Сергей Зубатов

Да здравствует мухинизм —
светлое будущее Человечества!

Командарму Мухину, надо полагать, с детства не давали покоя лавры Наполеона. Поэтому он и стал командармом, командует Армией Воли Народа или сокращённо — АВН. Есть у Мухина и свой кодекс — «Закон об ответственности власти», призванный одним махом решить все проблемы, связанные с некомпетентностью и коррупцией власть предержащих. Но, как выяснилось, лавров одного, пусть даже и великого человека, для Мухина оказалось мало и он решил добавить к ним ещё и лавры Кампанеллы, отправивишись в (как это сейчас модно говорить) виртуальную командировку в Государство Солнца.

Отчёт об этой командировке занимает больше половины 25-го номера «Дуэли» за 2000-й год. Оговорюсь сразу: данная статья — это не конспект работы Мухина, а её критика, поэтому предварительное знакомство с первоисточником — хотя бы и самое поверхностное — весьма желательно. Впрочем, я, по возможности, буду пересказывать критикуемые места, так что понять статью, я надеюсь, можно будет и так, но чтобы составить себе цельную картину Учения Великого Командарма лучше всё же обратиться к нему самому. Иначе у кого-то может сложиться впечатление, что я не нахожу в утопии Мухина абсолютно ничего привлекательного, а это — совершенно неверно.

Итак, начал наш командированный с бодрого заявления о том, что до него, за все «150 лет разговоров о Коммунизме», никто, кроме Носова, в подобную командировку не отправлялся. Звучит подобное, мягко говоря, несколько странно — довольно дико было бы допустить, что наш командарм не читал ни «Полдня», ни «Туманности Андромеды». Конечно, написаны эти книги в совершенно ином стиле, чем работа самого Мухина, но представление о будущем устройстве коммунистического общества, каким его видели авторы, они дают по крайней мере не менее ясное, чем критикуемый тут опус. Так что не упомянуть их даже в ряду с «Незнайкой в Солнечном городе»? Непонятно... Тем более, что в некоторых моментах Мухин находится под сильнейшим влиянием Стругацких. Настолько сильным, что он использует их концепции как нечто абсолютно естественное, само собой разумеющееся, не замечая даже, что они прямо противоречат его собственной модели. Но об этом — несколько позже.

Командарм не был бы командармом, не верь он в победу собственной армии. Поэтому Мухин свято верит в неё и безо всяких обиняков прямо заявляет, что именно её победа — принятие «Закона об ответственности власти» и изменило в корне политическую ситуацию в стране, заменив старую, антинародную власть на новую, мухинистическую. Остаётся, правда, не совсем понятным, как именно удалось невооружённой и отрицающей всякое насилие АВН убедить власть позволить принять этот закон, особенно учитывая дурную привычку нашей власти стрелять из танков по излишне активным законодателям. Впрочем, к собственно описанному будущему всё это отношения не имеет, поскольку там этот закон не действует. Нет-нет, он по-прежнему в силе, но не применяется по причине отсутствия повода. Да и вообще, согласно изученным за время командировки архивам, не применялся ни разу: один лишь факт его наличия вышколил власть предержащих настолько, что они супротив воли народной даже рыпнуться не смеют.

Ну хорошо, но что же тогда обеспечивает управление государством в интересах народа, а не наоборот? Ответ, как это ни странно для Мухина, достаточно банален — то же самое, что обеспечивает и вообще всё функционирование Государства Солнца сверху донизу: практически все жители этой страны — новые Люди. Именно так: Люди с большой буквы. Отличием Людей от «животных вида homo sapiens» является то, что они всегда и во всём общественное ставят выше личного или, как это формулирует сам Мухин, ставят «долг выше инстинктов». Командарм, однако, как человек военный, слабо верит в добрую волю, а больше полагается на дисциплину под угрозой трибунала. Трибуналом этим в его раю земном является не что иное как... Страшный Суд, решающий вопросы допуска в рай небесный. Вы скажете, странно для атеиста? Ничуть. Рай Мухина вполне материалистичен — это некая область (спин, поляризация — неважно) специального биополя (Того Света), в которую попадают бессмертные души Людей, являющиеся то ли квантами этого поля, то ли ещё чем-то в этом роде. Души просто людей попадают в противоположную область, где и прозябают вечно среди душ червей прочей пакости, мучаясь от этого адскими муками.

Концепция, в общем, неплоха, если бы не страдала одним существенным недостатком: рай и ад оказываются вполне материальны и, следовательно, доступны для изучения, а также — что, пожалуй, ещё важнее — для физического воздействия. Изучение Того Света (который, кстати, согласно другим работам нашего провидца, претендующего ещё и на лавры Макса Планка, является полем, дуальным к гравитационному, как магнитное поле дуально к электрическому) представляет опасность потому, что его может попросту не оказаться. Или в нём может не оказаться душ. Или его структура может оказаться совершенно другой, так что поощряться после смерти будут отнюдь не мухинисты, а как раз наоборот. В любом случае, строить этику на таком шатком фундаменте, как естественно-научная гипотеза, которая вполне может и не подтвердиться — занятие более чем сомнительное, поскольку с крахом теории автоматически потерпит крах и этика, причём с гораздо большим треском, чем в варианте «если бога нет — значит всё позволено», поскольку доказать отсутствие бога невозможно — верить в него можно при любых обстоятельствах, а вот доказать ошибочность научной гипотезы — сколько угодно.

Нельзя сказать, что Мухин не понимает этого — прекрасно понимает. И пытается обойти, введя в свою «научно-религиозную» философию этический запрет на изучение Того Света. Мотивируя это тем, что живут там высшие существа, которые, если сочтут нужным, сами установят контакт с нами, наша же задача — прожить жизнь так, чтобы потом не было мучительно больно... жариться в аду, куда нас эти высшие существа определят за плохое поведение. Но, к сожалению, тут имеется один очень важный просчёт: Государство Солнца более-менее мирно сосуществует на планете Земля с целой кучей других государств, а именно — безнадёжно погрязших в грехе потребления капстран. У которых, как легко догадаться, нет и не может быть никаких морально-этических ограничений на исследования проблем биогравитационного поля (как и на что бы то ни было другое — на то они в грехе и погрязли), по каковой причине они этими исследованиями вне всякого сомнения рано или поздно займутся. И вот тут возможны два варианта.

Первый из них плохой: буржуйские физики ни черта не найдут. Конечно, мухинисты будут отрицать этот нежелательный для них результат, но при очень высоком уровне образования в Государстве Солнца и свободном доступе всех его граждан в интернет, вряд ли они смогут делать это достаточно долго. Последствия — очень быстрое полное одичание общества, что неизменно происходит там, где людей (или животных) удерживали в повиновении страхом, а потом страх вдруг исчез.

Второй вариант ещё хуже: мухинская гипотеза блестяще подтвердится. Почему хуже? Потому что капиталисты получат монопольное знание новых фундаментальных законов природы (напоминаю: в Государстве Солнца подобные исследования запрещены под страхом отлучения от рая). И дело даже не в том, что открытие этих законов (как это всегда происходило в истории человечества) повлечёт за собой разработку основанных на них новых видов вооружений (например, по-настоящему эффективной ПРО), что позволит проклятым буржуинам разделаться с мухинистами раз и навсегда. Главное, что в результате обиталища душ поступят на рынок. За хорошую сумму, с помощью специального биогравитационного генератора можно будет отправить свою душу из ада в рай, а чтобы не создавать нежелательных возмущений в мировом эфире — переместить в обратном направлении душу, скажем, Мухина. В результате — всё равно война, только уже за господство над Тем Светом. Война, которую Государство Солнца, скорее всего, проиграет, поскольку само себя лишило нужных для ведения этой войны знаний.

Ну и, раз уж заговорили о войнах, нельзя не упомянуть и ещё об одном моменте, как-то совершенно упущенным миролюбивым командармом из виду: общепланетной экологии. Ни для кого не секрет, что современной капиталистическое общество медленно (хотя некоторые считают, что наоборот — быстро), но верно разрушает нашу общую среду обитания. Не отрицает этого, вроде бы, и Мухин, но тем не менее бодро заявляет, что Россия настолько богата ресурсами, что при более чем скромных запросах Людей ресурсов этих хватит чуть ли не навечно. Вопрос же парникового эффекта и прочие глобальные проблемы он почему-то игнорирует. Впрочем, понятно почему: потому что сказать по этому поводу ему просто нечего. Действительно, ну как можно заставить Запад (а также Восток и Юг) относиться к природе как подобает? Военный путь крайне нежелателен, поскольку последствия такого рода решения вполне могут оказаться хуже напастей, с которыми пытались бороться. Да и вообще, негоже командарму с пацификом на кокарде призывать к Третьей Мировой войне. Единственное же возможное (относительно) мирное решение проблемы настолько попахивает мировой революцией, которая сегодня подвергается анафеме практически всеми, кто хоть отдалённо ассоциирует себя с лагерем патриотов, что патриот Мухин не может себе позволить даже заикнуться о нём.

На этом закончим с внешней политикой и вернёмся к внутренним проблемам Государства Солнца, а конкретно — к его экономике. Как это ни парадоксально, но мухинистическая экономика основана на частной собственности на средства производства, включая землю. Мухин собирается реализовать наиболее смелую мечту современных либертарианцев — сторонников laissez-faire капитализма: сделать каждый квадратный сантиметр, каждую былинку принадлежащей какому-нибудь конкретному человеку. Но в отличие от человека либертарианского, мухинистический Человек будет по-хозяйски рачительно печься не о собственной выгоде, а о благе всего общества. Хотя деньги за свои труды получать всё же будет.

Так вот, о деньгах. Финансовые отношения в Государстве Солнца правильнее всего было бы назвать сплошным хозрасчётом. Настолько сплошным, что рабочий на конвейере платит своему коллеге слева за сборку без гайки и продаёт её своему коллеге справа уже с гайкой, купленной ещё у кого-то. Разница составляет его зарплату. Вообще говоря, из текста следует, что Люди, в общем-то, отнюдь не прочь зарабатывать побольше и их, бывает, переманивают с места на место большими зарплатами, так что на первый взгляд не совсем понятно, почему результаты подобной, сугубо рыночной экономики будут чем-то принципиально отличны от результатов капиталистической. Но если вчитаться повнимательнее, то можно обнаружить, что цены-то — не всегда рыночные: предусмотрен достаточно широкий сектор обязательных поставок по госценам, а также региональные коэффициенты для субсидирования убыточных областей за счёт прибыльных. Так что экономика скорее напоминает раннеперестроечную, с той только разницей, что работники не уходят из госсектора не по причине своего «социального иждивенчества», а в самом прямом смысле ради спасения своей бессмертной души.

Впрочем, спасать свою душу на деле оказывается не столь уж трудно, поскольку, несмотря на крайне высокий разброс в доходах, материальные запросы Людей весьма низки и легко удовлетворяются даже при самой низкой зарплате. Как подобное возможно в замкнутой экономике, где денежная масса привязана к достаточно постоянному во времени энергопотреблению — не совсем понятно, но, повидимому, Госплан и Госкомцен с этой задачей как-то справляются. Важно, что деньги Людям практически не нужны и служат, вроде бы, лишь мерилом чести и общественного уважения: чем богаче Человек — тем более ценным членом общества он считается. В частности, за деньги можно купить себе Орден Героя любой степени — по установленному тарифу.

Да, но всё же, куда идут все эти гигантские излишки денежной массы, аккумулирующиеся на счетах всех, кроме самых уж ледащих граждан? Они инвестируются. Т.е. на самом деле больший доход определяет не столко честь, сколько увеличивает право гражданина на принятие любых экономических решений: строить цирк или космодром, финансировать исследования атомного ядра или техники спаривания барсуков в условиях невесомости и т.д. Причём поскольку разброс в доходах действительно очень велик, а обычай, что треть дохода любого предприятия идёт инвестору его ещё увеличивает, то получается, что реально страна управляется весьма незначительной, по сравнению со всем населением, группой лиц. В общем случае, это может быть и неплохо — управляют самые компетентные, но давайте посмотрим, что же представляют из себя эти мухинистические «хозяева жизни».

В полном соответствии с современными тенденциями, наиболее прибыльным бизнесом в Государстве Солнца является информационный. Информация имеет практически нулевую стоимость тиражирования, которое к тому же ни в малейшей степени не ограничено имеющимися в наличии производственными мощностями. Ну а самой прибыльной информационной отраслью является что? Правильно — шоу-бизнес. О чём Мухин пишет прямо: на одной популярной песенке можно сделать огромное состояние, а спортсмены, бывает, даже отказываются играть в знак протеста против того, что болельщики присылают им слишком много денег. Да-а... Как технарю Мухину пришла в голову идея доверить управление страной спортсменам и «творческой интеллигенции», представить трудно. Может быть дело тут в том, что, став журналистом, он и сам перешёл из интеллигенции технической в «творческую»?

Как же обществу удаётся воспитывать настоящих мухинистов, которые стремятся заработать побольше для того лишь, чтобы повесить себе на шею бремя забот о том, куда пристроить эти деньги с максимальной пользой для страны и народа? Несколько неожиданно, но факт: поркой. С самого раннего детства и, судя по всему, чуть не до окончания школы родители детей нещадно порют за малейшее непослушание взрослым. Считается, что сознательное непослушание — это руководствование животно-инстинктивным хочу вместо Человеческого надо, т.е. именно то, что из «животного homo sapiens» надо выбить, чтобы превратить его в Человека. Вот и выбивают. Ремнём по заднице.

Но хотя дифирамбы палочной дисциплине и вполне достойны пера командарма, всё же Мухин, вероятно подсознательно, почувствовал, что на тему воспитания надо бы написать ещё что-нибудь. Что-нибудь более возвышенное. Что он и сделал, заявив: «новое общество построил школьный учитель». Ну и далее всё по Стругацким: учитель — самая почётная профессия, в «Кто есть кто» всегда указывают школьного учителя знаменитости и т.п. Плюс к тому, учитель автоматически получает любой орден, которым награждается кто-либо из его учеников. Проблема, однако, в том (это и есть то противоречие, о котором я говорил в самом начале), что Мухина здесь подвела филология — он перепутал преподавателя с воспитателем. У Стругацких учитель — это именно воспитатель, который вместо родителей воспитывает детей, живущих в интернате. Он не учит их ничему, кроме самого главного — быть хорошим человеком, учит, в том числе, и на собственном примере. У Мухина же детей воспитывают родители (и не собственным примером, а поркой), учителя же — это обычные преподаватели, причём в разделе об образовании прямо пишется, что класс учит группа учителей, в обязанности которых входит подбор соответствующих программ и консультации по непонятным местам, не более того. Моральную же отвественность за каждого ученика вообще несёт весь педколлектив школы, так что никакого своего учителя у маленьких мухинистиков не бывает.

Говоря о школе, нельзя не отметить и одного описанного Мухиным обычая, который демонстрирует не то крайнюю жестокость мухинистического общества, не то полнейшую бесчувственность самого командарма. Обычай таков: вместо получения аттестатов зрелости ученики прибивают к «стене выпускников» самодельные полотенца самодельными же гвоздями. Изготовляется и то и другое абсолютно от нуля — от посадки льна и поисков железной или медной руды. Казус же в том, что ритуал этот парный: девица изготовляет полотенце и вышивает на нём имена — своё и парня, который его своими гвоздями прибьёт. Причём обставляется всё это с крайней степенью пышности, подготовка к событию начинается больше чем за год и вбухивается в это масса времени и сил, включая дальние походы в поисках руды или натуральных красителей. Спрашивается: а что делать тому, кто остался без пары? А ведь такие будут всегда. Но Мухину (или будущим мухинистам) почему-то даже не приходит в голову вопрос, что будет чувствать весь свой последний школьный год тот или та, которые оказались никому не нужными и которым об этом каждый день напоминают бесконечными разговорами о технике вышивки крестиком или шляпках гвоздей в форме розочек.

(Интересно, что всё это сильно напоминает правила, принятые во многих американских школах, в которых, в отличие от Союза, на выпускной бал пускают только парами. И даже в тех школах, где в принципе можно прийти одному, очень многие пропускают выпускной из-за отсутствия пары, потому что так не принято. Правда в последнее время, в рамках борьбы за равноправие, стали допускаться гомосексуальные пары. Интересно, при мухинизме будет так же?)

Выпускные полотенца подвели нас к ещё одному существенному элементу мухинистической морали — взаимоотношению полов. Лучше всего его можно охарактеризовать несколько противоестественным словосочетанием — развратно-ханжеское. Ханжеская часть длится до окончания школы: в этот период молодёжи нельзя ничего. Ничего — значит ничего. Даже вполне невинно целоваться. Делается это с целью всё того же воспитания умения сдерживать свои инстинкты. (Может быть оттого старшеклассники и сублимируются на полотенцах да гвоздях?) Но вот зато, прибив своё творение на стену, парочка пересекает границу в царство разврата: получает полное право на всё, что угодно, кроме собственно полового акта, причём последний определяется в точности так, как это сделал Клинтон, который «не имел секса с этой женщиной». Так что забив последний гвоздь молодёжь может разбредаться по близлежащим кущам и ублажать друг друга орально или массой других описанных в «Камасутре» способов, не стесняясь ни учителей, ни друг друга. При этом свободная смена партнёров не только не осуждается, но напротив — всячески поощряется,поскольку чем больше у Человека был выбор до брака — тем, в соответствии с принципами мухинизма, крепче будет его будущая семья.

Итак, семья. Что она есть при мухинизме? Для чего Люди женятся? Командарм даёт ответ по-военному чётко и однозначно: для воспроизводства населения и ведения совместного хозяйства. Плюс к тому, в браке Человек получает право уже на, скажем так, традиционный тип полового сношения. Но не обязательно с супругом — это было бы слишком примитивно — с любым другим состоящим в браке лицом противоположного пола. Изменой это не считается, поскольку измена предполагает любовь, а вот этого-то как раз при мухинизме и не бывает. Точнее, случается иногда, но рассматривается Людьми как животный инстинкт, руководствоваться которым при выборе спутника жизни — это всё равно что опуститься до уровня мартовского кота.

Трудно сказать, как дошёл он до жизни такой, но, согласно тексту, суровый командарм (и, соответственно, будущие мухинисты) вообще не отличает любовь от эрекции, полагая её вещью, безусловно, приятной и где-то даже полезной для здоровья, но Человека, в общем-то, недостойной. По этой причине в литературе и искусстве будущего данная тема не отражена вовсе (с точки зрения Мухина разговоры на эту тему сродни описанию своих ощущений от времени, проведённого на унитазе). Творит же мухинистическая «творческая интеллигенция» практически исключительно на «производственную тему».

Вот такое общество хочет построить наш бравый командарм. Не знаю уж, насколько достоверно оно описывает будущее России, но зато самого Мухина (и его почитателей), как мне кажется, характеризует достаточно хорошо.

Декабрь 2000
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента