Николай Федотов

Либерализм как форма идеологической спекуляции

В последние несколько лет среди российских левых идет активная дискуссия о союзниках. Среди довольно обширной части «коммунистов» возобладала точка зрения, что ближайшими и естественными союзниками левых в настоящий момент являются либералы. Аргументация здесь простая. Коммунисты против режима и либералы против режима, коммунисты за демократические свободы и либералы за демократические свободы… Да, а еще Ленин писал, что можно идти на союз хоть с чертом. Попробуем разобраться в том, что такое «либерализм», и выяснить, чем чревата подобная «коммунистическая» неразборчивость в связях.

Для начала, посмотрим на проблему концептуально. А своевременна ли вообще в данный конкретно-исторический момент постановка во главу угла вопроса о союзниках? Является ли этот вопрос ключевым настолько, что без его решения невозможно дальнейшее развитие коммунистического движения?

Не вдаваясь в подробности, положение в современном коммунистическом движении можно охарактеризовать лишь как разброд и шатание, помноженное чрезвычайно низкий идейно-теоретический уровень большинства руководителей и членов левых организаций. Способствует ли объединение столь хлипких структур с сомнительными «союзниками» росту идейно-теоретического уровня? Думаю, ответ очевиден. Сначала - идейно-теоретический рост, решение основополагающих теоретических вопросов применимо к конкретно-историческому моменту, то есть теоретическая форма классовой борьбы, а уж потом переход к практике распространения выработанных идей в пролетарской среде.

Дело это, конечно, скучное, требующее усидчивости и мозгового напряжения. Большинство же наших товарищей предпочитают напрягать другие органы - рвать глотки на бестолковых акциях и устраивать потасовки с ментами. Мозговая же активность ограничивается поиском союзников в буржуазном лагере.

Безусловно, вопрос о тактических союзниках в предреволюционный период чрезвычайно важен. Но, во-первых, таким периодом пока и не пахнет. А, во-вторых, когда запахнет, у коммунистов должна быть крепкая организация, с марксистской программой и кадрами, с очищенными от оппортунистов рядами. Только тогда возможно «объединительство», но лишь по конкретным вопросам, а не объединение программ. При этом за решением таких конкретных задач почти неизбежно следует период размежевания и новый этап борьбы бывших союзников за пролетарские массы.

Большинство сегодняшних левых абсолютно не умеют отличать первостепенные задачи (без которых действительно невозможно поступательное движение) от второстепенных (которые возникают по мере этого поступательного движения). Нахватавшись верхушек буржуазной «политологии», они больше всего радеют о количестве членов партии, а не об их качестве. Марксисты же никогда не ставили многочисленность партии во главу угла. Сила коммунистической партии проявляется не в многочисленности ее членов, а в том, насколько многочисленна та часть пролетариата, которая признает руководящую роль партии.

Итак, мы показали, что вопрос о союзниках не является для современного вопроса первоочередным. Однако за постановкой этого вопроса на первое место скрывается нечто большее, чем низкий идейно-теоретический уровень «объединителей». Здесь скрывается оппортунизм. А если речь идет об объединении усилий с либералами, то правый оппортунизм. Далее мы рассмотрим суть этого оппортунизма, его теоретические основы.

В чем суть либерализма и кто такие либералы?

Итак, для начала определимся с понятиями. Кто такие либералы и что представляет из себя сущность либерализма?

Действительно, если взять только этимологическую сторону, то слово «либеральный» происходит от латинского liber, то есть «свободный». В русский язык слово «либерализм» пришло из французского и первоначально переводилось как «вольнодумство». Но это всего лишь этимология, которой для марксиста никак не достаточно.

Исторически, либерализм - это идеология буржуазии, идеология капитализма, борющегося с феодализмом и феодальными формами государственного устройства. В основе либерализма изначально лежит принцип освобождения капитала от всех пережитков феодальных отношений, среди которых и абсолютизм, и государственное вмешательство в экономику, и сословные барьеры. В общем, все то, что тормозит развитие капитализма и мешает завоеванию политической власти буржуазией. Основная идея либерализма - это свобода рынка, а все остальные свободы, политические и гражданские, - вторичны. От них можно и отказаться, если они будут мешать свободе рынка. Но это, опять же, лишь исторически. Со временем от либерализма осталась лишь оболочка.

Идеи либерализма о свободе и свободе личности, которые так симпатичны сторонникам коммуно-либерального объединительства, крайне спекулятивны. Да и, по правде говоря, не либералы их изобрели. Их использовали эксплуататорские классы, шедшие на смену таким же эксплуататорским классам, но уже отмирающим. При этом их цель была очевидна - власть, очевидна и задача - взбаламутить массы, подняв их на борьбу против конкурентов. Свобода - это на словах, на потребу «черни», на деле же за лозунгами «свободы» скрывалась реальная свобода новых эксплуататоров осуществлять свои интересы. На протяжении тысячелетий абсолютно все «освободители народов», в случае победы, становились властителями этих народов и их эксплуататорами.

Либерализм - лишь современная, буржуазная форма этой многовековой практики обмана трудящихся масс эксплуататорскими классами. Правда, теперь в руках у буржуазии находятся гораздо более эффективные инструменты оболванивания масс. Пропаганда «свободы», то есть «либеральных ценностей» - это краеугольный камень большинства манипулятивных схем, использующихся буржуазией как для управления «общественным мнением» в собственных странах, так и в агрессивных войнах.

Безусловно, в определенные исторические моменты либерализм как идеология играл прогрессивную роль. К примеру, когда буржуазия боролась с феодализмом под либеральными лозунгами. Буржуазная демократия, за которую они выступали, те гражданские и политические права и свободы, которые такая демократия гарантировала, были вполне в интересах пролетариата, а значит, и коммунистов. Именно поэтому в тот период либералы подчас оказывались естественными союзниками коммунистов, когда речь шла о необходимости уничтожения абсолютистских режимов.

Однако капитализм укреплялся, перешел в свою высшую стадию развития - империализм. «Свободу», как и в прежние века, окрепший буржуазный класс забросил подальше. Однако в буржуазной пропаганде миф о «либерализме» продолжал с успехом работать. И в первую, и во вторую мировые войны буржуазия воюющих сторон использовала либеральные лозунги о «свободе» для оправдания своей аннексионистской империалистической политики.

Да, органичным следствием империализма было появление и других идеологий, связанных с национальной и расовой дискриминацией, преклонением перед государством и пр. Однако, в конце концов, как показала практика, эти идеологии были признаны империализмом менее эффективными. Пропаганда времен холодной войны - это снова торжество либеральной мифологии. В пропагандистской борьбе с СССР наиболее эффективным тезисом оказался тезис о «несвободе» советских людей и «свободе» западного человека. Эта манипулятивная схема оказалась эффективнее нацистской, в которой советский человек считался расово неполноценным.

Либеральная пропаганда неизменно сопровождала все войны империализма против прогрессивных режимов времен холодной войны. Эта же пропаганда впитывалась несоветской советской интеллигенцией. Все эти диссидентские выходки и антисоветские пасквили были пропитаны буржуазным, либеральным пониманием свободы, а не марксистским пониманием «свободы как осознанной необходимостью». Именно они, эти интеллигенты грезили неограниченной личной свободой, свободой эксплуатировать и свысока относиться к трудящемуся «совку», «быдлу».

Шло время. Коммунистическое строительство в СССР, начиная с хрущевского периода, велось уже из рук вон плохо, что логически вело к капиталистической реставрации. Либерализм из идеологии диссидентствующих «пролетариев умственного труда», недовольных равной с рабочими зарплатой, постепенно перерождался в холопскую разновидность буржуазного рыночного мировоззрения. Именно под буржуазными либеральными лозунгами «свободы» и хозрасчета происходило первоначальное накопление капитала, находила «хозяина» созданная советским народом общенародная собственность, а населению предстояло в недалеком будущем погрузиться в нищету.

Российская буржуазия использовала либеральные лозунги точно так же, как это делали все эксплуататорские классы во все века. Под лозунгами «свободы» снова установилась диктатура буржуазии. Соответственно, пока эта диктатура устанавливалась, либеральные деятели были востребованы. Часть из них были обыкновенными циниками, осознающими всю ложь либеральной пропаганды. Часть (либералы-«идеалисты»), возможно, искренне верила в некую «настоящую» свободу, которая должна придти на смену «тоталитарному рабству».

Однако на рубеже тысячелетий эпоха первоначального накопления, в целом, была завершена. Буржуазия укрепилась у власти, а, соответственно, и необходимость в лозунгах о «свободе» отпала. Всё! Свобода уже есть! Буржуазия может СВОБОДНО осуществлять свои интересы.

Буржуазная пропаганда теперь сводится к пропаганде «державности», «духовности», «единства» и пр. Но власть пользуется и либеральной риторикой для пропаганды того, что существующий строй и является подлинно свободным, и граждане при нем тоже подлинно свободны.

И вот в такой ситуации предельно смешно выглядят те группировки буржуазии, которые объявили себя либеральной оппозицией власти. Они используют лозунги «свободы» в абсолютно неподходящий момент. Буржуазия УЖЕ взяла власть, УЖЕ попользовалась лозунгом «свободы» в своих интересах. Буржуазному классу этот лозунг больше не нужен. А более прогрессивного эксплуататорского класса, который мог бы этот лозунг использовать, - не наблюдается. Именно этим и обусловлена низкая популярность либеральных партий даже в буржуазной среде.

Безусловно, раз такие партии существуют, раз спекулируют лозунгами свободы, то за ними стоят определенные группы буржуазии, желающие перехватить власть у своих конкурентов. То есть логика буржуазии остается неизменной: взбаламутить массы под лозунгами освобождения от «диктатуры», захватить власть и установить уже вполне реальную диктатуру другой группировки буржуазии.

Смешно выглядят «коммунисты», охотно клюющие на эту проверенную веками приманку эксплуататорских классов. Для коммуниста непонимание спекулятивной сущности либерализма и коренного различия между буржуазным и коммунистическим пониманием свободы непростительно. На практике оно способствует тому, чтобы коммунистическое движение работало на «холостом ходу». Дело коммунистов - всемерно разоблачать спекулятивную сущность либерализма, разоблачать то, за какую «свободу» выступают либералы, и что реально стоит за этой «свободой».

Коммунистическое понимание свободы

В противоположность буржуазии и прочим эксплуататорским классам, пользующимся лозунгами свободы и мифологией либерализма для манипуляции угнетенными массами в своих целях, для пролетариата лозунг свободы неотделим от реального экономического освобождения от эксплуатации. Да и само марксистское понимание свободы противоположно буржуазному.

Либеральная трактовка свободы во главу угла ставит свободу личности, то есть свободу до такой степени, при которой она не мешает свободе другой личности. А поскольку теория либерализма отрицает классовую борьбу и экономическую эксплуатацию, то получается, что изначальные права эксплуататоров и эксплуатируемых равны.

Марксисты же понимают свободу как осознанную необходимость, А такая свобода невозможна до тех пор, пока существует экономическая эксплуатация. Коммунистическая свобода - это не спекулятивная «свобода для всех», а вполне конкретная свобода от эксплуатации. А свобода от эксплуатации, в свою очередь, означает отсутствие свободы эксплуатировать. Как мы видим, здесь уже есть коренное отличие от либеральной «свободы личности».

Безусловно, коммунисты должны бороться за свободу. При этом четко понимая, разницу между «свободой», как спекуляцией эксплуататорских классов, и свободой эксплуатируемых от эксплуататоров.

Итак, с разницей между коммунистической и либеральной свободой все понятно. Однако тут есть и смежный вопрос - о лозунге борьбы за демократические свободы, то есть за демократизацию режима. Именно этот лозунг так прельщает сторонников коммуно-либерального альянса. Они считают существующий режим основной опасностью для коммунистического движения. Соответственно, говорят они, сначала нужно в союзе с кем угодно сокрушить режим, а уж потом бороться за коммунизм. Стоит отметить, что данный лозунг поднимается только при рассмотрении вопроса о целесообразности союза с либералами и более нигде.

Выдвижение в конкретно-исторический момент данного лозунга на первый план есть проявление политической безграмотности и оппортунизма. Пропаганда борьбы с режимом за демократию лишь льет воду на мельницу определенных группировок буржуазии, борющихся за власть, и ведет лишь к дополнительным репрессиям существующей власти против левых сил.

В то же время нынешняя власть ни коим образом не мешает ни коммунистическому партстроительству, ни теоретической форме классовой борьбы, ни пропаганде марксизма. Вот это и есть на сегодняшний момент первоочередные задачи.

Чтобы сокрушить власть буржуазии, нужно начинать энергичный переход от первого шага, т.е. от освоения теоретической формы классовой борьбы, к политической борьбе во всем многообразии её форм. Однако для перехода к политическим формам классовой борьбы коммунистическая партия должна убедиться в том, что начался интенсивный процесс перехода активистов левого фланга и наиболее сознательных представителей пролетариата на теоретические позиции партии. А это произойдет не ранее, чем будут решены основные теоретические вопросы и разработана Программа. Только тогда можно начинать учиться хотя бы сжимать, ныне объективно разрозненную массу левых, в «кулачки» и бить власть по слабым местам. Удар же растопыренными пальцами ведет лишь к переломам этих самых пальцев.

Безусловно, будет и другой конкретно-исторический момент, когда, возможно, именно лозунги скорого и относительно плюралистического, неряшливого объединения станет практически осуществимым и продуктивным. В истории есть примеры совместной борьбы буржуазных демократов и коммунистов против диктатур, поставивших коммунистов вне закона.

Однако в настоящий момент не непосредственная борьба с властью стоит первым пунктом в повестке дня коммунистов, а кропотливая и требующая усидчивости работа по подъему идейно-теоретического уровня, борьба с идейной расхлябанностью, теоретической кустарщиной, голым цитатничеством, с букварно-словарным «марксизмом», укоренившимся в рядах новых «ротфронтовцев».

Для коммуниста недостаточно быть просто «сторонником» коммунистической теории, недостаточно просто ее вызубрить, а тем более верить в неё, недостаточно просто выступать за лозунг уничтожения капитализма и всеобщее счастье. Коммунист должен ПОНИМАТЬ законы развития общества, уметь РАЗЪЯСНЯТЬ эти законы другим и уметь ПРИМЕНЯТЬ диалектический материализм в практической работе по преобразованию действительности. То есть коммунист должен владеть диаматическим методом мышления, а не слепо верить в то, что «коммунизм - это хорошо, а капитализм - плохо». Именно диаматическое мышление есть первичный признак коммуниста. Именно такое мышление приводит к ПОНИМАНИЮ необходимости уничтожения частной собственности и всего, что из нее следует. Человек, владеющий таким мышлением, никогда не скатится ни к либерализму, ни к консерватизму, ни к иным формам идеалистических буржуазных философий и спекулятивных идеологий. Владеющий диаматикой коммунист всегда сможет отделить буржуазную пропаганду от реальной политической практики эксплуататорских классов.

Март 2010
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(27) 2010
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента