Владимир Новак

Марксизм - ключ к победам

О ходе работы по изучению и развитию марксизма в организациях с коммунистическими названиями

Ленин указывал, что, поскольку марксизм не мертвая догма, не какое-то законченное, неизменное учение, а руководство к действию, то он не может не отражать в себе смены условий общественной жизни. В наше время общественные условия изменились настолько резко, что привели к глубокому распаду и всякого рода шатаниям во всех политических течениях, в том числе, в рядах тех, кто называет себя марксистами. На повестке дня стала задача решительного отпора этому распаду и упорной борьбы за овладение основами марксизма поколением, входящим в активную политическую жизнь.

Данный кризис возник не случайно, а явился естественным следствием того поверхностного отношения к марксизму, которое возобладало в рядах членов КПСС после смерти Сталина. Если Сталин, твердо и грамотно, с марксистских позиций, руководил и направлял развитие теории марксизма, постоянно приводил его в соответствие с новыми обстоятельствами общественной жизни, то пришедшие ему на смену руководители оказались неспособными к такой работе. Хуже того, вместо организации серьезных научных исследований, они возомнили себя непогрешимыми марксистами и собственные, зачастую примитивные и невежественные суждения, выдавали за последнее слово марксизма. В это время по настоящему подготовленных, в научном плане, коммунистов в КПСС практически не осталось и в теории, и практике установилось хрущевское волюнтаристское верхоглядство, замешанное на бюрократическом угодничестве, что прервало развитие серьезных марксистских исследований. В результате, теоретическая культура в КПСС не только остановилась на суждениях, соответствующих середине ХХ-го века, но все более деградировала, приходя в противоречие с новой обстановкой. Возникающие проблемы не решались, а, либо обходились стороной, либо попросту забалтывались.

Мировое коммунистическое движение оказалось не готовым к происходящим политическим поворотам событий, не способным их объяснить, а значит, и организовывать соответствующие практические действия. Кто слушал «Голос Пекина» в те годы, то не мог не заметить, что принципиально низкие оценки хрущевской политики китайскими товарищами, особенно его антисталинизм, уживались с откровенно слабыми, в научно-теоретическом плане, обоснованиями внутренней и внешней политики самой КПК. Поэтому, даже, те, кто не поддерживал антисталинскую политику Хрущева не нашел в китайской критике и передачах ничего такого, что помогло бы противостоять волюнтаризму и примитивизму хрущевины в СССР.

Постепенно возродились и стали проявлять активность решительно разоблачаемые в сталинские годы контрреволюционные, националистические силы, которые исподволь, в той или иной мере, начали ставить под сомнение вообще применимость марксистских положений к современному капитализму.

Не получая должного отпора, идеологи той эпохи заменяли трудно постигаемые научные марксистские истины на легкоусвояемые поверхностно-обывательские «теоретические» поделки, а сущностное понимание марксизма подменили бездумным и, как правило, фальсифицированным, цитатничеством.

То есть развал КПСС и гибель социализма в странах СЭВ явились прямым следствием тотальной марксистской безграмотности членов партии.

Подобное положение сохраняется до сего дня. Как не прискорбно, но работу по восстановлению марксистского мировоззрения сейчас ведут лишь отдельные активисты и их группы, тогда как имеющиеся партии с коммунистическими названиями, хотя и создавали кое-какие идеологические ячейки, никак не могут превратить их в активное наступательное средство, опять же, по причине поверхностного усвоения марксизма и неумения его практического использования. Поэтому теория, которая, в сути, есть опыт развития мировой науки и рабочего движения всех стран, не освещает им путь в борьбе, не дает уверенности и силы ориентировки. Слабость современных членов партий в освоении теории лишает эти партии понимания внутренней связи текущих событий, понимания не только того, как им необходимо действовать в текущей обстановке, но и того, как и куда им развиваться в будущем. Вследствие этой слабости, деятельность идеологических партийных ячеек, как правило, ограничивается узкими интересами текущего момента, скатывается к обывательщине, к парламентаризму. Естественно, это не может принести серьезного результата по восстановлению силы партий, претендующих на звание марксистских, тем более, в условиях, когда буржуазная пропагандистская машина буквально заваливает общество огромным количеством всевозможных выдумок, развращающих, опошляющих, искажающих и, просто, порочащих марксизм.

Усугубляют положение и, бытующие в рядах коммунистических организаций, амбициозность лидеров. В итоге имеется множество «идеологов», но ни одной концепции, программы, книги, которая могла бы быть признана по-настоящему марксистской и принята за основную для всего коммунистического движения. Хотя, без признанной теории не приходится говорить и об объединении коммунистического движения.

Чтобы убедиться в сказанном, можно посмотреть на деятельность таких сравнительно известных просветительских организаций, как Красный университет Попова и Рабочий университет им. И.Б. Хлебникова. Главный порок обучения в этих университетах в том, что они не столько убеждают своих слушателей в глубинной правоте марксистских положений, сколько уговаривают, опираясь на некие внешние, верхушечные проявления, принять эту «правоту». И, к сожалению, по-другому они не могут в силу слабого владения марксизмом самим преподавательским составом с их профессорскими званиями.

К слову, зачастую не убедительно обоснованная позиция, а профессорское звание становится неким решающим «аргументом» в рассуждениях. Это, к примеру, имеет место в случае с профессором Поповым, затопившим Красное ТВ своими поверхностно-обывательскими и, даже, откровенно ложными, но профессорски витиеватыми трактовками марксизма. Сосредоточив вокруг себя весьма значительный, а для современного коммунистического движения просто уникальный, дипломированный потенциал, КТВ уклоняется от управления процессом научного поиска истины, не организует какие-либо целенаправленные исследования и объяснения современного мира с позиций марксизма. Видимо, нет уверенности ни в своих знаниях, ни в самом марксизме.

Возьмем дискуссии на форумах сайта КТВ, в которых каждому и всякому позволяется высказывать собственные мысли по разным вопросам. В общем, это неплохо, т.к. уже сам по себе процесс дискуссии является сравнительно эффективным движущим фактором в поиске истины, в выработке взглядов, мыслей, выводов. Однако все высказывания так и остаются лишь высказываниями, поскольку никто, несмотря на всю свою ученость, не желает взять на себя ответственность проводить их завершающий анализ, отсеять откровенную чушь, выделить разумные и грамотные суждения, обобщить их и сделать некоторые, пусть даже спорные, но конкретные выводы.

Объяснение такой бесплодности видится в том, что для такой работы необходимы обширные и глубокие знания по многим вопросам и, в первую очередь, сущности марксизма. Ведь здесь надо не просто продекларировать правильную позицию, но обоснованно убедить участников дискуссии в ее правильности, суметь выявить в шквале суждений рациональные зерна, сложить их в некую логическую систему, обеспечивающую движение мысли вперед. Похоже, что специалистов такого уровня на КТВ пока не нашлось. Ведь, даже, Попов, при огромном количестве критических замечаний на его выступления, ни разу не сделал их обзора с доказательной защитой собственной правоты. Хотя любой уважающий себя ученый отстаивал бы ее до конца. И это не профессорское высокомерие по отношению к невежественности массы критиканов, но отражение личного осознания сомнительности этих рассуждений, косвенное признание собственной слабости.

Вот, недавно, Попов провел ряд бесед по важнейшим вопросам марксизма и тем вызвал чрезвычайно широкую дискуссию на форумах, но без ее заключительного анализа. Все фактически закончилось ничем, т.к. каждый остался при своем, часто ошибочном или примитивно невежественном, мнении. Хуже, при такой незавершенности дискуссии последним, т.е. якобы верным, словом априори остается любое, даже разоблаченное как ложное, соображение Попова. При своих идеологических взглядах и научных возможностях, сайт КТВ, равно как и всякий другое идеологическое учреждение коммунистов, обязан, с одной стороны, организовывать целенаправленное исследование современности и тем активно выводить марксизм на ее уровень, с другой - превращать каждого своего посетителя в грамотного и активного бойца коммунистического движения. Пока сайт уходит от такой работы, он остается неким бесплодным клубом-говорильней. Схожая поверхностность отношения к марксизму характерна и для других теоретических активистов, в частности, для теоретизирований пермских коммунистов в «Газете Коммунистической».

Они, хотя и ведут весьма живую полемику, но сводят ее к банальному описательству событий с формальным притягиванием цитат классиков. Так в ГК только что было выдано претендующее на фундаментальность «теоретическое» творение «Дорогу осилит идущий». При относительно объёмном тексте и множестве полезной конкретной информации, данный труд, тем не менее, на наш взгляд, представляет собой поверхностную сумбурно-декларативную отсебятину. Имеющиеся комментарии и объяснения не обеспечивают понимание поставленных вопросов, но только устанавливают, как их надо «правильно» понимать, с точки зрения редакции, хотя и прикрываются ссылками на марксизм. Этот труд уже подвергается серьезной критике, а потому здесь отметим лишь один, но важнейший, момент, наглядно отражающий непонимание сути марксизма авторами статьи и редакцией ГК.

Так, крушение СССР они поясняют многими причинами, но… среди них нет главной, именно той с которой бы начал и на основе которой, прежде всего, проводил бы исследование всякий по-настоящему грамотный марксист - классовой. Ведь КПСС и СССР к гибели привели не шкурническое мещанство, не кока-кола и американские комиксы, на что упирают авторы статьи, а переход руководства КПСС к социально-обезличенным «общенародным» позициям, т.е. отказ от принципиально классовой позиции, предусматривающей, согласно марксизму, сохранение ведущей роли рабочего класса и осуществления его диктатуры на всем пути социалистических преобразований. Именно растворение рабочего класса в общенародной массе размыло классовый стержень советского общества и тем разрушило саму возможность успешного построения коммунизма. Это растворение, отразившееся в превращении партии рабочего класса в партию якобы всего народа, подорвало силу и волю рабочего класса, как гегемона всего революционного процесса, одновременно привнесло в нее свойственный обывательским слоям и группам дух колебаний, соглашательства, неуверенности, недисциплинированности, разложения. Произошло перерождение партии из победоносного авангарда рабочего класса в толпу людей, безвольно потакающих партийно-бюрократическим чиновникам. Именно такие слои и группы являются основным источником оппортунизма и измены, и именно под их воздействием партийная принципиальность в КПСС была обращена в холуйскую преданность руководителю, а дисциплинированность - в бездумное послушание. Именно из них произросли, последовательно наращивающие свое могущество в ходе всяческих «оттепелей», «демократизаций», перестроек, ударные силы контрреволюции. Не отметить эти положения, никак не указать на них, можно не от забывчивости, а исключительно от поверхностности владения марксизмом. При таком положении надеяться на некое его теоретическое очищение, естественно, не приходится.

Рядом с позициями ГК стоит редакция движения «Рабочий путь», которая, также, не утруждает себя, опять же по причине поверхностности владения марксизмом, какими-либо широкими и глубокими исследованиями современности, а ограничивается начальным обучительством основам марксизма, что сегодня, безусловно, важно и полезно, но недостаточно. Плохо то, что при этом редакция РП, аналогично профессуре КТВ, не столько убеждает читателей в правоте марксистских взглядов и суждений, сколько попросту навязывает, чаще всего, или экономические, или троцкистские взгляды. Причем, делает это в самой вульгарной форме, путем голых деклараций и подтасованного цитатничества.

Отличительной чертой редакции РП, непонятно из чего уверовавшей в собственную марксистскую непогрешимость, является воинствующая безапелляционность ее суждений и патологическая болезненность к их критике. При всяком, даже, самом малом и обоснованном, несогласии с ее позицией, редакция разражается пошлой бранью, грубыми оскорблениями, грязными ярлыками, а, в конечном счете, просто, отлучает несогласных от участия в форумах, что, чаще всего, является признаком идеологического поражения. Обе эти группы отнюдь не безобидны и несут в себе серьезную опасность для общего развития коммунистического движения. Опасность представляет амбициозная агрессивность этих и им подобных дикорастущих групп, которые всеми доступными им средствами и, с характерной для невежественности, воинственностью насаждают извращенное понимание марксизма, при этом, пытаясь подавить оппонентов не обоснованиями, а личностными нападками, всякого не согласного с ними.

Особо стоит редакция «Прорыва», которая как раз проводит активную и глубокую работу по научному осовремениванию марксизма. Однако эта работа не систематична, не последовательна и не комплексна, ведется от случая к случаю. Исходя из всего сказанного, понятно, что при подобном формалистическом отношении к марксизму современные члены партий продолжают оставаться неспособными к грамотным действенным ответам на вызовы динамично развивающейся действительности.

Слабость понимания марксизма в уже сформировавшихся партиях коммунистов не позволяет ни одной из них взять на себя инициативу и возглавить решительное преодоление имеющегося кризиса. Хуже, иные из них, вместо того, чтобы настойчиво устранять эту слабину, ссылаются на бездну практической работы, которую они несут по обстановке, и просто отмахиваются от теории, что противоречит всему духу марксизма и чревато большими опасностями для дела. Попытались, было, это сделать греческие коммунисты КПГ, но не проявили ни достаточной марксистской грамотности, ни революционной убежденности, ни коммунистической принципиальности, свернув все дело революции и социализма к «большому шагу», т.е. к избитой оппортунистической идее развития буржуазной демократии в социализм, что не могло не оттолкнуть от них прогрессивные силы страны. Не предлагая действительно, собственно марксистского пути развития революции, КПГ все более отталкивает от себя широкие массы трудящихся, превращается в заштатную организацию начетников, демагогов и прожектеров. Нельзя не отметить, что сегодня именно КПГ способствует превращению встреч коммунистических и рабочих партий разных стран в банальные тусовки, смешивающие в неопределенную кашу всех и вся: от последовательных марксистов до откровенно пробуржуазных реформистов-либерастов. Результатом становятся принимаемые ими постановления, представляющие собой набор поверхностных обрисовок событий, общих формальных деклараций и грозных «революционных» заклинаний, вместо делового марксистского анализа текущего момента, принципиальной оценки существующего положения и конкретных политических предложений. В итоге мы имеем не сплочение коммунистических сил, а фальсификацию всего коммунистического движения.

История дает очень много примеров гигантского вреда от подобных опытов «боевого единения», склеивающего разнородные элементы, неизбежным следствием которого всегда становились взаимные трения и горькие разочарования. Энгельс таких «объединителей» называл либо ограниченными людьми, либо людьми, желающими бессознательно или сознательно фальсифицировать движение. В нашей стране работу по очищению марксизма сейчас пытается проводить вновь сформированная «КПСС» Александрова. Однако сразу же и однозначно можно предопределить конечную безуспешность ее работы, если не хуже. На ее последнем 35-м съезде была создана Комиссия для внесения поправок в Программу партии, т.е. фактически призванная установить дальнейшую идеологическую и политическую линию партии. Принцип формирования комиссии коллегиальный, состоящий из руководителей региональных организаций плюс три вроде бы общепризнанных идеологических авторитета - Барышев А.П., Косолапов Р.И., Ферберов И.А. Хотя с виду все демократично и красиво, но на деле при такой организационной структуре никаких серьезных подвижек в решении идеологических и теоретических проблем ожидать не приходится. О том говорит предыдущий опыт, свидетельствующий если не о полной недееспособности, то о невысокой эффективности, подобного формального связывания разнообразных по знаниям, опыту, даже амбициозным претензиям, личностей.

Именно здесь становится ясной разумность рассуждений В.А. Подгузова о научном централизме, как единственном способе, который позволит восстановить единое понимание марксизма, а не развалит его на плюралистическое многообразие трактований. Скорее всего, практически вся работа Комиссии будет осуществляться тремя указанными товарищами, поскольку они лично и их позиции хорошо известны в левых кругах, то нетрудно предсказать и последствия их работы. Так, на наш взгляд, Барышев и Ферберов представляют собой как бы умеренных начетников-догматиков марксизма, которые не идут дальше декларативного и лозунгового его использования. Хуже дело с Косолаповым, который деятельно пытается внедрять в коммунистическое движение свои сомнительные, т.е. Плохо обоснованные взгляды. При этом он стремится подводить под них некую наукоподобную базу и выдавать их за якобы марксизм. Примером тому служт предисловия Косолапова к дополнительным томам сочинений Сталина, которые просто пропитаны идеализмом. В них есть все - мистика и поповщина, цитаты из Библии, ссылки на реакционных буржуазных ученых-идеалистов, упреки Сталину и его соратникам, которые тут не дотянули, там не поспели, того не сделали, претензии к интеллигенции, которая оказалась не на высоте, расшаркивания перед иностранцами, призывы к сильным мира сего, поучения, сплетни, выдумки, пустые разглагольствования и т.п. Нет в них только одного - рабочего класса, его классовой позиции и классовой борьбы - главной движущей силы общественного развития классовых обществ. В них нет материалистического взгляда на историю и общество. При такой позиции, его деятельность в идеологической Комиссии представляет собой значительную опасность для коммунистического движения, несет в себе прямую угрозу развитию марксизма.

Здесь надо оговорить и задумку белорусских коммунистов, входящих в состав этой КПСС, по созданию некоего нового Манифеста коммунистов. Идея интересная, поскольку предусматривает именно актуализацию принципов марксизма и создание на базе уточнённых принципов идеологической основы объединения, на которой возможно организационное сплочение современных коммунистов. Однако это возможно лишь при условии, что они не поддадутся на «общедемократический» зуд, отобьются от барышевско-ферберовского начетничества, отбросят косолаповский «марксизм», проявят настойчивость, принципиальность и доведут дело до конца. Тогда будут созданы реальные условия для успешного и настоящего объединения коммунистов.

Сейчас в коммунистическом движении розно бредут только руководители, тогда как, наперекор всем буржуазным и оппортунистическим измышлениям, само коммунистическое движение идет вперед и продолжает медленно расти.

Современный капитализм влечет за собой не только ускорение созревания материальных предпосылок коммунизма, но и расширение фронта тех общественных сил, которые все активнее включаются в борьбу против засилья монополий, за демократию, социальный прогресс, за революционный переход от капитализма к социализму. Однако существующие партии коммунистов пасуют перед широтой и силой этого стихийного подъема. Не только организационно, но и идеологически.

Воспользовавшись ослаблением коммунистов, используя мощь подвластной ему пропагандистской машины, буржуазный класс повел свое идеологическое наступление. Подтверждается предупреждение Ленина, указывающего, что всякое умаление коммунистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной. К тому же, именно к подчинению буржуазной идеологии, ведет и всякая стихийность в коммунистическом движении. Поскольку середины тут нет, т.к. никакой «третьей» идеологии человечество не выработало и вообще в обществе, раздираемом классовыми противоречиями, не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии. Но именно это положение сегодня пытается опровергать буржуазная пропаганда и, как мы вынуждены констатировать, находит в том поддержку не только своих оппортунистических подельников, а и в трудящейся массе.

Причина не в одном тотально-зомбирующем пропагандистском навязывании буржуазного видения действительности, а и в том, что гораздо существеннее, в лукавом обыгрывании буржуазной пропагандой отдельных действительных фактов современной жизни, но которым отставшие в развитии члены партий не могут дать ясные и доходчивые объяснения, а вместе с тем и определить соответствующее отношение к ним. Малограмотность массы смыкается с отсталостью руководителей и результатом становится усиление влияния буржуазной идеологии. Конструируя свои «теоретические» концепции, буржуазные ученые приковывают внимание к второстепенным фактам, стараются обойти основные процессы современности, которые с непреложностью показывают глубокую правильность марксизма.

Так, например, они заявляют, что в наше время якобы, вопреки учению Ленина о монополизации, действует тенденция к демонополизации капиталистической экономики. При этом ссылаются на такие показные факты, как ими же выдуманная и раздутая СМИ, «борьба» буржуазных государств с монополиями и олигархами.

Для подтверждения этого вывода приведем мнение одного из участников форума на уже упоминавшемся сайте Красное ТВ, который заявил, что «современное промышленное развитие уходит от крупных предприятий, заменяя их автоматизированными роботизированными линиями, что приводит к выдавливанию пролетариата из сферы крупного индустриального производства в сферу обслуживания и логистики». Вместе с тем: «Форма эксплуатации сменилась из прямого присвоения прибавочной стоимости она превратилась в присвоение банковского ссудного процента». В результате: «Капитал, реализовав эту схему, добился несомненных преимуществ. 1. Лишил пролетариат его самого мощного оружия - создания массовых организаций. 2. Идеологической обработкой и иллюзией «собственности» лишил пролетариат классового самосознания. 3. Упрочил собственное господство путем упрощения и оптимизации управляющих структур». Здесь лаконично, но четко и конкретно, обозначены главные черты современного видения капитализма не только молодежью, но и значительной частью взрослого населения. При этом была высказана правда, смотрящаяся лишь как лозунговая оговорка, что «Капитал, выдавливая пролетариат из сферы крупного индустриального производства, ничуть не ослабляет удавку эксплуатации на шее рабочего класса». Сходное мнение, в зависимости от уровня образованности, высказывается и некоторыми иными сторонниками коммунистического движения. Причина в том, что при поверхностном взгляде на современный капитализм данное видение имеет некоторое подтверждение. Если обобщить, то к таким фактам, прежде всего, надо отнести три следующих:
1. обезличение финансового капитала;
2. отделение собственности на капитал от управления капиталом;
3. изменение характера труда рабочих и, вследствие чего, якобы их растворение в общей массе населения, то есть, потеря промышленными пролетариями вообще собственной самостоятельности и социальной значимости.

Взяв эти реальные факты, видимые на поверхности капиталистических отношений, буржуазные идеологи трактуют их так, что действительность предстает в искаженном виде, которое посредством СМИ и внедряется, в общественное сознание. Притом, без какого-либо действенного отпора со стороны членов партий, по позорнейшей для коммуниста причине - собственной невежественности. Обладая мощнейшим теоретическим потенциалом, который им оставили классики марксизма, да и ученые сталинской школы, они никак не могут достойно им распорядиться, пустить имеющийся капитал знаний в политическую практику из-за слабости их усвоения и осознания.

Для примера разберемся и объясним обозначенные выше факты с позиции марксизма.

Немного о современном капитализме

Еще в начале 20-го века и Ленин отмечал, что финансовый капитал своеобразно «безличен». Эта внешняя особенность финансового капитала особенно развилась в последние десятилетия вместе с развитием акционирования. Тому способствуют дробление, многоступенчатость, разветвленность системы участий, то, что по видимости одни акционерные кампании принадлежат другим акционерным обществам. Компании переплетены между собой взаимным держанием акций. Дошло до того, что, зачастую, трудно конкретно ответить на вопрос: кому персонально принадлежит то или иное предприятие. Таким образом, получается, что реальные собственники, магнаты финансового капитала как бы и «не существуют». Буржуазные идеологи подают происходящее, как переход от индивидуальной к обезличенной капиталистической собственности и из того выводят, что это не просто эволюция, а полная «трансформация», а то и «самоликвидация» капиталистической собственности вообще. Они утверждают, что капитализм вполне мыслим и без капиталистической собственности, а значит, хотя капитализм остается, частнокапиталистическая собственность исчезает, одновременно перестает существовать и социальная категория «капиталист».

Тем самым, предпринимается попытка дезавуировать выведенное в Манифесте условие существования и господства класса буржуазии, как образование, увеличение, накопление капитала в руках частных лиц. При этом распространение акционерного дела изображается как превращение частной собственности в общественную. Акционерная форма будто бы означает, что на место капиталистических предприятий приходят общественные, в которых интересы корпораций и интересы всего общества якобы тождественны. Отвлекая внимание от эксплуататорской сущности монополистических акционерных обществ, буржуазные идеологи стараются извратить социальное значение капиталистической собственности, скрыть то обстоятельство, что она составляет основное содержание производственных отношений капитализма. Если конкретнее, то скрывается, что эта собственность существует только для одной десятой населения лишь благодаря тому, что не существует для девяти десятых, что отсутствие собственности у огромного большинства общества есть необходимое условие для ее существования у ничтожного меньшинства, что она эксплуатирует чужой труд и может увеличиваться лишь тогда, когда порождает новый наемный труд, чтобы снова его эксплуатировать. Вместе с тем они пытаются опровергать марксистское положение, что собственность на условия осуществления труда отделена от пролетариев. Для этого ссылаются на увеличение количества собственников в виде роста числа мелких акционеров, изображая это как «демократизацию капитала» и представляя дело едва ли не как некий «народный капитализм». Для неподготовленного обывателя это именно так и выглядит. К сожалению, это выглядит так же и для многих малограмотных членов партий, со всеми их теоретическими центрами. Слабо владея марксизмом, они не могут дать убедительные сущностные объяснения действительности, разоблачающие и опровергающие выдумки ученых лакеев капитализма. Не могут применить, даже, те объяснения, которые давал Ленин столетие назад. Хотя, сегодня констатацию этого факта можно найти и у иных буржуазных исследователей, которые вынуждены признавать, что современная индустриальная технология, требующая больших интегрированных заводов, в которых применяются методы массового производства, требует и своей формы организации большого бизнеса. В том суть образования современных гигантских акционерных обществ. Фактически, это, описанный марксизмом, капиталистический способ движения прогресса вперед к всеобщему объединению производства и ассоциации производителей в едином мировом производительном комплексе.

По поводу дивидендов, получаемых рабочими-акционерами. Их сумма часто не превышает обычного заработка рабочего, а потому даже сами буржуазные экономисты вынужденно признают, что акции в руках мелких держателей представляют собой лишь символ собственности, но не реальное владение вещами, которые они символизируют. А вот Ленин определял ситуацию четче и конкретнее, указывая, что крупный капитал, присоединяя к себе по мелочам небольшие капиталы, разбросанных по всем концам мира акционеров, становится все могущественнее. Поскольку владельцы капиталов посредством акционерных обществ распоряжаются не только собственными капиталами, но и добавочным капиталом мелких хозяйчиков.

В современных условиях, что в промышленных, что банковских монополиях достаточно владеть лишь несколькими процентами акций, чтобы занимать управляющее положение. Как видим, капитал не выпускает власть из своих рук, а лишь по-новому, не так откровенно и прямолинейно, как прежде, организует эксплуатацию огромных масс людей. Он не перерождается, а приспосабливается, маскируется, скрывается. Вот и выдает распыление акций за диффузию капиталистической собственности, за некий якобы «народный» капитализм. Лукавство в том, что поскольку распределение доходов производится по вложенному капиталу, то и суммы дивидендов рабочего и капиталиста, при внешне равном способе получения, чудовищно несопоставимы. Извращением социального содержания капиталистической собственности буржуазные идеологи отвлекают внимание от эксплуататорской сущности капиталистических акционерных обществ, затушевывают то обстоятельство, что именно эта собственность составляет основное содержание производственных отношений капитализма. Как ни маскируют ее, но именно она продолжает действовать в современном обществе, позволяя одним богатеть, паразитируя на труде миллионов, а другим, работающим, лишь сводить концы с концами. Вводя в заблуждение массы людей, они сеют иллюзию, будто можно создать принципиально новые отношения распределения на базе «усовершенствованных» капиталистических отношений собственности.

Неоспоримым фактом является то, что современный капиталист существенно отличается от капиталиста начала прошлого века отношением к управлению производством. Тогда капитал был персонифицирован во владельце предприятия, который был не только собственником, но и руководителем предприятия, выполняющим социальную функцию управления производством. Однако, как указывал Ленин, капитализму свойственно отделение собственности на капитал от приложения капитала к производству. Этот процесс отделения капитала-собственности от капитала-функции развернулся еще в 19-ом веке. Сейчас он достиг громадных размеров и перерос в отделение собственности на капитал не только от приложения капитала к производству, но и от управления капиталом, от управления функционированием капитала вообще, как в сфере производства, так и в сфере обращения. Еще Маркс отмечал в акционерных предприятиях тенденцию отделять труд по управлению, как особую функцию, от владения капиталом. Современный рост размеров и сложности акционерных компаний чрезвычайно усложнил управление ими. Оно усложнено и техническим прогрессом, который обусловливает необходимость роста компетенции, профессионального уровня управляющих предприятиями. Буржуазные идеологи, а вместе с ними и малограмотные «марксисты», полагают, что в связи с усложнением управления производством руководство им перешло от капиталистов к специалистам - управляющим, менеджерам, а значит, тем самым и контроль над производством, над всей экономикой переходит к ним же. Их рассуждения сводятся к тому, что если раньше владелец капитала руководил предприятием, принимал решения, отдавал приказы, контролировал всю его деятельность, т.е. обладал в нем экономической властью, то в акционерных обществах произошло отделение собственности от экономической власти. Контроль принадлежит администрациям, а принимают решения и отдают приказания управляющие. В то же время акционер, даже владеющий большим количеством акций, коль скоро он лишен экономической власти, уже, как бы, не собственник. В связи с этим якобы изменяются и мотивы деятельности предприятия. Если раньше капиталист действовал во имя прибыли, то современный менеджер уже якобы движим общественными интересами, мотивом некой «социальной ответственности». То есть сейчас бизнесмены и их корпорации вроде бы отказались от своих эгоистических побуждений и направили свои помыслы в сторону социального благоденствия, а общество, которое прежде было действительно капиталистическим, трансформировалось в новую социальную структуру. Господствующим, правящим классом в этой структуре становятся управляющие, менеджеры, а отличительной чертой является смена власти собственников властью управляющих, менеджеров, технократов, руководящим принципом которой является уже не максимизация прибыли, а экономические интересы общества. Вот на такой, внешне разумной и наглядно очевидной основе, для неподготовленного человека создается миф о естественной эволюции капитализма в новое социально справедливое общество. Со всеми вытекающими из того выводами. Тем не менее, это не так, ибо изменение форм управления предприятиями отнюдь не означает изменения их социальной природы. Как бы ни была велика роль управляющих в качестве лиц, принимающих решения и отдающих приказания, непосредственно руководящих предприятиями, их деятельность всегда, везде и исключительно протекает в рамках интересов действительных собственников фирм, т.е. владельцев контрольных пакетов акций, банков-кредиторов, страховых компаний-инвесторов, в конечном счете, финансовых магнатов. Управляющий осуществляет в корпорации высшую экономическую власть лишь как полномочный их представитель. Если бы он вздумал не подчиниться реальным собственникам фирмы, он был бы немедленно отстранен от руководства ею. Таких примеров много. Но нельзя привести ни одного факта, когда бы управляющий отстранил финансового магната от контроля над корпорацией. Вместе с тем, тенденция к отделению собственности на капитал от управления капиталом отнюдь не означает, что монополисты во всех случаях передоверяют управление фирмами доверенным лицам. Во многих компаниях основатели фирм или их наследники занимают главные административные посты. Однако в большинстве случаев производственными делами на предприятиях монополий руководят наемные директора. Многие представители финансовой олигархии не только не имеют никакого отношения к процессу производства прибавочной стоимости, но даже присвоением ее занимаются лишь в самой паразитической форме - форме получения дивидендов и процентов по акциям и облигациям. Большинство членов их семей живет в полной праздности. Хотя обычно кто-то из членов такой семьи осуществляет верховное управление ее интересами. Производственно-технические детали руководства не только в низших, но и в высших звеньях управления они предоставляют наемным управляющим. Сами же занимаются определением «общей» политики своих фирм, финансовыми вопросами, различными комбинациями с ценными бумагами и контролем над деятельностью управляющих. Подчеркнем, что критерием качества деятельности управляющих является, прежде всего, прибыль, но ни как не «социальная ответственность». Только обеспечивая рост прибыли, менеджер утверждает свое положение в корпорации. Именно максимизация прибыли, ничто другое, остается руководящим принципом менеджеров, что наемных, что из собственников фирм. Этот факт лишает теорию «управленческой революции» ее краеугольного камня, а, следовательно, рушится и вся искусственная схема этой теории.

Идеологи, слабо владеющие марксизмом, вместо того, чтобы учиться грамотно и обоснованно разоблачать ложь пробуржуазных теорий, сами поддаются на подобные рассуждения о появлении каких-то «правильных» методов распределения доходов, а значит и некоем, якобы, перерождении капитализма в общество «социальной справедливости». Тем не менее, если кризисы выявляют неспособность буржуазии к дальнейшему управлению современными производительными силами, то создание акционерных обществ и государственной собственности доказывает ненужность самой буржуазии для этой цели, ибо все хозяйственные функции капиталиста выполняются теперь наемными служащими. Для капиталиста не остается другой функции, кроме получения от менеджеров сведений о доходах или банкротстве.

Если раньше капиталистический способ производства вытеснял рабочих, то теперь он вытесняет и капиталистов. Правда, не в промышленную резервную армию, а в разряд беззастенчиво паразитирующих «мажоров». Однако ни переход в руки акционерных обществ, ни превращение их в государственную собственность не уничтожают капиталистического характера производительных сил. Относительно акционерных обществ это совершенно очевидно. Но и буржуазное государство есть лишь организация, которую создает себе буржуазия для охраны общих условий капиталистического способа производства от посягательств трудящихся. Потому, какова бы ни была форма буржуазного государства, она, по самой своей сути, есть, всего-навсего, совокупный капиталист. Чем больше производительных сил возьмет оно в свою собственность, тем большее число населения будет оно эксплуатировать, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста. Рабочие остаются наемными работниками, пролетариями. Капиталистические отношения не уничтожаются, а, наоборот, доводятся до высшей точки своих противоречий.

Таким образом, государственная собственность на средства производства не разрешает противоречия капитализма, но содержит в себе возможность их разрешения. Это разрешение может произойти лишь тогда, когда способ производства, присвоения и обмена будет приведен в соответствие с общественным характером средств производства.

О теоретических попытках уговорить капитализм стать социализмом

То, что, несмотря на все разъяснения марксистской науки, непонимание данного вопроса имеет место среди членов левых партий, свидетельствуют обращения РОО СКПС к Всебелорусскому народному собранию с перечнем конкретных предложений, в частности в области функционирования экономической системы республики. Не будем здесь останавливаться на деталях. Отметим общую суть. Данными обращениями и предложениями белорусские коммунисты фактически предлагают, как не чудовищно это выглядит, проводить социализацию общества самим капиталистам, которые, следуя указаниям РОО СКПС, должны «... взять курс на переход от существующего госкапитализма к социализму, то есть от социально ориентированной рыночной экономики к социалистической плановой».

Здесь белорусские товарищи пошли дальше греческих коммунистов. Если те предполагают, сначала, овладеть буржуазным парламентом посредством «большого шага» и на этой основе создать собственное правительство, которое затем и будет осуществлять социалистические преобразования, то белорусским коммунистам уже не нужны никакие шаги, поскольку, по их мнению, все необходимые преобразования способны осуществить имеющиеся «народные избранники» из капиталистов. Или может в белорусском парламенте заправляют не капиталисты со своими ставленниками, а трудящиеся? Только самые свихнувшиеся фантазеры-утописты доходили до того, чтобы класс капиталистов превратить в «строителей социализма».

Безусловно, развитие производительных сил, со все возрастающей мощью стремящихся к освобождению себя от всего того, что свойственно им в качестве капитала, неизбежно принуждает самих капиталистов привлекать и использовать современные, прогрессивные, а именно плановые элементы хозяйствования. Таким образом, уже в условиях капитализма зарождаются и вызревают материальные предпосылки будущего планового управления производством и потреблением. Тем не менее, завершить этот процесс капитализм не может. Не позволяет капиталистическая частная собственность на средства производства, подчиняющая развитие производительных сил и общества в целом своекорыстным интересам капиталистов.

Но, видимо, белорусские коммунисты полагают, что в Белоруссии капитализм уже и не капитализм, а капиталисты уже вовсе и не капиталисты, а потому только и думают, как бы улучшить жизнь трудящегося человека. Хотя еще Маркс замечал, что «даже самая благоприятная для рабочего класса ситуация… как бы ни улучшала она существование рабочего, не уничтожает противоположности между его интересами и … интересами капиталиста». Т.е., как бы ни улучшалось в тот или иной период положение рабочих, но закон, тем более закон относительного обнищания, ВСЕГДА будет действовать, ибо ВСЕГДА капиталисту внутренне свойственны самые различные факторы, объективно толкающие жизненный уровень рабочего класса к относительному и абсолютному понижению, тем более в миллионах конкретных случаев.

Эти факторы определяются существом всеобщего закона капиталистического накопления, означающего поляризацию буржуазного общества - накопление богатства на одном полюсе и нищеты на другом, и, в конечном счете, являющегося объективной основой вызревания решимости пролетариата совершить тот общественный переворот, который положит конец капиталистической эксплуатации. Потому, если бывают периоды повышения жизненного уровня рабочих, то происходит это не в соответствии с природой капитализма, не благодаря благодеяниям капиталистов, но вопреки их стараниям и оценивается как случай низкого профессионализма капиталиста.

Для ослабления нарастающей остроты экономических и классовых противоречий, для предотвращения сплочения пролетарских сил, для подрыва их революционности, буржуазия вынуждена приспосабливаться и маневрировать. При этом она комбинирует меры жесткого подавления выступлений трудящихся, пролетарской массы, методы подчинения пролетариата своему политическому и идеологическому контролю с социальными уступками и экономическими подачками, такими, например, как известное улучшение условий труда на предприятиях и положения рабочих в быту. Все это вместе - есть буржуазный обман трудящихся, которые всегда останутся наемными рабами, несмотря на отдельные улучшения, пока существует господство капитала.

Кому-то может показаться, что предложения белорусских товарищей ничего, кроме пользы, принести не могут и вызваны они лишь заботой об улучшении жизни людей в стране. Но это опять же только внешне, поскольку появление подобных предложений демонстрирует «коммунистическую» поддержку буржуазного измышления о якобы возможности некоего эволюционного перерастания капитализма в социализм.

В данном случае белорусские коммунисты не просто пошли на поводу буржуазного обмана, но оказали ему существенную поддержку, стали его прямыми проводниками, а значит, оказываются пособниками буржуазии. Вместе с тем, поскольку документы поданы официально от партии позиционирующей себя, как партия коммунистов, то они нанесли серьезный удар по авторитету всего коммунистического движения, своей откровенной демонстрацией фактического отказа от основных положений марксизма. Выше упоминалось о создании Комиссии по внесению поправок в Программу партии. Похоже, что данные Заявления есть непосредственный результат ее работы, т.е. ферберовско-косолаповский «марксизм» в действии. Хотелось бы в том ошибиться.

Другим направлением «подтверждающим» буржуазные измышления о «самоликвидации» капиталистической собственности, является факт отделения собственности на капитал от управления капиталом, так называемая революция управляющих. Факт тоже реальный. Однако и здесь, как обычно для буржуазной науки, этот факт вырывается из общей системы общественных отношений и истолковывается извращенно. В результате рисуется ложная картина всей системы. Неподготовленному человеку разобраться в том крайне сложно, а поверхностная очевидность подобных фактов «убеждает» его в правоте буржуазных выдумок. Единственная возможность для их разоблачения в уяснении сути вопроса. Вот это-то пока мало кто из коммунистов делает, способен сделать. Вспомним, к примеру, лекции Попова и преподавателей Университета, в которых поверхностным картинкам, выставляемым буржуазными теоретиками, всего лишь противопоставляются иные поверхностные картинки, демонстрирующие альтернативную точку зрения, без глубокого их осмысления и сущностного понимания.

Понятно, что на такой поверхностности воспитать самостоятельно мыслящих, т.е. по-настоящему активных и умелых коммунистических борцов просто невозможно. Никогда. Подобным образом взращиваются лишь умственная закостенелость, лозунговая декларативность и политический авантюризм.

Самым вредным направлением оппортунистического искажения представления о капитализме и действительности вообще является извращение общественной роли и значимости рабочего класса. Это естественно, т.к. буржуазия хорошо понимает, что именно с этого пункта начинаются и на нем основываются все наиболее важные протестные, вплоть до революционных, движения огромных масс населения. Извращения исходят из того, что буржуазные социологи начисто отрицают тенденцию абсолютного ухудшения положения пролетариата при современном капитализме.

К сожалению, в этом вопросе нет достаточной ясности и для многих членов партий, чему опять причиной поверхностность их образования. Так, к примеру, бытует обывательское представление, что рабочий класс, мол, исчез, поскольку трудится уже не в замусоленной спецовке, как когда-то в марксовы времена, а в костюме с галстуком, живет в условиях несопоставимых с прежними и образовательный уровень его зачастую выше среднего. Хотя за такой внешне правдивой картинкой скрывается суть настоящего положения дел, заключающаяся в том, что при капитализме хоть в спецовке, хоть в галстуке работник продолжает оставаться рабочим рабом своего хозяина-капиталиста. А повышение культурного уровня и условий жизни связано отнюдь не с заботой капиталиста о благополучии своих работников, но с заботой о повышении уровня их развития до уровня требований современного производства к современным производителям. Для того нынешнему рабочему уже необходимы не просто элементарное продовольствие, жилище, одежда, но и высокий культурно-образовательный уровень. Отсюда и видится верхогляду-обывателю, включая «партийного», что рабочие исчезают, а вместо них размножается интеллигенция. Если еще окинуть взглядом все нынешнее многообразие общественных слоев и типов, то растворенные в их массе рабочие становятся просто невидимы, как бы совсем пропадают. Вот на такой поверхностности буржуазией и сочиняется миф полного перерождения, даже полного исчезновения, рабочих, как самостоятельного класса.

Нелепость этой мысли очевидна даже из того, если попытаться представить существующие промышленные предприятия без наемных работников. Ведь без узкоспециализированных исполнителей, т.е. рабочих, никакое производство попросту немыслимо и при условиях высокой автоматизации и роботизации. За внешней картинкой автоматической работы производственных линий просто скрываются разрабатывающие и совершенствующие их, ставящие им задачи, задающие им программы, надсматривающие за ними и обслуживающие их люди. Конечно же, это уже не те рабочие в замасленных спецовках, которые были 100 лет назад, но суть их положения не изменилась - аналогично прежним, они наемные работники, эксплуатируемые и обворовываемые капиталистом, а если попросту, то наемные рабы капиталиста. При этом неважны внешние отличия. Как, например, что при старом производстве в одном цеху кучно трудилось множество рабочих, а при современном, наоборот, во множестве цехов трудятся по нескольку человек. Последнее как раз привело к возникновению иллюзии об исчезновении массовых коллективов рабочих, объединяющих их в класс, а вместе с тем и исчезновении условий для воспитания в них классового самосознания. Тем не менее, это не так. И раньше, и сейчас рабочих объединяло в класс не массовость, а общность наёмного труда, когда они все вместе участвуют в разделении труда и потому видят его общественный характер, который сплачивает и цементирует их в одном классе, углубляет растущее осознание того, что гнетет их капитал, что вести борьбу надо со всем классом капиталистов. Именно эта борьба, изначально направленная на достижение ближайших экономических нужд, на улучшение своего материального положения, неизбежно становится борьбой не против личности, а против класса, который везде и всюду гнетет и давит трудящегося. В свою очередь эта борьба требует от рабочих организации. Такова историческая диалектика соединения отдельных рабочих в единый класс, изменить которую не дано ни буржуазным извратителям действительности, ни их оппортунистическим пособникам.

Разбираясь с данным вопросом, для уточнения понятий, установим схематически сущностное представление о классовой структуре капиталистического общества.

О социально-классовой структуре современного общества

Как бы кому не казалось странным, но многие современные члены партии не имеют четкого представления о понятиях: капиталист, буржуазия, пролетарский класс, рабочий класс. В самом общем виде при капитализме, как и во всех предшествующих ему классовых обществах, население делится на две большие группы, класса - имущие и неимущие. Однако это внешняя сторона дела. Если исходить из сути, то деление становится иным - эксплуататоры и эксплуатируемые, поскольку здесь уже определяется сам порядок жизни общества, обеспечивающий обогащение одних за счет других. В марксистской науке по отношению к капитализму такими двумя стоящими друг против друга классами определяются буржуазия и пролетариат. В то же время каждый из них неоднороден и состоит из многих переходных слоев и групп. Тем не менее, в каждом выделяются их сущностные экономические образующие. В буржуазном классе это капиталисты, финансовые магнаты, как владельцы капиталов и производств, у пролетарского класса это наемные рабочие промышленных предприятий. Подчеркнем, что капиталисты, класс капиталистов, это экономическое ядро, опора и стержень всего буржуазного класса, равно как индустриальные рабочие, класс рабочих, - экономическое ядро, опора и стержень всего класса пролетарского. Именно и только эти два класса-ядра составляют экономическую основу капиталистического общества и определяют собственно сам капиталистический общественный строй, капиталистический способ производства. Вместе с тем оба эти класса-ядра являются как бы центрами притяжения для всех прочих общественных слоев и групп, которые, в той или иной степени тяготеют либо к одному, либо к другому, создавая буржуазную и пролетарскую массы. Во множестве переходных слоев и групп пролетарской массы буржуазная социология как раз и пытается скрыть, растворить, утопить класс рабочих. Смысл в том, что, если пролетарская масса, в общем, просто враждебна капитализму и ее можно усмирять подачками, то рабочий класс, только и единственно (!), - противник антагонистический, непримиримый, до конца последовательный, ибо его освобождение из рабства возможно единственно с уничтожением всего существующего тиранического порядка жизни. Если конкретнее, то существующего способа присвоения, всего, что охраняет и обеспечивает частную капиталистическую собственность. Потому из общей пролетарской массы только и исключительно рабочий класс является до конца последовательным, решительным врагом капитализма, той объективной силой, которая не остановится, пока не сокрушит тиранию капиталистов.

Во всех других слоях и группах вражда к капитализму не безусловна, в борьбе они всегда оглядывается назад. К тому же, пока существуют соблазны буржуазного образа жизни, будут вырабатываться люди, позволяющие себя соблазнять крошками с господского стола. В то же время рабочих к революции и социализму неудержимо толкает их собственное позорное экономическое положение. Оно заставляет их бороться до конца за свое освобождение. С другой стороны, самые условия жизни делают рабочих способными к борьбе. Капитал собирает их большими массами в крупных городах, сплачивает их, обучает совместным действиям, заставляет мыслить и приводит к осознанию необходимости полного переустройства всего общества, т.е. делает социалистами. При этом надо подчеркнуть, что лишь крупная индустрия создает материальные условия и социальные силы, необходимые для борьбы с капитализмом, лишь крупный капитализм неизбежно разрывает всякую связь рабочего со старым обществом, объединяет его, заставляет мыслить и ставит в условия, дающие возможность вести организованную борьбу. Становясь социалистами, рабочие с беззаветной отвагой борются против всего, что становится им поперек дороги. Все это делает рабочий класс передовым и сознательным авангардом всего пролетарского движения, который может объединить и повести за собой всю прочую разношерстную, разноголосую, пеструю и внешне-раздробленную пролетарскую массу. Вот почему на класс рабочих и обращает внимание марксизм, а коммунисты должны направлять всю свою деятельность.

Марксизм не просто указал на нищенское существование рабочего класса при капитализме. Он выявил причины такого состояния и показал, что они объективно присущи капитализму, т.е. не могут быть устранены без уничтожения собственно капиталистических отношений, а значит, и рабочий класс при капитализме никогда не избавится от постоянной нужды. Ибо как бы не улучшалось материальное существование рабочего, но сохраняется антагонистическая противоположность между его интересами и интересами буржуазии, интересами капиталистов. Дело в том, что положение рабочего класса при капитализме определяется действием открытого Марксом абсолютного, всеобщего закона капиталистического накопления. Основные элементы этого закона:
1. постоянная погоня капиталистов за увеличением массы и нормы прибавочной стоимости;
2. возрастание с развитием капитализма значения производства относительной прибавочной стоимости и ее формы - избыточной прибавочной стоимости;
3. рост накопления капитала под воздействием погони капиталистов за относительной прибавочной стоимостью и конкуренции;
4. рост технического, а, следовательно, и органического строения капитала;
5. относительное падение спроса на рабочую силу и, в результате, образование промышленной резервной армии, которая возрастает вместе с возрастанием сил богатства.

Нетрудно обнаружить действие всех этих элементов в современной нам капиталистической действительности и это подтверждает, что законы и положения марксизма не выдуманы, а открыты в наличных материальных фактах и потому объективны.

Пусть не вводит в заблуждение внешний вид некоторых современных рабочих самых развитых стран, поскольку они и сегодня подвергаются такой же беспощадной эксплуатации и угнетению со стороны буржуазии, что и сто лет назад, если уж они приняты на работу. Как и прежде рабочий остается рабом и своего хозяина, и своего рабочего места, и всего буржуазного класса, который начинает обирать его сразу же после получения им заработной платы. Поэтому говорить, о каком-то снижении давления социального пресса на рабочих, не приходится. Западные писатели уже давно не пишут никаких книг о западном рабочем, настолько бессодержательной, тусклой является их жизнь. Появись новый Джек Лондон и ему ничего не удалось бы написать нового о западном пролетарии, кроме тусклой занудности.

Для каждого очередного, зачастую копеечного, номинального повышения заработной платы, пролетарии должны вести тяжелые бои, организовываться, сплачиваться и проникаться чувством ненависти к своим угнетателям. Но тщетны надежды, что рабочий народ вечно будет признавать существующий неправедный порядок жизни справедливым, и всегда будет выходить лишь на демонстрации. Напротив, движение его сопротивления неизбежно будет нарастать, богатеть опытом, мудростью выдвигаемых требований.

Что даёт марксизм для понимания исторической миссии пролетариата

Великая заслуга марксизма в том, что он обнажил внутренний характер капиталистического способа производства. Сделано это было благодаря открытию прибавочной стоимости. Марксизм доказал, что присвоение неоплаченного труда есть основная форма капиталистического способа производства и осуществляемой им эксплуатации рабочих. Капиталист покупает рабочую силу по полной стоимости, какую она имеет в качестве товара на товарном рынке и выколачивает из нее стоимость больше той, которую он заплатил за нее, и эта прибавочная стоимость, в конечном счете, и образует ту сумму стоимости, из которой накапливается в руках капиталистов постоянно нарастающая масса капитала. Именно потому в Манифесте определяется, что условием существования капитала является наемный труд. Отсюда непреложно вытекает, что наемные рабочие не случайное явление в капитализме, но есть его собственный продукт, непосредственно предназначенный для производства капитала, а сам капитал является результатом их коллективного труда.

Обобществляемые процессом труда в капиталистических предприятиях эти рабочие сообща создают всю массу капитала в обществе. При этом необходимо особо указать, что только в производстве создаётся капитал, не как чья-то личная собственность, но как активная общественная сила, в размерах, способных обеспечивать дальнейшее развитие производства и общества в целом. И здесь роль пролетариев исключительна. Ибо именно они способны привести в движение эту силу, т.е. в данном случае выступают, как решающая движущая сила всего прогресса. Таким образом, без рабочих немыслимы ни капитал, ни капиталист, ни капитализм в целом, ни развитие общества вообще. В результате развития промышленной и аграрной индустрии сформировался современный пролетариат. Развитие капиталистического производства, современной промышленности в крупных размерах придало характер постоянства его существованию, увеличило его численно и оформило как особый класс, с особыми интересами и с особой исторической миссией. Даже при небольшом количестве рабочих в отдельных роботизированных цехах, поскольку в целом в производительных комплексах трудятся тысячи и тысячи рабочих с общими классовыми интересами, они становятся единым классом. Это отлично подтверждается и опытом миллионных демонстраций последних лет в столицах самых развитых стран мира, этот вывод находит своё косвенное подтверждение, даже, в победе масс на украинском Майдане, доказавшей силу «дубины» народного гнева, но слабость и подлость их вождей и недалёкость масс, сбросивших со своей шеи одного паразита и посадивших себе на горб другого паразита ещё более бессовестного и кровожадного. Но, как известно, за одного битого двух не битых дают.

Господство капитализма прерывается не потому, что кто-то хочет установить некий новый порядок жизни, а потому, что к этому ведет все экономическое развитие капитализма, коммунистам же надлежит лишь внятно объяснить это пролетариату умственного и физического труда.

Обобщим. Исходя из всего сказанного:
1. пролетарский класс существует, т.к. без него немыслимы собственно капитализм и само существование современного общества;
2. пролетарский класс не теряет и никогда не потеряет свою революционность, т.к. к тому ведет все его позорное положение в капиталистическом обществе;
3. пролетарский класс всегда будет представлять собой силу, которая, даже разрушаясь в силу разных обстоятельств - от конкуренции между самими рабочими до буржуазного террора и оппортунистических извращений, будет возникать снова и снова, становясь каждый раз сильнее, опытнее, могущественнее, т.к. к тому его готовит сам капитализм;
4. марксизм, поскольку он является наукой, есть истинное выражение позиций пролетариата в классовой борьбе и теоретическое обобщений условий его освобождения;
5. чтобы коммунисты смогли восстановить свое почетное место в линии борцов за освобождение трудового народа, чтобы в момент великих событий или тяжелых испытаний быть во всеоружии, сегодня особо необходима самая непримиримая борьба за чистоту марксизма, его революционных идей;
6. не развивая марксистско-ленинское учение невозможно двигаться вперед, но задача не сводится лишь к показу того, что марксизм сохранил свою актуальность и сегодня, а состоит в том, чтобы, опираясь на него, анализировать новейшие процессы и тенденции современного капитализма.

Июнь 2016
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№4 (50) 2016
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента