Валерий Подгузов

Общие вопросы теории распределительных отношений

В редакцию пришла статья от читателя П., несомненно, искреннего сторонника коммунистической идеи. Но, познакомившись с содержанием весьма объемной статьи, редакция пришла к выводу, что автор недостаточно разобрался в сущности распределительных отношений, не вполне представляет себе содержание этой формы экономических отношений в период капитализма, на первой фазе коммунизма и на фазе полного коммунизма. Выпячивание роли распределительных отношений, по мнению редколлегии, может возникнуть только в том случае, если автор не предпослал своей статье скрупулезное теоретическое исследование наиболее общих моментов распределительной формы экономических отношений. Поэтому мы и приглашаем наших читателей к теоретическому исследованию темы, предложенной читателем.

Что значит поставить вопрос диаматически?

Многим левым теоретикам вопрос о распределительных отношениях при социализме и коммунизме представляется настолько ясным, что они с жаром берутся за выяснение частного вопроса «как» распределять, не уяснив ни себе, ни читателю, а «что» и «с какой целью» будете распределять, «кто» и «почему» будет распределять.

Между тем, самым общим вопросом для материалиста в этом ряду и является вопрос: что будете распределять, т.е. какими средствами производства в каком количестве и качестве это «что-то», будет произведено, прежде чем оно будет распределено? Без предварительного теоретического решения этого вопроса, новые коммунисты неизбежно обрекут себя на повторение старых ошибок, тем более, что во всех современных левых партийных программа болезненное проявление любви к «тем же граблям» уже проявило себя со всей очевидностью.

Кроме того, нелишне задаться вопросом, является ли вопрос о справедливом распределении животрепещущим для, например, современных масс пролетариев умственного, физического и для носителей окончательно проституированных форм труда? Кто не знает, что современное массовое сознание ведает только один юридически безупречный путь достижения достойной жизни - это «заработать» как можно большую «зарплату» (хоть на изготовлении «паленой водки», хоть на Форексе, хоть в депутатском кресле, хоть на панели) и… гори, все остальное, синим пламенем.

Какой социальный слой современных россиян можно вовлечь в политическую партию, а тем более в реальную борьбу, лозунгом справедливого распределения современного российского «национального» материального достояния, включая дворцы олигархов, «хрущобы», устаревающую промышленность, подержанные западные автомобили и утраченную продовольственную безопасность? А что будут распределять, например, сомалийцы, если им удастся опять встать на коммунистический путь развития? Угнанные танкеры?

Что будем распределять?
Бедность или богатство?

Сегодня, самым общим местом в экономической теории стало деление стран мира на два основных экономических «полюса», на страны богатого Севера и бедного Юга. Такова сегодняшняя реальная экономическая география и картина распределения планетарного богатства между народами. И она такая именно и, прежде всего, потому, что основная масса населения, особенно интеллигенция, имеет предельно бедные представления по вопросу сущности богатства и его распределении, хотя теоретические основы решения этой проблемы заложены ещё Адамом Смитом и коренятся вовсе не в распределительных отношениях.

Сегодня найти на планете среди живых, кого-нибудь, кто изучил и понял содержание второго тома «Капитала» К.Маркса, в котором изложена методология исследования и раскрыты основные законы распределения общественного богатства - невозможно. Мировой экономический кризис, длящийся вот уже три года, прекрасное тому подтверждение.

Не может ни у кого вызвать сомнения, даже у авторов учебников PR, что дворцы и хижины, находящиеся в одном культурном археологическом слое, образовавшемся несколько тысяч лет тому назад, есть убедительное материальное доказательство, что бедность порождена определенными историческими условиями, никак не связанными с марксизмом, хотя бы потому, что многие образцы шедевральной дворцовой архитектуры относятся к тем же археологическим пластам культуры, в которых подавляющая часть населения не умела читать даже святое писание. Т.е. бедность большинства людей планеты возникло за многие тысячи лет до марксизма-ленинизма. Следовательно, утверждать, как это делают демократы РФ, что бедность в России ввел Ленин, абсурдно, поскольку археологи нашли неопровержимые доказательство тому, что редкие памятники богатства и циклопические трущобы бедности возводились на всей планете, на всём протяжении демократического рабовладения, феодального абсолютизма и демократического капитализма по всему миру.

И рабовладение, и феодализм, и капитализм обладают такими низкими производительными силами, что не могут сделать ВСЕХ трудящихся материально обеспеченными людьми, как бы они не надрывались на работах. Мальтус доказал, что при классическом капитализме прирост бедняков опережает рост производительности их труда. Поэтому только завоевания, только организованный грабеж друг у друга, т.е. распределительные отношения, покоящиеся на насилии, могли на время сделать египтян богаче сыновей израилевых, римлян богаче галлов и т.д. А внутри Рима, распределение богатства в пользу латифундистов, тоже много сотен лет подряд осуществлялось за счет вооруженного насилия, а не за счет товарно-денежной формы отношений.

Таким образом, в строгом соответствии с выводами диаматики, богатство не может возникнуть в результате насилия и, в то же время оно не может возникнуть вне отношений насилия, богатство возникает в ходе производства, но концентрируется в отдельных руках только при наличии прямого или косвенного, реального или потенциального насилия. Насилие, есть одна из наиболее древних форм отношений распределения как у африканского водопоя, так и в римском сенате, так и на Капитолийском холме в США. Шасть застреленных президентов США это уже не случайность.

Тем, кто прочитал последние главы первого тома «Капитала» и «Анти-Дюриг», известно, что классики марксизма не отрицали роли насилия в истории, а дали им диаматическое истолкование и доказали, что общественное богатство, будучи произведенным, НАСИЛЬНО распределяется между людьми во всех формациях, основанных на частной собственности на средства производства в пропорциях, порождающих богатство меньшинства олигархов и бедность абсолютного большинства непосредственных производителей.

Бедность, как явление общественной жизни, досталась российскому коммунизму в наследство от многовекового феодализма и весьма сложно было в течение 70-ти лет власти трудящихся изжить зло, которое НАСИЛЬНО культивировалось классом богатых людей, и которое веками воспринималось бедными как их естественное, богом данное состояние. Тем более, сложно всего за 70 лет было изжить духовную бедность религиозно настроенной части населения планеты, сознательно насаждаемую в умы людей в течение пяти тысяч лет писанной истории. Особенно отчетливо это заметно, когда читаешь сочинения Солженицына, Астафьева, Распутина, Аксенова, Войновича, Василя Быкова, стишки и воспоминания Эльдара Рязанова, мемуары Тарковского, Яковлева, Ельцина, когда смотришь и слушаешь передачи Парфенова, Жванецкого. В такие моменты сусальный блеск и духовная нищета интеллектуальных куртизанок становится особенно очевидной.

Дело не выиграло даже от того, что, практически, все исторические эпохи выработали собственные варианты ответа на вопрос о богатстве и бедности, получившие массовое признание и, порой, превратившиеся в манию. Но, независимо от того, какого словарного определения вы придерживаетесь, распределению подлежит, прежде всего, реальная бедность подавляющего большинства населения всех пережитых эпох. В период рабовладения распределялись рабские объемы продуктов производства, в феодальную эпоху, крестьянские крохи. Разумеется, в капиталистическую индустриальную эпоху пролетарский труд стал производить сравнительно большое количество продуктов и именно это уже позволяет повысить уровень потребления значительной части населения, а апологетам капитализма говорить о «социально ориентированной рыночной экономике», например, Швеции, Норвегии. Однако не следует забывать, что подобный «социализм» (при значительном социальном расслоении общества) осуществлен не в XIX веке, а в конце ХХ века, и не за счет «справедливого» распределения, а за счет более продуктивного производства.

Тем не менее, человеческое общество ещё никогда не переживало периода, когда бы ВСЕМ хватало произведенного материального и духовного продукта для полноценной и разумной жизни. Поэтому повсеместно «справедливые» распределительные отношения периодически прерываются массовыми погромами, чинимыми отверженными, то в США, то во Франции, то Германии, то Греции, то Дании, то в Швеции, хотя поводом служит, разумеется, не только само плохое материальное положение людей. Показательно, что участие олигархов в погромах магазинов в перечисленных странах не отмечено. Следовательно, чем дальше человек стоит от олигархического уровня и качества потребления, тем меньше его устраивает текущее распределение материальных и духовных благ.

Никто не будет спорить, что богатство, и бедность можно распределить по-разному, эгоистично или альтруистично. Но тот факт, что распределению могут быть подвергнуты как обильные, так и очень скудные факторы и ресурсы, не вызывает сомнения. Ясно так же, что и конечный социальный эффект от распределения разных объемов факторов и ресурсов будет разным. Вопрос о распределении серости можно не поднимать, поскольку большинство людей понимали и понимают, что уйти от бедности и впасть в серость вовсе не означает достичь богатства. Просто очень часто людям, впавшим в серость, кажется, что они находятся на пути к богатству.

Не требуется большого напряжения ума, чтобы понять: как бы справедливо, т.е. уравнительно, не распределяли «богатства» в бедных странах, положение населения этих стран в мире, в текущем моменте, останется неизменно сложным, если не тяжелым. Сравнительные показатели будут свидетельствовать о том, что данная страна бедная, хотя и справедливая.

Сегодня в мире есть две страны, в которых распределение организованы едва ли не идеальным образом. Ни один народ мира социально не защищен так гарантированно, как, например, народы КНДР и Кубы. Но идиотизм мелкобуржуазности пустил такие глубокие корни в планетарном общественном сознании, что даже безработные в США, даже бомжи на улицах Москвы, а тем более в районе «Рублевки», высокомерно воротят носы от этих самых совершенных систем распределения. Ежегодно десятки тысяч представителей современных развитых рыночных стран предпочитают покончить жизнь самоубийством от безысходности, чем бороться за справедливое, тем более, уравнительное распределение. Такова реальная картина современного массового психоза. Большинство обывателей не убеждает даже тот факт, что, например, на Кубе больше всего людей столетнего возраста, приходящихся на каждую тысячу жителей и что это достигнуто именно разумностью и гарантированностью распределительных отношений. Но даже на Кубе ширится движение умалишенных за уничтожение гарантий и переход на рыночные отношения. Подобные субъекты предпочитают попробовать свои силы в американском рыночном обществе, в котором распределительные отношения существуют лишь для констатации принадлежности человека к касте презренных неудачников.

Для тех, кто внимательно следит за событиями в КНДР и на Кубе, совершенно очевидно, что коммунизм в этих странах построить ещё сложнее, чем в царской России после гражданской войны, но не в силу порочности самой идеи, а в силу мирового обывательского окружения, инфекционности мелкобуржуазного примера и беззастенчивой блокады, осуществляемой США в отношении этих стран.

Как известно, классики марксизма в качестве оптимального варианта свершения коммунистической революции рассматривали вариант одновременной всемирной коммунистической революции. Наиболее часто такой подход объясняют тем, что классики опасались вооруженной интервенции со стороны империалистического окружения. Но забывается, что главную угрозу для дела строительства коммунизма в России Ленин видел в мелкобуржуазном сознании большинства её населения. Более того, Ленин прямо указывал на то, что именно эта сила может сыграть решающую роль в деле реставрации капитализма в России. Обывательское мировоззрение, для усвоения которого не требуется образованность, вызывает такие же яркие реакции и такие же губительные последствия, как и любые галлюциногены. Но с мещанским мировоззрением труднее бороться, чем с наркоманией. Наркомания излечивается даже простым отсутствием производства наркотиков. И всё. Нет поступления в организм наркотиков, нет заболевания. Мелкобуржуазное мировоззрение, наоборот, генерируется тем сильнее, чем меньше научной информации поступает в сознание субъекта. А ведь известно, что нет ничего более легкого, более заразительного, чем умственная лень и умственное безделье.

Общество с рыночной экономикой отличается от социалистического общества ещё и тем, что первое подкупает обывателя пропагандистской возможностью каждого стать миллиардером, а второе прямо и честно информирует всё общество, что при социализме человек не может стать миллиардером вообще. Эта информация страшно огорчает миллионы обывателей, толпящихся на бирже труда, выпрашивающих пособие по безработице, и отталкивает их от социализма. Они до самой, плохо намыленной, в связи с бедностью, веревки, считают, как Сифон и Борода, что им вот-вот повезет. Именно честные обыватели мира сегодня представляют собой эксплуатируемую массу, наиболее пораженную трудоголией, но свято верующих не столько в бога, сколько в свою возможность «выбиться наверх» за счет напряженного честного труда, бережливости и удачи в лотереи.

Усилиями СМИ в сознание обывателей внедряется мысль о том, что дизайнерская серость внешнего образа жизни при социализме, отличие «Линкольна» от «Запорожца» обусловлено порочностью именно социалистических распределительных отношений. Они стараются показать, что якобы, при капитализме вообще нет распределительных отношений, и потому там есть шанс честно разбогатеть. Западная пропаганда усиленно распространяла тезис о том, что, как только «чудовище» разумных распределительных отношений будет окончательно повержено, т.е. как только весь мир откажется от каких бы то ни было социальных мотивов в распределительных отношениях, то восторжествует высший тип естественной справедливости, предполагающий расслоение общества в строгом соответствии с ТЕКУЩИМИ задатками, способностями, талантами и везением личности. Дескать, гораздо интереснее жить в обществе, в котором набор аксессуаров вопиет о превосходстве данной личности над толпой. Никакие другие мотивы не движет современной толпой так сильно, как желание всей толпы выбиться из толпы. «Шико-блеско дай».

Иначе говоря, в противоборстве двух концепций социальной справедливости, обе из которых исходят из текущего уровня развития общественных производительных сил, наибольшее воздействие на умы миллиардов обывателей всех полов и возрастов сегодня оказывает концепция возвышения личности за счет эксплуатации собственных задатков и талантов, за счет побед в конкуренции, хитрости и других подобных «добродетелей». Со времен Мальтуса пропагандируется идея, что яркость, красочность, привлекательная острота внешних сторон жизни капиталистов обусловлена именно отсутствием социально-ориентированных распределительных отношений и господством борьбы за существование, конкуренции, позволяющей победителям осуществить все свои заветные материальные мечты и абсолютно роскошные формы личного бытия. Современных обывателей очень часто отталкивает от идеи социализма именно невозможность удовлетворять при социализме все свои животные похоти.

Есть и другой, немаловажный аспект проблемы. Как известно, уже при социализме в СССР, т.е. при достаточно устойчивой материальной защищенности человека, вопрос о взаимоотношениях полов решался, преимущественно по причине взаимной симпатии и обоюдного согласия людей. При коммунизме, когда разрешение материальных проблем не будет стоить человеку вообще ничего, отношения полов будут строиться исключительно на основе взаимной симпатии, без каких бы то ни было меркантильных соображений. Но для пробуждения симпатии именно к личности, личность должна наличествовать. Ясно, что в условиях абсолютной материальной независимости одного человека от другого исчезнет проституция любого вида, от женской до чиновной. Но именно это не может быть принято современными сторонниками рыночных отношений. Только всепроникающие денежные отношения составляют решающее условие, которое позволяет осуществлять нуворишам сексрабство в неограниченных масштабах и изуверских формах, переходящее в садистскую стадию массовой педофилии, превращающее растущее количество родителей в сексработорговцев собственными детьми. Будучи при деньгах в цивилизованной стране можно совершенно не беспокоиться относительно содержания своей личности. Все недостатки личности, её невзрачность, бессодержательность компенсируются толщиной «портмоне».

Следовательно, концепция «справедливого распределения» текущего материального богатства общества, в том виде, в каком его оставила в наследство левому движению КПСС, еще долго не завоюет сознание обывателей, в том числе и современных пролетариев, в связи с некоторыми объективными обстоятельствами, среди которых наибольшую роль играет, как не парадоксально, субъективный фактор. (Это хорошо понятно тем, кто усвоил диаматическое учение в части единства и тождества противоположностей).

Суть проблемы, приведшей СССР к катастрофе в конце ХХ века состоит в том, что после выхода в свет работы Сталина, «Экономические проблемы социализма в СССР», мировое коммунистическое движение не породило ни одного произведения, о котором читатели говорили бы именно как о теоретическом произведении, содержащем стратегические ориентиры, движение к которым позволило бы народам СССР достроить коммунизм. Сегодня предприниматели всего мира, пока ещё, могут спать спокойно. Современные коммунисты не торопятся обратиться к своей главной силе, к диаматической теории развития партии и всего человечества. Современные коммунисты забросили самое важное открытие марксизма, диаматику, в самый дальний чулан своего сознания и пытаются обещаниями «справедливого распределения» текущих материальных благ завоевать расположение современных пролетариев.

Наивно полагать, что, если, например, в современной Сомали, Эфиопии, Анголе, Конго, Афганистане, Ираке, Иране, Украине, т.е. в странах отнюдь не бедных на природные ресурсы, идеально, до миллиграмма, до квадратного миллиметра уже завтра справедливо распределить между всеми людьми всё, чем располагают эти страны: землю, золото, алмазы, нефть, уран, хлопок, наркотики, рис, танки, автоматы, то, всё равно, ещё много лет население этих стран будет мигрировать в США Европу, и даже в РФ, спасаясь от элементарного голода, поскольку самое справедливое распределение разведанных запасов сырья, плохо мелиорированных земель не повлечет за собой оздоровления социальной среды, улучшение общественных отношений, тем более, сразу и непосредственно. Необходимо соблюсти ещё множество РЕШАЮЩИХ условий, о которых многие современные левые не хотят думать заранее, чтобы совершенствование распределительных отношений сопровождалось пропорциональным ростом социально-политического и научно-технического прогресса в стране.

Многим эмоциональным недоучкам КАЖЕТСЯ, что лозунг справедливого, скрупулезного распределения наличного материального богатства страны, а тем более, т.н. общественных фондов потребления, есть наиболее сильный лозунг, способный привлечь в политическую партию большие массы сторонников справедливого распределения. Они не понимают даже того простого момента, что большинство современных людей всего мира считают справедливым лишь такое положение вещей, при котором хорошо, прежде всего, ему самому, любимому, а не соседу и его детям. Если бы это было не так, то не было бы и мещанской «перестройки» в СССР», всемирной конкуренции всех против всех, кровной мести, массовых заказных убийств, мафиозных «разборок» и мировых войн. Большинство современные люди в подавляющем большинстве своем, независимо от религиозной принадлежности, пока, агрессивно эгоистичны и абсолютно некомпетентны в вопросах смысла жизни и счастья.

При всех своих недостатках, несомненно, что уже в СССР система распределительных отношений, даже в эпоху Брежнева, была самой гуманной в мире, и отнюдь не аскетической, что даже несколько снижало, с рыночной точки зрения, её экономическую эффективность. В частности, темпы роста зарплат несколько превышали темпы роста объемов производства предметов потребления и поэтому всё, что производилось, мгновенно сметалось с прилавков. К началу 80-х годов население СССР уже переело население США по хлебу, картофелю, салу, молоку, сливочному маслу, сахару, куриным яйцам. На сто человек населения в СССР приходилось больше, чем в США, холодильников, телевизоров, стиральных машин, радиоприемников, вводимых и бесплатно распределяемых ежегодно новых квартир, золотых медалей, полученных победителями школьных международных олимпиад, олимпийских игр и чемпионатов мира. На сберкнижках населения к началу «перестройки» скопилось 190 миллиардов рублей при стабильных ценах. За автомобилями, золотом, коврами, хрусталем и т.п. товарами, далеко не первой необходимости, выстраивались очереди, лишь слегка уступавшие современным очередям, состоящих из бездомных (в ночлежки), безработных, проституток на Тверской, обманутых вкладчиков, дольщиков и пайщиков. Ведомые духом подражательства, стадности, люди, претендующие на звание интеллигента, диссидента, барда, начиная с периода «оттепели», гибли уже даже не за метал, а за любую бытовую «шмотку». Их нежная душа страдала, от того, что по потреблению устриц и трюфелей СССР находился на последнем месте среди промышленно развитых стран. Точно так СССР занимал последнее место по количеству домов терпимости, больных СПИДом и туберкулезом. В стране не проводились гей парады, а только военные и парады физкультурников. Угасла организованная преступность. На олимпиаде в Москве не произошло ни одного теракта. Все эти «ужасы» быта не могла вынести ни одна «нежная душа» диссидента.

Т.е., как показала практика, даже брежневская задабривающая система распределения оказалась неспособной автоматически сделать большинство населения сторонниками коммунизма. Оказалось, что откормленные и даже пресытившиеся граждане, это не все необходимое и достаточное для построения коммунизма. Ясно, что коммунизм не будет функционировать на пустой желудок. Но ещё яснее, что коммунизм вообще не будет функционировать на хронически пустую голову или голову забитую современным мистическим хламом, что одно и то же.

Одна из причин непонимания таких простых вещей интеллигенцией СССР состояла в том, что система высшего образования в СССР, а в период горбачевщины и среднего образования, во многом копировали рыночную буржуазную «систему». В СССР абсолютно игнорировали педагогическое наследие Ленина, Макаренко, Крупской, Калинина, Фрунзе. Оппортунисты от педагогики, не дали развиться советской педагогике (особенно ленинскому и макаренковскому направлениям) до необходимой степени, при котором подавляющее большинство населения было бы приобщено к высшим достижения человеческой мысли и коммунистической практике. Высшая школа не смогла избавиться от всего того реакционного и откровенно глупого, начетнического, зубрильно-кабинетного, талмудистского, что содержится в буржуазной педагогике и порождает безнравственность, а, следовательно, глобальные экономические кризисы, мировые войны, экологические катастрофы и терроризм. Ремесленничество, кастовость и корысть, как говорится, расцвели в «высшем образовании» пышным цветом, особенно после андроповских хозрасчетных экспериментов.

Но уже в хрущевскую оттепель было забыто, по меньшей мере, что Ленин, указывая большевикам на своеобразие НЭП, говорил о печальной необходимости применения растлевающего буржуазного принципа распределения по труду, поскольку другой язык, пролетарии и крестьяне, сформировавшиеся при царизме, сразу не поймут. Но Ленин призывал, особенно молодежь, в кратчайшие сроки компенсировать разрушающее действие хозрасчета на души людей, самой решительной культурной революцией. Нужно было, во-первых, поднять народного учителя на высоту, на которой он никогда не находился, а во-вторых поднять образованность молодежи, прежде всего, пробудив в них тягу к самому напряженному и активному самообразованию. Одновременно, Ленин сознавал, что в стране с мощными мелкокрестьянскими пережитками реанимировать российское промышленное и сельскохозяйственное производство можно, но лишь применяя самые привычные, примитивные, т.е. буржуазные методы и формы производственных отношений. Другого подхода вчерашние крестьяне-единоличники сразу не примут, даже переселившись в город.

Параллельно с реанимацией экономики силами мелкой буржуазии, планировалось, в кротчайшие сроки, превзойти внутренний и внешний капитализм в области производства, построением экономики не на интенсивности человеческого труда, а на новой, научной, плановой, коммунистической основе, т.е. на принципиально иной системе производственных отношений, требующих иного уровня культуры населения, создающих новые возможности для усиления культурной революции. Поэтому комплексный, системный план ГОЭЛРО Ленин и называл ещё одной партийной Программой, более предметной и конкретной, от выполнения которой вообще зависела судьба Советской России.

Ленин был уверен, а НЭП, в конечном итоге доказал, что РКП(б), российский рабочий класс в основном и главном понимает своеобразие и трудности переживаемого периода, а поэтому согласится на временное НЕСПРАВЕДЛИВОЕ распределение фонда заработной платы в пользу технической, банковской и художественной интеллигенции, поскольку, во-первых, без её участия невозможно поднять науку, индустрию, здравоохранение, а во-вторых, что именно интеллигенция, в основной своей массе, а богословская в особенности, не желает, даже временно, вникать в бедственное положение рабочих, детей, стариков и инвалидов России.

Образ профессора Преображенского, воспеваемый всей современной российской интеллигенцией, его ожиревшее сердце и совесть, есть лучшее подтверждение верности ленинских теоретических оценок данных рыночной интеллигенции. Дипломированный ремесленник от медицины, умеющий пользоваться ножом за операционным и обеденным столом, считавший возможным высказываться безответственно по любому поводу, казался беллетристу-медику Булгакову, образцом глубокомыслия. Булгаков в Преображенском видел самого себя и упивался своим аристократизмом.

Ленин не раз сокрушался именно по поводу объективной слабости воспроизводственной базы царской России, её низкого инженерного и высокого богословского уровня «развития» и, в связи с этим, сетовал на невозможность быстрого построения коммунизма в России. Троцкисты вообще абсолютизировали эту проблему и объявляли её непреодолимой. Сталин связывал выживание СССР не с филигранностью и справедливостью распределительных отношений в области потребления, а с тем, что обязана успеть сделать большевистская партия в области культуры производства за ближайшие десять лет. Он, как известно, говорил, что необходимо за десять лет преодолеть гигантский разрыв в промышленном развитии меду СССР и капиталистическими странами, или гибель СССР неизбежна. Более того, Сталин организовал выполнение плана ГОЭЛРО менее чем за десять лет и, прежде всего, потому, что понимал сущность распределительных отношений при социализме совершенно не так, как, например, Троцкий, Хрущев, Андропов или Горбачев с Ельциным.

Следовательно, прежде чем сочинять программы распределительных отношений следует научно разобраться в вопросе сущности и исторического места распределительных отношений в условиях богатства и бедности.

К вопросу о дефинициях

Ясно, что некоторая часть читателей знакома с определениями, данными богатству и бедности в энциклопедиях, словарях, Марксом, Лениным и могут привести соответствующую цитату. Но в том-то и трагикомедия, что даже советские академики, клявшиеся на людях в своей марксистской компетентности, ни коим образом не акцентировали свое внимание на этом вопросе и не пытались его детализировать, научно раскрыть его. Практика же КПСС, начиная с Маленкова и Хрущева, вообще двигалась в мелкобуржуазном направлении. Советские остепененные экономисты и философы проигнорировали данный вопрос и потому остановились на уровне мелкобуржуазного понимания этой проблемы, считая, тем не менее, что находятся на самых передовых позициях в понимании этого вопроса. Сталинский задел в области борьбы с мелкобуржуазными представления по вопросам понимания проблемы богатства, был проеден и промотан за последующие тридцать лет и социализм в СССР, который, как оказалось, не перерастает в коммунизм автоматически, приказал закономерно долго жить.

Поэтому можно утверждать, что, практически, все взрослое население современного мира не знает, что такое богатство в сущностном, марксистском смысле этого слова, но знает, что значит богатство в мелкобуржуазном рыночном смысле слова. Между тем, обывательское понимание, как ни странно на первый взгляд, не отличается от олигархического и, как только история предоставляет возможность мелкому собственнику вырасти в олигарха, тот незамедлительно делает это, как, например, Абрамович, Сорос, Билл Гейтс, Якокка не подозревая о последствиях, как это случилось, например, с Ходорковским, Мэдофом, Березовским, Гусинским... Т.е. каждый солдат носит в ранце маршальский жезл. Каждый обыватель носит в кармане доллар, очень похожий на те, которые не может точно сосчитать ни один олигарх в своем «кармане».

Большинству современных людей кажется, что если они умеют читать детективы, разбираются в моде и кнопках телевизора, то они легко отличат богатство от бедности. Поэтому большую часть своей жизни они проводят в паническом бегстве от бедности и в напряженной погоне за богатством, не задумываясь на старте, а в ту ли сторону они вообще «пробегут» свою одну единственную жизнь. Уже сегодня очевидно, что, например, Квантришвили и Кивилиди, Япончик и Двали, Юшенков и Литвиненко, Старовойтова и Политковская, Маневич и Ходорковский, Карасев и Мавроди переоценили адекватность своих представлений о сущности богатства, хотя рывок на старте прихватизации они сделали впечатляющий. Уж не будем говорить о менее известных бизнесменах, ставших фактическими самоубийцами в ходе текущего кризиса. Все они были уверены в безукоризненной точности своих представлений о богатстве.

Между тем, даже Сорос, в своей книге «Кризис мирового капитализма» высказался в том смысле, что однажды наступил день, когда он стал, наконец, получать прибыль в таких размерах, что не знал, что с ней делать. Сорос, оказывается, не понял, что уподобился царю Мидасу, хотя пишет, что обнаружение ошибок в его собственных рассуждениях с давних пор приносило ему большое удовольствие. Однако и он в вопросе о целесообразности размеров своего «богатства» он до сих пор не заметил никакой ошибки.

В монографиях, словарях, энциклопедиях можно встретить различные определения бедности, богатства и их уровням. Современная рыночная свобода предполагает читателями свободный выбор формулировки. Однако, в данной работе, автор будет исходить из того, что, на уровне научного проникновения в истину самого первого, созерцательного порядка, бедностью следует называть такое количество и качество материального и интеллектуального потребления индивида и социальных групп, которое ИСКЛЮЧАЕТ его развитие и гармонизацию, независимо от того, сознают они это или не сознают. Богатством, следует считать такое количество и качество потребления материальных и интеллектуальных благ, при котором личность развивается, а социум гармонизируется, СОЗНАВАЯ это. Причем критерием степени понимания сущности богатства является не количественные показатели, хотя они неизбежно присутствуют, а качественные, т.е. развитие в виде прогресса.

Попутно следует заметить, что именно примат качественного подхода над количественным и отличает научный, диаматический метод исследования реальности от ненаучных методов. Ибо прежде чем ответить на вопрос сколько, необходимо задать вопрос: «Сколько чего?».

Иными словами, КРИТЕРИЕМ бедности и богатства является не просто тот или иной объем материального и духовного потребления любого содержания, а только такое их качество и количество, которое обеспечивает развитие, прогресс личности и социума.

Т.е., если личность индивида пребывает в неизменном состоянии, то это означает, что данный способ потребления не несёт в себе ничего собственно человеческого и ничем не отличается от животного. Нельзя признать потребление человеческим, если его последствия не отличаются принципиально от последствий потребления свиньи или обезьяны. Но трагикомедия в том и состоит, что именно буржуазные нормы и способы распределения предполагают удержание подавляющих масс населения в пределах простого воспроизводства личности. А поскольку личность не развивается духовно, постольку в ней развиваются, прежде всего, а то и исключительно, склонность к получению нарастающего удовольствий от жизни через еду, алкоголь, аморализм. В результате возникает целая индустрия борьбы с ожирением, диабетом, с наркотической зависимостью самой разной химической природы, со СПИДом, с различными фобиями.

Для более точного понимания значения категории потребление, необходимо не только фиксировать сам формальный акт соединения человека со средствами существования, а уяснить сущность происходящего. Если, например, человек погиб от голода, то не имеет решающего значения, он погиб от отсутствия пищи, или потому, что у него была последняя стадия рака желудка. Отсюда следует, что объективным условием существования человека является потребление. Гибель человека является убедительным доказательством отсутствия факта потребления, независимо от того вызвано это факторами внешнего или внутреннего порядка. Просто в первом случае никакого значения не имел здоровый желудок, а во втором случае, никакого значения не имело обилие черной икры на обеденном столе.

Поэтому, отвечая на вопрос о сущности потребления, можно сказать, что в рамках двух противоположностей, жизни и смерти, потребление есть форма борьбы жизни со смертью. Как только белковое тело прекращает по тем или иным причинам потреблять факторы необходимые для жизни, наступает смерть белкового организма. Отсюда ясно, что наступательное движение жизни на позиции смерти невозможно без наступательных форм потребления. Однако этот вывод не имеет ничего общего с однобоким свинским аппетитом.

Можно ли считать, что в Освенциме узники потребляли пищу, если её количество и качество совершенно не соответствовала норме питания, предполагающей развитие личности. Распределение пищи, обеспечивающее лишь поддержание жизни раба, в том числе и наемного, есть технология, изобретенная рабовладельцами в глубокой древности, обеспечивающая медленную умственную и физическую деградацию раба, в том числе и наемного. Эта технология с большим пониманием была перенята буржуазией в виде заработной платы и цинично возведена в ранг формы справедливости, хотя, на самом деле, является удобной, достаточно замаскированной формой КАЗНИ, прежде всего, личности человека в цивилизованных странах.

Могут сказать, что и в Сталинских лагерях норма потребления была тоже очень низкая. Но мы не можем отрицать того факта, что у Сталина, много раз побывавшем в царских тюрьмах и ссылках, не могло быть иного опыта в этом вопросе и взглядов, кроме привитых ему многолетним религиозным образованием, царскими тюремными традициями и, вообще, мировым опытом цивилизованных стран, применявшим рабовладельческое римское право по отношению к узникам. Представьте состояние общественного мнения, в том числе и представление Сталина о праве, демократии, если даже в современных ему США осуществляли ещё суд Линча, действовал Ку-клукс-клан, применяли электрический стул, содержали многочисленные резервации для индейцев, выживших во времена «освоения дикого Запада», если все цивилизованные страны осуществляли колониальную политику и организовали англо-бурскую, испано-американскую, русско-японскую, первую мировую войну за передел колоний между собой, обошедшуюся народам в 10 миллионов убитых, если в Италии с 1922 года у власти уже оказались фашисты, в Германии с 1933 годы - фашисты, в Испании и Португалии - фашисты, в СССР, как стало ясно позже, особенно в Прибалтике и на Украине, жили готовые эсесовцы, а в РСФСР маскировались тысячи будущих власовцев. Можно ли на этом фоне бороться с фашизмом не прибегая к насилию в чрезвычайных и превентивных формах?

Разумеется, все сторонники фашизма будут против того, чтобы с ними боролись превентивно, а тем более за фашистские, всего-навсего, высказывания. Просто Сталин, отчетливее, чем многие политические лидеры польской, цыганской и еврейской национальности видел последствия победы фашизма. Поэтому, обвинять Сталина в том, что он заранее расстрелял потенциальных сторонников фашизма, нелогично, тем более на фоне непрекращающихся обвинений в адрес Сталина за то, что он НЕ нанес превентивных ударов по армии Гитлера, и не начал массовый расстрел немецко-фашистских солдат и офицеров, например, 21 июня 1941 года. Не трудно представить, какие траурные процессии закатывали бы сегодня в Бресте современные демократы по незаконно расстрелянным миллионам безвинных немецких фашистов в лесах Польши 21 июня 1941 г. Слава богу, что демократы не привлекают к ответственности тень Сталина за расстрел немецких фашистов из «Катюш» под Оршей. Но это за ними «не заржавеет». Такова дурацкая рыночная демократическая «логика».

Таким образом, довольно примитивно считать богатством только объем материальных благ, находящихся в чьем либо распоряжении. С научной точки зрения, богатством в первом приближении может считаться сам процесс взаимодействия человека с условиями прогресса, доступность факторов прогресса в необходимой количественной и качественной определенности.

Отсюда со всей очевидностью следует, что огромное количество образцов современных материальных благ не может быть отнесено к понятию богатство, поскольку не имеет никакого, тем более, прямого и конструктивного отношения к прогрессу личности и социума. Например, любое количество и качество потребляемых наркотиков, алкоголя, табачных изделий, порнографической литературы, деривативов, оружия, в том числе ядерного, боевых отравляющих веществ, ювелирных изделий… Всё это никак не способствует развитию личности и, поэтому, любое количество этих «благ», не могут объективно составлять богатство, хотя их оборот основательно повышает ВВП. Все перечисленные предметы могут считаться богатством лишь меру личной испорченности и невежества индивида.

Вся прошедшая история осуществлена обществом, в котором господствовало не научно-теоретическое, а обыденное и мистическое сознание. Соответственно этому, представления подавляющего большинства людей о вопросах общественного бытия, в том числе и по вопросу о богатстве, были или ненаучными, или лженаучными.

Одной из предпосылок для появления обыденного представления по вопросам богатства является инстинкт самосохранения, присущий всем живым организмам. Чем ниже уровень образованности человека, тем сильнее в нем говорят рефлексы и инстинкты, фобии и стадность. Как известно наиболее отъявленные советские диссиденты, вместо того, чтобы в сложный период развития страны, как говорят в России, взяться за голову, с трогательным видом распевали гимн стадности: «возьмёмся за руки, друзья,… чтоб не пропасть поодиночке».

(Продолжение следует)

Март-апрель 2010
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№2(27) 2010
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента