Валерий Подгузов

К вопросу о некоторых методологических проблемах современной физики

«Китайский» язык эйнштейнианства

Как показала история науки, успех в каждом наиболее значительном исследовании закладывался добросовестным, придирчивым поиском исходного пункта движения мысли ученого, своеобразной «архимедовой опоры», т.е. формулирования бесспорно очевидного понятия, незыблемость которого определяется не только здравостью ума исследователя, но и объективным содержанием предмета исследования, настолько очевидным, что его существование требует доказательства только в пыточной камере «святой инквизиции».

Так, например, блеск евклидовой геометрии обязан, прежде всего, той безупречной аксиоме, которая не требует доказательств и означает, что если вы находитесь в здравом уме и ясной памяти, то две бесконечные прямые линии, лежащие на одной плоскости и нигде не пересекающиеся, будут представляться вам не только параллельными прямыми, но и отправным понятием, способным сыграть роль логической основы для построения стройной системы доказательств свойств геометрических фигур, проявляющих себя на практике.

Естественно, дело не в том, что существует слово «параллельно», а в том, что здоровый мозг с легкостью представляет две бесконечные прямые, лежащие на одной плоскости, и, при этом, ВСЕ точки одной прямой лежат на одинаковом расстоянии от другой прямой, т.е. не удаляясь и не приближаясь к точкам другой прямой в бесконечности.

Одна из причин скромных достижений современной теоретической физики состоит в том, что она покоится не на ясной и бесспорной (для здоровой психики) аксиоме, а на постулатах, часть которых является тривиальными бессодержательными тавтологиями.

Правда, авторы некоторых словарей считают, что греческое слово «аксиома» и латинское «постулат» - синонимы. Однако если сравнить аксиомы Евклида с постулатами Эйнштейна, то легко заметить, что аксиомы Евклида наполнены такими терминами и логически построены так, что, действительно, выглядят убедительно и не требуют доказательств, а постулаты Эйнштейна содержат такие термины, значение которых было неведомо самому Эйнштейну. Например, «инерциальная система» или «время». Невозможно утверждать, что «инерциальные системы» или «время» это настолько простые категории, что НЕ НУЖДАЮТСЯ в доказательствах, и понятны любому читателю.

Эйнштейн, поверивший в «философию» относительности, т.е. в махизм, запрещающий мозгу относиться с доверием к чему-либо, кроме собственных ощущений, и возводящий описательность в главную добродетель ученого, преуспел в деле формулирования постулатов именно, требующих доказательств. Эйнштейн воспринимал явления не как объективные, функционирующие, прежде всего, как «вещи в себе», а с точки зрения стороннего наблюдателя и абсолютизировал то, что, по его мнению, должен или может увидеть наблюдатель, что, следовательно, и должно являться единственно верным вариантом описания физического явления. Но, не имея возможности описать внятно физический смысл происходящих процессов на немецком языке, Эйнштейн решил описать наиболее важные процессы, происходящие в мироздании, «понятным» каждому интеллигентному человеку, языком… тензорных уравнений, т.е. использовать язык математической физики.

Но математическая физика возникла в конце XVII века (усилиями Ньютона и Лейбница), и не от того, что доказала на практике свою исчерпывающую разрешающую способность, а потому, что диалектическая логика достигла своей зрелости лишь в начале XIX века. Законы логики, остались неосвоенными ВСЕМИ современными физиками, особенно в части «Науки логики» Гегеля, до сих пор. Более того, с точки зрения исторических школ логики, современные физики не обладают никаким другим методом исследования физических явлений и процессов, кроме… своего личного, СЛУЧАЙНО найденного, метода «тыка», пусть даже и адронного.

Поэтому, не имея ни малейшего представления о содержании и достоинствах диалектического метода, современные эйнштейнианцы пользуются единственно доступным для них количественным методом исследования, отождествляя его с дифференциальными, интегральными, тензорными и т.д. уравнениями, внешне настолько усложненными, что очень трудно найти среди выпускников технических вузов, специалистов, овладевших, например, теорией относительности за пределами популярных телевизионных передач на канале «Дискавери».

Для специалистов в иных видах человеческой деятельности, разговор двух современных маститых физиков-релятивистов, выглядит точно так, как разговор двух китайцев, находящихся среди представителей, например, финно-угорской группы народов. Всегда эмоционально, проникновенно, с апломбом, без бумажки, они последовательно переходят от одного непонятного раздела к другому, еще менее понятному, завораживая обманутого дольщика перспективой омоложения от путешествия в машине времени, или запугивая перспективой поглощения «черной дырой».

В среде воспитанных людей такое поведение считается не только признаком дурного тона и образования, но и признаком своеобразной ненормальности, когда у человека есть потребность, находясь в обществе, оставаться… непонятым. Можно предположить, что подобные собеседники обсуждают что-то преступное, о чем могут знать только «подельники», или собеседники сами понимают, что диалоги их столь убоги, что неудобно перед финно-угорскими товарищами. Единственное удобство, возникающее от такого поведения, для определенной разновидности физиков состоит в том, что у большинства обывателей возникает вера в то, что данные конкретные физики говорят о вещах, действительно, абсолютно недоступных пониманию простых смертных, в силу объективной сложности предмета обсуждения и, поэтому, придется им просто верить, как шаманам.

Проходят десятилетия за десятилетиями, а дети в школе не могут получить учебников по физике, которые бы не содержали в себе маловразумительные фразы, пересыпанные древнегреческими и латинскими буквами. В подавляющем большинстве случаев дети учатся физике на тройки потому, что педагоги-физики, вместо получения наслаждения от умножения рядов благодарных «знаек», множат ряды запуганных митрофанушек, способных, в лучшем случае, боясь двоек, слепо зазубривать «уроки». Лишь некоторые, особенно усидчивые зубрилы, заучившие мантры современных алфизиков, допускаются в их сообщество с разрешением выводить лямбду из сигмы, но только в том случае, если вы свято верите в «бо-о-ольшой взрыв».

Например, один из переводчиков лекций Дирака «Общая теория относительности», Д.И. Блохинцев, пишет, что «Отличительной чертой этой книги является компактность и изящность изложения». Как видим, и у переводчика, пишущего предисловие от своего имени, не поднялась рука применить слова понятно и доходчиво. Но на фоне многих других трудов по теории относительности, как считает Блохинцев, «Книгу П.А.М. Дирака можно назвать «математическим минимумом» в области общей теории относительности». Как видим, не логическим, а математическим. Сам же Дирак в предисловии к своим лекциям изящно пишет: «Согласно общей теории относительности Эйнштейна, для описания [принцип махизма, П.В.] физической реальности, требуется искривленное пространство». Постулат такой. Требуется, и всё тут. Не может Эйнштейн понять и вскрыть физическое содержание гравитации, ну что ж, объявим пространство кривым и подгоним математизированные рассуждения под этот, требующий доказательства, посыл. А чтобы у детей в школе и выпускников механико-математических факультетов не возникало вопросов, мобилизуем «древнекитайский язык». Дирак в своей лекции пишет, что «для описания искривленного пространства… имеется хорошо развитый, но довольно сложный математический аппарат. Каждый, кто хочет овладеть теорией Эйнштейна, должен им овладеть». Как видим, вопрос о понимании сущности физического процесса вообще не стоит. Изучите сначала сознательно усложненный язык Эйнштейна, и вы познаете, но… только саму теорию Эйнштейна, а не физику гравитации. А дальше, с изящной логикой Дирак пишет, что для понимания общей теории Эйнштейна «не требуется предварительных знаний, выходящих за рамки фундаментальных идей специальной теории относительности и умения дифференцировать полевые функции». Всего-то делов.

Но дела в физике пошли бы много успешнее, если бы физики не спекулировали на непознанных «темных материях» и «черных дырах», на своем умении «дифференцировать полевые функции», а направили бы свои умы на поиск физической аксиомы, которая укладывалась бы в рамки здоровой психики и являлась отражением объективного, наиболее фундаментального свойства физического мира.

Однако подобно тому, как экономические спекуляции кормят огромный класс теоретиков экономистов, типа Мэнкью, подобно этому огромное количество остепененных физиков кормится на спекуляциях, рожденных туманностью постулатов, превращая бюджеты научных учреждений в «черные дыры».

Чтобы преодолеть укоренившуюся спекулятивность в теоретической физике, для начала, следует в наиболее общем виде оценить возможности того комплекса средств, которыми субъект воспринимает этот мир и субъективно формирует его модель, т.е. требуется оценить соотношение объективного мира и мозга человека, его органов чувств, с помощью которых мозг получает первичную информацию об окружающей его действительности. Иными словами, способен ли мозг только ОПИСЫВАТЬ явления, чему учат Мах, Эйнштейн, Дирак, или мозг устроен так, что вполне способен понять абсолютные объективные законы физической жизни вселенной?

Диаматика исходит из того, что человек и его мозг, являясь частью объективного мироздания, существует как итог всех космических взаимодействий (как и любой другой объект) и самим своим существованием подчеркивает полную адекватность всех своих особенных свойств общим свойствам мироздания, хотя, естественно, и не буквальное тождество. А если сопоставить «устройство» атомов, содержащихся в мозгу человека, с «устройством» атомов, содержащихся в любых земных и неземных телах, то невозможно не заметить полное нейтронно-протонное тождество мозга человека с любым иным объектом космоса.

По крайней мере, сам термин «элементарная частица», рожденный физиками-теоретиками, указывает на то, что и они признают, в принципе, идею наличия общих «кирпичиков», из которых создано всё сущее в мироздании, в том числе и такое, пока, загадочное, «устройство», как мозг. Иными словами, все сущее в мироздании представляет собой интеграцию (различными способами) ОДНИХ И ТЕХ ЖЕ элементарных частиц. Следовательно, взаимодействие мозга с окружающей его действительностью представляет собой взаимодействие одних и тех же элементарных частиц, отличающихся между собой лишь способом, каким они упорядочены. Упорядоченность элементарных частиц, например, в яблоке, порождает специфический вид, запах, вкус, степень прочности, а упорядоченность аналогичных элементарных частиц в мозге делает его пригодным для отражения СУЩНОСТИ объектов, приходящих в соприкосновение с мозгом тем или иным способом. Различие в порядке организации элементарных частиц в яблоке и мозге Ньютона, при их соприкосновении, привели к тому, что мозг Ньютона вывел закон всемирного притяжения, а яблоко лишь издало специфический тупой звук падающего предмета. Яблоко, хотя и составленно из электронов, протонов и нейтронов, как и мозг, но не способно думать. Мозг, как показал многовековой опыт, не способен принимать форму яблока, не теряя свойств мозга.

Тождество элементарных частиц, образующих и мозг, и небесные светила, позволяет относиться с доверием, как к проявлениям Солнца, так и к проявлениям человеческого Мозга.

Какой же неопровержимый вывод мозга можно использовать в качестве отправного пункта для выявления наиболее фундаментального свойства мироздания, способного сыграть роль путеводной звезды в дебрях и спекуляциях теоретической и математической физики?

Аксиома физики

Существует ли предел числовой последовательности?

Если люди уже окончательно признали, что НЕВОЗМОЖНО изобрести «последнее число», то это означает, что человеческий мозг с легкостью способен постичь нечто, что принято называть бесконечностью. Причем, не только у хороших философов, но и у многих математиков, в отличие от физиков-махистов, термин «бесконечность» не вызывает ни малейшей мистической реакции. Напротив, только применяя понятие «бесконечность», математики смогли создать то, без чего сегодня не может обойтись теоретическая физика: без дифференцирования, в том числе и «полевых функций».

Мозг способен отразить одно из наиболее фундаментальных свойств мирозданья, - его бесконечность, т.е. то, что невозможно пощупать руками и увидеть глазами. Абсолютная научная ясность и продуктивность идеи бесконечного подтверждается силой авторитета геометрии Евклида, которая, с одной стороны, учитывает абсолютную неспособность человека провести, например, мелом, уходящие в бесконечность две безупречные параллельные линии, а с другой стороны, исходит из логически безупречного вывода ума, усвоившего и развившего идею бесконечности числовой «оси» в интересах решения проблем геометрии.

Если числовая ось бесконечна, то две прямые, рассматриваемые как бесконечные числовые «оси», лежащие на одной плоскости, если они не пересекаются в бесконечности, могут называться параллельными прямыми.

Но парадоксально то, что многие физики, изучившие в школе геометрию Евклида, повзрослев, утратили способность проводить идею бесконечности во всех научных исследованиях объективной действительности, окружающих физиков.

Диаматика бесконечного и конечного

Итак, первой аксиомой, не требующей доказательств для человека со здоровой психикой, адекватно отражающей важнейшие объективные свойства физического мира, является его ± бесконечность.

Поэтому, если, например, умножить массу любого материального объекта на бесконечность - мы и будем иметь представление о полной массе вселенной, без малейшей погрешности. Это количество - величина абсолютная. Слово «абсолют» применяется в диаматике как для обозначения неизменных реальностей, так и для обозначения истин, адекватно отражающих объективную реальность.

Из аксиомы о бесконечности материального мира со всей очевидностью следует, что интегральная сумма всех моментов движения в любой микромомент (по человеческим меркам) времени - бесконечна. Но и энергия каждого электрона - бесконечна. Ничем иным нельзя объяснить вечность мироздания, кроме как неуничтожимостью материи, каждая частица которой, находится в бесконечном движении, порождая эффект бесконечных энергетических проявлений. Поэтому ленинское изречение о том, что даже электрон неисчерпаем, в том числе и как источник энергии, является истиной, в отличие от того, что вытекает из известной формулы Эйнштейна, согласно которой внутренняя энергия определенной массы, хотя и велика, но конечна. Причем, энергия электрона неисчерпаема не только потому, что его внутренняя структура бесконечна, но и потому, что каждый электрон является продуктом всей бесконечной космической энергии, бесконечно «протекающей» через каждый электрон и, таким образом, обеспечивающей каждый электрон неизбывной энергией.

Каждый электрон представляет собой не автономный «шарик», летающий по орбите в неподвижном эфирном «дыму» под воздействием запасов своей внутренней энергии, как, например, ракета, а своеобразную «фильеру», до известной степени, место, через которое беспрерывно протекает дозированными порциями материя, создающая своим движением эффект, который и проявляет себя, в одних случаях, как электрон, вращающийся вокруг ядра атома, в других случаях, как «свободный» электрон в «плазме», в третьих случаях, как «голая» волна, в зависимости от испорченности наблюдателя.

Бесконечность пространства, материи и момента количества движения является объективным условием и единственно возможным объяснением причин, исключающих и «тепловую смерть вселенной», энтропию, ибо невозможно исчерпаться и впасть в беспорядок чему-либо бесконечному.

Любые нарушения космического порядка, возникающие на местном уровне, обязательно будут нейтрализованы энергией бесконечности. Именно поэтому любые взрывы самых мощных бризантных веществ и ядерных боезарядов длятся микросекунды, поскольку они вступают во взаимодействие с бесконечным потоком упорядоченной энергии, скорость проявления которой не ниже скорости света. Эта энергия организована в бесконечном пространстве, и поэтому любое местное частное возмущение не имеет никакого существенного значения для процессов, протекающих во всем мироздании. Энергия взрыва убывает обратно пропорционально квадрату расстояния именно потому, что, по мере удаления от центра взрыва, его «микроскопическая» энергия не просто «размазывается» по большей площади, а именно гасится (постоянным по величине) потоком упорядоченной энергии бесконечного космоса, приходящимся на каждый квадратный сантиметр сферы, образуемой взрывной волной. Можно, конечно, осуществить взрыв в прочной вакуумной трубе, но и тогда его распространение при неизменном сечении взрывной волны будет иметь предел дальности, как и кумулятивная струя неизменного сечения. Разумеется, и охлаждение газов будет играть роль, но снижение температуры до нормальной и есть одна из форм воздействия бесконечной, упорядоченной энергии космоса на частный внесистемный энергетический всплеск. Атомные взрывы, произведенные в космосе на высотах не менее 400 км, «как ни странно», оказались также весьма кратковременными и весьма ограниченными в пространстве.

Однако сегодня в среде некоторых физиков пользуются успехом некоторые спекуляции, содержащие «доказательства» конечности космического пространства. Один из вариантов «доказательства» конечности пространства состоит в том, что если ограниченное пространство имеет форму шара, то сколько бы физик не бродил по его поверхности, он никогда не найдет конец шара, «следовательно», утверждают поклонники идеи конечности пространства, бесконечность конечности мирозданья - доказана: бесконечность воплощена в ограниченном пространстве очень большого шара, ползая по которому невозможно обнаружить конец, тем более не зная, как он выглядит. Примерно так же «думает» и муха: раз уж она, ползая по бильярдному шару, не нашла конца, значит шар бесконечен. Невозможно не поражаться мушиному мышлению некоторых физиков, которые выдают анекдот об отсутствии у шара официально признанного конца за доказательство конечности пространства. А махисты со всей серьёзностью рассуждают о том, что идея бесконечности пространства несостоятельна потому, что невозможно это установить экспериментально.

Разумеется, физики-махисты посчитают некорректным умножать массу видимой части Вселенной на бесконечность потому, что эффект «красного смещения» интерпретирован ими в единственном варианте, как «свидетельство» того, что некоторое время назад вся материя всего мирозданья была конечна, и сконцентрирована она была в ЕДИНСТВЕННОЙ точке, тождественной геометрической, а пространство и время, в связи с этим, отсутствовали. Затем, по мнению эйнштейнианцев, в связи с последовавшим «большим взрывом», точка стала «разбегаться», образуя пространство, время, галактики и, подобно «поп-корну», до сих пор, «разбегается». А если это так, то ясно, что за границей разбегания ни материи, ни пространства, ни времени нет. Иными словами, многие современные физики-теоретики считают нескромным умножать массу видимой части Вселенной на бесконечность, потому что, согласно «философии» махизма, нельзя оперировать тем, что не воспринимается органами чувств непосредственно. Вот когда сторонники Маха и Эйнштейна доберутся до конца бесконечной вселенной и, потрогав её конец, убедятся, что и за концом вселенной всё остальное «непространство» заполнено материей с плотностью, равной плотности материи в видимой части космоса, только тогда они позволят себе умножить, т.е. никогда.

Тем временем, археологов радуют многочисленные находки, доказывающие наличие в различных культурах большинства древних народов необычайно развитого календарного дела. Календари, составленные с помощью прежних методов астрономии много тысяч лет тому назад, не противоречат современным. Такую устойчивость внешней картины видимой Вселенной, хотя бы по отношению к Полярной звезде, наблюдаемой в течение тысячелетий всей писаной истории, ничто не мешает применить в качестве основы для понимания физической сущности всего мирозданья.

Невозможно, чтобы при огромных скоростях «разбегания вселенной», якобы заданных энергией «большого взрыва», вызывающих «красное смещение», относительное положение небесных тел сохраняло свой порядок на протяжении тысячелетий. Не искалось и не найдено объяснение причинам, которые вынудили «небесные тела» расположиться в разбегающейся вселенной в достаточно стройном и устойчивом порядке, тем более что все взрывы, в том числе самые мощные атомные, проведенные в космосе, не повлекли за собой эффектов, напоминающих непрерывное разбегание или формирование систем, напоминающих планетарные. Взрыв как импульсное одноактное воздействие порождает энергично затухающее, а не нарастающее радиальное «разбегание», образующее локальное «облако».

Космические корабли в космосе вынуждены применять ракетные двигатели для поддержания необходимой скорости космических аппаратов, что доказывает наличие своеобразной формы «сопротивления» космического «вакуума», препятствующего бесконечному равномерному движению тел, искусственно выведенных на орбиту. Но физики сегодня этот процесс «объясняют» одним единственным доводом - гравитацией, носители которой всё еще не обнаружены. А если учесть, что одна из нобелевских премий уже выдана ученым, открывшим, что при сближении материальных частиц гравитация исчезает вовсе, то нет сомнения, что эйнштейнианская модель «гравитации» вообще никогда не найдет своих материальных носителей.

Иначе говоря, вполне возможно, что Хаббл сделал великое открытие - «красное смещение», но недопустимо категорично и однозначно сформулировал возможные причины его возникновения, а большинство физиков с повышенной внушаемостью, бросились искать не физические, а «притягивать за уши» математические, т.е. количественные «доказательства» к единственной модели до сих пор «разбегающейся вселенной», несмотря на всю страшную гравитацию «черных дыр».

Бесконечность и пространство

Невзирая на то, что идеология «красного смещения» и «большого взрыва» получила уже большее распространение, чем Библия, мы будем исходить из того, что выражение «физическое пространство» принято в диаматике для обозначения объективной, не зависящей от наблюдателя реальности, представляющей собой бесконечность во всех направлениях, не обладающей дискретностью, никак не порождаемой и никем неуничтожимой. Пространство есть олицетворение абсолютной бесконечности и покоя, ибо бесконечности некуда перемещаться или распространяться, поскольку она - бесконечность. Степень покоя пространства абсолютна. В пространстве все случаи, в том числе и механического движения, являются случаями абсолютного движения. Относительным может быть, как раз, только покой отдельных материальных объектов микро- и макромиров. Все материальные объекты находятся в состоянии абсолютного движения относительно пространства, и невозможно сформулировать причину, в силу которой материальный объект мог бы покоиться в пространстве.

Принцип относительности лишь свидетельствует о тех объективных трудностях, которые испытывает педантичный наблюдатель, вознамерившийся зафиксировать тот или иной случай конкретного движения с учетом движения самого наблюдателя. Не имея технической возможности исследовать своё движение относительно реальной точки пространства, он пытается привязать точку отсчета к какому-либо «неподвижному» объекту, но, не найдя его, впадает в своеобразную панику под названием «теория относительности», т.е. абсолютизируя… относительность, не понимая, что всякое относительное движение может возникнуть лишь как результат существования абсолютного движения.

Любая точк бесконечного, абсолютно неподвижного пространства является идеальной абсолютной точкой отсчета, независимо от того, может или не может простой смертный экспериментально воспользоваться этой физической реальностью с абсолютной полнотой, т.е. «вбить гвоздь» в то место пространства, в «гринвичский меридиан» космоса, которое он будет использовать в качестве абсолютной точки отсчета.

Для людей, овладевших методом научной абстракции, определение абсолютной точки отсчета не представляет никаких затруднений. Декарт предложил ставить эту абсолютную точку отсчёта на простом листе бумаги и проводить через неё пару перпендикулярных прямых для облегчения фиксации траектории движения любых других точек на этой плоскости, и, как показала дальнейшая многовековая практика, эта модель бесконечного пространства позволяет с высокой степенью точности открывать и описывать законы самых различных форм и типов относительного и абсолютного движения в космическом пространстве, не вставая дома со стула. Причем открытию и описанию подлежат не только законы перемещения и распространения, но и законы движения качества, что также поддается графическому отображению в диаграммах и графиках.

Высокая разрешающая способность, например, аналитической геометрии, как достаточно абстрактной науки, отражает именно это свойство пространства, т.е. то, что каждая точка незыблемого пространства может служить абсолютной точкой отсчета для исследования всех абсолютных и относительных, конкретных форм движения в пространстве. Пространство можно представить как бесконечное множество точек, размер которых бесконечно мал, но свойства которых отражают основное свойство пространства - незыблемость. В связи с этим, точка, взятая в любом месте, на любой реальной плоскости, например, на классной доске, является точкой отсчета для всех остальных точек, образующих данную плоскость. Естественно, если по данной плоскости начнет передвигаться, например, муха, то, приняв любую точку на теле мухи, за ориентир, мы получим траекторию движения мухи относительно точки отсчета на плоскости или относительно другой мухи, ползающей по этой же плоскости. Если представить, что муха представляет собой не одну, а триллион точек, то и в этом случае, никаких непроходимых трудностей не возникает, даже если представить, что нужно решить эту задачу не на одной, а сразу не трёх перпендикулярных друг к другу плоскостях, т.е. в пространстве. Если вас смутит, что классная доска вращается вместе с землей, то для задачи с мухой, ползающей по конкретной доске, это не имеет никакого значения. Если же вы хотите изобразить траекторию движения мухи, ползающей по доске, но относительно Солнца, то, просто, окажется, что траектория движения мухи относительно Солнца самым ничтожным образом отличается от траектории самой Земли. И все это можно принципиально выяснить, не отходя от классной доски и не меняя точку отсчета.

Эйнштейн был загипнотизирован мнимыми, чуть ли неразрешимыми трудностями, которые, якобы, испытывает наблюдатель в связи с вращением Земли вокруг собственной оси и Солнца, т.е. в связи с многостепенной кривизной движения наблюдателя относительно объекта наблюдения. Но, если бы Эйнштейн учел соотношение радиуса Земли и бесконечности вселенной, то он понял бы, что величина смещения наблюдателя, т.е. величина погрешности, возникающая под воздействием вращения Земли, для принципиального решения проблемы познания абсолютных и относительных форм движения не имеет никакого значения при выяснении вопроса об абсолютности движения всех тел, как в ограниченном объеме, так и в бесконечном пространстве.

Евклиду хватило философской культуры, чтобы использовать абсолют бесконечности для формулировки исходной аксиомы планиметрии. Философия махизма сыграла с Эйнштейном злую шутку и заставила его идти в своих рассуждениях от самых частных, самых мелочных житейски-кухонных посылок и бессодержательных постулатов к обобщениям. Эйнштейн, как известно, не задавался вопросом, какие физические факторы обуславливают одинаковость действия законов во всех инерциальных системах отсчета, как и вопросом о физическом смысле и сущности самих инерциальных систем, причинах инерциальности. Поэтому картина мирозданья приобрела в его сознании сказочно-библейские, мистические формы, зависящие не от физической сущности, а лишь от формы пространства и способностей наблюдателя. Хотя, достаточно было поразмышлять над возможностями космоса в определении судьбы планеты и возможности планеты по влиянию на Космос, чтобы прийти к выводу о примате общего над частным, бесконечного над конечным, объективного над субъективным, чтобы не подменять вопрос о сложности исследования, о возможных погрешностях исследования, порожденных незрелостью субъективных методов исследования, тезисом о невозможности постижения абсолютных истин по «причине» отсутствия в мироздании абсолютных физических сущностей, абсолютных точек отсчета и т.п.

Таким образом, система координат, введенная в практику научно-теоретического исследования Декартом, не является лишь ловкой субъективной конструкцией, граничащей с логической спекуляцией. Полной спекуляцией является, как раз, «теория кривизны пространства». Тот факт, что абстрактная система координат оказалась универсальной, т.е. способной отражать не только механические перемещения, но и фиксировать любые взаимозависимые химические, социальные и иного рода абсолютные и относительные изменения, происходящие в материи и субъективных областях, убеждает в том, что точка отсчета, лежащая в основе системы координат, абсолютна. Подобно тому, как нет никакой необходимости помещать Солнце в черепную коробку, чтобы иметь научное представление о многих свойствах этой звезды, подобно этому, нет никакой необходимости искать конкретную точку отсчета в реальном пространстве. Достаточно представить её мысленно и поставить в любом месте, хоть на относительно ровном листке бумаги, хоть на пляжном песке, как это делал ещё Архимед.

Как показала история, этот нехитрый прием позволил ученым смоделировать немало реальных процессов относительного и абсолютного движения не только в механических, ядерных, в социальных, но и в космических средах. Выбор мест создания стартовых площадок показывает, что для расчета траектории полёта космических аппаратов необходимо определить местоположение ТОЧКИ на вращающейся Земле и времени старта. Т.е. выбрать момент, который будет наилучшим образом соответствовать программе полета, и эта точка будет иметь значение абсолютной точки отсчета для всех последующих фаз полета. И оказалось, что, при всей относительности движений, при всем многообразии возможных траекторий тел, требующих учета для достижения цели данного полёта, не существует непреодолимых препятствий в деле отождествления точки старта, произведенного в некоторый момент времени, с точкой отсчета траекторий ВСЕХ объектов, связанных с конкретной космической задачей. В результате на итоговой схеме полета застывает замысловатая многопорядковая кривая, отражающая траекторию не только относительно космических тел, но и относительно самого покоящегося пространства.

Бесконечность и материя

Идея бесконечного не менее продуктивна и при исследовании сущности другой важной составляющей вселенной - материи. Наличие принципиальной возможности делить арифметическую единицу на бесконечное число частей не является плодом свободной фантазии математиков. Она - отражение коренного свойства материи - её БЕСКОНЕЧНОЙ дискретности.

Распространение идеи бесконечного на структуру материи неизбежно приводит к выводу, что не существует какой-то последней, неделимой частицы, воплощающей в себе конечное свойство материи, её субстратность, т.е. исходный кирпичик из которого «построены» все остальные формы материи и её уровни. Однако, по вполне понятной причине, а именно, в силу некоторой методологической недообразованности и нравственной беспринципности, значительное число представителей современных «точных» наук, с детской непосредственностью, избалованностью и упрямством ищут не только конец пространства, но и «последнего» носителя массы, делающего материю осязаемой, «вещной», инерционной. Т.е. современные физики, в данном вопросе, отличаются от физиков древней Греции лишь тем, что те искали мельчайшую неделимую частицу вещества, атом, а нынешние ищут мельчайшую неделимую частицу материи. Забавнее всего то, что «ученые» данной категории делают вид, что, найдя «носителя» материи, например, бозон, они прекратят дальнейшую деятельность и не будут пытаться определить из каких агентов состоит масса носителя массы.

Большинство эйнштейнианцев так и не поняли, что слово «материя» употребляется, прежде всего, в философии, во-первых, для обозначения одной из объективных составляющих мироздания, столь же объективной как и пространство и время, а во-вторых, для обозначения того элемента бытия, которое обладает свойством образовывать, сохранять и изменять формы, прежде всего, «вещного мира», порождающие в сознании человека ощущения.

Многие современные физики не понимают, что, как таковой, материи в природе не существует, поскольку она вся и всегда пребывает в бесконечном множестве каких-либо конкретных форм, начиная со звезд, планет, паровозов, картофеля и, не кончая, протонами, бозонами… Правда, есть и такие физики, которые, убедившись в том, что последней частицы материи выявить невозможно, пришли к горестному выводу, что материи нет вовсе.

Категория «материя» есть и объективный и субъективный абсолют, поскольку, какие бы формы материя не принимала в ходе их развития, она остается объективной реальностью, независимой от её формы или нашего сознания, но воспринимаемой сознанием в конкретных ощущениях, образах, представлениях и определениях. Следовательно, адекватное отражение сущности материи в сознании образует субъективный абсолют - категорию «материя», исключающую какую-либо детализацию. Т.е. например, стол материален, но материя не столообразна. Причем, если в отражении отдельных свойств материального мира сознание имеет возможность бесконечно приближаться к постижению частных сторон материи, то сущность материи ограничивается одним исчерпывающим понятием: объективная реальность, образующая бесконечный вещный мир на всех его уровнях. Однако, поскольку этот абсолют, одновременно, и субъективный, то в индивидуальном сознании он может иметь массу личных психологических оттенков, уровней ясности понятия и их расположения на «шкале» познавательной ценности индивида. Т.е. материя как субъективный абсолют есть высшее достижение философской культуры человечества, но поскольку не все представители человечества овладели философским уровнем мышления, постольку в большинстве индивидуальных представлений материя ассоциируется лишь с конкретными осязаемыми объектами. Весь махизм на этом и покоится: чего мы не видим и не можем потрогать, то не существует.

Повторим, что материя является абсолютом потому, что абсолютно неизменно её качество (быть объективной реальностью) и количество в мироздании. Оно бесконечно и неуничтожимо, поэтому оттенки и заблуждения в отражении материи, никак не влияют на саму материю.

Только время и пространство не способны менять свои формы. Форма есть внешнее выражение содержания и сущности явления. А поскольку, например, у времени есть только одно содержание, совпадающее с сущностью, постольку форма времени совпадает с содержанием, т.е. оно бесконечно и не дискретно. Это в полной мере относится и к пространству. Пространство есть бесконечность. Его содержание и сущность совпадает с формой его существования и не способно принимать никакие иные формы, кроме пространства, существующего вечно и бесконечно.

Материальные же объекты, в связи со своей корпускулярностью, способны образовывать различные объемы. Применять термин «пространство» к объему это значит проявлять склонность к терминологической антисанитарии. Имея дело на практике лишь с объемами, люди закрепостили своё мышление и свои представления об объемах, не понимая, что сознание, переходя от познания объема к познанию пространства, должно совершить качественный скачок ровно в той степени, в какой бесконечное пространство «скачкообразно» отличается от конечного объема. Но большинству физиков не удается сделать этот скачок.

Материя как философская категория неприменима для объяснения физических явлений, поскольку обозначает всю бесконечную материю на всех уровнях её бытия одновременно и во веки веков, во всей её целокупности, а не какую-то её часть или отдельную форму. Физикам не стоит искать субстрат философской категории, поскольку субстратом материи может быть только сама материя в её всеобщем бесконечном содержании. Именно это не понимают современные физики, поскольку никогда не занимались серьёзно философией. Им, «по долгу службы», надлежит предметно заниматься совершенно конкретными свойствами физических микро- и макро-объектов и формами их взаимодействий. Иной вопрос, что физикам не помешает глубокое знание философии, чтобы «случайно» не подменять предметы исследования и степень их обобщений, удлиняя, тем самым, путь к истине до размеров «дурной цикличности».

В сталинскую эпоху многие физики и биологи писали друг на друга доносы именно потому, что пытались привлечь партийную власть на свою сторону и дать своим конкретным, локальным физическим и биологическим гипотезам безграмотные философские обоснования, или, наоборот, опровергнуть своими конкретными открытиями некоторые всеобщие объективные законы диаматики. А некоторые физики еще и шантажировали власть, требованиями прекратить критиковать эйнштейнианство, «…а то не будем делать атомную бомбу…».

Они не осознавали, что и категория «объективное» - философская, поскольку применяется лишь для обозначения явления, независимого от сознания, тем более, от наблюдателя. Т.е. у материи, пространства и времени нет причин для их возникновения, поскольку они существуют вечно, т.е. бесконечно, а потому сами являются первопричиной всех наблюдаемых и не наблюдаемых форм бытия, данных человеку в ощущениях и представлениях. Материя, пространство и время и есть «святая троица» диалектиков материалистов. Они едины, объективно неразделимы и, в то же время, они - противоположности, качественно отличные друг от друга. Все изменения формы материи происходят в пространстве и во времени, но пространство и время не определяет свойства материальных форм.

Что касается идеалистов и многих современных физиков, то они исходят из того, что пространство обладает свойством кривизны, конечности, что время обладает свойством ускоряться или замедляться со скоростью, например, 5 секунд в секунду, что всё, данное человеку в ощущениях и преставлениях, является продуктом идеи, главным образом, идеи, рожденной сознанием бога. Следовательно, любое явление существует только в сознании бога и не имеет объективного бытия, независимого от сознания. Но это уже совсем другая «физика» и, раз все подобные физические явления происходят только в сознании, то этим должны заниматься психологи и психиатры.

Как уже стало бесспорно известно многим физикам, формы материи бесконечны и простираются далеко за пределы ощущений человеческими органами чувств. Однако для человека с обыденным сознанием наиболее убедительным доказательством существования материи остаётся лишь мир окружающих его предметов. Тем не менее, потребности постоянно усложняющейся общественной практики, потребности конкуренции и политического противоборства, т.е. социальные обстоятельства, вынудили ученых обратиться к исследованию, как микроуровней, так и макроуровней материи, недоступных органам непосредственных ощущений. Оказалось, что свойства и формы материи на её инфра- и ультра-уровнях можно познать, прежде всего, при помощи логического абстрактного мышления, способного приводить исследователя к верным выводам о свойствах материи не через непосредственные ощущения, а путем построения логических цепочек, основу которых составляет принцип каузальности, т.е. причинно-следственной связанности явлений материального мира. Разумеется, это обстоятельство не отрицает силы практики, необходимости опыта, эксперимента, но любой практический опыт приобретает научную ценность и позволяет сформулировать законы, по которым разворачивается эта практика, лишь после того, как всесторонне осмыслен. Более того, любому опыту предшествует, порой примитивная, но гипотеза, содержание которой хотя и субъективно, но внутренне логично.

Именно логика позволила некоторым физикам сделать вывод из факта наличия положительно и отрицательно заряженных частиц, зафиксированных косвенными методами, и построить несколько взаимоисключающих моделей строения атомов и получить практическое подтверждение правильности одной логически стройной модели структуры атомов. Однако, возникающие время от времени, скандальные разоблачения заказных спекуляций, например, на «дефекте массы», на проблеме перевода часов в 2000 году, по поводу опасности возникновения «черной дыры» в коллайдере, полное молчание относительно то ли шуток, то ли 15000 экспериментов, в которых нейтрино двигались со скоростью выше скорости света, указывают, мягко говоря, на несовершенство представлений современных официальных физиков относительно сущности материи, пространства, времени и свойств элементарных частиц.

До сих пор остается непонятым то обстоятельство, что помимо количественного анализа, более или менее пригодного для обработки методами математики, существует ещё и качественный анализ, подвластный, пока, только диаматике.

Согласно библейской легенде, вещный мир возник просто из «ничего», по воле бога. Эйнштейнианцы пошли параллельным курсом с Библией. Тоже, из ничего сотворили всё. По их мнению, объекты «вещного», зримого мира, т.е. звезды и протоны, образовались в результате «большого взрыва» после относительно длительного пребывания в некой «точке» в абсолютно неструктурированном виде.

Однако не существует никакого удовлетворительного объяснения причинам, которые первоначально сосредоточили бы всю материю мирозданья в одной точке, невероятно безвременное время удерживали её в этом неопределенном состоянии и, в конце концов, породили «большой взрыв». А поскольку это извечное состояние материи никак не объясняют с точки зрения науки, в этот постулат остается только верить людям, склонным к самообману и обману. Авторы концепции «большого взрыва», как всегда, просто постулируют, что изначально была микроминиатюрная материальная точка «невероятной» плотности, а история пространства и времени началась после того, как точка взорвалась по неустановленной причине. Более того, не установлено, относительно чего эта точка была «очень» маленькой - относительно Солнца или электрона. Разные интерпретаторы на пальцах демонстрируют разные величины. Физики не утруждают себя и объяснением того, что такое: «гигантская» или «страшная сила гравитации».

По необъясненной причине, большая часть представителей современной физики отрицает наиболее безупречное, с логической точки зрения, предположение, что пространство, время и материя существовали всегда, никогда не возникали, не сжимались ни до точки, ни до грецкого ореха, а, тем более, ниоткуда не появлялись и никуда не исчезали именно потому, что все эти объективные элементы мирозданья вечны, бесконечны во времени, с какой бы стороны субъекты не рассматривали их объективные сущности.

Бесконечная, видимая и невидимая невооруженным глазом, изученная с применением соответствующих методик и инструментов непосредственного и опосредованного наблюдения, макро- и микро-вселенная, указывает путь, по которому должна следовать мысль, познающая мирозданье во всех его материальных формах и уровнях.

Уже ни у кого не возникает сомнения относительно «планетарности» устройства и атомов и солнечной системы, хотя нельзя признать удовлетворительными варианты существующих объяснений причин, в силу которых шарообразные планеты достаточно устойчиво вращаются вокруг Солнца, которое, в свою очередь, и шарообразно, и, вращаясь вокруг своей оси, катится по своей орбите. Какими взаимодействиями приводятся во вращение планеты и звезды, какими постоянно действующими силами шарообразные небесные тела «подталкиваются» и «катятся» по своим орбитам? Пока это движение огульно объясняется лишь действием сил гравитационного поля. Хотя, как уже отмечалось, никаких носителей эффекта гравитации вообще не обнаружено.

Пока физики стараются просто отделаться от подобных вопросов, постулируя, что масса больших космических тел, особенно очень больших, и порождает эффект гравитации, дескать, это бесспорный факт, а потому объяснение его следует принять… на веру, как постулат. Именно масса, по мнению эйнштейнианцев, порождает силы «гравитации», которые притягивают людей к поверхности Земли, но не объясняет, почему, вместо того, чтобы просто притягиваться друг к другу, шарообразные планеты и звезды вращаются вокруг своих осей и «катятся» по своим циклопическим орбитам. И даже теория «большого взрыва» ничего в этом устойчивом и гармоничном движении не объясняет, и объяснить не способна.

Если Ньютон в падении яблока на Землю увидел эффект гравитационного притяжения, то нетрудно представить как его удивила бы сила «гравитации» пылесоса, втягивающего в себя, подобно «черной дыре», довольно массивные предметы и, тоже, не позволяющего этим телам вырваться из пылесоса. Жуть. Более того, если пренебрегать открытиями Торичелли, если вообще не интересоваться физической сущностью «гравитации», то можно, надев хорошие наушники, не слыша шума всасывания, вывести закон всемирного тяготения… пылесосов, сопоставляя массу пылесоса с массой притягиваемого объекта и квадратом расстояния между ними. Наверняка, кое-какая корреляция обнаружится. Иначе говоря, прежде чем хвататься за арифмометр, нужно понять, что вы собираетесь «обсчитывать».

В экономике, для получения кредита, практически все начинающие бизнесмены составляют бизнес-план, главной составляющей которого являются математические расчеты, показывающие, каким мощным потоком польется прибыль в закрома молодого бизнесмена. Банк, как правило, принимает все эти вычисления и выделяет кредит. Но, как показывает мировая практика, подавляющее БОЛЬШИНСТВО кандидатов в олигархи разоряются в первом же году. В США эта цифра достигает 150 000 в год, а в Европе и того больше.

В теоретической физике немного не так. Если вы неправильно, но абсолютно непонятно обсчитали, а тем более, «объяснили» гравитационные эффекты, то планеты и звезды не обратят на это никакого внимания, никуда не упадут, а если эти вычисления и рассуждения понравятся нобелевскому комитету и церкви, то это облегчит вам путь к академической мантии.

В Википедии говорится:

«Гравитация (притяжение, всемирное тяготение, тяготение) (от лат. Gravitas - «тяжесть») - универсальное фундаментальное взаимодействие между всеми материальными телами. В приближении малых скоростей и слабого гравитационного взаимодействия описывается теорией тяготения Ньютона, в общем случае описывается общей теорией относительности Эйнштейна. Гравитация является самым слабым из четырех типов фундаментальных взаимодействий. В квантовом пределе гравитационное взаимодействие должно описываться квантовой теорией гравитации, которая ещё полностью не разработана».

Ну и ничего, что полностью не разработана. Какой простор для фантазии.

«Гравитационное поле, - продолжает запутывать Википедия молодого читателя, - так же как и поле силы тяжести, потенциально. Это значит, что можно ввести потенциальную энергию гравитационного притяжения пары тел, и эта энергия не изменится после перемещения тел по замкнутому контуру. Потенциальность гравитационного поля влечёт за собой закон сохранения суммы кинетической и потенциальной энергии и при изучении движения тел в гравитационном поле часто существенно упрощает решение. В рамках ньютоновской механики гравитационное взаимодействие является дальнодействующим. Это означает, что как бы массивное тело ни двигалось, в любой точке пространства гравитационный потенциал зависит только от положения тела в данный момент времени.

Большие космические объекты - планеты, звезды и галактики имеют огромную массу и, следовательно, создают значительные гравитационные поля.

Гравитация - слабейшее взаимодействие. Однако, поскольку оно действует на любых расстояниях, и все массы положительны, это, тем не менее, очень важная сила во Вселенной. В частности, электромагнитное взаимодействие между телами на космических масштабах мало, поскольку полный электрический заряд этих тел равен нулю (вещество в целом электрически нейтрально).

Также гравитация, в отличие от других взаимодействий, универсальна в действии на всю материю и энергию. Не обнаружены объекты, у которых вообще отсутствовало бы гравитационное взаимодействие.

Из-за глобального характера гравитация ответственна и за такие крупномасштабные эффекты, как структура галактик, черные дыры и расширение Вселенной, и за элементарные астрономические явления - орбиты планет, и за простое притяжение к поверхности Земли и падения тел.».

Возникает законный вопрос. Так чем порождается эффект тяжести тела в земных условиях? Каждый физик и читатель википедии ответит, что эффект тяжести порождается гравитацией. А как переводится слово гравитация на русский язык? А слово гравитация, переводится на русский язык как тяжесть. Ну, и кому, что не понятно?

Апрель 2012

(Продолжение следует)

Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(33) 2012
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента