизацию Индокитая и вели политику геноцида в этом регионе до 1954 г. Естественно, СССР и Китай оказали посильную помощь борющемуся народу. Но, как только французские колонизаторы были выброшены из Индокитая, они, в том же 1954 году, начали войну в Алжире, длившуюся до 1962 года.

Попутно, в 1956 году, Франция с Англией, совместно с жертвой английских колонизаторов и фашистского холокоста, Израилем, попытались оккупировать территорию Суэцкого канала, т.е. наиболее доходную часть территории Египта, только недавно избежавшего фашистской оккупации, освободившегося от монархии и колониального господства Великобритании. Боевые действия в зоне Суэцкого канала длились до 1957 года, т.е. до запуска первого советского искусственного спутника Земли.

Начиная с 1958 года, США пытались решить проблему реколонизации острова Куба, важной зоны своего секстуризма. Естественно, СССР помогал народу Кубы отстоять свою свободу и жить без озабоченных янки. В апреле 1961 года СССР запустил на орбиту пилотируемый космический корабль, а в этом же апреле США бомбили Кубу, а затем высадили на остров десант, преимущественно кубинских наемников. Попутно, в 1961 году, бельгийские колонизаторы при попустительстве ООН, при поощрении со стороны США, зверски убили в Конго его первого премьер- министра, Патриса Лумумбу, расчленили страну, и только в 2002 году сознались, что это было злодеянием с их стороны.

Но уже в 1963 году, застрелив вечно колеблющегося Президента США, Джона Кеннеди, олигархи США начали спешно готовить провокацию и агрессию против многострадального народа Вьетнама, недавно освободившегося от японского и французского колониализма. Эта агрессия началась в 1964 г. и длилась больше 10 лет, а суммарный расход боеприпасов США в тротиловом эквиваленте на этой войне был большим, чем в войне США с фашистами. Попутно, в 1965 году, США напали на Доминиканскую республику. 34 тыс. американцев, как всегда, демократично убили всех несогласных и назначили в Доминиканской республике правителем того, кого хотели иметь. Причем, пока Доминиканскую республику тиранил диктатор Трухилье, США оказывали республике помощь. Но как только к власти в стране пришли левые, США ответили оккупацией республики. Знаменательно, что в те же дни второй половиной острова Гаити управлял некто Дювалье, всего-навсего расист, создатель движения «негритюд», провозгласивший себя в 1963 г. пожизненным диктатором. Только в августе 1967 по приказу Дювалье было казнено около 200 военных и гражданских лиц, а 108 его приближённых укрылись в различных иностранных посольствах. Подобным образов Дювалье диктовал свою волю народу Гаити до своей естественной смерти в 1971 году, сделав республику Гаити одной из самых бедных и неграмотных стран в мире. Сын Дювалье правил страной еще 14 лет. Но олигархов США собственный «сукин сын» не беспокоил.

Таков международный фон, на котором формировалось мировоззрение и художественные пристрастия пятидесятников и шестидесятников. Представляется, что интеллигенция страны, пережившей ужасы, хотя бы одной блокады Ленинграда, к вопросам борьбы за мир во всем мире, независимости, высокой обороноспособности своей страны, не должна была относиться равнодушно. Но, если судить по выступлениям бывших пятидесятников и шестидесятников, по тому, что оценивается ими как наиболее важное событие в эти годы, по тому что, до сих пор, вызывает у них восторг, что сформировало их внутренний мир, то угроза Родине не занимала в их умах и сердцах соответствующего места.

Это в середине двадцатого века, благодаря разъяснительной работе идеологического отдела КПСС у Евтушенко хватило ума написать стихи «Бухенвальдский набат» и «Хотят ли русские войны». А о чем говорили в конце двадцатого века в своих интервью тот же Солженицын, Евтушенко, Вознесенский, Ахмадуллина, Великанова, Вишневская, Гурченко, Глазунов? Строго говоря, содержание их интервью можно свести к одной букве, «Я», поскольку разговор всегда велся лишь о личных переживаниях, о множественных и трудных разводах, о происках соответствующих творческих Союзов СССР и агентов КГБ против этих «Я» и о «сталинских» репрессиях. Как стало ясно из текстов интервью, мир этих духовных дальтоников, был преимущественно безДенежен, а потому безрадостен, конфликтен и сер. Зависть, тенденциозность, злость, обиды, презрение, сведение счетов, мелкая мстительность, обгаживание страны и личных конкурентов. - все это переполняло их жизнь и воспоминания.

На фоне событий двух прошедших десятилетий перестройки, они, как оказалось, положительно, до спёртости дыхания в зобу, любили и любят только себя и... песенку «Ландыши».

И не Фельцман виноват в том, что песенка «Ландыши» сегодня оценивается всеми диссидентами, как высшее достижение свободного духа на территории СССР. Он, просто, положил на ноты предельно скромненький стишок Ольги Фадеевой, известной и другим «хитом»: «Чума- чедчая весна». Положил и не придал этому особого значения. Гелена Великанова спела её в своем ключе. Худсовет, как всегда, одобрил. Телевидение прокрутило. Народ, когда выпивал, пел её наравне с другими песнями, причем, я никогда не слышал, чтобы её пели во время застолий и свадеб чаще и лучше, чем «Рябину кудрявую», «Парней так много холостых», «Мы с тобой два берега»... В шестидесятые годы я уже захаживал в рестораны. В те годы еще не обязательно было в ресторане пить, можно было и просто недорого пообедать. Но очень часто приходилось выслушивать эти самые «ландыши» в исполнении всегда омерзительно жеманных ресторанных певичек, тем более, на трезвую голову.

Когда я служил в Советской Армии, приходилось совершать длительные пешие марши и, «отбивая шаг», мои сверстники часто пели, например, «Черного кота», и даже замполит не пресекал этого «безобразия», а лишь улыбался. Он понимал, что без чувства юмора долгий марш переносится труднее. Даже «Ландыши» прекрасно укладывались в ритм марша. Правда, мы пели её не совсем по Фадеевой: «Ты сегодня мне принес два кармана абрикос, а они такие кислые...». Нам в песне больше нравился мотив. Мы не пели эту песню, когда ходили строем по городу, но не потому, что за нами следил КГБ, а потому, что на нас с уважением смотрели трудящиеся. И мы понимали, что в этом случае уместнее спеть про «непобедимую и легендарную». А когда выходили в поле, старшина командовал лишь «Запевай!», а запевала обладал достаточным уровнем юмора, чтобы выбрать песню из своего репертуара сообразно обстановке. Рота подхватывала Фельцмана: «.. .но они такие кислые...» или Саульского: «жил да был...».

Однако, когда рыночная демократия развернулась во всей своей красе и напугала безденежьем многих бывших советских поэтов и писателей, они брюхом сообразили, что именно нужно говорить в интервью сегодня, чтобы за него заплатили. Правда, этого опыта им было не занимать, поскольку держать нос по ветру они умели, хотя при власти КПСС чутье им иногда изменяло. Но Ильичев или Суслов делали небольшое внушение и, после этого, даже Евтушенко писал некоторое время правильные стихи, хотя про его восторги от Сталина или про «врачей отравителей» его писать специально никто не просил.

Но в рыночных условиях почти все, от Евтушенко до Великановой, превратились в активных борцов с КПСС. Особенно это забавно было слушать от Гелены Великановой, которая заявила однажды, что после её исполнения песни «Ландыши», «в Политбюро ЦК КПСС началась паника, и все спрашивали друг у друга: что произошло, может быть, началась новая эпоха?». При этом она даже не краснела.

Чем дальше уходят от нас времена СССР, чем меньше остается свидетелей, тем больше и громче в современных СМИ звучат восторженные оценки песне «Ландыши». Более того, ни в исторических обзорах Парфенова, ни в других передачах, посвященных исследованию культурной жизни в СССР, с такой силой, с такой радостью не звучат слова благодарности ни одному произведению, как «Ландышам», ну, может быть, еще «Мишке-Мишке».

Ни Пастернак, ни Бродский, ни Амальрик, ни Абрам Терц, ни Максимов, ни одно их произведение не воспевается сейчас с такой силой в СМИ, как скромные «Ландыши». Даже «Архипелаг Гулаг», чтобы сделать его чуть более читабельным (с учетом того, каким становится современный читатель) подвергли основательному обрезанию. Все, чем по-настоящему болел мир в 50-е и 60-е годы, все те эпохальные драмы и свершения революционного и реакционного характера, все триумфы добра и атаки зла, все прошло мимо внимания большинства тех, кто писал, кто пел, кто сочинял, в том числе и «Ландыши». Они смотрели, в основном, себе под ноги и видели там, преимущественно, серые «редкие земли».

Повторюсь, не народ сделал песенку о ландышах эпохальным событием и не поёт, и никогда не пел её больше других застольных песен либидного содержания. В СССР было более 130 наций и народностей, не впавших в эстетическое детство, чтобы быть пораженными песенкой о ландышах. «Великой» эту песню делают современные мифотворцы СМИ, как всегда, обманывая своих современников. Не народ смотрел только себе под ноги и видел только мусор, чтобы поразиться ландышам по весне. Народ создал ВСЁ, что сегодня приватизировали и разворовали. Народ смотрел на мир романтичнее многих художественных «творцов» того времени. Его можно было увлечь освоением целины, ему можно было доверить создание космических кораблей, строительство БАМа, финансовое содержание литературных институтов и консерваторий... И народ все это делал с энтузиазмом, распевая песни, в том числе и песню Добронравова и Пахмутовой «Любовь, комсомол и весна»..., но был предан большей частью художественной интеллигенции 50-х, 60-х годов.

Так что, дело не только в Вульфе как таковом. Просто, он достаточно словоохотливое зеркало всего аристократствуюшего мещанства, воинствующей самовлюбленности, равнодушия ко всему, находящемуся за пределами «своего огорода», певец погруженности в свои мелкие переживания. Но поскольку других переживаний у некоторых представителей художественной интеллигенции нет, постольку им пришлось гипертрофировать лишь то мелкое, что было. И, оказалось, что, после набивших оскомину «пышных роз, тюльпанов и лилий», даже скромные ландыши способны вызвать шок у целого поколения «...десятников».

Вместо заключения
«Мораль сей басни такова»

Представьте довольно рядовую сегодня картину. Горят квартиры на вашей лестничной клетке. Может ли в этой ситуации чем-нибудь помочь передача Вульфа о биографии, например, артиста Даля? Ясно, что нет. А вам предлагают, дескать, плюньте на пожар, посидите, посмотрите.

Представьте, что на ваших глазах взорвался вагон метропоезда. Окровавленных убитых пассажиров десятками выносят и складывают на перроне. А вам сообщают: не опоздайте к передаче Вульфа, сегодня разговор пойдет о великом советском комике Филиппове. Это будет трагикомично.

Прошло некоторое время, на ваших глазах взрывается еще один вагон метропоезда. Но вам и на этот раз предлагают прослушать передачу уже о Пастернаке и его героической борьбе против коммунизма.

Если террористы захватят школу в Беслане вместе с детьми, промучают их там три дня и затем в страшных муках погибнет более трехсот детей, то самое время подробно прослушать передачу о больших друзьях РФ, Черчилле или де Голле.

Теперь, наконец, я думаю и читатель «Прорыва» сам начинает понимать, что если террористы захватят в заложники опять целый театр, а в результате успешно проведенной спецоперации из зала вынесут более сотни трупов спасенных зрителей, то нужно будет срочно требовать от TV передачу Вульфа о… Фаине Раневской. Обхохочешься.

По степенно и логика руководства рыночных СМИ РФ становится понятной? Если сойдет с рельсов подорванный «Невский экспресс», то нужно смотреть передачу про Юла Бриннера, если премьер министр сообщает, что демократическая РФ продолжает вымирать, то самое время узнать все о Фурцевой. Если президент РФ вынужден признать, что детская наркомания в стране принимает циклопические размеры, то... совершенно верно, ничего не остается, как выслушать передачу о Мерелин Монро... Больше-то, вроде, и говорить не о чем.

По этому принципу и велись все передачи с Вульфом и, чем страшнее была действительность, тем более экзотические биоимпровизации предлагались гражданам РФ для усыпления сознания. 16 лет Вульф вел свои передачи и 16 лет страна с ускорением катилась под откос. Все шестнадцать лет постоянно уменьшающемуся количеству доверчивых жителей рыночной демократической РФ, Вульф сообщал пикантнейшие подробности из жизни давно погасших звезд. И чем больше он сообщал, тем быстрее вымирали или погибали его соратники и поклонники.

Послесловие

Когда дописывались эти строки, пришло сообщение, что «Комсомольская правда», одно из наиболее тиражных и, в этом смысле, право славное издание, опубликовала выдержки из недавнего выступления патриарха всея Руси, Кирилла, в котором он с изумлением вопрошал: почему, при такой то жизни, рыночное телевидение РФ переполнено, залито, мягко говоря, одной разблевателыциной.

Вот и мы в «Прорыве» о том же, но только давно. Проснулись, батюшка? Вот и слава богу. А то, ведь, господь, хоть и добр, но и справедлив до... не позавидуешь.

Март-апрель 2011
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(30) 2011
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента