Валерий Подгузов

ПОЧЕМУ ВРУТ И ДЕМОКРАТЫ, И ПАТРИОТЫ?

Когда спрашивают московского подростка, седовласого православного патриота или махрового демократа: «Кто уничтожил монархию в России?», то, в подавляющем большинстве случаев, все трое отвечают одинаково: «Большевики!». Причем, подросток говорит это простодушно, православный патриот, с видом святой неосведомленности, а демократ с видом Новодворской, т.е. хама, уверенного в своей безнаказанности.

Такая форма признания исторических заслуг, конечно, «лестна» для партии большевиков, возникшей в 1903 году и насчитывавшей к апрелю 1917 года менее 25 тыс. человек. Но реальный вклад большевиков в историю крушения феодализма в России иной, хотя бесспорен тот факт, что большевики приняли активное участие в буржуазной антимонархической революции в России, особенно при подавлении мятежа монархиста Корнилова

В работах дооктябрьского периода Ленин многократно писал, что непременным условием свершения коммунистической революции в России является свержение царизма. В официальных документах РСДРП(б) со всей категоричностью утверждалось, что антимонархическая революция в России будет буржуазной, при полном одобрении Запада.

Причем это не было данью русской самобытности. В европейских буржуазных революциях, и в Англии, и во Франции свержение монархов было, в прямом смысле слова, кровным делом самой национальной буржуазии.

Российская же специфика Февральской буржуазной революции состояла в том, во-первых, что активное участие в ней приняли высшее дворянство и генералитет; во-вторых, что к моменту свержения царской власти, экономикой и политикой России уже правили олигархи (березовские и чубайсы той эпохи), жаждущие продавать Россию масштабнее Николая II; а в-третьих, что в 1917 г. концентрация пролетариев на российских предприятиях была на два порядка выше средней концентрации пролетариев на предприятиях Англии и Франции в период буржуазных революций, когда плохо организованные пролетарии Европы, пролив кровь в борьбе за свержение абсолютизма, на сотни лет подарили власть буржуазии, не заметив в горячке боев, что под личиной «трудяги-предпринимателя» скрывается духовный урод, превосходящий по своей алчности и кровожадности все известные истории образцы тиранов.

В России было иначе. Пролетарии России, «спрессованные» монополистами на крупных заводах, вооруженные и загнанные буржуазией на мировую войну, обученные дворянами «ремеслу» убивать людей, но просвещенные большевиками-окопниками, были в меньшей степени подвержены иллюзиям экономизма, чем их западные собратья и сразу после крушения монархии в феврале 1917 г. установили в России режим «двоевластия», противопоставив Советы рабочих Временному правительству капиталистов.

Начиная с 25 октября 1917 г., пролетарии России в союзе с беднейшим крестьянством приступили к революционному и повсеместному устранению буржуазной тирании. В течение нескольких месяцев, получивших название периода «триумфального шествия Советской власти», во всех городах и деревнях России были созданы органы политической власти рабочих и крестьян - Советы. И в становлении, и в развитии Советов, как формы борьбы против капитализма, решающая роль большевиков, действительно, неоспорима. Без руководства со стороны большевиков Советы рабочих и крестьян не продержались бы и 70-ти дней, не говоря уже о 70-ти годах. Но по мере того, как, начиная с 50-х годов, авангард рабочего класса, т.е. КПСС, стал погружаться в оппортунизм, сами рабочие и крестьяне объективно стали сползать в рабское состояние, хотя и не замечали этого. Начиная с 1991 г., система наемного рабства в России восстановлена в полном объеме.

Но это не единственная историческая «цепочка» событий, правду о которых скрывают от детей и от себя и православные патриоты, и демократы.

Буржуазные демократы умалчивают и о том, что им принадлежит решающая роль в деле реального отлучения… церкви от светской, т.е. государственной формы власти. Большевики же лишь более последовательно продолжили эту линию, еще решительнее отделив церковь от власти, но уже от Советской.

Отделение церкви от государства - естественно-историческое явление. Демократическую революцию, т.е. ликвидацию власти «помазанников божьих», совершают греховодники-бизнесмены, ослепленные перспективой воровать по-царски. Принцип «после нас хоть потоп» всегда руководит буржуазией в большей степени, нежели феодалами. Стремясь занять место у царских «сундуков» с национальным богатством, буржуазия не задумывается над тем, что вместе с устранением «помазанника божия» она ликвидирует и институт… божественного оправдания власти на Земле. С победой буржуазии над феодалами ликвидируется сказка о божественном происхождении власти и теперь только СИЛА может удержать тиранов у кормушки, тогда как раньше основная масса населения и не помышляла о свержении властителя, не желая «гневить господа».

Русская буржуазия, свергая династию «помазанных» Романовых, в очередной раз, т.е. вслед за английскими и французскими буржуа, показала миру приземленность всякой власти, сорвав с нее покрова религиозных таинств, ВЕРЫ и на место бога как гаранта «законности» тирании попыталась насадить тоже ВЕРУ, но уже в честность демократических выборов.

Таким образом, историческая заслуга российской буржуазии не только в том, что именно она устранила от власти одного из русских царей (в России свергали помазанников и до Николая II), но и в том, что она разрушила один из важнейших политических институтов России. Более масштабного научного эксперимента по доказательству отсутствия бога, чем ликвидация власти «помазанника божия», трудно придумать.

Благодаря буржуазной революции в России, т.е. ликвидации института «помазанников божьих», практическое антирелигиозное озарение масс оказалось столь глубоким, что призыв православной церкви поддержать с оружием в руках богоугодное дело русских помещиков, капиталистов и иностранных интервентов, т.е. уничтожить богоборцев-большевиков, нашел отклик лишь в незначительной части крестьян и интеллигенции России, что и привело «белое движение» и их западных хозяев, в конечном итоге, к поражению.

Разумеется, религия до сих пор занимает заметное место в традициях и ритуалах современного рыночного сообщества. Однако религиозные институты ныне повсеместно превратились в анахронизм, иногда довольно кроваво агонизирующий, как в случае с «талибами», но не обладающий реальными механизмами решения вопросов светской власти. Церкви всех толков, в подавляющем большинстве случаев, выполняют лишь пропагандистские функции апологетического характера, цель которых - сдерживание развития рационального мышления у верующих, поддержание бытового мистицизма в сознании людей во имя продления власти тех, кто… ликвидировал посредническую функцию церкви между «богом» и властью, оставив ей функции Геббельса.

Так почему же и православные патриоты и, ненавидимые ими демократы так одинаково искажают историю России, приписывая большевикам главную роль в Февральской буржуазной революции 1917 г.?

Во-первых, история многолетнего ограбления народов СССР за счет гайдаровской «шоковой ценовой терапии», через «ваучеризацию», многочисленные подставные фонды, банки и «пирамиды», с помощью «дефолта» и разнообразных «лохотронов» укрепляет и патриотов, и демократов в мысли, что россияне все еще не научились отличать ложь от правды, а потому врать им можно по любому поводу, а тем более по принципу «держи вора».

Во-вторых, если судьба улыбнется современному патриоту, и он реализует свою мечту, то на выходе вы получите «владельца заводов, газет, пароходов», вилл и яхт, ни в чем, тем более в желании выдавить побольше «масла» из россиян, не уступающего Чубайсу.

Современный патриот проклинает инородцев-демократов лишь потому, что пока не может полностью вытеснить их с рынка. Но, в принципе, «ВОРон ВОРонУ глаз не выклюет». Потому и объединились правые демократы и ультраправые патриоты вокруг проблемы фальсификации истории. Потому-то и совпадают литературные «труды» Баркашова и Новодворской в части осуждения большевизма и прославления частного бизнеса, поскольку и патриотическое, и демократическое движения поклоняются одному богу - деньгам. А что отличает Новодворскую от Баркашова, или Юшенкова от Васильева? Лишь то, что они «оба» обслуживают разные буржуазные кланы, для которых одинаковую опасность представляет лишь большевизм, способный заставить трудиться и православных купцов, и зарубежных бизнесменов, и всех других, паразитирующих на труде пролетариев.

У читателя может сложиться впечатление, что автор этих строк пытается снять с партии большевиков вину за содеянное. Дескать, не большевики, а, тем более, не я виновны в уничтожении монархии в России. На самом деле, коммунизм есть единственное в истории человечества политическое движение, которое базируется исключительно на научном подходе ко всем явлениям истории общества, природы и мышления. И подобно тому, как действительный химик, теперь уже не назовет кислород «флогистоном», настоящий большевик не допустит искажения истории, поскольку большевистский и научный подходы к проблеме объективных законов общественного развития, т.е. к истории, абсолютно тождественные категории. Поэтому, если монархию в России в феврале 1917 года в действительности свергла буржуазная революция, то у коммунистов нет права на малейшее искажение исторической правды.

Грандиозная ложь, в сложившихся исторических условиях, в гораздо большей степени, чем вооруженное насилие, является средством продления тирании буржуазии на Земле. Даже современная полиция охраняет существующий «порядок» лишь потому, что является наиболее невежественной «кастой» в рыночном обществе. «Примитив» и «полицейский» - практически неразделимые понятия.

Коммунист же несовместим не только с ложью, но даже и с невольной ошибкой. Человек, уличенный в ошибке, а тем более во лжи, ОБЪЕКТИВНО НЕ ЯВЛЯЕТСЯ КОММУНИСТОМ. Не надо путать коммуниста с членом, ибо членом коммунистической партии может быть любой проходимец и даже малограмотный человек. Достаточно посмотреть на Хрущева, Горбачева, Ельцина, Яковлева, Черномырдина, Зюганова и др. членов КПСС.

Каждый человек, не желающий оказаться в положении «лоха» после десяти лет тирании демократов, должен, наконец, усвоить, что настоящим коммунистом является только тот человек, чьи прогнозы сбываются на практике, и кого ни разу не уличили во лжи. Если же человек ошибается, то он еще не коммунист, а если врет, то он уже законченный демократ.

Поэтому совершенно ясно, почему так трудно стать настоящим коммунистом и так легко стать демократом. Коммунисту необходимо овладеть предельно высокими научными знаниями, а демократу достаточно иметь т.н. «свое мнение». Но еще сытнее, если единственное мнение, которого придерживается демократ, есть мнение, например, Борового или Березовского.

Февраль 2002
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента