Виктор Шпаков

Кстати, о птичках и о том, который...

Кто бы из простых тружеников мог представить себе на заре “перестройки”, что ему доведётся увидеть рядом с собой плачущего прораба. Да не просто прораба, а одного из прорабов этой же самой “перестройки”. Правда, теперь они себя, любимых, изволят величать не иначе, как “соловьями перестройки”. Так вот, дожили мы, граждане, до этого исторического момента: “перестройщики”, оказывается, тоже плачут.

Правда, плачут эти разбойники весьма своеобразно. Да и понять их можно: уходят их “соловьиные” таланты в небытие. Годы идут и неумолимое время беспощадно оббивает сколь яркое, столь же и лживое оперенье с их крыльев, выщипывает пёрышки из хвоста. Их вчерашние “перестроечные” трели за 30 сребреников сегодня стали понятны уже многим. И клянут их люди чёрными словами, желая им на том свете ни дна ни покрышки. Отсюда и тоска “соловьиная”:неуютно этим “птичкам”, сквозит людским неприятием их бывших разбойничьих “перестроечных” посвистов.

Поэтому, не случайно не так давно одна из таких облезлых “птичек” выкарабкалась из политического небытия на страницы “Независимой газеты” № 93 за 2001 год и, скромненько представившись разлюбезной публике всего лишь как “политолог, делегат объединённого съезда СПС”, оставила на её страницах свой последний экскримент: “О либералах - подлинных и мнимых”. А птичку эту зовут в миру Фёдор Бурлацкий - этакий, как сами себя величают его собратья по политическому промыслу, “перестройщик первого набора, первой волны, демократ”. И начал свои трели сей “соловей” со следующей запевки: “Хотел бы обратиться с этим словом о нравственной составляющей правого движения. О возвращении к ценностям либерализма. О новом подходе к программным целям. Под либерализмом я понимаю не только и не столько экономическую свободу. За последние годы мы смогли убедиться, что сама она не способна принести процветание и благополучие, а нередко связана с невероятными разрушениями - и экономики, и жизни людей. Надо откровенно признать, что экономическое чудо, основанное на идеях Фримена и Сакса, не состоялось в России. И извлечь уроки.”

Вот так. Как говорится, скромненько, но со вкусом. Не о чём-нибудь голубом и заоблачном трели этого “соловья”, а о нравственности (не больше и не меньше!), да ещё и в правом движении!!! Это в том самом движении, которое пестует и лелеет такой породы вороньё, как всякие там бурбулисы и чубайсы, гайдары и немцовы, хакамады и новодворские и прочую подобную популяцию пернатых. Да вот только трели эти вперемежку со всхлипами и размазыванием облезлыми крылышками собственных мокрот по щекам не просто от высоких чувств или таковой же морали, а от затаённой и кровной обиды на то, что когда более поздние, но более шустрые “демократы” пирог из убитого ими СССР делили, то все кусочки мимо его клювика пронесли. Остались старому “соловью” только “шладкие шлюни”. И вот теперь сетует старый певун: “На протяжении последних лет многие задавали мне один и тот же вопрос: куда вы пропали, вас нигде не видно? Я мог бы ответить, что практически не видно никого из заметных людей периода перестройки, их оттеснили или время, или новая элита, или усталость и разочарование... тех, кого так мило называли “соловьями перестройки”.

Однако к этим горестям, как оказывается, у него были ещё и личные мотивы. Среди этих мотивов, как он считает, есть и, по его мнению, “высокоморальные”: “Я ухожу из большой политики, поскольку не могу принять ни развала СССР, ни шоковой терапии, ни национальных конфликтов”.

Вот так. Не назвал бы сей перестроечный деятель себя “соловьём” - впору было бы резюмировать: “Нашкодил, как блудливый кот, и - в кусты!”. А сей “соловей” блудник изрядный. Посмотрите, как он сам перечисляет свои “подвиги”.

Отмечая, что нынешнее заявление уже не первый финт в его политической карьере, он чистосердечно признаётся: “В первый раз я... подал в отставку с поста заведующего группой консультантов Отдела ЦК КПСС после освобождения Хрущёва и прихода Брежнева...”

А удирал “соловушка” по вполне понятной причине: чуял, котяра в соловьином оперении, что его недавняя первая шкода может плохо для него закончиться. Дело в том, что пользуясь политической безграмотностью и недальновидностью Хрущёва, его попытками “лечить” социализм капиталистическими методами, шкодливый “соловушка” решил под шумок подложить стране диктатуры пролетариата свою первую, но далеко не безобидную пакость. Вот как он сам об этом говорит: “Мне выпал шанс тогда внести свой, пускай небольшой, вклад в десталинизацию. Работая над программой КПСС, я включил в неё идею об отказе от диктатуры пролетариата - ...переходе к общенародному государству...” Изрядно тогда трухнул “соловей”: боялся, что за искажение марксистско-ленинских положений о диктатуре пролетариата, за хамовато-наглое игнорирование ленинских положений из широко известной многим партийным работникам работы В.И. Ленина “Государство и революция” можно запросто расстаться с партийным билетом. А партийный билет для таких “соловьёв” в те времена был необходим как непотопляемый поплавок.

Но зря переполошился наш герой. Пришедшие новые партийные вожди были столь же политически малограмотны, как и незабвенный Никита Сергеевич. “Соловьиная” шкода осталась незамеченной и нетронутой, а страна тем временем пока ещё очень медленно, но уже неуклонно заскользила к реставрации капитализма. Поэтому относительно благополучно пережив первый испуг и дожив до времён очередного политического прохвоста - Мишки Меченного - шкодливый “соловушка” вновь ожил: “Мне ещё раз выпал исторический шанс: я активно участвовал в подготовке законов о правах человека и особенно много усилий приложил, чтобы пробить закон о свободе выезда и въезда, ознаменовавший крушение железного занавеса...” И опять в итоге повлажнели штанишки у “соловушки”: “В период водевильного путча августа 1991 года моя фамилия стояла в списке лиц, которые подлежали интернированию...” Но теперь он это прикрывает гордо выпяченной старческой грудью: “В своём заявлении против путчистов я требовал возвращения президента СССР и не упомянул Ельцина...” Увы, и эти “подвиги” старого шкоды не признали уже новые сильные мира сего.

Но не унимался и старый “соловей”. После кровавых событий 3-4 октября 1993 года, когда Ельцин решил закрепить свою диктатуру “Конституцией на крови”, как признаётся наш герой: “В третий раз судьба дала мне возможность поучаствовать в осуществлении либеральных идей при подготовке Конституции РФ 1993 года. Вместе с другими специалистами я участвовал в работе над статьями, посвящёнными правам человека...”

И опять непризнание. Обидно. Но до времени молчок. А когда, наконец, полуразвалившийся политический труп первого “всенародноизбранного” удалили из Кремля, вновь ожил наш “соловей”: “Славное десятилетие” Бориса Ельцина, который так много обещал в начале, завершилось постыдным господством Семьи в государстве... кто бы о нём ни писал, ни один не назовёт его добрым человеком, а тем более - добрым правителем. Под его руководством возник этот странный феномен - олигархическая демократия и олигархический рынок...”

И новая попытка лизнуть высокодержавный башмак нового российского самодержца: “Я активно поддержал Владимира Путина с момента его прихода к руководству страной...” А чтобы поверили в его искренность - вот вам целый пакет предложений в виде программы действий по “приручению” непокорного народа “этой” страны при помощи мер социалистических по форме, но под капиталистическим зонтиком.

И всё-таки, как видно, вновь провал. Не хотят власть имущие слушать уже изрядно надоевшие трели престарелого “соловья” либерализма и всё тут! Да, услугами его пользовались. Но каждый раз, используя, выбрасывали. А теперь и тем более никому он не нужен, этот штопаный... ну, как его?... тот, который по телевидению его собратья-“демократы” рекламируют. Отсюда у “соловья” и вселенская грусть.

Июль 2001
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента