Игорь Советский

Неизбежный крах капитализма

С момента развала СССР предприниматели всего мира, пользуясь услугами цепных либералов из подконтрольных СМИ, не оставляют попыток привить общественному сознанию мысль о том, будто бы это событие подтвердило несостоятельность трудов Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, мол, крушение СССР опровергло марксизм, подтвердив, тем самым, «силу» капиталистических общественных отношений, подтвердив их «естественность». Это происходит на фоне не прекращающегося с 2008 года мирового экономического кризиса, усугубляющегося сегодня с каждой «декадой» и «кварталом» падением промышленного производства. За последние два года во всех капиталистических странах прошли массовые увольнения рабочих, ласково обзываемых буржуазией «сокращениями» или «оптимизацией бизнеса», при этом, уменьшается оплата труда и увеличивается стоимость товаров и услуг. Несмотря на всё это, лакействующая либеральная биомасса продолжает уверять общество, будто бы для развития, ни много ни мало, человечества ничего лучше капиталистических отношений найти невозможно. Если учесть, что капитализм всегда противопоставляет общественную взаимосвязь и человеческий индивидуализм, по их мнению выходит, что, отгораживаясь от общества при помощи капиталистического индивидуализма, человек способствует развитию... всего общества. Тем не менее, суть капиталистических отношений, как и всяких отношений, основанных на частной собственности на средства производства, осталась прежней - нажива за счёт эксплуатации себе подобных уже состоявшимися предпринимателями, и только.

Конец ХХ и начало ХХI века ознаменовались технологическим рывком в распространении и доступности информации, созданы огромные электронные библиотеки, энтузиасты выкладывают в сеть большое количество литературы, в том числе научной - марксистской, поэтому есть возможность отыскать необходимую информацию и произвести научный анализ капиталистических отношений за последние сто лет, что ниже мы и попытаемся сделать.

Капиталистические страны и СССР после Первой мировой войны

Конец ХIХ века, начало ХХ-го ознаменовалось переходом капитализма к своей высшей стадии развития - монополистическому капитализму. Сращиваясь с банками, промышленные монополии организовывали тресты, которые завоёвывая рынки сбыта в иностранных государствах становились транс-национальными корпорациями, то есть в результате конкурентной борьбы между предпринимателями, производительные силы и капитал сосредотачивались, со временем, у всё меньшего количества лиц. Вступая в конкурентную борьбу с иностранными трестами, национальные монополии, имея в своих руках марионеточную власть, стремились защитить свои капиталы и рынки сбыта. Организовывая всевозможные «тройственные» и прочие таможенные союзы, монополии отгораживали свои рынки сбыта и сырья протекционистскими мерами, что и было выражено во внешней и внутренней политике всех государств того периода. Тем не менее, разрешение противоречий между капиталистами «на бумаге», рано или поздно, должно было закончиться, потому, задумываясь лишь о величине возможной прибыли, владельцы мировых капиталистических монополий позволили себе разрешить их при помощи уничтожения более десяти миллионов наёмных рабов в горниле первой мировой войны.

По её итогам, монополисты Великобритании стали стремительно терять свои позиции в мировой торговле в пользу монополий США, чья экономика не только не пострадала, но даже выиграла на военных кредитах, и поставках техники и продовольствия. Используя план Дауэса, кредитуя монополистов Германии, монополисты США активно участвовали в её восстановлении после 1924 года, что только усилило их монополию в мире. Интересно, что плана Дауэса могло и не случиться, если бы не цепь событий, произошедших в послевоенной Германии. Задушив в 1918 году пролетарскую революцию, монополисты Германии приступили к очередному перераспределению внутреннего рынка, вызванного проигрышем в войне, разрушением экономики и выплате больших репараций странам Антанты, что ярче всего выразилось в судьбе одиозного германского промышленника Гуго Стиннеса, к 1924 году владевшего более 4500 предприятиями с 600 000 наёмных рабов, производящими более 3000 наименований товаров.

Проиграв в войне, германские монополии были вынуждены подписать с монополиями Франции, Великобритании и США, так называемые, Версальские мирные соглашения, по которым Германия потеряла 13,5% своей территории, на которых добывалось 20% угля, 75% железной руды и цинка, производилось 20% чугуна. Помимо потери национальных сырьевых территорий и расположенных на них производств, германские монополисты потеряли все свои колонии, и лишились возможности иметь армию и флот. Были назначены репарации, в сумме 132 млрд немецких марок, выплаты по которым монополисты Германии переложили на плечи наёмных рабов, взвинтив в стране цены, что выразилось в непрекращающемся росте инфляции и ухудшении положения германского народа. Ссылаясь на бедственную экономическую ситуацию, германские монополисты попросили снизить у «коллег» из Антанты бремя репарационных выплат, но зная истинную природу инфляции, монополисты США, Франции и Великобритании потребовали от монополистов Германии выплачивать репарации в натуральном виде - сырьём, что, само собой, должно было сказаться снижением прибыли у последних, потому и начались в 1922 году задержки выплат по репарациям, но уже в виде недопоставки требуемого сырья. В итоге, Французские войска 11 января 1923 года оккупировали Рурский район Германии, в котором находилось большое количество предприятий, принадлежащих Гуго Стиннесу. А когда новое германское правительство Вильгельма Куно отказалось от поддержки национальной валюты, что по-мнению некоторых «аналитиков» явилось своеобразным актом протеста против французской оккупации, началась гиперинфляция.

По мнению современных буржуазных аналитиков гиперинфляция возникла в результате некого «феномена»:

К концу войны денежная масса [в Германии] превышала довоенные цифры в 5 раз. Цены выросли меньше - в среднем примерно в 2 раза. Обесценение марки скрывалось отчасти карточной системой распределения продуктов с искусственно низкими ценами. Инфляция была для немцев еще в новинку, и это способствовало феномену, который позже получил название денежной иллюзии. Люди склонны некоторое время «принимать марку за марку», сознательно или интуитивно считая повышение цен случайным, временным явлением.

Такая иллюзия не может быть долговечной. Уже в 1919 году рост цен стал обгонять эмиссию денег. Но весь сложный период 1919-1922 годов, наполненный бурными событиями, то вдохновлявшими Коминтерн, то выносившими на гребень реваншистов и националистов, еще характеризовался умеренной по меркам таких эпох инфляцией. К июлю 1922 года банкнотная масса возросла по сравнению с моментом перемирия более чем в 7 раз, однако уровень цен повысился в 40 раз, а курс доллара даже в 75 раз. Этот разрыв можно объяснить увеличением скорости обращения денег, повышенным спросом на твердую валюту и рядом других факторов. Следующий год дал резкое усиление инфляции. К июню 1923 года денежная масса увеличилась примерно в 90 раз, цены - в 180 раз, курс доллара - в 230 раз1.

Иными словами, по мнению этих аналитиков, инфляция возникла ещё во время Первой мировой войны, но правительство Германии тщательно маскировала её, используя «карточную систему распределения продуктов». Ну, а так как «инфляция была для немцев ещё в новинку» (!), после окончания войны и отмены карточной системы, у немцев возник «феномен» «денежной иллюзии», который не позволил им осознать, что инфляция в Германию пришла всерьёз и надолго. Всё это, плюс «Коминтерн» и «национализм», в итоге, привели Германию в 1923 году к гиперинфляции.

Однако, с точки зрения официальной теории, если бы цены выросли в 180 раз, то оборот товаров было бы сложно обслужить денежной массой возросшей всего в 90 раз, а любое печатание денег, ввиду которого по-мнению «аналитиков» должна была увеличиться «скорость обращения денег», непременно должно было вызвать значительное увеличение денежной массы, чего, как показала практика, не было. Более того, именно буржуазные аналитики всегда утверждают, будто бы при значительном уменьшении денежной массы возникает риск появления... дефляции, то есть процесса, как раз-таки обратного инфляции. Даже если говорить о том, что дефляция и инфляция возникают в различных условиях, утверждая, что появлению последней в Германии поспособствовали революционные волнения, как некие риски для предпринимателей, очевидно, придётся признать, что сами эти «риски» являются всего-навсего ширмой, потому как итоговую цену для потребителя в капиталистическом обществе всегда устанавливает предприниматель. Так же, существует известный факт, что промышленник Гуго Стиннес в 1919 году инициировал создание «Антибольшевистского фонда», заявленный капитал которого составил 500 миллионов рейхсмарок, финансировал убийство Карла Либкнехта и Розы Люксембург, впоследствии оказывая существенную финансовую поддержку НСДАП, устроившей однажды на его деньги «Пивной путч». Иными словами, владея огромными капиталами, капиталист владеет необходимыми ресурсами, включая возможность выносить на гребень политической арены «реваншистов и националистов», используя их как один из инструментов для разгона цен и инфляции. Или как писал т. Подгузов В. А. в статье «Можно ли победить инфляцию в рыночных условиях»:

Предположим, что в результате «случайных» ошибочных расчетов величины «денежных агрегатов» (что абсолютно типично для современных экспертов в области финансов в условиях коммерческой тайны) общий номинал денежной массы в руках покупателей в два раза превосходит сумму цен товаров, произведенных в течение этого года. Тогда, с точки зрения официальной теории, возникнет ситуация, когда все товары будут раскуплены, а у населения останется сумма, которой хватило бы на покупку еще одного такого же набора товаров. Но магазины будут уже пусты и покупать будет нечего.

Однако особенностью большинства современных людей, которую отмечали многие экономисты-теоретики, в том числе и Кейнс, является их склонность к сбережению. Поэтому, если ежедневно дарить западному обывателю сумму, равную его традиционному ежесуточному потреблению, большинство будут пытаться аккумулировать эти «излишки», а не пробуждать в себе растущие потребности.

...Нетрудно представить душевные муки продавца, который знает, что сумма денег, хранящихся у населения, в два раза превышает сумму цен произведенных товаров. Сможет ли он спокойно спать?

...В этих условиях только наивный предприниматель постарается удвоить количество предлагаемых товаров и услуг. Любой продавец знает, что надо делать, если у него возникает ощущение, что у покупателя завелись «лишние» деньги.»2

Но в послевоенной Германии цены росли при денежной массе в два раза меньшей суммы цен произведённого товара...

Именно поэтому, в тот момент, экономическая политика Гуго Стиннеса, по выражению либералов, определялась, как политика «инфляционный игры на опережение», суть которой сводилась к получению в банках одной суммы кредита, а погашению уже меньшей, ввиду обесценения денег из-за колоссальной инфляции. Учитывая тот факт, что Вильгельм Куно с 1918 года возглавлял корпорацию НАРАG, занимающуюся трансатлантическими судоходными перевозками и принадлежащую Гуго Стиннесу, очевидно, что его приход к власти был необходим промышленным капиталистам Германии, чтобы прикрываясь оккупацией, усугубить экономический кризис, взвинчивая цены, разорить конкурентов, скупая их по дешёвке, заодно, избавиться от влияния банков, чей капитал тогда принадлежал финансистам Германии, зависимым от кредитов капиталистов США и Великобритании. Скупая активы разорившихся в гиперинфляцию конкурентов, Гуго Стиннес в 1923 году создал нефтяную компанию Нugо Stinnеs Рiеbесk und Оеlwеrkе АG. Не случайно, так же, что после своей отставки с поста рейхсканцлера Германии, Вильгельм Куно перешёл на работу в наблюдательный совет корпорации НАРАG.

Понятное дело, что такое положение не устраивало капиталистов стран Антанты, потому в июле месяце германские банкиры поспособствовали приходу к власти нового, удобного для себя рейхсканцлера, Густава Штреземана. Спустя четыре месяца, Штреземан ввёл т.н. «рентную марку», обмениваемую на обычную марку в соотношении 1:1 000 000 000 000, что позволило либеральным «историкам» охарактеризовать это событие, как «чудо рентной марки» и победой над гиперинфляцией.

Сказать по правде, либералы очень странный и нелогичный народ: отстаивая всегда и везде цинизм и научный подход в области технических знаний, они, тем не менее, продолжают верить в «невидимую руку рынка», либо же, в «чудо рентной марки», поскольку оба эти фактора, по их мнению, способны волшебным образом воздействовать на характер и величины инфляционных колебаний. Между тем, сама история нам показывает, что Густав Штреземан, занимаясь внешними отношениями Германии до вступления в должность рейхсканцлера, очевидно, отстаивал интересы определённых групп германских банкиров-монополистов, которые получив американскую помощь, смогли протолкнуть его на пост главы правительства Германии, и выиграть конкурентную войну с промышленным капиталом Германии. Не случайно поэтому, что восстановление экономики Германии после 1924 года и её «золотые двадцатые» были связаны с увеличением кредитов от капиталистов США и Великобритании, к тому же, теперь ставших более сговорчивыми на предмет уменьшения выплат по репарациям. Не случайно, так же, что после ухода с поста рейхсканцлера Германии, в ноябре 1923 года, он до самой смерти занимал пост министра иностранных дел. Необходимо отметить ещё один важный момент, поспособствовавший сговорчивости капиталистов США и Великобритании, под нажимом которых, кстати, их должники, французские капиталисты, в 1925 году были вынуждены снять оккупацию рурского района.

В результате гиперинфляции и ухудшения положения рабочих, в обществе усилилось влияние коммунистической партии Германии, что увеличило число сторонников КПГ в 1923 году с 225 000 до 400 000. Коммунисты Германии готовили революцию и насильственный захват власти, но предательское соглашательство многих партийных лидеров привело к поражению революции в Германии. Тем не менее, это заставило капиталистов США и Великобритании осознать серьёзность сложившейся ситуации, что и вылилось в обильной кредитной политике и плане Дауэса, разработанного ими для восстановления экономики Германии. Кстати, «пивной путч», организованный Гитлером на деньги монополистов Г. Стиннеса, Г. Форда и Ф. Тиссена, так же, явился попыткой свержения власти Штреземана, только это была провальная попытка со стороны германского промышленного капитала отобрать власть у банковского капитала, закончившаяся, в итоге, разорением компании Гуго Стиннеса и дележом её между банковскими монополиями Германии, а так же, 180-ти миллионный долг Стиннеса, но уже в новых, рентных марках.

Таким образом, финансовые монополисты Германии, в 1923 году, при помощи кредитов американских и британских финансовых монополий, выиграли конкурентную войну с промышленными капиталистами Германии, попутно избавившись от влияния коммунистической партии, задушив революцию и репрессировав, впоследствии, около 150000 сторонников КПГ, расстреляв десятки (!!!) тысяч из них. Но это определило, как зависимость капиталистов Германии от прихоти иностранных кредиторов, так и неизбежность вступления экономики Германии в фазу очередного капиталистического перепроизводства, прокатившегося в 1929 году по всему миру мощнейшим экономическим кризисом.

В очередной раз капиталисты всего мира опустили уровень жизни наёмных рабов до скотского, что, естественно, вызывало их недовольство и, вновь, усиление влияния коммунистических партий во многих странах. Добавив сюда экономические и политические успехи СССР, очевидно, что в 1930-х годах возникла серьёзнейшая опасность для капиталистов всего мира потерять своё положение эксплуататоров. Поэтому, к примеру, капиталисты США убивали и прятали в тюрьмы коммунистов, поэтому, и германским капиталистам, чтобы и дальше получать американские кредиты, необходима была диктатура в лице национал-социализма, способная, как им казалось, избавить Германию от коммунистической идеологии, расстреляв и сгноив в концлагерях многих видных деятелей и сторонников КПГ.

Мировой экономический кризис 1930-х годов, кроме необходимости конкурентной борьбы с себе подобными, прежде всего, дал понять мировым капиталистам необходимость беспощадной войны с СССР до полной победы, именно этим объясняется, например, значительное увеличение не только Германией, но США и Великобританией трат на военные расходы задолго до начала Второй мировой войны. Более того, сами либеральные «историки» частенько проговариваются о том, что, именно, американские кредиты и торговля технологиями помогли становлению германской военной машины, что, к примеру, увеличило валовый национальный продукт США в 1939-1944 гг. с 99,7 млрд долларов до 210,1 млрд долларов, то есть, более чем в два раза.

Таким образом, капиталисты США, вспомнив опыт Гуго Стиннеса, Г. Форда, Ф. Тиссена и других промышленников в деле борьбы с коммунистами в 1920-х годах, привели к власти в Германии нацистскую партию, во главе с Гитлером, который, уничтожив у себя на родине коммунистическую партию, развязав войну в Европе, впоследствии, исполнил свою главную роль - подчинив всю европейскую промышленность военным нуждам Германии, организовал кровавую бойню молодёжи германской нации в СССР.

Экономическое превосходство СССР над капиталистическими странами, со временем, становилось бы очевидным, а это неминуемо сказалось бы и на политическом весе Советского Союза, что в моменты, к примеру, очередного кризиса перепроизводства, обязательно могло вылиться в революционные изменения в какой-либо из капиталистических колоний или даже метрополий, следом, снижением прибылей у капиталистов. Само собой, такая перспектива не могла устроить прагматичных буржуев, потому они с лёгкостью пошли на развязывание второй мировой войны, на уничтожение десятков миллионов человек, попутно перераспределяя колонии и рынки сбыта, надеясь, навсегда избавиться от коммунистической угрозы. Именно этим объясняется неторопливость, проявленная капиталистами США и Великобритании в период «странной войны», в их нежелании открытия второго фронта.

Поэтому, попытки либеральной «философии» и «истории» притянуть за уши фашизм и нацизм к коммунизму, являются откровенной ложью, хотя бы потому, что германский нацизм, без финансового участия американских корпораций, состояться никак не мог.

Но капиталисты просчитались, производственная мощь по-настоящему, по-научному организованных производственных отношений СССР оказалась сильнее жажды наживы капиталистических прагматиков, потому, перестроив производительные силы СССР на военный лад, советский народ под руководством коммунистической партии смог одолеть в неравной борьбе количественно превосходящие силы объединённой нацистами капиталистической Европы, кредитовавших их, монополистов США, Англии и Франции.

Нацизм проиграл, разорив множество стран Европы, однако, в отличие от всех остальных экономик мира, экономика США, в очередной раз, не только не пострадала от Второй мировой войны, но активное довоенное и военное кредитование Европы и СССР позволило капиталистам США, по итогам войны, оказаться в наиболее выгодном положении, навсегда потеснив в этом вопросе капиталистов Великобритании, к тому же, при помощи кредитов, сделав их зависимыми от своей воли. Навязав европейским странам, включая Великобританию, Бреттон-Вудские соглашения и план Маршалла по послевоенному восстановлению Европы, беспрепятственно продавая свою продукцию за золото, но по выгодному для себя курсу, американские капиталисты к середине 1960-х стали обладателями 70% мировых запасов золота, что без сомнения, сделало их экономически, а значит и политически, самыми сильными и влиятельными в мире. Чего стоит тот факт, что именно под влиянием американских политиков из правительства всех европейских стран, получавших кредиты по плану Маршалла, были выведены коммунисты.

Именно поэтому, И. В. Сталин, в совершенстве владея марксистской диалектикой, на ХVIII съезде ВКП(б) в 1939 году определил, что победить капиталистические страны, значит, победить их экономически, потому как только социалистическая страна, превосходящая экономически все капиталистические страны, будет иметь и политическое превосходство. Экономическое превосходство должно было выражаться, к примеру, большим количеством выплавленного чугуна или добычи угля - теми показателями, над которыми нередко иронизирует либеральная «литература».

Однако, следует понимать, что увеличение этих экономических показателей говорит о том, что в экономике страны увеличилась потребность в других продуктах, например, новых станках и оборудовании, это, в свою очередь, означает увеличение спроса на готовую продукцию, изготовляемую этими станками, например, в лёгкой или пищевой промышленности. Добавив к этому планируемую И. В. Сталиным культурную и промышленную революцию в следующие три пятилетки, очевидно, что к 1952 году, основываясь на научно-техническом прогрессе, СССР, однозначно, экономически опередил бы даже самые развитые капиталистические страны. Всё это, несомненно, привело бы и к возрастанию военной мощи СССР, основанной на самых передовых технологиях, доступных к тому времени, потому, если бы капиталисты чуть-чуть промедлили, Советский Союз оказался бы для них неприступной, хорошо вооружённой крепостью, постепенно распространяющий свою коммунистическую идеологию по всему миру.

СССР смог начать реализацию этого лишь после окончания Второй мировой войны, когда помог установлению власти коммунистических партий в Китае и Северной Корее. Вот так и планировалось, помогать - строительством заводов, как в КНР, или поставками военной техникой и советниками, как Северной Корее в войне. Надо отметить, что победа коммунистов в гражданской войне в Китае в 1949 году означала серьёзный удар по капиталистическим монополиям, старающимися поделить Китай с 18 века - этот огромный рынок сбыта и дешёвых рабочих рук,- как подсказала им практика использования китайцев на строительстве железных дорог в США. Точно таким же ударом для них явилось и образование в странах Восточной Европы коммунистических правительств.

Таким образом, используя научное планирование, отстраивая в этих странах социализм, можно было многократно усилить его по всему миру, потому неизбежен был крах, со временем, одной за другой, капиталистических экономик, до полной победы социализма, а затем и коммунизма во всём мире. Не случайно, поэтому, что настоящий расцвет экономики США многие аналитики связывают с последними тридцатью годами её истории, то есть с тем периодом, в котором произошёл развал СССР. К счастью, крушение СССР не было связано, как лгут обществу либералы, с несостоятельностью коммунистической идеологии. Крушение СССР произошло в результате сознательной вредительской и безграмотной деятельности определённой группы руководящих лиц. К 1961 году экономика СССР исчерпала тот ресурс, что был заложен в неё при Сталине, поэтому хрущёвской клике понадобились реформы, но так как научно планировать аппарат Хрущёва не умел, то исходили из того, чем Советский Союз обладал.

После войны и до смерти Сталина, СССР практически не продавал нефть и нефтепродукты за границу, разве что, в целях политической целесообразности. Но уже к 1960 году, в результате «хрущёвины», СССР экспортировал 33,2 млн тонн нефти и нефтепродуктов, к 1970 году, то есть, за 10 лет, нарастив его объёмы до 95,8 млн тонн, или на 288,5%, только увеличивая его в последующие годы. При этом, если с 1960-1970 годы экспорт нефти был увеличен на 62 млн тонн, то всего за 5 лет, в период с 1980-1985 годы, когда цена на нефть росла, экспорт нефти и нефтепродуктов из СССР увеличился на 41 млн тонн, а с 1985-1986, то есть за год, ещё на 27 млн тонн, дойдя в итоге до цифры в 187 млн тон.

На одном из сайтов, на мой взгляд, выложен интересный анализ «реформ» того периода.3

При Сталине 1 доллар США был приравнен к 4 советским рублям, что приблизительно отражало отставание СССР от США по экономическим показателям. При Хрущёве 1 января 1961 года была произведена деноминация рубля в соотношении 10:1, то есть, теперь 1000 рублей приравнивалась к 100 рублям, только, стоимость доллара стала равняться не 40 копейкам, как того требовала логика, а 90 копейкам.

«Однако - как пишет автор анализа,- нефть в те времена стоила довольно дёшево - 2,88 доллара за баррель (См.: Цены на нефть с 1859 года по наши дни). По курсу 1:4, установленному в 1950 году, это составляло 11 рублей 52 копейки. Себестоимость же добычи одного барреля и его транспортировки до пункта назначения составляла в среднем 9 рублей 61 копейку. При таком положении дел экспорт был практически нерентабельным. Рентабельным он мог бы стать в случае, если за доллар будут давать больше рублей. После же проведения реформы, за баррель нефтяники (это мнение автора - прим.) получали в долларах почти столько же - $2.89, но в рублях эта сумма уже составляла 2 рубля 60 копеек при всё той же 96-копеечной себестоимости барреля.»

Таким образом, только в результате хрущёвской «деноминации», прибыль на разнице курсов составила 225%, а на «снижении» себестоимости нефти - 119,8%, добавить сюда следует и повышение более чем в два раза стоимости золота, что неизбежно сказалось снижением уровня жизни советского народа, именно поэтому, в 1962 году в Новочеркасске произошли протесты рабочих, силой подавленные дорвавшейся до власти антисталинской хрущёвской кликой. Не имея сколько-нибудь значительных познаний в марксизме, не умея управлять социалистической экономикой, движущейся в своём развитии к коммунизму, Хрущёв и его команда не нашли ничего лучшего, как пойти по пути ограбления советского народа.

Мышлению современного обывателя СССР предстаёт как некое «тоталитарное» государство, управляемое коммунистами, использующими советский народ в своих меркантильных интересах. Окружающие забывают, что Советский Союз был государством, созданным рабочими и крестьянами под руководством коммунистической партии. Именно поэтому при Ленине и Сталине в СССР была развёрнута масштабная и неслыханная по своим размерам индустриализация и культурная революция. Как писал Макаренко в статье «О коммунистической этике»:

Для того, чтобы увидеть это [результаты первых трёх пятилеток], не нужно обращаться к цифрам и количествам, не нужно ничего вспоминать, достаточно открыть глаза: нас окружают новые ландшафты, новые предметы, новые представления. На нашей земле выросли большие новые города. Для того, чтобы перечислить их имена, нужно не так мало времени; наша земля покрылась прекрасными дорогами, по ним бегают новые изящные автомобили, и на «газик» мы посматриваем уже с некоторым дружеским пренебрежением, хотя и «газик» не старше нашего первого пятилетнего плана. Мы живем на новых улицах, в новых домах, нас обслуживают новые электростанции, по соседству с нами работают новые школы, и отдыхаем мы либо в новом клубе, либо в новом санатории, либо плывем на новом пароходе, по новой реке, которая хотя и протекает через город Москву, но имеет серьезное право называться Волгой.

Иными словами, начиная с октября 1917 года и до смерти Сталина, партия большевиков реализовывала интересы исключительно трудового народа, что очень ярко выразилось, например, в так называемой «сталинской архитектуре». Отвечая на собственный вопрос: «Почему нам нравятся сталинские дома?», авторы одного из сайтов по продаже недвижимости написали следующее:

К сегодняшнему дню когда-то нарядные, почти белые фасады почернели от городской копоти. Но, несмотря на это, типовые «сталинские» кварталы с гастрономами, кафе и салонами красоты в шаговой доступности и по сей день являют собой образец комфортной городской среды.

...Получилось, что все объекты, где жители отдельных квартир и малонаселенных коммуналок могли встречаться, - гастрономы и булочные, парикмахерские и библиотеки - в застройке 1950-х годов появлялись в первую очередь там, где этого требовала архитектура, то есть, за огромными витринными окнами вдоль линий парадных фасадов, и часто - в интерьерах с «дворцовой» кубатурой. Такие места встреч располагали к неспешным прогулкам вдоль проспектов и как бы «приучали» горожанина и к архитектуре, и к взаимодействию со средой.

Москва, Министерство иностранных дел.
Архитектор В. Гельфрейх


Минские ворота.
Ансамбль двух симметричных домов
напротив железнодорожного вокзала,
построенных в 1947-1956 годах
по проекту ленинградского
архитектора Б. Рубаненко


Дом на Моховой
по проекту архитектора И. Жолтовского

Остаётся добавить, что во времена Сталина горожанина не просто «приучали к архитектуре», а сама архитектура строилась вокруг горожанина и для него, именно этим объясняется, к примеру, богатое внутреннее убранство станций метро «Проспект Стачек» и «Кировский Завод», или архитектура Московского проспекта в Санкт-Петербурге, гостиница «Ленинградская» в Москве, то есть, прежде всего, создавалась комфортная среда для горожанина, именно, в общественных местах. Тем не менее, при Сталине, вовсе не забывали, как это хотят представить либералы, о нуждах конкретного человека или конкретной семьи, что и выражалось, к примеру, в огромных окнах квартир, в высоких потолках и просторных кухнях «сталинских» домов. И с нехваткой жилья, со временем, обязательно бы справились, только не в ущерб советским гражданам, как это сделал Хрущёв, протолкнув постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 ноября 1955 года №1871 «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», в котором говорилось о необходимости снижения стоимости жилья, избавляясь от «излишеств» и «показного украшательства», отказываясь от применения «многочисленных колонн, портиков, сложных карнизов и других дорогостоящих деталей, придающих домам архаический вид». В итоге, граждане Советского Союза получили так называемые «хрущёвки» - с однообразно серым внешним видом, однотипные, чаще, панельные дома с маленькими, не комфортными, с небольшим сроком службы квартирами. Владея марксистской диалектикой на уровне цитат, не имея научных знаний о планомерном строительстве коммунистических отношений, хрущёвская клика, ради снижения затрат на строительство жилья для граждан Советского Союза, пошла по пути экономии на самих этих гражданах, при этом, не забывая на словах подчёркивать озабоченность партии нуждами советского народа.

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 ноября 1955 года за №1871 есть акт экономической и политической импотенции, осуществивших переворот в СССР, Хрущёва и его команды. Не зная марксистской диалектики, аппарат Хрущёва не мог знать стратегии дальнейшего развития социализма в СССР, следом, не мог осуществлять соответствующее экономическое планирование, что, в итоге, потребовало экономии средств, в том числе, на возводимом жилье. Ну, а чтобы советский народ воспринимал происходящее, как необходимость, постановлением ЦК КПСС, с высокой трибуны, была объявлена борьба с «архитектурными излишествами», с одновременным проталкиванием «строительства по типовым проектам», что позволило аппарату Хрущёва упразднить Академию архитектуры СССР и избавиться от архитекторов - лауреатов Сталинской премии, возглавлявших тогда проектные мастерские, по индивидуальным проектам которых строились, к примеру, вокзалы в гг. Краснодаре, Армавире, Брянске, Витебске, Смоленске, Бахмаче, жилые и общественные здания в гг. Ленинграде, Тбилиси, Киеве, Харькове, Минске, Воронеже, Баку, Ростове-на-Дону и в других городах. Наращивая объёмы «строительства по типовым проектам», хрущёвская клика, кроме экономии на строительстве жилья для строителей коммунизма, решала и ещё одну немаловажную для себя задачу - увеличение количества возводимого однотипного жилья позволило им ускорить расселение людей из бараков и коммуналок в отдельные квартиры сомнительного качества и комфорта, что, по идее, должно было повысить авторитет хрущёвских «реформаторов». На практике, это привело к тому, что, например, сейчас, даже всякий либерал, оказываясь перед выбором при покупке жилья между «хрущёвским» и «сталинским» вариантом, не колеблясь выбирает последний, не забывая, при этом, напомнить окружающим о тех ужасах, что приходилось испытывать «индивидуальности» при сталинской тирании. Сталин, в совершенстве владея марксистской диалектикой, без сомнения был умнее всех своих современников, потому очень хорошо понимал влияние качества окружающей обстановки на сознание каждого советского человека. Поэтому он осознавал ту силу архитектуры общественных мест и индивидуальных квартир, что способна положительно влиять на воспитание каждого советского гражданина, потому и отдавал Сталин предпочтение индивидуальным проектам даже в жилищном строительстве. Конечно, нашлось бы место и типовым проектам, но это точно не должно было стать, как при Хрущёве, определяющим, чтобы не быть препятствием в развитии индивидуальной творческой инициативы, в том числе, среди архитекторов.

Либералы частенько посмеиваются над тем, что строительство низшей фазы коммунизма не может происходить иначе, кроме как под управлением авангарда рабочего класса - его партии большевистского толка, они говорят, что это неизбежно приводит к появлению вождей и тирании вождизма. Тем не менее, даже ими обожаемый Стив Джобс, ныне покойный, без одобрения которого в Аррlе не могло пройти ни одно решение, даже относительно дизайна гаджетов, устанавливая для рабочих тот или иной распорядок их жизни, самым непосредственным образом переходит в ранг вождей и тиранов. То же самое можно сказать и о Илоне Маске, и о Марке Цукерберге, задачи которых состоят в выработке и чётком следовании стратегии компании, подборе необходимого персонала, и управление им, то есть, быть вождями и тиранами в своих компаниях. Разница между Стивом Джобсом и Иосифом Сталиным безусловно присутствует, и она огромна настолько, насколько велика разница между меркантильностью и служением на благо всего человечества. Если Джобс, Маск, Цукерберг и им подобные используют вождизм с целью получения прибыли на эксплуатации себе подобных, то такие личности, как Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин и многие другие всю свою сознательную жизнь посветили служению всему человеческому обществу, чтобы, однажды, оно навсегда смогло избавиться от эксплуатации людей такими дельцами, как озвученные предприниматели. И если дельцам для управления своими компаниями достаточно знать «науку» по отъёму денег у населения, то для управления строительством коммунистического общества необходимо обладать познаниями в марксистской диалектике, не оставляя без внимания и многие другие науки. СССР под руководством Сталина потому добивался таких впечатляющих экономических успехов, что руководство в то время осуществлялось человеком, в совершенстве овладевшим марксистской диалектикой, и всё ради того, чтобы однажды построить коммунистическое общество, где каждая «кухарка» будет иметь такой уровень знаний, который позволит ей самой, если понадобится, быть вождём. Но именно потому, что для воспитания человека с научно-философским мировоззрением необходимо время и соответствующая обстановка, именно поэтому строительство коммунизма в Советском Союзе могло осуществляться исключительно под руководством коммунистической партии, взявшей на себя всю полноту ответственности по подготовке необходимых условий для реализации коммунизма на практике. Естественно, это обязательство требовало, прежде всего, от людей, занимающих определённые посты в ЦК партии безупречного знания марксистской диалектики, чего, как показала практика хрущёвских Постановлений, «реформ» и «оттепелей», после смерти Вождя советского народа товарища Сталина, у ЦК КПСС не оказалось.

«Философия», защищающая интересы буржуазии, утверждает, что период развития социализма в Советском Союзе следует рассматривать, как единое проявление заранее утопической «идеи», осуществление которой возможно только при условии «тирании» народа некоторым лицом. При этом, буржуазная «философия» старательно отделяет период правления Хрущёва, как некую «оттепель», позволившую советскому народу, наконец-то, задышать почти западной «свободой». Получается, что тирания в СССР была всегда, но после прихода к власти «реформиста» Хрущёва, эта тирания в отношении собственного народа смягчилась. Теперь, если учесть, что темпы экономических преобразований уже при Хрущёве стали снижаться, и были далеко не такими, как при Сталине, что и выразилось в экономии на строящемся жилье и других «реформах», очевидно, что жесточайшая «тирания» при Сталине способствовала, через планомерно увеличивающиеся темпы роста экономики, увеличению благосостояния каждого советского гражданина. Именно поэтому, при «тирании» Сталина строились не просто вокзалы и жилые дома, а непременно шедевры архитектурной советской мысли, барельефами восхвалявшие трудового человека - крестьянина и рабочего,- наглядно, всему прогрессивному человечеству, политически показывающими состоятельность коммунистической идеологии. Буржуазные философствующие лакеи, в этом случае, всегда вводят общественное мышление в заблуждение, утверждая, что занимаясь, подобными «сталинским», архитектурными «излишествами», увлекаясь, как они считают, «гигантоманией», коммунистическая партия при Сталине, с их точки зрения, нерационально использовала полученные в управление ресурсы. Буржуазная «философия» при этом забывает уточнить, что «сталинские» архитектурные «излишества» создавались трудовым народом, в государстве, принадлежащем трудовому народу, значит, трудовой народ создавал эти архитектурные «излишества», прежде всего, сам для себя. И если где и происходит погоня за излишествами, так это, именно, при капитализме, в основе своей идеологии содержащем погоню за увеличением прибыли и неуёмное потребление, у некоторых переходящее в маниакальное желании обладать несколькими дорогими машинами, несколькими квартирами, коттеджами, картинами и прочими безделушками из прошлого, стоимостью по несколько десятков миллионов долларов, евро, фунтов стерлингов...

По сообщению Лента.ру: «Карандашный набросок Леонардо да Винчи, изображающий всадника на лошади, продан на аукционе Сhristiе's за 8 миллионов 144 тысячи фунтов (11,48 миллиона долларов). Имя частного покупателя, назвавшего окончательную цену по телефону, не разглашается.»

На самом деле, ничего особенного из себя этот набросок не представляет, такому рисованию в Советском Союзе обучали даже в художественных школах, не говоря о высших учебных заведениях. Зато, никто не сможет, находясь в здравом уме, утверждать, будто бы покупка наброска карандашом за 11,5 млн долларов не является излишеством, не говоря уже о постоянных лечениях богемы от наркотической зависимости и борьбой с лишним весом, как раз-таки и возникающих по итогам увлечения ею излишествами. Тем не менее, именно потому, что советский народ, под руководством коммунистической партии Ленина-Сталина строил сам, и исключительно для себя, именно по этой причине он мог себе позволить и архитектурные «излишества», и возведение таких сооружений, как, например, Дворец Советов, строительство которого было свёрнуто, именно, при Хрущёве. Если учесть запланированный Сталиным стремительный рост производительности труда, что выразилось бы в снижение себестоимости всей выпускаемой продукции, очевидно, что подобные «излишества» советскому народу обходились бы дешевле, чем строительство типового жилья в капиталистических странах. Поэтому ясно, что «увлечение» архитектурными «излишествами» при Сталине было оправдано ещё и с точки зрения влияния на психологию человека - трудовой человек должен видеть результаты своего труда, должен жить в условиях, созданных результатом его труда, что не могло, в конечном итоге, не сказаться в лучшую сторону на его инициативе и отдаче общественным интересам. «Излишества», наподобие Дворца Советов, кроме советских граждан, должны были ещё и остальному трудовому народу всего мира показать прогрессивность социалистических, а впоследствии, и коммунистических отношений. Кроме всего этого, сталинскую архитектуру смело можно назвать зарождением коммунистической архитектуры, как элемента подлинного искусства, не измазанного грязью буржуазного пафоса.

Так что, как бы ни старались лакеи буржуазии уверить большинство в обратном, но не теория Маркса потерпела поражение, когда разрушился СССР, а недостаточное знание марксистской диалектики партийной верхушкой после смерти Сталина, и её последующее разложение определили возможность разрушения СССР в 1991 году.

Нефтяной кризис 1973

Сейчас уже не многие вспоминают события мирового экономического кризиса 1970-х годов, усугубившегося впоследствии кризисом нефтяным, тем более, мало кто понимает истинные причины произошедшего. Современная официальная «история», к примеру, причиной возникновения нефтяного кризиса в 1973 году считает сговор картеля ОПЕК, куда входили Ближневосточные нефтедобывающие страны. Говорят, что эти страны, как акт поддержки Египта в войне с Израилем за Суэцкий канал, произошедшей в октябре 1973 года, подняли вчетверо отпускные цены на нефть, это якобы вынудило производителей топлива по всему миру повысить цены на бензин.

Эта версия, конечно, может показаться правдоподобной, только, если не рассматривать многие исторические моменты того периода, как единую цепь развития взаимосвязанных событий, используя метод марксистской диалектики. На самом деле, настоящие причины подъёма цен на нефть находятся несколько глубже общепринятой теории о последствиях Войны Судного дня, и понять их поможет анализ некоторых исторических событий того периода, произошедших в Иране и вообще, на Ближнем Востоке.

После Второй мировой войны многие Ближневосточные страны получили политическую независимость, тем не менее, многие производства и вся нефтедобыча в этих странах была поделена между империалистами США, Великобритании и Франции, то есть, экономическую свободу этим странам ещё предстояло завоевать. Постепенно развивая в себе капиталистические отношения, Ближневосточные страны, ради увеличения прибыли с продажи нефти, подошли в 1970-х годах к необходимости национализации нефтяной промышленности, что, само собой, должно было сказаться на прибылях иностранных капиталистов.

Так, если по соглашению от 19 сентября 1954 года, сроком на 25 лет, между правительством Ирана и Международным нефтяным консорциумом (МНК), где 95% акций принадлежало 8 компаниям: 40% «Вritish Реtrоlеum»; 14% у англо-голландской «Rоуаl Dutсh Shеll»; 35% у американской «большой пятёрки» («Стандарт ойл оф Нью-Джерси», «Сокони мобил ойл», «Стандарт ойл оф Калифорниа», «Тексако», «Галф ойл корпорейшн») и 6% - у французской «Компани франсез де петроль», Иран получал лишь 50% чистой прибыли этих компаний. То в 1973 году шах Мохаммед Реза Пехлеви вновь поставил вопрос перед иностранными монополистами о необходимости перераспределения доходов, повышения цен на нефть и увеличения отчислений за право её добычи. В итоге, в 1973 году все имущество МНК было передано Иранской национальной нефтяной компании (ИННК) с гарантией поставок нефти в распоряжение МНК в течение 20 лет и отчисления последними в пользу Тегерана 60% суммы прибылей. В результате повышения цен на нефть, нефтяные доходы Ирана увеличились с 2,4 млрд долл. в 1972 году до 20 млрд в 1974 году, то есть, более чем в 8 раз.

Таким образом, если, например, в Ираке, кроме национализации нефтедобывающих компаний, были национализированы все доходы от продажи нефти, то в Иране национализации подлежали только 60% нефтяных доходов. Тем не менее, всё это, для американских, французских и британских компаний, контролировавших на тот момент 85% нефтедобычи в мире, означало значительное сокращение прибыли. Потому, столкнувшись с подобной проблемой, капиталисты не задумываясь спровоцировали Египетские власти на войну с Израилем, итоги которой привели к значительному повышению цен капиталистами на нефть и нефтепродукты. Необходимо помнить тот факт, что европейские и американские капиталисты хоть и лишились части добычи нефти, тем не менее, все пути её транспортировки и рынки сбыта остались принадлежать именно им, потому окончательную стоимость нефти невозможно было урегулировать без их согласия. Поэтому с уверенностью можно говорить о том, что нефтяной кризис 1973 года явился результатом совпадения интересов, с одной стороны, капиталистов США, Великобритании и Франции, с другой, капиталистов нефтедобывающих Ближневосточных стран, использовавших войну Египта и Израиля как ширму. Вот и получается, что владельцы нефтяных монополий, всю недополученную прибыль, как и полагается образцовым предпринимателям, переложили на плечи наёмных рабов. Ну, а чтобы рабы не сильно протестовали, по американскому телевидению была показана театральная сцена, шоу «Уоттергейтского скандала», с последующим импичментом Никсону, которую, не отрываясь от телеэкранов, посмотрело около 85% американцев, не случайно, этот скандал, погашенный было в 1972 году, именно, в момент подъёма цен на нефть и бензин корпорациями, в 1973 году, разгорелся с новой силой.

Решив проблему с ценообразованием на нефть и нефтепродукты, капиталисты США, к примеру, решили и ещё одну проблему, возникшую в связи с очередным кризисом перепроизводства, начавшимся в конце 1960-х годов - увеличение долларовых доходов позволило капиталистам Ирана и Саудовской Аравии закупать у американских коллег современное нефтедобывающее оборудование, модернизируя, тем самым, собственные предприятия и увеличивая, впоследствии, нефтедобычу. Но именно это - зависимость от американских технологий,- однажды сыграло злую шутку с судьбой иранского шаха Мохаммеда Реза Пехлеви. Шах Реза Пехлеви планировал объединить многие арабские нефтедобывающие страны, по возможности, подмяв под себя их нефтедобычу, чтобы контролировать сбыт, очевидно, такая прыть шаха входила в противоречие с интересами капиталистов США, планировавших и дальше держать в своих руках мировую нефтедобычу и ценообразование. Потому, владельцы американских корпораций, через своего лакея, президента США Джимми Картера, надавили на шаха с целью ослабления репрессий против исламистов в 1977 году, что в итоге привело Иран к исламской революции и захвату власти клерикалами, чему власти США ничуть не сопротивлялись. Более того, известен исторический факт, что на бастующих иранских нефтедобывающих компаниях, чьи простои, в итоге, привели к ухудшению экономической ситуации и падению режима шаха в 1979 году, работало большое количество американских специалистов.

Важно понимать, что исламизация Ирана была выгодна капиталистам США, на пару с иранскими клерикалами, позволившая таким вот необычным способом контролировать независимый Ирак, и вообще, весь Ближний Восток, влияя, тем самым, на ценообразование нефти и нефтепродуктов. Не случайно, что даже советнику всех американских президентов Збигневу Бжезинскому не удалось уговорить Джимми Картера на военную интервенцию Ирана. Не случайно поэтому, когда модернизация нефтедобывающей отрасли Ближневосточных стран была завершена и они были готовы увеличить нефтедобычу, в 1980 году началась Ирано-Иракская война, на фоне которой цена на нефть только продолжала расти. То есть, американские капиталисты, поспособствовав приходу к власти в Иране исламских клерикалов, поспособствовали и организации войны между Ираном и Ираком, что в очередной раз позволило подконтрольно и «законно» поднять цены на нефть и нефтепродукты. Так, в 1979 году, после прихода к власти исламистов, президент Джимми Картер объявил о сокращении торговых отношений с Ираном, одновременно прекращая регулирование цены на нефть в США, это неминуемо вызвало «чудо» очередного скачка цены на нефть, подняв её к 1980 году до 35 долларов за баррель.

Неизбежность развития капиталистических отношений по законам, открытым Марксом и Энгельсом, определила неизбежность возникновения в 1969 году кризиса «перепроизводства» во всех капиталистических странах. Дальнейшее развитие капитализма в мире могло произойти исключительно через экспансию на ещё не затронутые капитализмом рынки, такие как, КНР и страны Варшавского договора. Потому, начиная с президентства Никсона, внешняя политика США охарактеризовалась «политикой разрядки» в отношениях с СССР и КНР, продолженная всеми следующими президентами США. Однако, если в отношениях с СССР к концу 1970-х дальше сокращения вооружений американской дипломатии продвинуться не удалось, то китайские «товарищи» с радостью откликнулись на призыв о «дружбе» со стороны правительства империалистического государства. Так, если в 1975 году новоявленные «друзья» ограничились поставками самолётных двигателей в КНР, то в 1979 году уже были установлены дипломатические отношения и запущены два механизма двусторонних отношений:
- совместный экономический комитет, объединяющий представителей министерств финансов обеих стран;
- совместная комиссия по науке и технологиям, в заседаниях которой принимали участие с американской стороны представители отдела научно-технической политики Белого дома и отдела научно-технического сотрудничества госдепартамента, а с китайской - министерства науки и технологий.

Таким образом, капиталистам США удалось проделать то, над чем в «опиумных войнах» долгие годы бились ещё британские монополисты - подчинить Китай своим интересам, превратив его в мировую фабрику по производству товаров. Но для такой громадной фабрики необходим и сопоставимый рынок сбыта, который без участия стран Варшавского договора никак не мог состояться, потому СССР и был ликвидирован, как мешающий дальнейшей экспансии интересов по увеличению прибыли мировыми капиталистами. Именно крушение Советского Союза стало той вехой, от которой отсчитывается победоносное шествие капитализма по планете Земля, позволившее некоторым буржуазным аналитикам заговорить о «золотом времени» капитализма. Но в том-то и заключается ирония науки, что сделать определение чему угодно мы можем лишь тогда, когда появляется возможность сравнить это с чем-либо отличным от первоначального, как по форме, так и по содержанию. Вот и получается, что определить «золотой» период в развитии капитализма можно лишь тогда, когда этот период заканчивается, что, собственно, и было подмечено буржуазными аналитиками.

Диалектика общественного развития

В начале ХIХ века Гегель написал и издал свой труд под названием «Наука логики», явившийся завершением истории развития буржуазной классической философии. Сам Гегель, к сожалению, немного переоценил значение своего открытия, скатившись к существованию Абсолютного разума, абсолютной идеи, как движущей силы законов, по которым развивается вся материя в окружающей действительности. Тем не менее, именно, по-настоящему материалистический подход к изучению диалектики Гегеля позволяет правильно её понимать и говорить о том, что законы развития, открытые и изложенные Гегелем содержатся в развитии ВСЕГО в окружающей нас действительности, в развитии каждой её мельчайшей частицы. Обобщая труд Гегеля, можно выразить, что он открыл законы развития/движения, протекающие во времени, в каждый определённый его момент, или, чтобы стало ещё понятнее, эти законы можно обобщить словами одной песенки: «Я сегодня не такой, как вчера». Именно в этом и заключается весь «сакральный» смысл Бытия - каждый следующий момент времени, всякая, даже самая мельчайшая частица Бытия, не является равной себе, той, что была в предыдущий момент времени, именно это имел ввиду Гераклит, когда говорил: «Всё течёт, всё меняется». Гегель, используя весь накопленный философией опыт, попросту, смог описать законы, по которым происходят изменения в каждый конкретный, от бесконечно большого до бесконечно малого, момент времени.

По Гегелю, наличное бытие есть определённое бытие, получающее своё становление в процессе возникновения, как перехода от ничто к бытию, и прехождения, как процесса перехода от бытия к ничто. Таким образом, бытие и ничто тождественны друг другу, являются определениями друг друга, и отдельно друг от друга существовать не могут. Всё это легко представить, если обратиться к повседневной практике, где день сменяется ночью, образуя процесс возникновения и прехождения наличного бытия суток. То есть, сутки - это определённое наличное бытие; день, как точка одного качества с максимальным количеством - чистое бытие; ночь, как точка противоположного качества с максимальным количеством - чистое ничто. Сутки, являясь определённым наличным бытием, являются качественным наличным бытием, чьё качество определено качественно-количественными изменениями в бытие и ничто, происходящими во время возникновения и прехождения. Иными словами, возникновение и прехождение, это процессы, в течение которых происходит смена одного качества другим, или, чтобы было ещё понятнее, возникновение есть процесс, при котором количество качественных моментов ничто уменьшается, постепенно уступая место увеличивающемуся количеству качественных моментов бытия; прехождение - наоборот. Потому как, возникновение и прехождение являются процессами, в них происходят качественные изменения, где начало возникновения есть преобладание качества ничто, а начало прехождения есть преобладание качества бытие. Но именно потому, что два тождества противоположны друг другу, существовать они могут только в борьбе, поэтому, кроме точек количественного преобладания того или иного качества, должны быть и точки равновесного количества одного и другого качества - бытия и ничто.

Наличное бытие, являясь качественным бытием, является в то же самое время нечто или определённым качественным бытием. Но всякое нечто, являясь качественным, имеет своё определение, которым является что-то отличное от этого нечто, но, так же, имеющее качественное определение, являющееся так же нечто, но иным, по отношению к простому нечто, то есть, всякому качественному нечто противостоит его противоположность, его определение - иное нечто, выросшее из нечто, потому имеющее общую принадлежность чему-то общему, составляющую тождественность обоих, тем не менее, качественно отличных друг от друга. Так, например, качество нечто какого-либо часа из суток противостоит иному качеству иного нечто, в виде следующего часа из этих же суток, то есть, эти два часа различны по своему качественному содержанию, по тем событиям, что произошли в каждый из этих часов, но оба они тождественны друг другу отношением к одним и тем же суткам, что и делает их связь неразрывной. Так как в сутках 24 часа, то сутки содержат в себе 24 качественных момента, отличных по своему содержанию, но тождественных друг другу из-за принадлежности к этим суткам. Все эти 24 качественных момента, в целом, так же составляют нечто, в котором моментами иного качества, иного нечто, содержится качество следующих суток. Иными словами, нечто одних суток навсегда уступает место развитию иного нечто следующих суток.

Точно такому же диалектическому развитию подчинено движение Земли вокруг Солнца. День весеннего равноденствия есть равновесие качественных моментов зимы и лета, ничто и бытия, нечто и иного нечто, тогда как, лето - это преобладание качества «лето» над качеством «зима», а зима - наоборот, преобладание качества «зима», над качеством «лето»; осеннее равноденствие, здесь, является равновесием качественных моментов лета и зимы, но процессом, движущимся в противоположную сторону от лета - к зиме.

У Гегеля есть одни очень замечательные и, главное, необходимые сегодня к разъяснению, слова, написанные им в «Науке логики»:

«Нечто налично существующее обладает отношением к иному. Иное же есть налично существующее как небытие нечто. Последнее поэтому имеет прежде всего некоторую границу или предел и является конечным. То, каким нечто должно быть само по себе, есть его определение.»

Нечто потому является качественным, что имеет своё определение в ином нечто, содержащем свои качественные моменты в нечто. Однако, определить нечто, как только это, и никакое другое качество, дать нечто определение можно лишь тогда, когда качественные моменты иного нечто становятся явными, проявляют себя всё сильнее с каждым следующим моментом времени. Именно поэтому Гегель написал: «... то, каким должно быть качество само по себе, есть его определение», именно поэтому, определить капитализм, не просто как форму отношений, а форму отношений имеющую качественное определение, стало возможным лишь тогда, когда в капиталистических отношениях стали отчётливее проявляться качественные моменты, присущие иным, коммунистическим отношениям. Именно по этой причине, 150 лет назад, когда произошло массовое обобществление производительных сил, то есть, проявление качественных моментов коммунистического общества, гений Маркса и Энгельса, позволил обоим открыть те законы, по которым происходит общественное развитие, и которые никак не подвластны воле человека, потому как являются законами непосредственно развития, движения общества в истории, то есть, в жизни. Маркс и Энгельс осознали, что развитие общественных отношений не происходит само по себе, а подчинено необходимости, выраженной в осуществлении человеком преобразования природы и её сил для своей жизнедеятельности, что делает жизнь человека и общества подчинённой лишь одному этому смыслу. Таким образом, для прогресса в деле взаимодействия с природой человеку необходимо умение пользоваться накопленными научными знаниями, чтобы изготавливать и совершенствовать механизмы, при помощи которых осуществляется жизнедеятельность. Но именно это положение делает совершенно лишним и противоестественным человеческой сущности торговлю, конкуренцию, индивидуализм и прочие атрибуты капитализма и частной собственности на средства производства. Являясь противоречивым, капитализм неизбежно должен содержать в себе и тождественные противоположности, чьи интересы в осуществлении процесса жизнедеятельности должны противоречить друг другу. Такими противоположностями в капиталистическом обществе является владелец предприятия, бизнеса, с одной стороны, чьи интересы лежат в плоскости увеличения прибыли за счёт наёмного труда; и наёмные рабы с другой стороны, чьим единственным интересом в капиталистических отношениях является необходимость не умереть с голоду, осуществляя непосредственное взаимодействие с природой - это и есть противоречие, заключённое в противоположности интересов эксплуататоров и эксплуатируемых,- если наёмный раб осуществляет взаимодействие с природой непосредственно, то владелец частной собственности на средства производства, такое взаимодействие осуществляет исключительно опосредованно - через эксплуатацию труда наёмных рабов.

Но всякое противоречие, как учил Гегель, ярый сторонник эксплуатации и неравенства, обречено рано или поздно на изживание и освобождение места чему-то новому, чему-то совершенно иному, потому, в совершенстве овладев диалектикой Гегеля, выведя её на новый уровень, Маркс и Энгельс, впоследствии, научно доказали неизбежность окончания капиталистических отношений и наступление момента изживания противоречий отношений, неестественных для человека и общества. В этом заключен смысл, и истинное понимание взаимосвязи человека и природы - только отсутствие товарного производства и торговли, только непосредственное и осознанное преобразование природы человеком является непротиворечивым развитием самих отношений между людьми, и все противоречия из плоскости отношений между людьми, в коммунистическом обществе, переходят в плоскость научного подхода к осуществлению преобразований природы. Именно отсутствие определения коммунистическим отношениям, впоследствии, когда они будут построены, делает их вечными, потому как отсутствие противоречий в связях между людьми выявляет отсутствие определений, что и делает процесс бесконечным. Но именно потому, что Маркс и Энгельс смогли открыть однажды законы развития капитализма, говорит нам о том, что капиталистические отношения, к тому моменту, подошли к своей наивысшей стадии развития, к своей «ночи», к той границе, где противоположные коммунистические отношения начинают проявлять себя ярче, с той необходимой силой, чтобы уже можно было заговорить о сути капитализма и неизбежности его перехода к коммунистическим отношениям, что, кстати, подтвердилось возникновением Парижской коммуны в 1872 году, и о чём писал в 1916 году В. И. Ленин в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма», где он чётко обозначил границу перехода к монополистическому капитализму, как начало 1870-х годов. Именно поэтому В. И. Ленин смог определить, что в момент перехода возможно осуществление строительства коммунизма, но лишь в той стране, где для этого созрели все необходимые внешние и внутренние условия, чем и явилась в 1917 году Российская империя. Именно поэтому, В. И. Ленин с товарищами по партии смогли осуществить революцию в октябре 1917 года и положить начало строительству первого в мире государства для трудового народа.

Важно понимать, что это не прихоть Маркса или Ленина - необходимая смена капитализма на коммунизм,- это неизбежный процесс, развитие которого, в связи с конечностью капиталистических отношений, должно быть чем-то ограничено, и такое ограничение присутствует - ограниченность территории планеты Земля. Капитализм не может развиваться иначе, как через экспансию, сопряжённую с необходимостью расширения территорий, охваченных капиталистическими отношениями, но именно ограниченность территории нашей планеты создаёт такое положение для капитализма, когда сама природа становится непреодолимым препятствием, что заставляет капитализм обратиться вспять. То есть, если раньше, 150 лет назад марксизм мог говорить лишь об одном могильщике капитализма, то теперь, на помощь Человеку пришло всё естество природы, преодолеть которое капиталистические отношения не в силах. Именно поэтому, исторический этап развития капиталистических отношений, ознаменовавшийся поражением СССР в 1986 году и победоносным шествием капитализма по его осколкам, является, в тоже самое время, тем моментом, когда он перешёл границу равновесного положения с социализмом, и его движение обратилось вспять, как движение «утра» стремящегося на всех порах обратиться в «день».

Не стоит верить бредням либералов о том, что СССР развалился ввиду своей несостоятельности. Экономика СССР была самодостаточна, Советский Союз обладал всеми необходимыми ресурсами, начиная от природных и заканчивая человеческими, что давало возможность советскому народу осуществлять свою жизнедеятельность без оглядки на «западные» страны. Таким образом, если бы не было давления со стороны «миролюбивых» владельцев капиталистических мировых монополий, в отсутствии которого стремятся убедить общественное большинство либеральные писаки, СССР и после 1991, и после 2016 года, мог преспокойненько осуществлять свою деятельность. Очевидно, что для успешного построения, развития и перехода социалистических отношений к коммунистическим СССР после 1953 года не хватило самую малость - грамотных управленческих кадров, в совершенстве овладевших марксистской диалектикой. Потому и возникла необходимость у Хрущёва в реформировании экономики СССР, потому и смогли восстановить мелко-буржуазные отношения в обществе, потому неизбежен был переход Советского Союза обратно, к капитализму.

Либералы и демократы различных мастей уже почти 30 лет вдалбливают обществу мысль о том, что СССР развалился из-за серьёзной зависимости от ценовой конъюнктуры на нефть. Однако, они забывают, что в середине 1980-х Советский Союз не нуждался ни в продовольствии, ни в технике, разве что, в закупке технологий, но из-за невозможности покупать технологии за границей, как показала практика строительства социализма при Сталине, можно жить спокойно и развиваться такими темпами, каких никогда так и не смогла добиться ни одна капиталистическая экономика за последние 85 лет. Я помню, как в конце 1990 годов мне попалась в руки статья, где рассказывалось о том, что горбачёвская шайка, однажды, на 900 миллионов рублей закупила за границей сигарет, вместо покупки на эти деньги оборудования и реорганизации советских табачных фабрик. Сначала горбачёвская клика создала дефицит сигарет, а потом, объясняя это неспособностью табачных фабрик справится со спросом, обогатились, заработав на перепродаже импортных сигарет. Фабрики впоследствии были реорганизованы, как например табачная фабрика имени Урицкого в бывшем Ленинграде, но уже иностранными капиталистами, и после развала СССР.

Нет никаких сомнений, что с приходом Горбачёва, власть в СССР стала принадлежать той группе лиц, которая была кровно заинтересована в установлении капиталистической диктатуры, потому не цены на нефть, газ или что-либо ещё разрушило СССР, а сознательные действия таких людей, как олигарх Фридман, Абрамович, Ходорковский, Прохоров, Потанин - бывших одновременно и комсомольцами, и научными работниками, и сынками советских послов по экономическим отношениям в Новой Зеландии. Таким как они и их покровителям из партийной верхушки необходима была смена социализма на капитализм в СССР, чтобы легально и без напрягов можно было эксплуатировать уже поглупевшее к тому времени большинство.

Когда у тебя есть голова на плечах и желание урвать побольше, не составить особого труда понять, что кризис перепроизводства в 1969 году был вызван исчерпанием возможности дальнейшей экспансии, а так же, необходимостью реструктуризации производительных сил, с целью снижения себестоимости. Потому, мировым капиталистам не составило труда это понять и начать «политику разрядки», что, с одной стороны, давало им выход на Китай, как дешёвую фабрику по производству товаров, куда можно было вывести производство; с другой стороны, на СССР и остальные соцстраны, как новый и «необъятный» рынок сбыта.

Вся экономическая политика США, после войны и до прихода Рейгана, строилась на принципе равновесия спроса и предложения, когда стремились производить, учитывая возможный спрос, что было продиктовано отсутствием возможности экспансии и необходимостью противостояния с очень сильным противником - СССР. С приходом Рейгана, когда стало ясно, что СССР уже далеко не тот, каким был даже при Хрущёве, в 1981 году экономика США стала строиться по принципу стимулирования спроса, то есть, когда производили всё, что ни попадя, а спрос стимулировался рекламой и кредитованием, что, само собой, подразумевало необходимость в освоении ещё «не открытых» рынков, потому в крушении СССР у мировых капиталистов была самая непосредственная необходимость, в чём и совпали их интересы с нарождающимися капиталистами Советского Союза.

Неизбежность перехода

Не стоит надеяться, как это делают буржуазные эксперты, на некий новый толчок, что позволит капитализму преобразиться и с новыми силами двинуться вперёд, нет больше в мире такой территории, сопоставимой с социалистическим лагерем, что существовала 30 лет назад. Поглотив все территории, капитализму больше некуда производить экспансию, значит, нет возможности у него и для развития. Зато, дойдя до пика своего развития в 2007, через мировой финансовый кризис и последующее постоянное снижение промышленного производства, вызванного падением спроса, капитализм устойчиво встал на путь «поедания» самого себя. Такое положение дел заставляет мыслить о том, что у многих государств возникнет потребность в ещё более глубоком сокращении социальных гарантий, которое видно уже не только в России, но и в благополучной Финляндии, где срок выплаты пособия по безработице сократили с 500 до 400 дней, введя, при этом, дополнительные ограничения на его получение, это усиливается во Франции, Греции, Бразилии, Индии... По всему миру с 2012-2013 года происходит падение промышленного производства, увеличение безработицы, и всё лишь потому, что, к примеру, в Бразилии, перекредитованность населения достигла 70%, в других странах поменьше, но именно это означает, что способность к дальнейшему непрерывному росту потребления, без чего капитализм обойтись не может, у него исчерпана на несколько десятилетий вперёд. Именно поэтому, некоторые уж совсем «горячие» буржуазные экономисты призывают к раздаче «вертолётных денег», то есть, банальной раздаче их населению для стимулирования спроса. Именно поэтому, ЦБ Японии и Европы вынуждены устанавливать отрицательные процентные ставки, не позволяющие зарабатывать на депозитах, что по идее, должно стимулировать банки вкладывать их в производство или выдавать в виде потребительских кредитов. Но этого не происходит весь 2016 год, что не позволяет этим ЦБ говорить даже о перспективе поднятия этой ставки и росте своих экономик. Говоря обычным языком, сильнейшие экономики мира попросту топчутся на месте и тратят ресурсы, накопленные ими в последние тридцать лет баснословных прибылей. Не помогают капиталистам и попытки создания новых таможенных союзов, имея противоположные интересы, в момент кризиса и очевидной бесперспективности увеличения прибыли, каждый из них будет стремиться вытянуть как можно больше привилегий для себя, несомненно, в ущерб интересам «партнёров».

Но есть в этом и положительные моменты, впрочем, так же, недвусмысленно указывающие на исчерпание капитализмом своих возможностей - это общественное мышление, реакция людей на происходящее в окружающей их действительности, ярче всего проявившаяся в предвыборной гонке кандидатов в президенты США. Был период, когда кандидат от демократов Берни Сандерс, «социалист», стал опережать свою соперницу по партии Х. Клинтон, и чтобы там ни говорили всякие «прагматики» о популизме, но это явилось самым настоящим социальным запросом со стороны определённых слоёв общества, очевидно, чьё социальное положение сильно отличается от положения многих сторонников Трампа, считающих безработных тунеядцами.

Трамп победил, в соответствии со всеми нормами «цивилизованного» общества, только «нормы» эти уж больно странные, если присмотреться к ним повнимательнее. По количеству отданных за кандидатов, в общем, голосов, за Клинтон проголосовало на 2.5 млн человек больше, чем за Трампа, тем не менее, коллегия выборщиков отдала предпочтение последнему. Коллегия выборщиков, это такой своеобразный инструмент в руках у буржуазии, используемый в тот момент, когда «нужный» кандидат заранее провален. Ничем иным, этот венец американской «демократии» быть не может, потому как позволяет, через то или иное количество проголосовавших за кандидата необходимых штатов, нивелировать настоящее волеизъявление американского народа. Иными словами, конец капитализма, а вместе с ним, усиление экономического кризиса, заставляет капиталистов США поставить у власти того кандидата, прикрываясь «артистизмом» которого, они смогут морочить и дальше американскому народу голову, только усиливая со временем его эксплуатацию. Не трудно себе представить, что если в «локомотиве» мировой экономики происходят подобные сбои, какую силу эксплуатация приобретёт в перефирийных, «развивающихся» странах, наподобие России, чьи ресурсы на поддержание нынешних темпов развития экономики закончатся, вместе с исчерпанием в 2017 году резервного фонда. По сообщениям газеты «Коммерсант», в 2015 году на поддержание бюджета было изъято 2,6 трлн руб., в 2016-м - 2,14 трлн руб., на начало 2017 года в фонде осталось всего 972 млрд руб., которые также предполагалось потратить на дефицит, полностью опустошив эту кубышку. Более того, поскольку резервного триллиона на закрытие дефицита не хватает, залезть предполагалось еще и в ФНБ, изъяв из него 670 млрд руб.4

Не стоит патриотично настроенным головам мечтать о том, что Россия «встанет» с колен и ещё покажет всем свою экономическую и политическую мощь. Так как весь мир основательно капитализирован и для развития больше нет свободных территорий, а развитие капитализма в России может идти только вместе с остальными странами, следовательно, период больших прибылей, как и для всех стран, для России закончился вместе с мировым финансовым кризисом 2008 года. Потому и стало очевидно «нашим» капиталистам, что дальнейшее черпание прибыли прежними методами невозможно, но очень надо, на что, как и положено холуйствующей властью было решено ответить организацией девальвации рубля, как в недавнем 1998 году.

Тогда это позволило некоторым капиталистам обогатиться, увеличив цены на товары в несколько раз и скупив множество подешевевших производств, как было сделано Дерипаской в случае с компанией ГАЗ. К 1998 году компания ГАЗ подошла, понабрав множество валютных кредитов на реорганизацию производства и запуск новых моделей, но девальвация рубля в четыре раза обрушила планы российского производителя малотоннажных грузовичков. Теперь им приходилось отдавать за кредиты значительно большую сумму в рублях, чем была до этого, что «вынудило» ГАЗ повысить цены в рублях на свою продукцию, что при обнищании населения резко сократило спрос на внутреннем рынке. В итоге, к 2000 году акции компании подешевели до такого необходимого минимума, который соответствовал ожиданиям капиталиста Дерипаски, мигом выкупившего компанию, превратив её в одну из составных частей своего многообразного и растущего бизнеса. Но с такой же целью была проведена деноминация рубля и в 2014 году, так, по сообщениям агенства Вlооmbеrg, с момента девальвации рубля и по сей день, только на изменениях цен на нефть и газ, российские владельцы монополий заработали около 400 млрд рублей и это при том, что пенсионеры должны держаться. Не укладывается в привычные рамки понимания и объяснение российских властей относительно перенаправления с социальных нужд, таких как образование, медицина и т. д. 800 млрд рублей капиталистам, владеющими военной промышленностью, в уплату их долга перед кредиторами, якобы, кризис - это самый подходящий момент для уплаты всех долгов. Хотелось бы знать, почему?

Экономической катастрофой и непониманием путей выхода из неё, наконец, можно объяснить и предполагаемое введение налога на тунеядцев, призванного сократить огромную конкуренцию на рынке строительных услуг, где работают большей частью, так называемые «фрилансеры», заодно, хоть как-то пополнив этим бюджет.

Потому не стоит уподобляться ноющим лакеям капиталистов и их хозяевам, наподобие олигарха и «благотворителя» Михаила Фридмана, в своей статье5 в журнале Форбс мечтающем о создании новой капиталистической «индиго-экономики», которую будут строить, как оказалось, новые индиго-люди. Если учесть, что индиго-люди, это творческие личности напрочь лишённые склонности к потреблению, не очень понятно, как с такими людьми этот мечтатель собирается строить экономику... потребления?!

Тем не менее, вся эта неожиданная литературная деятельность со стороны одиозного олигарха сводится к одному - необходимости «предупредить» большинство от опрометчивых, по его мнению, действий, могущих привести его к потере своего обеспеченно-беспечного существования. Только для одного все эти разговоры современных экономистов о необходимости, якобы, новой экономической модели или, как в случае с Фридманом, романтические размышления об «индиго-экономике» - напомнить в очередной раз о «бесперспективности» плановой экономики в целом, и СССР в частности, чьи экономические успехи, по их мнению, как выразился олигарх Фридман, основаны на «сильной руке» «авторитарных лидеров», готовых «пожертвовать правами собственных граждан ради экономических интересов». Как обычно, сверх мотивированный своим социальным положением, олигарх, «забывает» продолжить и добавить, что «рационально используя полученные в управление ресурсы», Сталин, в своё время, для того «добивался впечатляющих успехов быстрого экономического роста» в СССР, чтобы это неизбежно сказалось улучшением экономического положения каждого члена советского общества, участвовавшего в строительстве коммунизма в СССР. Если, при этом, и приходилось иногда «жертвовать правами» отдельных, пусть даже и собственных, граждан, не только не участвовавших в этом строительстве, но и всячески этому строительству препятствовавших, надеясь вернуть себе прежнее положение эксплуататоров и соответствующие общественные отношения, то работающему большинству плохо от такого положения дел не становилось. Иначе, перефразируя слова одного из представителей либеральной «интеллигенции» - не было бы тогда ни культа, ни личности.

По словам олигарха Фридмана, «будучи советским студентом», он «уверенно объяснял преимущества социалистической экономики», однако, полученные им знания, якобы не соответствовали действительности. Тем не менее, если бы Фридман не предпочитал, в бытность комсомольцем, фарцовку - учёбе, и исправно, как положено прилежному ученику, занимался науками, особенно в общественных отношениях, то его невежественность, в отношении «правового государства», не бежала бы впереди его самого. Потому как, ни в одном высшем учебном заведении СССР не могло быть и речи о том, что государство, тем более капиталистическое, являясь порождением отношений с частной собственностью на средства производства, хоть на йоту может быть правовым. Разве, лишь в том смысле, что всем своим правом, закреплённым юридически, всей своей мощью чиновничьего и полицейского аппарата, всегда защищает интересы меньшинства эксплуататоров, давая им законно, в рамках не только данного государства, эксплуатировать наёмных рабов. А вот государство рабочих и крестьян, под названием СССР, потому и существовало, чтобы используя науку, последовательно и планомерно, навсегда, избавиться... от государства.

Смотря «сквозь призму построения более честного, более справедливого общества», Фридман в основе такого общества видит «честную конкуренцию», что по логике всякого сторонника рыночных отношений, должно означать наличие частной собственности на средства производства. По этой причине, этот романтичный сторонник рыночных отношений, в основе будущей «индиго-экономики», строящейся индиго-людьми, напрочь лишёнными склонности к потреблению, видит модель, вся цель которой заключается, именно, в получении прибыли от увеличивающегося потребления. Потому и называет он прообразом индиго-людей таких дельцов от «науки», как владельцы Теslа и Gооglе, потому, интеллектуальное развитие, у Фридмана, непременно связано с умением успешно втюхивать свой, не всегда необходимый обществу, чаще залежалый продукт.

Не какие-нибудь там дельцы от капиталистической «науки», только и могущие совмещать придуманное наукой, да и вообще, всем человечеством, до них (как в компании небезызвестного Илона Маска Теslа, к примеру), ради повышения своей прибыли, коих даже на весь «свободный» миллиард наберётся, не более, чем с пяток человек ( это к вопросу о возможностях массового появления в обществе талантливых людей при капиталистических отношениях), будут двигать человеческое общество к необходимым изменениям, полностью меняющих основу отношений между людьми. А, именно, настоящие и будущие марксисты, всецело освоившие весь пласт исторических знаний об общественных отношениях, человеке и его связях с окружающей действительностью, будут строить и новую «индиго-экономику», лишённую противоречий экономики классового, капиталистического, частнособственнического общества конкурирующих между собой за выживание «индивидуалов», чтобы в конечном итоге, каждый член коммунистического общества стал индиго-человеком. Более того, именно либеральная «философия», либеральное мышление, везде и всегда, пропихивающее в общественное сознание идею о «честности» конкуренции, рассыпается как карточный домик под натиском необходимости выживания человека, диктуемой самой природой, объективной действительностью. Потому как, нигде в природе, то есть, на практике, нет и не было, именно, конкурентной борьбы видов за выживание, ибо конкуренция предполагает войну всех против всех и победу какого-либо одного из видов над всеми остальными, то есть, войну до полного уничтожения всех остальных видов. Иными словами, следуя логикой либералов и предпринимателей, природа неизбежно пришла бы к тому, что из бесконечного многообразия живых форм на планете, осталась бы только одна...

Я счастлив, что природа неумолима и её законы не зависят от воли таких вот «благо» творящих мечтателей-олигархов! С другой стороны, статья является отражением в сознании олигарха тех процессов, что происходят в действительности, значит, само написание статьи говорит о том, что сознание олигарха отразило те процессы, что двигают капитализм к колоссальным изменениям, в любом другом случае, ему не понадобилось бы уговаривать общественное большинство не совершать «опрометчивых» поступков.

Весь ХХ и ХХI век капитализм развивался именно так, как предсказали Маркс и Энгельс, как доказал в своём труде В. И. Ленин. Пройдя стадию «чистого», ничем не замутнённого капитализма, тем не менее, он был обречён перейти на следующую ступеньку своего развития - капитализм монополистический, так как, капиталистическая конкуренция заставляет сильного предпринимателя использовать все возможные рычаги своего влияния для избавления от конкурентов и получения ещё большей прибыли. Иными словами, как писал Ленин:

«И в то же время монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов.»

Именно потому, что монополии «выросли из свободной конкуренции», то есть, из того, что им предшествовало, соответственно, развивалось в тех условиях, именно поэтому, возврат к «чистому капитализму» возможен лишь тогда, когда появится возможность вернуть те условия, при которых осуществлялся тогда «чистый капитализм», то есть, никогда.

Наоборот, капитализм только укреплялся, как монополистическая система, дойдя в современных условиях до того состояния, когда практически стёрты все границы для движения капитала, и владельцами корпораций стали индусы, евреи, русские, украинцы, германцы, бразильцы, мексиканцы, однако, количество их настолько мало, что кучка этой интернациональной бригады, из 7 миллиардов составляющая ошеломляющее меньшинство, владеет 80-85% доходов мировой экономики.

Так, по сообщению британской благотворительной организации Охfаm6, объем общемирового богатства, находящийся в руках 1% самых богатых людей на Земле, вырос с 44% в 2009 году до 48% в 2014-м и в прошлом году превысил 50%.

Из остающихся менее 50% общемирового богатства, не принадлежащих в настоящее время 1% богатейших людей, почти 46% принадлежат богатым слоям населения, составляющим одну пятую часть населения Земли. То есть, на 1/5 часть населения планеты приходится чуть меньше 25% от общего объёма мировых доходов.

Всему остальному человечеству принадлежит лишь 15-20% глобального благосостояния, что означает, что в 2014 году среднегодовой доход на каждого взрослого в этой части населения составил лишь 3851 доллар, тогда как для 1% самых богатых капиталистов эта цифра составила 2,7 млн долларов, что составляет разницу... в 701 раз!

Если же эти данные перевести в натуральные цифры, то окажется, что 70 миллионов человек, или 1% из 7 миллиардов, имеет более 50% всех доходов в мире; 1/5 часть населения - около 1 миллиарда 200 тысяч человек,- обладает 25% мирового дохода, а на оставшиеся 5 миллиардов 800 тысяч человек приходится лишь 15-20% доходов, и это статистика прошлого года.

Я понимаю, что многим очень трудно, а некоторым, даже неудобно, признаться себе в том, что он наёмный раб, тем не менее, в капиталистических отношениях, для большинства, такое определение своего положения было бы истинным отражением происходящих процессов. Фридманы, хайеки, ротбарды, попперы и прочие айн рэнд, это всего-лишь хорошие литераторы, состоящие на службе у капиталистов, получающие за это несколько большее вознаграждение, чем многие окружающие их наёмные рабы, и отлично вуалирующие своими художественными оборотами по-настоящему зверскую, фашистскую суть капитализма, пытаясь высосать из этого полудохлого зверя хоть маленький кусочек «свежатины». Нет у капитализма никакой иной задачи и цели, никаких иных «благ», кроме как обогащения незначительно малой части человечества за счёт низкооплачиваемого труда большинства наёмных рабов, что и показывают вышеприведённые цифры. Именно потому, что это малая кучка негодяев живёт трудом очень большого числа людей, именно поэтому в 2014 году, к примеру, когда мировая экономика стагнировала и у большинства людей сокращались доходы, миллиардер Баффет, с состоянием в 58,2 млрд долларов, стал на 9% богаче; бывший мэр Нью-Йорка Блумберг увеличил своё состояние на 22%, до 33 млрд долларов; финансист Сорос - на 20%, до 23 млрд долларов; Карл Целин Айкан, предприниматель и финансист - на 23%, до 24,5 млрд долларов.

Горькой бочкой дёгтя в тарелке мёда оказывается и то, что с начала 1980-х годов разрыв между бедными и богатыми, его средний показатель, составлял по миру 20-30 раз, тогда как за прошедшее с тех пор время он увеличился в 10 раз, достигнув соотношения, равного 300-м раз. Но и это, с научной точки зрения, является лишь признаками ещё более глубокого обобществления, то есть тех признаков, что свойственны именно коммунистическим отношениям. Точно такими же, как и роботизация производства, используемая капиталистами для пополнения своего кошелька, нисколько не заботясь о судьбе десятков тысяч людей, которые при этом останутся без работы, как предполагают сделать Аdidаs, ВМW, Аррlе и многие другие. Тем не менее, в коммунистических отношениях роботизация позволит избавить человечество от большого количества, ставшего тогда ненужным, человеческого ручного труда, позволив сократить рабочий день и увеличить время для самообразования, то есть, будет дана возможность каждому в полной мере и с невероятной отдачей проявить все свои таланты на благо общества, а значит, на благо себе, например, постоянно улучшая и совершенствуя работу роботов.

Уже сейчас по всему миру, во многих капиталистических экономиках преобладает сфера обслуживания, а промышленное производство составляет лишь 20-30% от общего объёма, против 60-70% у обслуживания, не говоря о сельском хозяйстве, занимающем 2-5%. Иными словами, уже сейчас есть возможность, в самые сжатые сроки наладить производство товаров и продуктов таким образом, что их цена для населения будет выражаться круглой цифрой в виде «0», а все высвобожденные руки, получив настоящее образование, смогут, не отвлекаясь на необходимость добывания пищи и обеспечения себя кровом, творчески развиваться, способствуя ещё более интенсивному и стремительному развитию свободного коммунистического общества.

Не менее важным является и появление таких технологий, как 3D печать, при помощи которой из стволовых клеток человеческого организма недавно была напечатана берцовая кость, что не отторгается организмом. Можно быть уверенным, эта технология не получит достойного и необходимого распространения, очевидно, из-за дороговизны продукта для конечного покупателя, которым всегда является большинство наёмных рабов. Но в коммунистическом обществе легко запланировать массовое производство этих принтеров, что позволит обеспечить, к примеру, травмированных людей высококачественным лечением и скорой реабилитацией, то есть, это как раз та технология, что наравне с беспилотными автомобилями, в принципе, состояться может лишь при социализме и коммунизме. Я не говорю про интернет и развитие компьютеров - этот процесс прошёл такой стремительный путь, что уже сейчас современными компьютерами появилась возможность разрешить такое количество задач по планированию экономики, что было не под силу даже СССР при Сталине. Но именно большое количественное представление технологий, типичных и перспективных лишь при коммунизме, говорит о том, что и эти моменты указывают на перезрелость капитализма, и его скорую и неизбежную смерть.

Крах капитализма, на самом деле, настолько ощутим, что даже состояние науки и искусства вполне соответствует состоянию мировой экономики - деградация. Полное и безоговорочное поражение науки в борьбе за право называться двигателем человеческого прогресса, свидетельствует о том, что гоняясь за прибылью, буржуазная наука перестала заниматься своим естественным ремеслом - научными изысканиями, то есть перестала быть наукой как таковой, и стала больше походить на любителей религиозных вечеринок, размышляющих о начале бытия, как о нечто таком, чему не от чего было оттолкнуться, но оно оттолкнулось, явив собой счастливый лик «большого взрыва». Словом, не наука, а шабаш всевозможных ведьм, съехавшихся с телеканалов ТВ-3 и РЕН-ТВ, потому и технологии беспилотного вождения, появившиеся более 10 лет назад, начали развиваться лишь сейчас.

Искусство, как и культура... Возможно, в этом месте стоило и помолчать, потому как мёртвых не обсуждают, но мы, марксисты, не верим в предрассудки, потому не станем останавливаться и на критике нашей воздушной и пафосной интеллигенции, что и является тем «инструментом», который создаёт для общества искусство и культуру. Часто приходится слышать, особенно от либеральной интеллигенции, мол, народ оскотинился, превратился в быдло и невежественное большинство. Интеллигенции, конечно, виднее со стороны, только все эти небожители и цацы должны знать, что всякое общество имеет такое искусство, такое культурное состояние, которым обладает в этом обществе интеллигенция, то есть, оценки интеллигенции относительно общественного большинства - это оценка интеллигенцией своей собственной работы. Телевизионные передачи, художественные фильмы, литература, вся культура современного капитализма создана и создаётся интеллигенцией, не рабочий пишет книги, снимает фильмы, а интеллигенция. Но именно поведение рабочего большинства, определяемого интеллигенцией как «быдло» и «невежество», есть то зеркало, на которое интеллигенция может только пенять. Настоящие «ценности» современной российской интеллигенции можно понять по последней инициативе режиссёра Говорухина, на волне осквернения памятников фашистам Маннергейму и Колчаку, выступившего с инициативой ввести уголовное наказание, в виде лишения свободы на год, или уплате денежного штрафа в миллион рублей для лиц, совершивших акт вандализма. По мнению Говорухина, памятники, это просто памятники, они ничего не означают и никак не влияют на общественное сознание, мол, памятник, априори, является элементом культуры и искусства, потому любой акт осквернения всякого памятника, пусть даже и убийцам, есть акт вандализма. Жаль только, что этот вшивый интеллигент позабыл сказать о необходимости наказания того, кто устанавливает сейчас памятники беспощадным извергам, истреблявшим народ «за веру, царя и отечество».

Не создаёт больше интеллигенция ценностей, действительно способствующих развитию человечества, как это было в эпоху Возрождения, не пишутся злободневные романы, обличающие эксплуататоров и показывающие настоящую суть современных отношений. Интеллигенция довольна свои положением, она получила, что хотела, а это оскотинившееся быдло пусть заботится о себе само. Увы, но, к сожалению для неё, это тот период, когда даже искусство словно застыло, ожидая серьёзных и необратимых перемен, которые выведут его на новый путь развития - путь прославления человека труда. Мне вспоминается притча о том, что на труд можно смотреть бесконечно, диаматика этого выражения раскрывается в том, что настоящий труд, не испачканный эксплуатацией человека-человеком, является процессом бесконечным, потому только искусство, его созерцающее и слагающее о нём культуру, будет жить... вечно.

Таким образом, все те экономические показатели скатывающихся всё глубже в кризис экономик, невнятные действия ЦБ Европы, Японии, США, политические перестановки, как например, недавний импичмент Бразильскому президенту Руссеф, победа Трампа, Вrехit в Великобритании, отсутствие прогресса в науке и искусстве, всё это, а так же выше изложенное в этой работе, является доказательством того, что мир стоит на пороге глобальных, катастрофических для незначительной его части, перемен, когда человечество, пройдя очередное унижение разорением и нищетой, снова осознает истинную, хищническую суть капиталистических отношений, и, наконец, перейдёт к полномасштабному строительству, по-настоящему человеческого общества свободных людей - коммунистического общества. Потому, как мне кажется, думающей интеллигенции пора бы уже остановиться, задуматься и решить, действительно ли она желает перемен в обществе, или это очередное позёрство, словно в каком-нибудь паблике с некоторым количеством поклонников. Пора бы такой интеллигенции сесть за серьёзное и добросовестное изучение марксистской диалектики.

Январь 2017
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№1 (52) 2017
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента