Александр Лбов

Организация современных... троцкистов.

Проблемы создания современной марксистской организации, принципы ее формирования, основные задачи на начальном этапе, выработка стратегии и тактики - всё это, безусловно, наиболее актуальные вопросы сегодняшнего комдвижения. Их нерешенность оставляет место кустарщине, истеричным попыткам объединительства всех и вся, протаскиванию идеологических отступлений под маской единства, метаниям от парламентского кретинизма к бланкизму и обратно, а, главное, за организационной суетой и спорными лозунгами, почти не оставляет времени и сил на марксистское осмысление ситуации.

Очередной образец негодной попытки решения вопроса об организации марксистов демонстрирует сейчас группа за создание «Организации марксистов» на Украине. На эти процессы редакция и авторы «Прорыва» уже обращали внимание. Коммунист из Львова, наш постоянный автор В.Т. Новак в своих статьях, рассматривая другие вопросы комдвижения, неоднократно поднимал вопрос о ненаучном подходе к методу объединения марксистов, выраженном в статьях на сайте Коммунист.ру (смотрите статьи Шапинова на Ком.ру «Нет больше сталинизма и троцкизма, есть революционный марксизм и реформизм» и «Еще раз о том, что нет больше троцкизма и сталинизма» , статьи Новака «Революционность или капризность» и «О характере и содержании борьбы коммунистов» в «Прорыве»). В «Живом Журнале» мы также поднимали этот вопрос

Сегодня мы предлагаем читателям развернутую критику концепции объединения марксистов Украины, высказанную в статьях Шапинова и Пихоровича. Судя по тому, что они собрались географически в многострадальном городе Киеве, комдвижение Украины ожидает масса идеологических сюрпризов. Как будто бы киевлянам недостаточно было оккупации деникинцами, петлюровцами, белополяками, гитлеровцами, украинскими националистами в новейшей истории - так еще и Шапинов переехал в Киев из Москвы.

Они уже более полугода полемизируют между собой на публике, как цирковые Бим и Бом, но при этом остаются идейно на одной, в сущности, позиции.

Ну, например, на примере последней статьи Пихоровича видно, до какого абсурда они дописались.

Пихорович абсолютно согласен с идеей Шапинова, что троцкизм и сталинизм не имеют существенных идеологических разногласий:

«Несомненная заслуга Виктора Шапинова в том, что он в своей статье «Нет больше сталинизма и троцкизма…» подметил тот факт, что сегодня эти различия стали совершенно несущественными, что настаивать на них глупо.»

Но при этом он не соображает, что это общее, что у них есть, гораздо существеннее того, что он может найти из различий. А различие они друг у друга находят в том, что Шапинов считает, что это одинаково марксистские течения, а Пихорович - что они одинаково немарксистские.

Доказательная база у обоих умиляет - Шапинов пишет: «Практика показывает, что действительно марксистское мышление может вырасти и из троцкистской, и из сталинистской традиции, а также и помимо этих традиций.» Пихорович замечает это бревно в шапиновском глазу: «Очень жаль, что Шапинов не указал, как именно «практика показала», что «что действительно марксистское мышление может вырасти и из троцкистской, и из сталинистской традиции». Я лично считаю, что практика ничего подобного не показывала.» Но сам примерно в той же степени доказателен.

«Что означает троцкизм или сталинизм? В первую очередь отказ от изучения марксизма и попытка заменить марксизм как всеобъемлющее философское, экономическое, политическое учение, как вобравший в себя лучшие достижения человеческой культуры метод мышления суррогатом из несложного набора положений совершенно нематериалистического происхождения, но более или менее ловко (у троцкистов более, у сталинистов - менее) упакованного в обертку марксистской или околомарксистской фразеологии.»

Ответ на вопрос, какие именно факты побудили сделать Пихоровича столь смелые заявления, можно в статье не трудиться искать - их там просто нет. Но такое пренебрежение к доказательной базе, похоже, только окрыляет Пихоровича на штампование заявлений, одно смелее другого:

«Ни сталинисты, ни троцкисты не читали и не собираются систематически изучать работы классиков марксизма. Притом, не только потому, что ленятся, но и принципиально. Они считают идеи Маркса, Энгельса, Ленина правильными, но устаревшими…»

«А о том, что ни Ленина, ни Маркса не изучают и не собираются изучать сталинисты, говорить не приходится. Нередко они предпочитают этому скучному для них занятию службы в православных храмах...»

И даже позволяет себе заметить, что «ни Троцкий, ни Сталин сами никогда не претендовали на создание собственного учения. Ни о каком марксизме-ленинизме никто не заикался до смерти Ленина…»- во как!

Похоже, незнакомством с работами Сталина (как и Троцкого) и принципиальным отказом от их изучения грешит сам Пихорович, ибо, честно говоря, и тот, и другой, не только «заикались» о марксизме, но прямо декларировали себя как марксистов. Быть незнакомым с работами «Анархизм или социализм?» или «Марксизм и национальный вопрос», похоже, можно, только будучи разве что пихоровичем. И пусть он назовет поименно тех сталинистов, например, членов РКРП, которые изучению марксизма предпочитают посещение храмов - мы их быстренько поисключаем, и далее декларировать свою приверженность чему угодно - будь то сталинизм или учение бессмертных Пихоровича-Шапинова они смогут примерно с одинаковым основанием. Совершенно очевидно, что под «сталинистами» Пихорович имеет в виду вовсе не приверженцев марксистских групп, а наоборот, националистов, которые пытаются прикрыться популярным в протестной среде именем Сталина. То есть, если Шапинов еще говорит об идейных течениях, декларирующих свою приверженность к марксизму, то у Пихоровича в огороде уже бузина, а в Киеве, как водится - дядька, не сочтите за каламбур. Хотелось бы лично, конечно, спросить, на каком основании Пихорович зачислил конкретно меня и товарищей из РКРП в «самые банальные русские патриоты», а также многих и многих других товарищей из-за рубежа. Неужели он действительно думает, что сталинисты-американцы или японцы придерживаются сталинистских воззрений исключительно из русского патриотизма? Но спрашивать такое бесполезно - Пихорович токует, и как тетерев, не замечает, что там на самом деле происходит в объективной реальности, потому его остается либо подстрелить, пользуясь случаем, либо изумленно наблюдать такое чудо природы. То, что сталинизм представляет собой «попытку заменить марксизм как всеобъемлющее философское, экономическое, политическое учение, как вобравший в себя лучшие достижения человеческой культуры метод мышления суррогатом из несложного набора положений совершенно нематериалистического происхождения» троцкисты пытаются уже на протяжении порядка 80 лет доказать, но успехов в этом деле не видно - пока что сталинизм как таковой жив и помирать не только не собирается, но и на территории бывшего СССР может себе позволить не замечать мышиную возню десятка троцкистов из двадцати разных «интернационалов». Украинский наш идеолог-марксист, как известно, «одним махом семерых побивахом», но тут размах на рубль, а удар на копейку - то, что очевидно лично Пихоровичу с Шапиновым, совершенно неочевидно всем остальным, в результате получается взаимное удивление - Шапинов с Пихоровичем, сцепившись в дружеский клубок, в перерывах между любовными покусываниями удивляются, почему же сталинисты и троцкисты не отказываются от своих взглядов и не бегут записываться в Организацию марксистов, а сталинисты (за троцкистов говорить не буду) безмерно удивляются, с какого перепуга они должны отказываться от своих идей - доказательств того, что их идеи ложны, от Шапинова с Пихоровичем пока что не получили ни сталинисты, ни троцкисты. Конечно, может, я что-то не понимаю, и такой научный подход - это верх гениальности, но телега впереди лошади не побежит - для отказа от своих воззрений мне недостаточно одной фразы Пихоровича. Такой подход может иметь две причины - либо это просто незнание методологии доказательств (что вряд ли - обоих учили в ВУЗе, и Пихоровича даже в неплохом), либо «ловкость рук -никакого мошенничества». Пихорович, видимо, думает, что труд доказательства обратного надо возложить на сталинистов с троцкистами, а у киевских клоунов есть дела поважнее - этот псевдомарксистский цирк, судя по всему, только набирает организационные обороты посредством «Организации марксистов».

Причем суть обсуждаемого вопроса не стоит выеденного яйца, если хоть немного вдаваться в суть дискуссий сталинистов и троцкистов на протяжении всего исторического периода их существования. Появление на исторической сцене троцкизма связано в первую очередь с борьбой против марксизма как такового, о чем столь много писал Ленин (которого, к счастью, Пихорович в попытках заменить марксизм суррогатом еще не уличил), сталинизм же появился в качестве марксистской реакции на троцкизм в условиях первого социалистического государства.

Именно потому о сталинизме или ленинизме никто не говорил до смерти Ленина, что смерть Ленина не только обострила вопросы, но и по времени совпала с актуализацией основных вопросов социалистического строительства. Совершенно неслучайно наиболее яростные дискуссии с Троцким и троцкистами у Сталина возникли не до революции (когда Троцкий был политиком примерно того же уровня, как и какой-нибудь Верник), а после нее. И возникли они не относительно абстрактных тем, а совершенно конкретных тем строительства социализма, и суть их сводится в общем и целом к очень общему теоретическому вопросу: «Что есть коммунизм и как его строить?» Троцкий и группировавшиеся с ним лица проявляли именно по этому вопросу взгляды, отличные от мнения группы, которую возглавлял Сталин - когда Сталин с Лениным считали, что надо сделать уступку объективно мелкобуржуазной стихии в условиях послевоенной разрухи, Троцкий настаивал на казарменщине, когда Сталин считал необходимым провести коллективизацию, троцкисты уже сблокировались с бухаринцами и выступали против. Споры троцкистов со сталинистами не есть нечто надуманное, вызванное личной борьбой «товарища А с товарищем Б», как это пытаются представить наши Бим и Бом, а это споры, поставленные практикой социалистического строительства, и они имеют совершенно объективное основание. Если вкратце охарактеризовать идеологию троцкизма, то это есть попросту отрицание идеи о том, что практика строительства социализма в СССР позитивна. Сталинизм же, наоборот, считает ту практику, которая проводилась Сталиным, позитивной (и даже если кто-то восхищается лично Сталиным, то в гораздо большей мере это есть восхищение именно практикой, а не личностью). Разумеется, что за любой практикой (и троцкистской тоже) стоит какая-то теория, и если эта теория неверна, то она не может быть иначе «снята», кроме как научным решением вопросов, которые она поставила.

Если вдруг на кого-то нашло озарение, и он убедился в принципиальной неверности как сталинизма, так и троцкизма, то флаг ему в руки - пусть расскажет, как надо строить социализм, расскажет о роли профсоюзов, и о коллективизации, и о социализме в отдельно взятой стране и о целой уйме других вопросов, которые поставила борьба сталинизма с троцкизмом, докажет, в чем конкретно, и кто был неправ, но этого ничего ни Шапинов, ни Пихорович не сделали, а предлагают читателю поверить им на слово, что у них есть некая гениальная теория построения коммунизма, по сравнению с которой все сталинисты и троцкисты - сущие ягнята.

Но клоунада-то в том и состоит: все, что Пихорович может относительно этой теории предложить - это стандартное «пилите, Шура, пилите»:

«Отказаться от безответственной и поверхностной интеллигентщины, которая сегодня паразитирует на коммунистическом движении под маркой сталинизма и троцкизма, и немедленно взяться хоть и за многотрудную, но единственно практичную работу освоения марксистского метода через изучение работ классиков марксизма и через применение этого метода для теоретической обработки богатейшего опыта коммунистического движения ХХ века, особой и самой интересной страницей которого, несомненно, является советская история - вот единственно правильный путь, идя по которому сегодняшнее рабочее движение имеет шанс снова превратиться в серьезную политическую силу.»

То есть, рабочим опять предлагают отказаться от того, что есть, поверив лично Пихоровичу, с той перспективой, что может быть, потом, когда-то, если сильно постараются, найдут что-нибудь взамен. Так и напрашивается мысль о конечной цели, которая для некоторых идеологов - сущее ничто, судя по тому, что ни готовы веками мариновать коммунистов в постоянных поисках той идеи, которую сами не в силах внятно сформулировать. Нельзя же серьезно считать панегирики «марксизму вообще» в рамках «Маркс, Энгельс, Ленин и не далее» ответом на вопрос, мучающий и сталинистов, и троцкистов (надеюсь, что искренних троцкистов он все-таки мучает) - ЧТО ТАКОЕ КОММУНИЗМ И КАК ЕГО СТРОИТЬ?

Меня не сильно удивило то, что пишут и писали Пихорович и Шапинов - оба этих идеолога совершенно четко проявили такие свои качества, как амбициозность и стремление к самовыпячиванию любыми средствами. Потому для обоих высказывать скандальные идеи без соответствующего обоснования - вещь вполне нормальная, ну не успевает профессиональный скандалист нормально обосновывать свои идеи. Для поддержания себя на верхушке хит-парадов нашему цирку двух актеров нужно постоянно выступать, и в погоне за количеством нужного качества не только не получается, но не может получиться в принципе. А если учесть малое знакомство авторов с философией - то и подавно. Шапинов впадает в философскую эклектику, полагая, что если можно организационно свалить в кучу разные идейные течения в «организациях марксистов» (чем Шапинов основную часть своей политической карьеры и занимался), то значит, и идеи смешиваются в той же пропорции, Пихорович же полагает, что диалектическое снятие можно осуществить одним заявлением о таком снятии, причем почему-то считает, что развитие марксизма со смертью Ленина остановилось вообще, что говорит о полном незнакомстве с диалектикой. Либо марксизм развивается, и тогда никаких остановок тут быть не может, либо он уже развился до своего отрицания, Пихорович же и развития марксизма после Ленина не признает, и диалектически «снимать» марксизм новой, более научной теорией не собирается. Зенон со своим парадоксом о стреле отдыхает - Пихорович четко определил движения как явление дискретное на примере развития марксизма.

Причем, судя по всему, «битва гигантов» Шапинова с Пихоровичем имеет солидную подпитку в организационных баталиях относительно некоей киевской «Организации марксистов». Будучи не в курсе деталей политической обстановки на Украине и расклада в левом движении Киева в частности, я не берусь судить, какие такие причины, кроме беспринципности, побудили основателей этой организации объединить троцкистов и сталинистов в одной организации, но налицо идеологическое обеспечение такого объединения в лице Шапинова с Пихоровичем, на что указывает отдельное обговаривание условий такого объединения в конце статьи. И в силу этого появляется какое-то чувство, что все это уже было. В 1912 году Троцкий организовал «Августовский блок» и пытался доказать, что между большевиками и меньшевиками разницы существенной нет. Точно также и тут позиция Шапинова с Пихоровичем - попытка занять «центристскую» позицию в основном вопросе современного марксизма, который состоит в осмыслении опыта 20 века. Спор между этими деятелями ведется только относительно того, что будет более эффективным для такого «объединения» - либо признание обеих течений марксистскими, либо отрицание принадлежности обеих этих течений к марксизму. Но, по сути, это тот же троцкизм, характерной чертой которого явилась полнейшая беспринципность

Январь 2007
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента