Юрий Воронин

Война мировоззрений

В воскресенье 22 июня 1941 г. в 4 часа утра фашистская Германия совместно со своими сателлитами в составе Италии, Румынии, Венгрии и Финляндии без объявления войны вероломно напала на Советский Союз. Группировка фашистской Германии насчитывала 5,5 млн. солдат и офицеров, более 47 тыс. орудий и миномётов, около 4,3 тыс. танков и штурмовых орудий и до 5 тыс. боевых самолётов. Из 214 полностью укомплектованных и хорошо вооружённых дивизий, которыми Германия располагала на данный момент, на СССР было брошено вместе с войсками сателлитов 190 дивизий. Такой концентрации сил и средств вторжения против одного государства ещё не знала история войн человеческого общества. Причём вся эта махина, уже имевшая почти двухлетний боевой опыт, практически единовременно пришла в движение, начала действовать.

Сегодня во многих публикациях по этому поводу можно встретить приводимые якобы факты , которые утверждают, что немецко-фашистским войскам вторжения противостояла почти равная им по численности и оснащению группировка Красной Армии. При этом без малейшего зазрения совести приводят цифры, характеризующие численность всей Красной Армии и её технического и боевого оснащения без учёта того, что всё это было рассредоточено по всей огромной территории Советского Союза от Владивостока до Бреста. Даже если бы гипотетически всю Красную Армию с началом войны можно было бы бросить на прикрытие западных рубежей страны, то даже это потребовало бы не один месяц для передислокации войск, не говоря уже о других проблемах. Реально же всей этой фашистской махине вторжения противостояли войска западных приграничных военных округов, насчитывавшие 2680 тыс. солдат и офицеров, 37,5 тыс. орудий и миномётов, 1475 танков новых модификаций и 1540 боевых самолётов новых типов, для которых далеко не всегда имелись подготовленные экипажи. Правда, было значительное количество танков и самолётов устаревших конструкций. Но подавляющее большинство танковых, моторизованных и авиационных соединений находились ещё в стадии реорганизации и формирования. Личный состав только осваивал новую технику. Непосредственную охрану государственной границы несли пограничные части, которые вместе с оперативными частями и подразделениями внутренних войск насчитывали около 100 тыс. человек. В составе трёх флотов имелось около 220 тыс. человек и 182 корабля основных классов.

Некоторые нынешние претенденты на “новую” и “свободную от классовых догм” трактовку отечественной истории пытаются поставить Великую Отечественную войну в один ряд с наиболее крупными войнами в защиту русского государства. Некоторые даже пытаются прилепить ей название “Второй Отечественной войны”. Но, как бы ни тщились новодельные историки, Великая Отечественная война не вписывается в рамки ни одной из предшествовавших в истории человечества войн не только по размаху боевых действий, но и по упорству и напряжённости сражений, а главное - непримиримости воюющих сторон, глубокой разницы мотиваций их участия в ней. Эта война была войной на уничтожение.

Ещё только разрабатывая пресловутый “план Барбаросса” - план нападения на Советский Союз - фашистское политическое и военное руководство Германии заложило в него идею коренного отличия этой войны от всех других своих “военных походов” с начала Второй мировой войны. Её с самого начала рассматривали как “войну за мировоззрение”, как борьбу, в которой “решается ход мировой истории”. Гитлер лично не уставал талдычить о “борьбе, направленной на уничтожение”. Естественно, что военное командование следовало за ним. Вот что записал в своём дневнике начальник генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Гальдер 30 марта 1941 г. относительно целей войны против СССР и характера её ведения: “Война двух мировоззрений. Уничтожающий приговор большевизму как антисоциальному сборищу преступников. Коммунизм - страшная опасность для будущего. Мы должны отказаться от идеи солдатского товарищества. Коммунист не был и никогда не будет товарищем. Речь идёт о борьбе на уничтожение. Если мы не воспримем это, то, хотя мы и разобьём врага, лет через 30 нам вновь будет противостоять коммунистический враг. Мы ведём войну не для того, чтобы законсервировать врага. Будущая картина государства: Северная Россия принадлежит Финляндии. Протектораты - балтийские страны, Украина, Белоруссия. Борьба против России: уничтожение большевистских комиссаров и большевистской интеллигенции... Борьба будет сильно отличаться от борьбы на Западе. На Востоке жестокость мягка для будущего...”.

Гиммлеру, как начальнику СС и полиции, ещё в марте 1941 г. была предоставлена полная свобода действий по осуществлению “особых задач фюрера”, вытекающих из “окончательной борьбы двух взаимоисключающих политических систем”. В указе о ведении военного судопроизводства от 13 мая 1941 г. отмечалось, что за действия, направленные против “вражеских гражданских лиц” на советской территории, “не будет обязательного преследования, даже если деяние является военным преступлением или проступком”. Специально подчёркивалось, что с гражданским населением следует обращаться “беспощадно”. Установка на голодную смерть большей части населения, как это было при блокаде Ленинграда, считалась одним из методов ведения войны, удобным из экономических соображений. Согласно инструкции имперского министерства по продовольственному снабжению, адресованной его сотрудникам, нельзя подходить к решению задач в Советском Союзе с “узко западно-европейской меркой”. Борьба с партизанами весьма часто была предлогом для опустошения целых районов, массового убийства евреев и другого населения. Сам Гитлер в июле 1941 г. заявил, что власть в захваченных областях “лучше всего удержать, если расстреливать каждого, кто косо посмотрит”.

В соответствии с такими установками вели себя завоеватели и рангом помельче. Так, один из бывших военнослужащих вермахта, вспоминая взятие Брест-Литовской крепости, говорил: “...не было никакой пощады. Для нас все они были коммунистами, “большевистской ордой”. Вот как мы их называли. Русского следовало уничтожить, не победить, а уничтожить”.

В ходе военных действий и осуществления фашистами политики “выжженной земли” были разрушены десятки тысяч городов и сёл, заводов и фабрик, разрушен транспорт и многое другое. Даже когда уже стало для многих ясно, что война неотвратимо покатилась в обратном направлении, Гиммлер в сентябре 1943 г. даёт указание: “Надо делать всё, чтобы при отступлении с Украины там не осталось ни одного человека, ни одной головы скота, ни единого грамма зерна, ни метра железнодорожного полотна, чтобы не уцелел ни один дом, не сохранилась ни одна шахта, и не было ни одного неотравленного колодца. Противнику должна остаться тотально сожжённая и разорённая страна”.

Не случайно, ещё 16 июня 1941 г. - буквально накануне войны с СССР - после длительной беседы с Гитлером Йозеф Геббельс записал в своём дневнике: “И если мы победим, то кто спросит нас о методах”. При этом добавил: “На нашей совести столько всего, что мы должны победить, иначе весь наш народ и мы во главе всего того, что нам дорого, будем уничтожены”. Словом, знал фашистский кот, чьё мясо жрёт.

Совершенно иная картина разворачивается, когда начинаешь анализировать цели, задачи и характер войны со стороны СССР. Сразу становится очевидным, что между двумя воюющими сторонами буквально пропасть. Наш народ не просто защищал своё отечество от военной агрессии. Он отстаивал не завезённую из-за южных морей иноземную веру в библейских идолов, не царя-паразита. Он отстаивал свою независимость, право самому распоряжаться своей жизнью, свободно трудиться, растить детей, украшать своим трудом родную землю. Он отстаивал свои революционные завоевания, результаты многовековой упорной борьбы, за которую дорого заплатили наши деды. Он отстаивал то, что было создано его собственными руками.

Но и это не всё. Спасая себя и свою страну наш народ спасал и всё человечество от проказы фашизма, которая уже накрыла своим чёрным плащом почти всю Европу. Это была война за светлое будущее человечества, против чудовищного порождения империализма и его ударной силы - фашизма. Советский народ защищал самый прогрессивный строй, самую демократическую форму государственной власти, самую передовую культуру. Это нам, живущим в сегодняшней эрэфии видно с особой яркостью. Действительно, ни одно из перечисленного даже ни в какое сравнение не может идти с тем, что мы видим в сегодняшней буржуазной России.

В войне с фашизмом на советско-германском фронте решалась судьба не только СССР, но и Европы, и мира в целом. Советский народ отстаивал не что иное как именно мировую цивилизацию, весь общественный прогресс. От победы или поражения СССР зависела судьба всего человечества на планете Земля.

СССР отстаивал освободительные, справедливые цели войны: защиту социалистического Отечества; освобождение народов Европы от порабощения, помощь народам оккупированных стран в их борьбе за свободу и независимость; уничтожение фашистского государства как самого реакционного политического режима и поражение человеконенавистнической идеологии фашизма; создание условий для прочного, демократического мира после войны. Таких целей не выдвигало и не могло выдвинуть ни одно буржуазное государство.

Ни в одной войне народ не защищал столь великих идеалов и материальных благ, которыми он пользовался. Социалистические завоевания, морально-политическое единство и дружба народов СССР, советский патриотизм, невиданное доселе ни в одной войне единство фронта и тыла придали войне отечественный характер. Не случайно всё это нашло отражение в словах знаменитой песни, возникшей в первые же дни войны и ставшей сегодня гимном Сопротивления антинародному режиму в России:

«Пусть ярость благородная
Вскипает как волна, -
Идёт война народная,
Священная война!»
Июль 2001
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента